artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Как кто дышит - и как дышать правильно (или "Наркотик, который всегда с тобой")

Люди, пытающиеся сняться с какого-либо наркотика, включая алкоголь и табак, зачастую дают себе неправильную установку. Они говорят: «Это гадость, она мне не нужна, я хочу жить без неё и смогу жить без неё, у меня хватит воли пересилить влечение».

Возможно, что и хватит. Но тут возникает вопрос: «А какого ж хрена ты раньше употреблял эту гадость, совсем тебе не нужную и вовсе вредную? Такой дурак был?»

Это не очень приятное сознание. А главное — неверное.

Видите ли, мы, люди, - довольно сложные и «противоестественные» существа. В том смысле, что мы живём не там и не так, как завещано было нам Матушкой Природой.

Мы до такой степени оторвались от естественного своего бытия, что даже когда толкуем о возврате к нему, о том, чтоб быть ближе к природе — имеем в виду поселиться в деревне, вставать с петухами, доить бурёнку, что-то такое пасторальненькое.

No fucking way. Наш естественный габитус — это шароёбиться стадами по Абиссинскому нагорью в поисках нямки и спать на деревьях. Вот это — образ жизни, под который мы биологически заточены.

Но поскольку мы оказались умными(!) голыми обезьянами — мы распространились куда шире своего исходного природного ареала, научившись создавать и использовать всякие вспомогательные средства. Вроде одежды.

Вернее, мы сначала научились прикрываться одеждой, первым делом наиболее уязвимые (в прямоходящем положении) части тела, затем и остальные — и потом только сбросили шерсть за ненадобностью и стали голыми ушлыми обезьянами.

Но в любом случае, без одежды нам в Европе было бы делать нечего. Даже в Южной. Вот попробуйте хотя бы в Греции круглый год прожить, разгуливая нагишом. Возможно, вас не повинтит тамошняя полиция, которой всё пофиг, но вы элементарно замёрзните, простудитесь и околеете. Даже очень закалённый организм — не найдёт столько нямки, чтобы поддерживать термобаланс продолжительное время. Даже Геракл, охотясь в тамошних краях, прикрывался шкурой Немейского льва.

И в этом нет ничего зазорного, что люди, обитая в несвойственных для себя ареалах, пользуются одеждой. Напротив, во многих сложившихся культурах предосудительным считается иное. Вроде как заявиться в театр в одном галстуке, мотивируя это тем, что вам достаточно тепло, что вы не нуждаетесь в иных покровах.

И это-то штука понятная, что мы творим одежду, жилища, инструменты, чтобы выживать там, где нам не предписано природой, но что менее очевидно — зачастую мы занимаемся деятельностью, которая вовсе не предписана нам природой, под которую мы вовсе не заточены биологически.

Например, мы думаем и даже размышляем.

Нет, сама по себе способность размышлять, анализировать обстановку, делать выводы и принимать решения — это-то как раз наша главная видовая черта. Наличие разума.

Но как он, наш разум, реализуется в природе?

Уж точно не так, чтобы сидеть за рабочим столом и решать какие-то умственные задачки, когда мозг напряжённо работает, а прочие части тела покоятся и должны быть расслабленны.

Это — немножко противоестественное для нас положение вещей. Я писал об этом в недавней заметке на тему курения и бросания.

И поскольку нам приходится делать много противоестественных вещей, равно как и жить в противоестественной обстановке, то вот как для защиты от среды мы используем одежду, - для защиты от стресса мы используем наркотики.

Да, наркотики убивают. Это правда. Но стресс убивает порою куда вернее и быстрее. Вплоть до прямых позывов к суициду. Когда человеческое существо входит в неустранимое противоречие между тем, что ему приходится делать — и тем, подо что оно заточено биологически. Эти конфликты накапливаются в сознании, «выбраживают», а потом вступают в голову со всей оглушающей силой — и человек осознанно идёт против инстинкта самосохранения (что, вообще, редкость в животном мире).

