artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О борьбе с коррупцией

Иногда меня упрекают в том, что я «выступаю апологетом коррупции как явления». Оправдываю её тем, что иные законы предпочтительнее саботировать за взятки, нежели исполнять. А для этого должна существовать культура мздоимства.

Но на самом деле мне просто довольно чужда вся эта тема рьяной и неистовой борьбы с коррупцией в государственных органах. Я, конечно, имею корочку полковника ФСБ — но я никогда не запятнал своё имя работой на государство и служением народу. Я привык к корпоративной этике, к отношениям, существующим между взрослыми уважающими себя людьми. А то, как ставится вопрос борьбы с коррупцией в публичной политике — для меня просто дикость.

Обычно он ставится так.

«Я, народ, нанимаю тебя, чиновник, чтобы ты на меня работал, и я буду пристально следить за тобой, чтобы ты, не дай бог, не своровал чего, не злоупотребил полномочиями, не вздумал отъедаться за казённый счёт. Я за тобой наблюдаю. И если ты попадёшься, если будешь уличён в воровстве — то горе тебе, и самые страшные кары».

Ну, во всяком случае, такова бывает риторика именно рьяных борцунов с коррупцией. И «пролы», такие, аплодирует: «Да, да, вот именно так, пожёстче их, чтобы страх не теряли, суки».

А теперь — как это выглядит на самом деле, с точки зрения человека, которого «народ» собирается пригласить делать какую-то работу.

«Ты будешь за мной следить, чтобы я не воровал, дорогой мой работодатель? То есть, ты изначально допускаешь, что я нечестный парень — но всё равно хочешь дать мне какую-то ответственную должность. Ну что сказать? Ты — дебил. Более того, дебил в квадрате, когда сам мне это говоришь. Что, типа, крысу во мне увидел. И, а пропо, ты как-нибудь обосновать свой базар можешь? Не можешь. Значит — придётся за него ответить».

«Вот ей-богу, в мыслях не имел чего-то у тебя отнимать, ибо на жизнь-то мне и так хватает, но теперь, после того, что ты мне наговорил, это дело принципа — кинуть тебя через хуй и опустить на бабки. Что называется, pereat mundus et fiat justitia. Или по-нашему: лохов учить надо. Обнаглевших дурновоспитанных лохов, позволяющих себе говорить такое достойным Людям! И у меня могли бы быть перед тобой какие-то обязательства, если б ты как человек ко мне подошёл, предлагая сделку. Но ты ко мне обратился, как фуфломёт и чёрт. А с чертями — нет сделок, и перед фуфломётами — нет обязательств».

Во всяком случае, если б мне какой-то работодатель сказал: «Я буду следить за тобой, чтобы ты не воровал» - то, может, я бы и не съездил ему сразу же по физиономии, но принял бы это как «челлендж», как приглашение к игре, где его задача следить, а моя — воровать.

Впрочем, я никогда не имел дела с работодателями настолько тупыми и бестактными, чтобы говорить такое. Мои работодатели всегда проявляли очень большую деликатность, чтобы не оскорбить сотрудника недоверием.

Но народная масса, из каких бы умных, по отдельности, людей она ни состояла, совокупно — амёба. Очень тупая и хамская амёба.

К тому же ещё и завистливая. Озабоченная вовсе не пользой дела, а тем, чтобы кто-то не «нагрел себе руки».

Знаете, сколько я слышал баек про «правильных и честных», скажем, ментов? Которые живут на одну зарплату, никаких левых доходов не имеют, ездят на жигулях, ютятся в однушке в хрущёвке?

И знаете, что самое пугающее бывало в этих байках? То, что в некоторых случаях они оказываются правдой. Действительно, чел дожил до изрядных званий и должностей, работает с серьёзными делами, где на кону стоят многие миллионы и даже миллиарды, и — настолько закоренелый бессребренник. Никогда, ни от кого, ни за что не принимал.

А это значит что?

Это значит, что если реально подопрёт (скажем, понадобится срочная дорогостоящая операция ребёнку) — он сорвётся с резьбы и возьмёт у кого угодно за что угодно. Пустится во все тяжкие и может нанести такой ущерб, что потом сто лет не расхлебают.

Поэтому мне гораздо комфортней, когда в органах работают ребята, которые всё же умеют немножко так греть лапки. Ну, не слишком откровенно, не слишком навязчиво — но умеют брать и знают, от кого и за что можно, а от кого и за что — нельзя категорически. А в критической ситуации, когда им срочно понадобятся деньги — они не будут так отчаянно стеснены в средствах, чтобы продаваться оптом с потрохами, как это запросто может случиться с нищим принципиальным аскетом.

Вообще, это крайне кретиническая идея, будто бы люди (частники или чиновники), от которых зависят решения ценою в миллиарды, могут и должны испытывать какие-то материальные трудности.

Нет. Вознаграждение за услуги — зависит не только от квалификации, компетентности, трудозатрат, но и просто — от цены вопросов, связанных с этими услугами. И не только с тем, сколько пользы приносит этот человек, но и с тем, сколько вреда он может причинить.

Когда возможный вред исчисляется суммами с шестью и более нулями — человек должен быть очень довольным, жизнерадостным и приятно румяным. И ни при каких житейских обстоятельствах он не должен задумываться, хватит ли его карточки для оплаты счёта. Он должен знать, что хватит.

И вот когда я рассказываю, что в нашей Корпорации уборщица получает тысяч семь-восемь долларов в месяц — некоторые люди отказываются верить. Типа, с какого ж хрена так дико переплачивать?

Да вот с такого, что ущерб от установленного в кабинете микрофона — может быть на десятки, а то и сотни миллионов долларов. И поэтому мы делаем всё возможное, чтобы эта тётушка имела как можно меньше стимулов к тому, чтобы работать на «третьих лиц», и чтобы очень серьёзно воспринимала инструкции о том, что делать в случае захода на вербовку.

И всем сотрудникам, включая технический персонал, обязательно устраиваются... не сказать «проверки», но — демонстрации того, как это может быть. Когда к ним подваливают солидные дяденьки, показывают корочки ФСБ или угрозыска, убалтывают посотрудничать с органами против нас, «мафии». Хорошо так убалтывают, профессионально.

Но если человек и ведётся, а не маякует сразу же куратору, как то предписано — его не карают и даже не увольняют. Оставляют работать дальше, просто разъясняют: «Ну вот видите, как оно всё непросто бывает. Но вам и платят довольно приличные деньги за то, что живёте и работаете в таком непростом мире. И мы верим в вашу возможность учиться, развиваться и делать правильные выводы».

С этой поры любой новый заход на вербовку — человек воспримет как игры нашей контрразведки. Даже если ему лично Путин явится и предложит «дефекторство» в обмен на самый сладкий кусок ЮБК.

И вот так устроено в мире взрослых. Никто никому ничем не грозит, типа, а если ты, сука такая, вздумаешь предать — то да постигнет тебя суровая кара. Это оскорбительно, делать такие допущения. Ну и тем более это оскорбительно — со стороны такого «работодателя», который держит своих сотрудников на голодном пайке.

Это и оскорбительно, и неумно — изображать видимость, будто бы башковитые и энергичные люди, имеющие притом какие-то полномочия в вопросах на многие миллионы, могут и должны жить на зарплату библиотекарши в Усть-Засрайске.

Нет, никакой вражды к библиотекаршам Усть-Засрайска — но просто здесь очень разные цены вопросов и ценники за возможный ущерб.

И когда я слышу о борьбе с коррупцией, типа, давайте, будем строго спрашивать с чиновников, на какие-такие доходы они строят свои замки и покупают свои яхты, - для меня это дикость.

Ну серьёзно, это вопрос «тебе шашечки — или ехать?»

Тебе что вообще нужно? Чтобы этот чиновный парень дело делал — или чтобы он страдал, как Иов?

Но если он будет делать дело, и если его будут за это благодарить какие-то компании, которым он помог получить заказ — то что в этом плохого?

Плохое — это когда в ущерб делу он отдал некий кусок своим друзьям за мзду. Но это нужно доказывать, что ущерб делу вовсе имел место. А так-то, может, и к лучшему, что своих друзей припряг, а не аферистов каких-то, которые получат аванс да сольются в туман.

Уж точно — нельзя априори заявлять людям, что ты их подозреваешь в воровстве, плутовстве, лукавстве. С такими обвинениями (и даже подозрениями) — очень осторожным нужно быть. И с «я за тобой наблюдаю» - тоже нужно поосторожнее быть.

Я, извините, сыну своему, когда ему шесть годочков было, не говорил, что отслеживаю его местонахождение через мобилу и ещё десяток закладок в велике, кроссовках, одёжке. И когда он, на голубом глазу (моя школа) врал, что был всю дорогу в гостях у приятеля — я не уличал его в том, что на самом деле они рассекали по «запретным» (слишком далёким от посёлка) лесам.

Ибо, с одной стороны, он бы просто начал избавляться от маячков. С другой же — это просто оскорбительно и даже «психотравмирующе», показывать ребёнку, что он не может соврать, что его выведут на чистую воду, что вся его жизнь совершенно прозрачна и подконтрольна.

Тем более нельзя так унижать и психотравмировать всяких чиновных довольно зрелых дяденек, крича «Мы за вами наблюдаем, мы вам не верим, мы считаем, что вы все суки, но мы настолько тупые, что не сподобились найти на эти должности никого лучше вас, но мы за вами наблюдаем».

И меня спрашивают, почему я не иду в публичную политику. Да вот поэтому. Я привык к другим стандартам этики и здравого смысла. Я привык с нормальными людьми общаться, а не с «простыми».

Tags: коррупция, политика
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Кратко - о политической конъюнктуре

    Как всегда бывает накануне интересных событий, окружающая действительность даёт такое ощущение, что «все охуели». То есть, я сам —…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments