artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О количественных детерминантах в инглише

Название звучит немножко наукообразно, но количественные детерминаторы — это словечки вроде «много», «мало», «чуть-чуть» и т. п.

В английском, сказать правду, они бывают, что называются, tricky. Даже для меня. Особенно — в вопросах.

Бывало такое, что обращаются люди из некой американской правозащитной организации (там они иногда называются «конституционными милициями»), хотят кое-что купить, и вот уточняешь: «How much...” - и тут понимаешь, что речь-то идёт про исчислимые конкретные предметы, поэтому должно быть «How many...”. Но уже ляпнул, и вот чтобы не упасть в глазах покупателей - «докручиваешь»: “How much of my thunder would be enough to make you feel sufficiently Zeus-ish?”

Немножко пафосно и цветисто, конечно, когда речь идёт всего лишь о продаже бравым реднекам сотни-другой калашей (на случай дискуссии с Оказией-Кортес) — но их предупреждали, что у меня своеобразное чувство юмора и стиля.

Ну и если со мной такое иногда происходит — то для неофитов зачастую бывает кошмаром соблюдение всех этих правил с английскими деноминаторами. Особенно, когда там ещё значение имеют и артикли, которые для славян кошмар сами по себе.

Поскольку же наши учебные методы строятся на том, чтобы как можно меньше пугать «студента» трудностью правил, чтобы, напротив, внушать ему кураж и уверенность в своей способности изъясняться на языке — мы наработали деликатный подход к этой теме.

Для начала, как и во всех иных случаях, студенту говорят: «Вот представь, что общаешься ты с иностранцем, изучающим русским, и он тебе изрекает: «Да не надо спешить, у нас трамвай(!) времени».

И вот — какая твоя реакция? Ну, в крайнем случае - наверное, мягко поправить, что в современном разговорном русском принято говорить «вагон(!) времени». Последние лет сорок. Хотя — смысл его реплики был вполне понятен и так.

А теперь представь, что твой собеседник — известен тебе очень поверхностно, ты не знаешь, кто он. Говорит по-русски очень бегло и вроде бы уверенно, но с хер его знает каким акцентом. То ли иностранным, то ли диалектным.

И вот от него ты слышишь это «трамвай времени».

Бросаешься поправлять, а он на тебя смотрит, как профессор Кох на палочку Коха, и говорит: «Наше благодарствие, барин! А трамвай — он чо, не из вагонов совокупляется? Так у нас, блин, не сольный вагон времени. У нас сопрягнутый трамвай времени. У нас целостный метропоезд времени».

И после этого — ты не знаешь, то ли от плохого владения русским эти его «благодарствие», «сопрягнутый», а также «сольный», «целостный» и «совокупляется», употреблённые не по делу — то ли это он так выёбывается и стебётся, будучи самобытным стилистом. А ещё раз до него докапываться станешь, не поняв фишки — он тебя точно за слабоумного примет. Лучше как бы не надо рисковать, когда парень-то он в целом хороший и полезный.

Цель, в общем-то, в первые месяцы обучения языку — именно такая. Никогда не жаться, не комплексовать, уметь обратить любой свой косяк себе на пользу. Ибо люди, с которыми ты будешь общаться, в целом сами не бог весть какие грамотеи, и не больно-то морочатся.

Тем не менее, некоторые базовые «положняки» в языке всё-таки приходится соблюдать, иначе это просто перестанет быть языком, когда каждая фраза сделается до того многозначна, что понимай всяк, как знает.

Поэтому мы учим, как, для начала, выражать смыслы ненапряжно и чётко.

И в английском среди детерминаторов смысла «много» - оптимальным (для новичка) является «a lot of”. Как вариант - «lots of”.

Он — универсален для исчислимых и неисчислимых предметов/явлений. I have a lot of money, I have a lot of golden coins. Одинаково, тогда как по линии much-many – пришлось бы разграничивать.

Считается, что «a lot” - более разговорный (хотя нисколько не вульгарный) вариант, чем much-many, и это так и есть, и это ровно то, что нам нужно. Мы и учим прежде всего (и для начала) — разговорному языку. Хотя в последние полвека — и в популярных, и в чисто научных работах запросто проскальзывает «lots of”, “a lot of”.

И хотя мы стараемся не перегружать мозг студента, но в данном случае небольшой экскурс в этимологию бывает полезен. Чтобы понять, почему это «lot” употребляется как существительное. С артиклем (или во множественном числе) и с предлогом «принадлежности», of.

Оно употребляется так — потому, что это и есть существительное. Lot как «жребий», «доля» (отсюда и «лотерея»).

Английский этимологический словарь утверждает, что дальше германской группы корни этого (h)lot с определённостью не прослеживаются, но некоторые лингвисты осторожно предполагают связь с латинским «локус» («место»). Возможно.

Ну и вот - «доля», «место», «лот» (и как предмет на аукционе, и как земельный лот, «доля в поле»).

И когда это lot, в числе прочего, «участок в поле» - понятно, что это может использоваться для обозначения чего-то «дофига», как травинок (или травы) на том участке. Поэтому — a lot of, lots of. “Целый огород чего-то», «целые поля чего-то».

Ещё более разговорный и эмоциональный, хотя тоже не вульгарный вариант — tons of smth. “Тонны чего-то». Но это и в русском есть, причём трудно сказать, то ли калька, то ли конвергентное развитие индустриальной эпохи, когда и в англоязычных, и в русскоязычных портах пошли грузы перекидывать многими тоннами, и это слово стало символом «дофигища».

При этом, студенту не отказывается в знании слов much и many. Ему даже и рассказывается, что much – это «много» (или «премного»), а many – это «многие». Но вот такая концепция, что нельзя сказать «много яблок», а можно лишь «многие яблоки», или что «much time” и «many times” совершенно разные смыслы имеют - она интуитивно немножко чужда не только славянскому, но и любому иному неанглофонскому образу мышления.

Поэтому бывают случаи, когда сначала человек и выучивал английский до «тактического» совершенства, а потом переключался на другой язык, где нет разделения между «много яблок/много яблочного джема» - и в английском начинал ляпать с many и much.

Поэтому мы и учим стараться обходиться a lot of, когда ты не уверен, что тебе точно нужно many, скажем, для создания фразы «Many a brave apple have fallen upon our heads since Newton's time, but we still have no profound clue as to the core nature of gravity”.

Да, кстати, если вы школьник — запомните эту конструкцию «Many a – и единственное число существительного». Это немножко архаичная конструкция, которая нынче используется преимущественно в поэзии или стилизации под старину. Воспринимается... ну, примерно как по-русски - «Он гнал самоё мысль» (вместо «саму мысль»). Кто в курсе — знает, что это «высокий штиль». Хотя многие просто не в курсе.

И как проверено эмпирически, многие школьные училки инглиша не знают этой конструкции «many a... man, apple, soldier, whatever”. Сочтут безграмотной, подчеркнут красным. На что можно ткнуть, скажем, в первый куплет «The House of the Rising Sun”: “And it's been the ruin of many a poor boy” (при этом желательно понимать, что «it's” здесь — это «it has”, а не «it is”, не то училка может в отместку докопаться).

Но даже если вы и не школьник — всё равно полезно освоить эту немножко обронзовелую и даже тронутую патиной конструкцию, many a. Опыт показал, что так проще свыкнуться с мыслью, что many – используется с теми вещами, которые можно сосчитать поштучно, при которых может быть неопределённый артикль. Как-то вот оно так увязывается.

А much – употребляется, напротив, с такими вещами, которые не имеют неопределённого артикля, поскольку не исчисляются поштучно. Хотя, конечно, не во всех диалектах это соблюдается, а кое-где в Штатах оказывает влияние очень похожее (и родственное) испанское “mucho”, которое при исчислимых предметах выступает как прилагательное, а при неисчислимых — как наречие. Впрочем, «спэнглиш» - это отдельный тяжёлый случай.

В каноническом же английском сохраняется намёк на то, что в былые времена староанглийское muchel означало не «много», а «большой» (родственно греческому «мегалос», хотя и через тысячелетия). Поэтому «большие деньги» - звучит нормально. «Большие копейки» - ну, немножко странно. Резоннее всё же «многие копейки».

Так этимология чуть-чуть помогает провести разграничение между much и many.

Так же она выручает, и когда прививается употребление «мелких» детерминантов, little и few.

Ну, слово little – это абсолютно такая ядерная лексика, которая усваивается в первый день, хотя трудно представить себе современного человека, который не знал бы его и до начала сколько-нибудь систематического изучения английского.

Довольно быстро, естественно, даётся понять, что little означает не только «маленький», но и «мало». В обоих случаях — с некоторой качественной, эмоциональной окраской. В отличие от small, которое просто «мелкий», «некрупный».

Но как перейти от этого к «A little”, где оно фигурирует с артиклем, как будто бы существительное?

В принципе, нет ничего удивительного в том, что в английском одно и то же слово, не меняя формы, фигурирует в качестве и прилагательного, и существительного, и наречия, да и глагола тоже. Это естественное свойство аналитического языка, о чём студентов, конечно, предупреждают сразу же (заодно объясняя, почему в английском нужны артикли и более-менее строгий порядок слов — ибо иначе вообще нихрена не понятно будет, кто на ком стоял).

Но в случае с little мы объясняем ещё проще. Для начала — вводят сочетание a little bit. Которое буквально означает, исторически, «маленький кусочек». Bite – кусать (а как существительное - «укус»), bit - “откушенное».

Почему-то во многих школах этого не объясняют, хотя на самом деле — так легче понять выражение a little bit. Что это - «кусочком». Это и для русского привычно, производство наречий от существительного в творительном падеже (мимоходом, мигом, оптом и т. п.). Но поскольку падежей в английском нет, то творительный ничем не отличается от именительного.

Но для краткости, говорим мы, иногда не озвучивают целиком a little bit, а говорят a little или a bit.

I'm tired a little. I'm tired a bit. Смысл одинаковый. «Устал кусочком». Если звучит странно — то и должно, это ж другой язык, со своими заморочками и тараканами. Но если мы начнём распутывать русское «чуточку устал» - ещё страньше покажется.

И «устал кусочком», то есть немного, но всё же устал — это совсем не то же самое, что «я мало устал». Да, это большая разница - «устал немного» и «устал мало».

Когда ты говоришь «я мало устал» - это означает, что на тебе ещё пахать и пахать, сам напрашиваешься. Но когда говоришь «Чего-то я немного устал» - должно быть ясно, что на самом деле ты устал и не можешь дальше пахать, а «немного» - употребляешь так, для приличия и повышения самооценки.

То же и в английском.

A little – это пусть небольшое, но всё-таки осязаемое количество чего-то. «Кусочек».

А просто little – это может быть так мало, что стремится к бесконечной малости.

“Little was known about him”. “Мало (что) было про него известно». То есть, little можно смело заменять на «нифига».

Но вот «They knew a little about him” — означает «Кое-что про него знали». То есть, какой-то осязаемый, обоняемый, данный в иных ощущениях кусочек информации — был известен.

Причём, говорим мы, поскольку во всех таких случаях подразумевается полное выражение a little bit (не совсем правда, но студентам можно пудрить мозги для их же пользы), то есть, «кусочек» - равным образом подразумевается, что вот есть некое целое, от которого откусывают. Сплошное такое, неделимое (иначе как зубами) целое.

То есть, little в «мелочном дивизионе» выступает аналогом much в «крупняке». Используется применительно к неисчисляемым вещам.

Можно ли использовать little с исчисляемыми? Можно.

Little people knew him.

Но будет ли это означать «Мало людей знало его»?

Нет. Это будет означать «Маленькие люди знали его». Ну, типа, он был селебрядью в Хоббитании.

И это неизбежно, когда little выступает, прежде всего, в качестве прилагательного со значением «маленький».

Поэтому, чтобы уходить от такой путаницы, в английском существует слово со значением «мало», но применительно к исчислимым вещам. И это слово — few.

Вот тут распедаливать этимологию по всей индоевропеистике, от французского petit до русского «птица» - реально мозг вынесешь раньше времени (хотя это всё реально связано).

Мы поступаем проще. Мы говорим, что вот было в староанглийском слово feawe, означавшее «маленький, малый» (и это пока правда), и было от него существительное, типа, "малютка", которое означало лодочку, типа ялика, которую тащил на буксире драккар, longship. Для разведки речек, чтобы на мель не наскочить, для незаметной доставки ночного десанта, всякое такое.

Вообще, гонево, конечно, но интригующее пацанские умы — и не сказать, будто бы мы имеем чёткие археологические данные, которые бы начисто исключали использование маленьких лодочек мореходными германцами. Или лингвистические данные, которые бы начисто исключали то, что эти лодочки могли называться feawe или как-то подобно.

А значит — гипотеза годная. Для разъяснительного охмурения студентов.

И вот когда просто few (производное от этого feawe) — это значит «мало» (людей, яблок, машин — исчислимых предметов).

А когда a fewне то, чтобы очень много, но вот «лодочка», набитая этими предметами.

Как a little (bit)кусочек чего-то цельного и неделимого (а токма лишь кусаемого), так a few - “лодочка» с пассажирами. Их немного — но они всё же есть, их несколько.

Если б их было много — сказали бы по-другому. Но «a few” – это «несколько». И так говорится про исчислимые вещи. Мы же и по-русски не скажем «несколько времени», «несколько денег», «несколько знаний».

А few без артикля а — это, соответственно, не существительная «лодочка-малютка (пассажиров)», это прилагательное «немногочисленные», «немногие», «мало кто». Но, опять же, мы и по-русски не скажем «немногочисленной была его слава». Мы, скажем, что «немногочисленны были его поклонники» или «мало кто пришёл на его шоу».

Так и в английском.

Little was his glory” - “Малой была его слава».

«Few came to his show as he had few fans”. “Мало кто пришёл на его шоу, ибо и немногочисленны были его поклонники (ибо нифига и не было у него поклонников). Это — очень минорно.

Совсем другое дело, если «He had a few fans and they came to his show, all the three of them, and they made his day”. Это — мажорно.

Вообще, «несколько» - это всегда лучше, чем «мало». Ибо «мало» - это всегда «меньше, чем хотелось бы», тогда как «несколько» - это «уже что-то».

Поэтому «кусочек» чего-то изначально цельного, вроде времени или информации или дружелюбия, a little (bit of it)это завсегда лучше, чем полное отсутствие или недостаточность того.

Как и «лодочка» с какими-то «пассажирами», будь то люди или плюшевые мишки, a few of them - тоже лучше, чем полное отсутствие или недостаточность.

Ну и когда few или little имеет форму существительного, с артиклем — это значит, что всё-таки есть нечто существенное. Существительное — существенное.

“We have a little time to do a few more crazy things”. «У нас есть немного времени, чтобы сотворить ещё маленько безумств».

«We have little time (left), we cannot waste it on doing any crazy things, whatever few”. “У нас мало (осталось) времени, мы не можем тратить его на какие-то безумные развлечения, сколь угодно немногочисленные».

Ну, как-то так.

P-s.: Да, почему a few, которое "лодочка", может употребляться без of, когда имеется в виду "несколько", а не "некоторые из"?
Мы объясняем это так, что будто бы of просто фонетически слилось. Как, скажем, в идиоме piece of cake, которая в разговорном варианте за пару десятилетий редуцировалась до будто бы нелепого piece a cake - ну а в случае с few речь идёт о многих столетиях.

Вообще же в разговорной речи слово few используется не так часто. Что в варианте без артикля ("немногочисленные"), что с артиклем ("несколько"). В первом случае в обиходе предпочтительней говорить not many, во втором - скажем, a couple of.
Few же становится таким немножко книжным. Но если хочется выпендриться - то можно использовать. Many shells have some brainless mollusk inside, few have an actual pearl, though,  что-то вроде.

Tags: инглиш, лингвистика
Subscribe

  • Скоро будут выбора

    Да, уже скоро. 19-го сентября, если не ошибаюсь? И как всегда — титаны оппозиционной мысли с пеной у рта защищают свою стратегию…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Скоро будут выбора

    Да, уже скоро. 19-го сентября, если не ошибаюсь? И как всегда — титаны оппозиционной мысли с пеной у рта защищают свою стратегию…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…