А если не прямо уж суицид — так тревожность, панические атаки, бессонница тоже порой убивают вернее любого наркотика.

Сначала — смутная фигня под несколько абстрактным названием «вегетососудистая дистония», когда мнительность рисует чуть ли не предынфарктную картину, в отсутствие каких-либо реальных сердечно-сосудистых дисфункций. Но — паранойя делает своё дело, давление подскакивает от волнения, сосуды реально ушатываются, когда нервы и мышцы сокращают их чёрт знает как, в «трепыхательном» режиме. Глядь — и настоящий инфаркт-инсульт не за горами.

Наркотики — помогают людям примиряться с действительностью и выполнять несвойственные задачи без чрезмерного насилия над психикой.

В том числе табак.

Я не говорю «никотин», поскольку в притягательности табакокурения никотин играет не первую роль. Тут имеется некоторое расхожее заблуждение.

Любой курильщик подтвердит, что когда сигарет нет — имеет место некоторая «ломка». Не такая сильная, как героиновая, но — бывает раздражительность, дискомфорт, и все мысли о куреве. Это можно преодолевать, конечно, но — это есть.

Но такой ломки практически не наблюдается у людей (ныне редких), которые не курят, а жуют или нюхают табак. Хотя на самом деле никотина им перепадает гораздо больше, чем курильщикам, поскольку в сигарете-то он сгорает, преимущественно. Значит, если б дело было в никотине — то зависимость (и ломка) у жующих табак была бы сильнее. Однако, в жизни всё наоборот.

Ну и я высказывал ту мысль, что притягательность сигареты — вовсе не в никотине. Сам по себе он — да, вызывает некоторую бодрящую и эйфорическую реакцию (провоцируя выделение адреналина и дофамина, соответственно), но — весьма слабенько и то, и другое. Тот же сахар, по степени удовольствия, - гораздо сильнее «наркотик». Поэтому никотин бывает приятно пожевать тем, кто любит это делать, но когда жевательный табак весь вышел — они не бегают по дому, размахивая руками: «Чёрт, чёрт, где-то должно быть!»

Притягательность сигареты, как я утверждал, в том, что её дым — это «имитатор лесного пожара». А это явление, под которое у нас есть прошивка в нашем биосе, оно сопутствовало нашему виду сотни тысяч лет.

Обычно при нехватке кислорода этот «биос» заказывает гипервентиляцию (ну вот как если из воды вынырнуть). Но когда во вдохе обнаруживаются продукты горения — это будет смерти подобно, усиливать работу лёгких. Мигом угарного газа наглотаешься — и потом хрен отлепишь от гемоглобина.

Поэтому, почуяв дым, «биос», напротив, даёт лёгким команду откашляться (или они сами рефлекторно это делают), а имеющийся в теле кислород переводит прежде всего на мозг. Потому что ему сейчас нужно соображать, куда бежать. Руки-ноги — пока отдохнут. Им — меньше кислорода.

И это — ровно то, что нужно для сидячей умственной работы. Мозгу — максимальное питание, конечностям — поменьше, чтобы не «закислялись» этими всякими свободными радикалами, чтобы меньше портились их ткани, когда бы излишек кислорода «жёг» неработающие мышцы.

Ну, не совсем «академично», конечно, - но идея, думаю, понятна?

Биологически — мы не заточены под то, чтобы сидеть и думать. Или думать на ходу, когда равно хорошо все части тела, от мозга до конечностей, снабжаются кислородом, - или имитировать ситуацию лесного пожара, когда дыхание придерживается, во избежание отравления, а кислород, в режиме экономии, подаётся прежде всего мозгу, а не конечностям.

Что делает сигарета — она нас немножко «придушивает». И это, в общем-то, необходимое условие для того, чтобы сидеть и решать какие-то интеллектуальные задачи.

За это — сигаретам стоит быть благодарным. Не надо их ругать, не надо думать о них плохо. Без них — нам куда сложнее было бы стать такими продвинутыми, как мы есть сейчас. Кроме шуток, табакокурение, внедрившееся в Европе века с семнадцатого, несомненно способствовало развитию интеллектуальных сил.

Многие известные тогда наркотики (алкоголь, опий, гашиш) — хотя и умиротворяют сознание, но... как бы это сказать? Делают его не вполне годным к научным или инженерным изысканиям.

И если человек, в определённый момент, пристрастился к табакокурению — нет, это не значит, что он дурак. Это может значить, что он хотел решать интеллектуальные задачи, сидя за столом. И интуитивно понял, что это невозможно для нас без применения наркотика.

Ещё раз: мы не созданы природой для того, чтобы сидеть и думать. Это неестественное для нас сочетание — расслабленные конечности и работающий мозг. Чтобы преодолеть это противоречие и не страдать от стресса — какой-то наркотик необходим по-любому. Ну, какой-то «инструмент» необходим.

Это то, что очень важно уяснить, если ты курил всю сознательную жизнь — а теперь решил бросить.

Нет, ты не был малолетним идиотом, когда пристрастился. И ты не выкинул сколько-то лет своей жизни на помойку. Ты, возможно, сделал единственно правильный выбор, взявшись за сигареты. Ибо иначе, возможно, ты бы просто рехнулся, или загнал бы себя стрессами до инсульта, когда тебе приходилось много думать.

Но тогда, выбирая необходимый наркотик для жизни и работы, ты просто не владел информацией о том, какие вообще бывают наркотики.

И весьма забавно, что один из самых действенных (притом довольно безобидных, даже полезных) наркотиков — он всегда под рукой. Вернее, руки даже и не понадобятся, чтобы пустить его в ход.

Вот когда бросаешь курить — действительно постоянно думаешь о сигаретах. Но особенно — когда занимаешься какой-то творческой/умственной деятельностью. Такой, при которой раньше часто курил.

Причём, даже не непосредственно в момент решения какой-то сиюминутной интеллектуальной или творческой задачи — а сразу после.

Скажем, когда инженер производит вычисления — он может так увлечься, что и забудет о куреве. Но вот как только оторвётся от своего планшета, закончив какой-то этап — тут и потянет. Типа, расслабиться, передохнуть.

Или, скажем, режиссёр, когда орёт на съёмочную группу, рассказывая им, кто они по этой жизни, - не хочет курить. Но как только перестал, выдохся — тут-то и взять бы сигаретку. И хреново ему, если врачи сказали, что пора завязывать.

Напрягая волю — можно, конечно, подавлять, гнать от себя мысли о куреве.

Но это — контрпродуктивно и уныло.

Лучше — сделать примерно то, что делала сигарета. А именно — чуточку «придушить» себя.

Вот просто взять — и задержать дыхание. На выдохе.

Можно — ненадолго, секунд на пять. Потом вдохнуть — и это будет воспринято организмом как «вознаграждение». Мысли о куреве отойдут сами собой (на какое-то время).

А можно — до упора себя «придушить». Это само по себе полезное упражнение, тренировка задержки дыхания. Ощущения — довольно своеобразные, но в целом прикольные, если найти в себе внутреннего садомазохиста. Если вы парень — даже эрекция возможна от задержки дыхания (вернее, закономерна).

Некоторые не верят, когда это говоришь, но нам, людям, нравится себя душить. Если б не нравилось — мы бы песни не пели. И детишки не играли бы в «собачий кайф». Там, правда, перекрытие не столько дыхания, сколько кровотока в мозг — но в любом случае мозгу нравится порой отдыхать.

Когда же задерживается дыхание, то сначала, как я и говорил, кислород, ставший дефицитным, перераспределяется в пользу мозга. Внимание, восприятие — обостряется.

Мы, кстати, инстинктивно это делаем, когда хотим что-то «восприять».

Вот говорят: «Слушать, затаив дыхание».

Почему? Чтобы своим дыханием не заглушить звук? Но ведь и рассматривать, «затаив дыхание», тоже можно.

Нет, это вот именно повышение внимания при задержке дыхания. И этим, кстати, можно пользоваться в любой «школе» в любом возрасте. Когда вы хотите получше что-то уразуметь и запомнить — задержите дыхание, когда смотрите или слушаете (или нюхаете, или как там ещё воспринимаете).

Правда, повышенное внимание на задержке вдоха — будет первые несколько секунд. Ну, десятков секунд, при хорошей общей «аэробической» натренированности. Дальше — внимание всё больше будет смещаться в сторону того факта, что у вас кончается кислород. Это, с точки зрения «биоса», первоочередная проблема, на фоне которой бледнеют все прочие.

Поэтому, к слову, задержка дыхания рекомендуется и при каком-то травматическом воздействии для снижения болевого шока.

Ну вот если пуля вам в грудь попала, и вы не знаете ещё, каковы повреждения — весьма разумно просто задержать дыхание. Вам сейчас не нужна ни гипервентиляция при возможно пробитых лёгких, ни усиленное кровообращение при возможно протечных аортах. Вам нужно просто и хладнокровно засечь того, кто вас поразил — и сделать так, чтобы он прислуживал вам в Валгалле. Первичная задача — ликвидация угрозы, а жалость к себе — вторичная.

Во всяком случае, меня так учили. Я сам не доктор, но имею некоторый практический опыт. У меня четыре огнестрельных ранения, в том числе в грудь и в печень... в голове осколок с кулак и все мозги напалмом выжгло... не, курсивом — это так просто, к слову пришлось. Но ранения реально были — и я сохранял боеспособность при этом, как любой из наших. «Если тебе больно — это значит, что ты ещё жив и опасен». И первое дело — задерживать дыхание, когда чувствуешь, что тебя хорошенько подстрелили (понятное дело, на пробитие мякотки — просто внимания не обращаешь; ну, мало ли какие комары за ляжки кусают).

Вот этот ультимативный наркотик, задержка дыхания — выручал меня много раз в моей довольно весёлой жизни.

И когда я снимался с гердоса — тоже.

Да, это такой эпизод, который я всегда с осторожностью рассказываю. Ибо, разумеется, нужно быть идиотом, чтобы садиться на героин, хоть немножко зная, что это такое, в «рекреативных» целях. Если кратко, диацетилморфин (в просторечье «героин») - это наиболее усвояемая форма морфина, и это «абсолютное сушёное счастье в конвертике». Вещество, которое может подарить тебе ощущение благополучия и безмятежности абсолютно независимо от того, что ты делаешь и кто ты есть.

Просто, наше ощущение благополучия и безмятежности происходит от воздействия наших внутренних эндорфинов на опиоидные рецепторы, а морфин-героин просто замещает их, с тем же эффектом.

И вот садиться на такое, зная, что это за херь — конечно, только дебил может. Ну или подросток, который думает, что иначе может склониться к суициду, и только умиротворив себя гердосом на время — берёт паузу, чтобы осмыслить тщетность бытия и найти в том бытии какое-то достоинство.

Это то, что я вкладываю в головы опиатных торчков, которых мне на «перевоспитание» дают их богатенькие родаки, наши подкрышные коммерсы.

Я вкладываю этим детишкам — что у них именно такая мотивация подсада на гердос была, а не просто дурь и блажь. Отсрочить суицид, пока не разобрался в жизни, но принять болеутоляющее от slings and arrows of outrageous fortune.

Далее — у нас проработана программа вывода из опиатной зависимости. «Ты хотел сначала задуматься — а потом испытать себя, понять, на что ты способен. Вот ты способен ли остановить танки Гудериана на этом рубеже?»

Тут — Победобесие даже играет нам на руку, ибо яркий сценарий даёт. Торчки копают окопы, антураж соблюдается, на них орут, могут и очередь из ППШ поверх голов пустить. И от интенсивного физического труда — у них по-любому восстанавливается естественная выработка эндорфинов, придавленная «экспортом» внешних аналогов, по-любому они выматываются на этих окопных работах, и засыпают, всё более здоровыми.

Когда я снимался с гердоса — мне никто такого спектакля не устраивал. Нет, всё было очень прозрачно. Это — просто требование к квалификации полноценного агента, что тебя никто не сможет подсадить на наркоту и злоупотреблять этим. Поэтому — ты должен доказать, что способен сам слезать с самой лютой наркоты.

Ну а самая лютая наркота — это как бы героин.

И вот я три месяца подсаживался на него, доводя дозняк до максимума (в расчёте на вес тушки) — а потом за неделю посуху переламывался.

Как и все наши делали, чтобы приобрести агентурное достоинство.

И я скажу, что лично для меня снятие с гердоса — было довольно простым делом.

Да, на тумбочке всегда лежал заправленный баян, чистяком, но, поскольку я изначально знал, что такое героин-морфин, что они монополизируют мои удовольствия — мне это внушало брезгливость, пользоваться счастьем в коробочке. Мне не важно, каков размер счастья — мне важно, как оно добыто. Я ввожу многомерность счастья и усложняю пространства.

Так или иначе, героин для меня — был весьма нежелательным и весьма лёгким для снятия наркотиком. Когда мне разрешили больше не долбаться гердосом - я просто долбил боксёрские груши и макивару.

Мне потом сказали, что, по расчётам, я убил сотни слонов и носорогов, но это ж было как бы понарошку.

И вот что я хочу сказать, с гердоса я снялся реально быстро, и никакого желания возобновить (когда не было и никакого желания приобщаться, in the first place, поскольку я никогда не искал халявного счастья, а искал лишь достойного счастья).

Однако ж, сняться с табакокурения — подвиг значительно больший. Ведь здесь гораздо меньшие ставки.

Ну и нельзя не заявить, при всём при этом, что наши, Корпоративные эксперименты — проводятся над очень здоровыми людьми. Ну вот я, когда завербован был, был не только переводчиком, но и второй дан карате имел, по одной из версий (не, ну на самом деле соревнования городские выигрывал).

Но для всех людей, в любых затруднительных ситуациях, наша рекомендация всегда - «задержать дыхание секунд на десять, попытаться понять, что происходит».

И вот эта задержка дыхания — она и прояснению будет  способствовать, и заглушению заполошности. И можно научиться играть, придерживая и отпуская дыхание, и эта игра может быть так увлекательна, что забудешь о приёме каких-то иных наркотиков.
Но, если у вас не очень крепкое здоровье - наверное, всё-таки не следует доводить задержку дыхания до пределов, когда уже чёрные дыры перед глазами, или, по крайней мере, посоветоваться со своим доктором, чтобы дядя Тёма снял с себя ответственность :-)

Tags: здоровьичко, политика, философия
Subscribe

  • Ваксеры, антиваксеры и перспективы

    По-прежнему не хочу влезать в дискуссию прививочников и антипрививочников, ибо не хочется ссориться с достойными людьми, кои водятся в обоих…

  • О достойной смерти

    Да, я написал давеча пост о том, что предпочёл бы, в случае школьного шутинга, видеть своих детей вооружёнными и гордыми — и вспомнил, что…

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments

  • Ваксеры, антиваксеры и перспективы

    По-прежнему не хочу влезать в дискуссию прививочников и антипрививочников, ибо не хочется ссориться с достойными людьми, кои водятся в обоих…

  • О достойной смерти

    Да, я написал давеча пост о том, что предпочёл бы, в случае школьного шутинга, видеть своих детей вооружёнными и гордыми — и вспомнил, что…

  • Продолжаем отдыхать

    Поймал себя на мысли, что в былые времена я бы потратил минут двадцать, чтобы высказаться о встрече Путина с Байденом. Но сейчас? Чего я не сказал…