artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Почему мы до сих пор не покорили Луну?

Доводилось слышать примерно следующее.

«В 1492 году Колумб открыл Америку (пусть и сам не вполне осознав этот факт), а через пятьдесят лет было с дюжину поселений на Карибах и на Мейне, Кортес нагнул ацтеков, а Писарро — инков.

Это притом, что путь через Атлантику занимал пару месяцев и был чертовски опасен. Равно как и обустройство колоний в новых землях требовало огромных усилий и жертв, при тогдашних-то технологиях, при тогдашней-то медицине.

Но испанцы это сделали, а там подтянулись другие и пошла уже настоящая движуха с освоением Нового Света.

Пятьдесят лет назад нога человека впервые ступила на поверхность Луны (если, конечно, отбросить всякие унылые бредни, будто американцы всё выдумали, а остальные повелись). После этого — немногочисленные человеки ступали на Луну ещё пять раз, в течение четырёх лет, а потом перестали. Хотя время путешествия - три дня. И главные новости космонавтики за последний год — это запуск Хеви (который всё же уступает «лунному» Сатурну-5 по грузоподъёмности) да посадка китайского зонда на дальней стороны Луны.

Спрашивается, где наши лунные базы, отели и регулярные пассажирские рейсы? Прогресс действительно затормозился или даже повернул вспять, а романтический дух исследователя и странника иссяк в нас?»

Что ж, для начала попробуем разобраться в причинах и пружинах того, что называют Великими Географическими Открытиями.

Да, безусловно, некоторые люди, принимавшие в этом участие, движимы были духом исследователя и странника. Но, рискну предположить, одного их энтузиазма было бы маловато для столь масштабных предприятий. Главная пружина — заключалась всё-таки в другом.

Вот есть Европа, есть Азия. Они давно находятся в контакте между собой. Между ними давно существует торговля, обмен всякими полезными и приятными штучками, которые добываются или производятся там и там.

В римские времена эта торговля была настолько интенсивной и важной, что прорыт был канал от Нила до Красного моря, и сообщение с Индией осуществлялось вполне рутинно.

Но Pax Romana погрязла в скромности, смирении и духовности. Сократился запрос на роскошь, на диковинки из далёких стран, люди вдарились в спасение души, перестали думать о бренном и плотском.

Конечно, это довольно плохо кончилось для Pax Romana — и для евро-азиатской торговли.

Настолько плохо, что всё обвалилось, а прочухавшись от Тёмных Веков, Европа обнаружила, что на пути между нею и Азией нарисовались посредники, которые не то чтобы совершенно препятствовали товарообмену, но слишком много хотели для себя.

Между тем, Европа требовала всё больше товаров из Азии. Ведь всё самое насущно необходимое можно было добыть только там.

Причудливые специи для изысканных яств. Чашечки из тончайшего фарфора. Одеяния из шёлка. Яркие краски для тех одеяний. Духи и благовония.

Кто-то, конечно, и тогда говорил, что на самом деле это не самые насущно необходимые вещи. Что без этого вполне можно прожить. И восклицал, заламывая руки: «Только подумайте, сколько простых людей можно прокормить, приютить, обуть-одеть на те средства, что вы, упиваясь тщеславием и изнеженностью, расточаете на бессмысленную роскошь».

Но таких, преимущественно, поднимали на смех.

Ибо для большинства тогдашней элиты вопрос стоял немножко по-другому. А именно: «Сколько можно состричь с этих презренных простолюдинов, чтобы благородные доны могли щеголять друг перед другом бессмысленной роскошью, упиваясь своим тщеславием и изнеженностью».

Нет, Анри Бурбон, конечно, говорил, что желает видеть курицу в супе каждого своего подданного, но это было чуть погодя. И не исключено, что он хотел увидеть кур в горшочках своих подданных — чтобы тотчас сожрать, ибо не дурак был покушать.

Так или иначе, именно тяга знати к вызывающей роскоши и жажда наживы у купечества — и были теми причинами, которые побуждали искать новые пути торговли с Индией, Китаем, Сиамом. Прямые пути, чтобы не приходилось делиться со всякими там Блистательными Портами.

Когда говорят, что будто бы Европа была перенаселена, а потому искала новые земли для колонистов — это, конечно, наивно.

Европа практически всегда была перенаселена (пусть и не так, как Азия), но, ей-богу, в те времена никто из ребят, способных снарядить колониальную экспедицию, не стал бы морочиться этим только ради того, чтобы обеспечить пристанище каким-то чрезмерно расплодившимся простолюдинам. Да на кой это ему было бы нужно, когда их куда дешевле просто перемолоть, устроив очередную войнушку?

Это добряк Мальтус, благонамеренный священнослужитель и учёный конца восемнадцатого века, заявлял, что войны — не только безнравственный и брутальный демографический «чекер», но и не очень эффективный на практике. Элита же пятнадцатого века — держалась иного мнения. Этим — как хоть немного тесновато, так меч из ножен и вперёд.

К слову, если вы слышали про Мальтуса нечто иное, будто бы он призывал к войнам, - ну, вас немножко обманули. Нет, он призывал отказываться от элитных сортов говядины, требующей слишком много корма. Рекомендовал экономить ресурсы, чтоб была пища попроще — зато на большее число едоков. Это то, что он на самом деле писал в своём «Эссе», - и он бы, вероятно, очень удивился, узнав, что спустя десятилетия «Мальтузианством» стали называть ровно противоположное тем идеям, которые он излагал.

К слову, одна из важнейших его идей была — он первым заметил то, что мы сейчас называем Второй Демографический Переход. Ситуацию, когда люди перестают плодиться, как кролики, не желают обременять себя чрезмерно многочисленным потомством, если такая обуза вредит их статусу в буржуазном мире с его повышенным, в сравнении с патриархальностью, качеством жизни, с его лучшими социальными лифтами.

Ну и вот Мальтус был первый, кто увидел проблеск надежды в том, что рост населения может сокращаться и без войн, и без эпидемий, которые слишком неприятны, чтобы уповать на них. Именно это было свежей мыслью. А уж то соображение, что когда людей становится слишком много, то надо затеять войну и уложить излишки в компост — это со времён палеолита известный рецепт, это абсолютно тривиальная мысль. Мальтус же — открыл, что теоретически можно обойтись и без(!) этого.

Но, понятно, в пятнадцатом веке тогдашние элитные ребята Мальтуса не читали, а просто понимали, что если у тебя наплодилось слишком много неприкаянных крестьянских детей — значит, их участь достаточно горькая, чтобы задёшево завербовать их в свои армии и помериться достоинствами с соседними корольками.

И при этом, если ты элита — должен выглядеть, как элита. Должен пить из элитарных фарфоровых чашечек. Должен носить элитарные шёлковые одеяния. Должен горстями сыпать драгоценные пряности в свои яства. Вот до такой степени, что жрать невозможно — но чтоб все прониклись, какой ты крутой.

Тщеславие, зависть, алчность, высокомерие, безрассудство, эгоизм — вот те свойства души человеческой, которые по-настоящему двигали поиск прямого морского пути в Азию. Это всё вряд ли можно назвать «добродетелями» - но в долгой гонке они оказываются полезны для нашего общего прогресса.

И Колумб развёл Фердинанда с Изабеллой на спонсорство своей экспедиции вовсе не с той позиции, что я открою новую землю, где бы могли селиться лишние дети испанских крестьян. А с той, что он установит прямое сообщение с чарующим Востоком, где есть роскошь, на которой можно сказочно обогатиться.

Так получилось, что прямого пути в Азию он не нашёл. Упёрся в Америку. Но зато — там нашлось золото. И я писал уже, что это необычайно удачное было везение, что Колумб взял существенно южнее, чем мог бы, вышел сразу к Карибам и вторым островом открыл Эспаньолу (Гаити), где в заметных количествах водилось легко добываемое, по тем технологиям, золото.

Насколько в курсе, на прочих Карибских островах — такого не было, легко обнаружимых и добываемых золотых запасов. Что было — так это золото в глубине континентов, в Мексике у ацтеков, в Андах у инков. Но это ж ещё добраться нужно, это ж ещё в принципе узнать нужно было, что оно там есть.

На самом деле, в первое десятилетие испанской колонизации Америки — она чуть было не загнулась. Когда обнаружилось, что драгметаллы на Эспаньоле быстро иссякают. И испанская корона стала утрачивать интерес к этим землям.

Но тут стали поступать сведения и из Мексики, и из южноамериканских колоний, что вот есть куда более серьёзные источники золота и серебра. Тогда-то и выдвинулись ребята вроде Кортеса и Писарро.

Ну и конечно, они были полные отморозки по нынешним меркам. Если б им сказать, что их контакт с индейцами передаст тем смертельные для них болезни и выкосит миллионы людей — они бы лишь уточнили: «То есть, можно сэкономить на порохе?»

Впрочем, и они были ангелы по сравнению с Васко да Гама, который, будучи португальцем, чуточку позже Колумба прорубал морской путь в Индию в огиб Африки (и он-то именно в Индию пришёл, в отличие от Колумба). С одной стороны — бесстрашный исследователь, с другой — абсолютно безжалостный террорист, чья цель была — отпугнуть от намечаемых португальских коммуникаций арабов (которые и сами никогда не были эльфами, но про деяния да Гамы отзывались с нескрываемым ужасом).

А что сейчас? И как насчёт Луны?

Ну, за отсутствием признаков селенитов — бессмысленно говорить о том, на какие зверства мы могли бы пойти, чтобы покорить селенитов. Но судя по тому, как мы в последнее время обращаемся с теми дикарями, которые есть на нашем собственном глобусе — да ни на какие зверства мы не пойдём. Самое жестокое — построить у них аэродромы, одаривать местных жителей тушёнкой и сгущёнкой, и тем спровоцировать карго-культ.

Но как быть с алчностью как движущей силой при покорении Луны?

Знаете, хотя доводится слышать, что Луна попросту бесполезна для нас, думается, что это не так.

Капитализм, замечательным образом умеющий преобразовывать «плохие» мотивы в «хорошие» следствия — мог бы сделать освоение Луны выгодным предприятием.

Нет, разумеется, добыча там каких-то стратегических минералов, необходимых Земле — это для фантастических романов. Или же — для такого уровня развития транспортных отношений с Луной, при котором будет действительно выгодно перемещение каких-то промышленно значимых объёмов грузов.

Но начинаться это должно — с роскоши. И применительно к Луне — рулили бы абсолютно безумные, крейзи-прожекты.

Скажем, доставить на Луну сборную ферму по выращиванию винограда. С толстым куполом, чтобы не слишком всё-таки ягодки напитывались жёсткими излучениями (хотя и реголит, верхний слой лунного грунта, не больно-то «фонит»).

При ней — автоматизированная винодельня. Где вино забраживается, выстаивается — и отправляется на Землю. И выставляется на аукцион. С видеофайлом для каждой бутылки, где вся её история.

Не будет спроса? Ну, можно было б посмотреть, будет или нет.

Вот как-то — продаются и покупаются на аукционах за сотни тысяч, иногда и за миллионы долларов бутылки вина, которое и не собираются пить, это просто понты и это просто инвестиция.

Продаются и покупаются «картины» супрематистов, среди которых Малевич хоть оригинален был как первопроходец и тролль, но последующие творения — это просто большие денежные купюры, чья единственная ценность — защита от подделки.

Вот провёл маляр два раза кистью по холсту, одним цветом туда, другим обратно — и образуется уникальный объект, ибо воссоздать ровно такой же разброс капелек краски — невозможно. Оно — никакой художественной ценности не имеет, но оно - уникально.

И значит, если оно было продано за миллион долларов — то цена будет только расти в том мире, где люди уже не знают, чего им хотеть, и какой орган отрастить себе, чтобы хотеть чего-то большего, а «бедность» и «ожирение» становятся синонимами.

То же самое можно было бы сделать и с лунными продуктами.

Ей-богу, нам не нужен лунный титан, хотя он там и обильней представлен, чем на Земле. Даже если б там алмазы были рассыпаны по поверхности — тоже вряд ли бы овчинка выделки стоила, сбор их там и доставка сюда (ну, первый рейс, может, и окупился бы, но алмазы быстро бы обесценились).

И гелий-3 с Луны нам понадобится лишь тогда, когда мы свой уже имеющийся и накопленный на Земле переработаем в термоядерных реакторах, которые пока что лишь теоретически возможны, с положительным выходом энергии.

Но что было бы бесценно (вернее, очень прибыльно) — так это, скажем, футбольный матч на Луне. Новый вид спорта, с нетипичной физикой. Интересные решения, интересный тотализатор.

Но знаете, почему ни один капиталист не вложится ни в какие долговременные сооружения на Луне?

Да по очень простой причине. Ещё в 1967 году был принят интернациональный «Договор о Космосе» (официально он называется длиннее).

Суть его сводится к тому, что любые естественные космические тела могут использоваться лишь ради общего блага человечества, там нельзя застолбить свою территорию ни государствам, ни, тем более, частным корпорациям.

Ну а раз ради общего блага всего человечества — это значит, что заебёшься ты лунную пыль глотать, чтобы тебе утвердили какой-то проект использования Луны. И никто не гарантирует, что тебя не принудят свернуть свою активность там, когда какая-нибудь сраная Нигерия выразит протест в ООН.

И вот вы — стали бы вкладываться в капитальный ремонт квартиры в Припяти, когда в любой момент могут прийти люди с фонариками и сказать: «А чегой-то ты здесь делаешь? Ты — нарушитель режима зоны отчуждения. Эта твоя квартира — отчуждается. А если у тебя есть бизнес где-то в других местностях — будь уверен, его обложат штрафами».

С Луной — ещё жёстче, чем с Припятью. Ты не можешь просто так начать лунный бизнес, не добившись многих-многих согласований о том, что... это не будет бизнесом. Да собственно и процедуры получения согласований — не прописано.

Конечно, подобные барьеры пробиваются рано или поздно, хвала коррупции, в том числе. Но это требует времени. Это требует ушатывания системы, ошибочно ставящей «умеренность» выше «роскоши».

Это вот как с тем же Китаем было. В пятнадцатом веке — он абсолютно превосходил Европу и по технологическому развитию, и по ресурсным возможностям. И были экспедиции под руководством Чжэн Хэ, на огромных кораблях, которые Колумбу и не снились. Сплавали в Индию, в Африку, дошли на юг до Мадагаскара, привезли всяких жирафов, но со сменой императора усилила свои позиции конфуцианская партия и было сказано, что нефиг тратить такие ресурсы на экспедиции, ибо и так ясно, что мы круче всех. Китай, в изрядной мере, окуклился в себе, уверовав в своё самодостаточное величие.

Нельзя не признать, что в решении конфуцианцев была логика и забота о стране (они — вообще-то, не мракобесы, они просто очень правильные и сознательные ребята). В принципе, ничего жизненно необходимого Китай из-за моря получить не мог. Только экзотику и роскошь. И вот сочли, что это неприлично, тратить огромные ресурсы на океанские корабли, чтобы доставить очередного жирафа в императорский зверинец.

Европейская же элита — держалась другой логики. Что никакие ресурсы не чрезмерны, когда речь идёт о пускании пыли в глаза и самоутверждении знати друг перед другом. У неё было больше индивидуализма, безрассудства и наплевательства на народные нужды. И вот как в своё время греки устроили полномасштабную войну из-за бежавшей за море девчонки (если это и миф — то прочно укоренившийся в нашей культурной традиции, поскольку приятный ей) — так и экспедиции снаряжались для того, чтобы какой-то пижон мог сыпануть себе корицы в фарфоровую чашечку.

И вот что мне особенно нравится в Илоне Маске — так это здоровое пижонство. Ровно то, за что многие его ругают. «Ну зачем, зачем было запускать в космос машину в качестве тестовой нагрузки? Её же можно было подарить какому-нибудь дому престарелых, если самому не нужна. (А ещё лучше — мне, конечно, подарить)».

Но захотел Илон устроить свою машинку на вечную стоянку, как первый экспонат первого космического музея — и сделал. Можно сказать, и прихоть, в которой не было практической необходимости. Но мы и растём как Цивилизация — не спасаясь от нужды, а стремясь к воплощению всё более изощрённых своих прихотей.

Думается, если б капиталу позволили беспрепятственно и свободно осваивать Луну — там бы реально уже были отели для эксцентричных «паломников», были бы фруктовые плантации под куполами, были бы футбольные стадионы.

Но в нашем нынешнем мире, во-первых, непонятно, какой юридический статус будут иметь подобные инвестиции, а во-вторых — конечно, было бы изрядное кудахтанье возмущённой общественности.

«Да вы что? Тратить такие ресурсы, выбрасывать столько этой ужасной углекислоты на стартах — не ради науки, не ради заботы о будущем человечества, не ради прокормления голодных, а ради развлечения и понтов? Да вы просто бессердечные ублюдки!»

С этим тоже приходится считаться.

Можно, конечно, было бы осваивать Луну тихой сапой, гоняя контрабанду, но, всё-таки, ракета такого класса на пути к Луне — это не моторка, шныряющая через пролив. Она, как бы, слишком заметна.

Впрочем, может, в скором времени и не так заметна будет.

Tags: история, космос, психология, технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments