artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Немного о сельхозе

Как-то на днях я сказал, что если на чём и можно сделать состояние в России сравнительно честным путём — так это на сельхозе.

И это действительно так.

Ты уединяешься на лоне натуры, предаёшься неспешной пасторальной неге под заливистое воркование перепелов и ласковое, «мускусное» шипение индоуток, умильно наблюдаешь вызревание плодов земли твоей, и в душе твоей воцаряется гармония, и мысли твои приходят в порядок, и ты, скажем, вовремя понимаешь, что пора соскакивать с биткойна — и вот лишних шесть-семь ноликов на счету.

Очень пользительная вещь, эти аграрные утехи.

Но, конечно, кто себе представляет дело как-то иначе, типа, я построю теплицу три на десять, там будет двадцать квадратов под помидорки черри, я соберу по двадцать кило с квадрата, продам по двести рублей, потому как сам видел в январе в «Магните» по двести пятьдесят — рискует немножко обмануться в ожиданиях.

Таким — лучше считать свои аграрные экзерсисы всё же хобби, а не бизнесом, и мнить себя чем-то вроде императора Диоклетиана, который, добровольно удалившись от дел, завис на своей вилле в Иллирии, а когда его приглашали вернуться в Рим, отвечал: «Если б вы только видели, какая у меня уродилась капуста, не приставали бы со всякими глупостями».

Но в последнее время, в последние годы — меня часто спрашивают друзья и даже подруги, тех или иных весьма престижных профессий и статусов (но вне нашей Корпорации), что бы я порекомендовал им, если б они всё-таки решили заняться сельхозбизнесом как основным источником дохода.

Они это спрашивают, ибо, в числе прочего, я «агротайкун». Не то, чтобы очень крупный, но, оценив осторожно и консервативно, скажу, что каждая тридцатая картофельная чипсина, выхрумкиваемая в России — из моей картошки. Ну и по свинине, и по крольчатине — доля моего холдинга тоже заметна без микроскопа, хотя и с прищуренным глазом. На самом деле, это вовсе не главный для меня источник дохода, но это довольно много. Это способно влиять на состояние рынка.

Поэтому, собственно, цены на картоху держатся практически неизменными в России все эти кризисные годы, как и цены на свинину. А вот на курятину, которой мы не занимались до последнего в ощутимых масштабах — взметнулись, «скайрокетировали».

Самое забавное, что я вряд ли когда хотел заниматься агробизнесом. Нет, ну детские дачные развлечения с тяпкой и граблями — это одно, а бизнес — немножко другое.

Но так получилось, что в середине нулевых я решил выкупить и отреставрировать наше фамильное имение в Калужской области, подружился с директором вусмерть убитого совхоза, где располагались наши графские развалины, а он мне вдовесок к ним впарил пятьсот га сельхозугодий.

Я думал, что бы на них такое разводить, и решил, что оптимально — самую ценную и выгодную живность. Именно — людей.

Стал брать у дружественных ментов юных уголовничков (кражи, угоны, мошенничество, наркота; насильственные — только если очень занятная личность, а так-то совсем уж тупую гопню я не люблю). Проплачивал развал дела, а долг предлагал отработать на своей картофельной плантации. Никакого принуждения. Каждый сам выбирает, что ему интересней — судимость, пусть даже условная, или некоторая школа жизни с кое-какими перспективами.

По хорошему счёту, картошка тогда была «предлог» (а плантация - «место имения»). Меня интересовали именно эти ребятишки, чтобы присмотреться, малость подправить мозги, натаскать по разным небесполезным навыкам, от физподготовки до инглиша и много прочих курсов личностного развития, а там — то ли перепродать Микки-Маусу в Низовья Реки (программером или каким-нибудь аниматором Диснею), то ли предложить работу у нас, уже вольнонаёмную (да, у Диснея и подобных — тоже вольнонаёмная, конечно). Иные же — заводили собственные бизнесы под моей чуткой крышей.

Некоторые сетевые чистоплюи мне пеняли, мол, фи, как можно связываться с уголовниками.

О да. Парень, который в шестнадцать лет угнал чужую тачку, понтуясь перед дружками и подружками, - это, конечно, офигеть какой закоренелый асоциальный элемент.

Ну и конечно, никто никогда ничего не тырил, будучи подростком.

Чего я действительно не люблю — так это ханжества и долбоебизма. Как по мне, юношеству простительны некоторые вольности и недостаточный пиетет перед частной собственностью. Это вообще довольно сложная социальная концепция, частная собственность. Она не заложена в нашу «кроманьонскую» биологическую программу, которая как раз таки требует тырить всё, что плохо лежит. Подростки — просто реализуют эту программу охоты и собирательства, иногда вовсе не ради выживания даже, а потому, что это в нашей природе.

Уважение к чужой частной собственности — приходит позже. К некоторым не приходит никогда, до седых волос и пышных учёных степеней. И такие люди называются социалисты. Люди, которые на голубом глазу вещают, как бы отобрать у других «излишки» и поделить так, как лично им видится «правильным». Это — конечно, прискорбный случай кретинизма (что интеллектуального, что морального). А подросток, который угнал чужой «мерин», полагая, что от хозяина не убудет, но при этом понимая, что заслуженно огребёт, если попадётся — это нормально.

Поэтому я стараюсь не ездить ребятам по ушам, не «воспитывать», не «стыдить», не оскорблять, называя своё учреждение «исправительным» (опять же, кретины не понимают, насколько оскорбительно само это слово, «исправительный»).

Не, всё просто. Они одолжились у меня, чтобы решить свои проблемы — и отрабатывают долг во временном рабстве («индентурное услужение» - точнее, хотя наукообразно). Это — НЕ оскорбительно. Ибо я никак не позиционирую своё имманентное моральное превосходство над ними. Только — фактическое, в силу обстоятельств.

И я не упираю на какие-то лекции-нотации, я просто даю понять, что а) мне можно доверять, я не кидаю никаких своих контрагентов; б) меня тоже лучше не кидать — или же делать это как-то очень изящно, чтобы удивить (хотя это сложно).

Но, собственно, я всем людям, с кем веду дела, всегда старался дать это понять. Что я не буду кидать и подставлять их — но лучше не пытаться кому-то кидать или подставлять меня. А так-то, добропорядочное обоюдовыгодное сотрудничество — всячески приветствуется и окупается.

И к тому моменту, когда я затеял эту плантацию — конечно, у меня были весьма фрагментарные познания в агрономии и зоотехнике. Однако, было умение договариваться и ладить с людьми, а также полезные завязки.

Мы неплохо развились, сейчас это весьма разностороннее хозяйство, причём, не только сельское. Ну, где агропроизводство — там и пищёвка, там и торговля, там и общепит, там и обслуживание нашей техники, а значит, и автосервисы, и диагностические центры, и 3D-принтеры для изготовления заковыристых деталей любой сложности на заказ — и ещё много-много чего.

Когда я рассказывал своим «гражданским» друзьям, как устроена моя «империя» и почему она, имея опору на собственно агробизнес, приносит мне довольно недурной доход в комплексе, они кивали:

«Да, комплексный подход — это верно. Пожалуй, надо взять кредит, чтобы сразу сделать комплексный агрохолдинг, по всей цепочке. Уж я-то справлюсь, ведь я уже ого-го какой базилик на балкончике выращиваю».

Ага. Именно так. Это примерно как разработку и производство авиалайнеров освоить. У тебя обязательно получится. Ну, ведь помнишь же ты закон Бернулли со школы — и рулил самолётами на компьютерных симуляторах. Значит, точно получится делать авиалайнеры. У Сухого — получилось же с ихним Суперджетом? Ну, почти получилось. They were this close. Ещё десять-пятнадцать ярдов баксов — и «щетина превратится в золото».

Но что касается агробизнеса — то, с одной стороны, он действительно стабильно прибыльный, и довольно высокорентабельный. Минимум — процентов двадцать на оборотный капитал при весьма возможных изначально низких вложениях в основные фонды.

Но с другой стороны, как и в любом бизнесе, чтобы преуспеть — нужно изначально, по завету Сократа, знать, как мало ты знаешь. А потому — окружать себя людьми, которые знают несколько больше о предмете. Не питая иллюзий, что если у тебя как школьника на семейной даче получалось выкапывать больше картошки, чем посадил — то ты постиг секрет успеха, который никто, конечно, не мог постичь до тебя.

Реальность, увы, не столь радужна. Как ни покажется удивительным, довольно многие люди за последние пятнадцать тысяч лет усвоили ту мысль, что если посадить в землю какие-то "исходники", то можно получить в урожае гораздо больше съедобной органики, чем посадил.

И вырастить пищу для себя, своей семьи — уже тысячелетия вполне возможно даже самыми примитивными орудиями на крошечном клочке земли.

Но вот если говорить о товарном производстве, то давно проблема вовсе не в том, чтобы вырастить продукт. А в том, чтобы убедить других людей, что его стоит брать именно у тебя.

Ну и кто всерьёз размышляет о карьере фермера — то есть, не о приусадебном хозяйстве для себя, но о товарном производстве жратвы — попробуйте поставить себя на место торговцев, от мелких магазинчиков до сетей (это вообще очень полезно для налаживания отношений с любыми людьми, пытаться влезть в их шкуру, поставить себя на их место).

Смею заверить, они не испытывают дефицита предложения жратвы. Достаточно немножко поискать в Инете — и увидишь массу объявлений о продаже любой сельхозпродукции. По оптовым ценам, которые покажутся странными тем, кто до сих пор видел их, цены, только в магазинах.

Ну, скажем, в прошлом году было стабильно приятное тёплое лето на всём протяжении во всей европейской России (и Украине) — что стало катастрофой для многих фермеров. Помидоры и клубнику на Кубани отдавали рублей по пять за кило (в закупке с вывозом, естественно), и те, кто специализировался именно на этих делах, а не дифференцировал вложения — массово банкротились. А кто упирал на помидоры, клубнику, перцы где-то севернее Кубани — естественно, были в ещё худшем пролёте, поскольку их-то продукция уже заведомо нафиг никому была не нужна, даже даром. В смысле, перекупщикам это было совершенно неинтересно, брать орловские или курские помидорки, когда и заведомо более качественные кубанские стоят копейки.

При этом цены в рознице — не настолько уж упали, и обыватели считают, что всему виной некая торгово-закупочная мафия, умудрившаяся создать некие картели для поддержания цен.

Реально, «картельные сговоры» буржуинов - это такая мифология для детишек. Без участия государства — никогда и нигде не работают картельные сговоры. Строго говоря, они и при участии государства работают так себе (ОПЕК — тому яркий пример, где все постоянно превышают те квоты нефтедобычи, о которых клятвенно договорились). А уж буржуинов-частников — каким образом можно удержать от того, чтобы расширить свою долю на рынке, когда подворачивается благоприятная конъюнктура? Даже если будет какой-то сговор имеющихся субъектов, и все они истово будут соблюдать наложенные на себя ограничения, выбрасыая меньше товара, чем могли бы (что само по себе фантастика) — кто мешает зайти на рынок новому участнику, который ни о чём ни с кем не договаривался?

Другое дело, что розничная торговля — это само по себе вовсе не такой простой и беззаботный бизнес, как кажется на первый взгляд. Он подчиняется правилу «За морем телушка полушка, да рупь перевоз». И не только перевоз. Обслуживание складских и торговых площадей, транзакционные издержки (та же зарплата всяким продавцам и кассирам), «административная рента» в том или ином виде (или чисто коррупционном, чтоб тебе просто магазин разрешили держать, или легальная плата за аренду городской земли).

Всё это вместе делает практически несущественной изначальную цену на в принципе дешёвые товары. То есть, даже если в закупке та телушка станет стоить не полушку, а ещё меньше, какие-то там считанные ногаты или резаны — в рознице она не окажется меньше рубля по-любому.

Ну и вот попробуйте поставить себя на место торгашей. Применительно к той же картошке.

В магазине она будет стоить, скажем, тридцать рублей за кило. Или пятьдесят. Люди — возьмут и за пятьдесят. Ей-богу, даже в депрессивных регионах — мало найдётся тех, кто экономит прямо-таки уж на всём, включая картоху. Для большинства покупателей — это пренебрежимо малые деньги, что тридцать, что пятьдесят рублей за кило картохи.

И на этом фоне — какая тебе, как торговцу, разница, сколько была картоха в закупке у фермера, десять рублей или двенадцать? Есть, но несущественная. Ты по-любому куда больше платишь легальной и не совсем легальной мзды чисто за право иметь магазин.

И ты заинтересован не в том, чтобы сэкономить на закупке, а в том, чтобы гарантировать стабильность по количественным и качественным параметрам.

С этой точки зрения — тебя мало интересуют мелкие хозяйства. Ибо это для такого фермера круто, что он собрал со своих пары га сто тонн картохи, а по меркам торговой сети — это вообще ни о чём.

К тому же, за этого мелкого фермера никто не может поручиться, что он не ёбнутый дилетант. Ему насоветуют какое-нибудь чудодейственное удобрение, он его ещё неправильно применит (типа, мешков с нитратами по полю накидает), от его картохи, попавшей в твою сеть, покупатели начнут горевать желудком, в лучшем случае, разгорится скандал, и тебя вообще выебут так, что проклянёшь тот день, когда связался с этим «эксклюзивным и прогрессивным производителем чистой органической продукции».

Крупные хозяйства с более «консервативными» воззрениями — как-то всё-таки надёжней. А связываться с экспериментальной всякой фермерской мелочёвкой — себе дороже. Ибо постоянно отслеживать качество продукции из разнообразных мелких источников — ты не сможешь. Это вообще нереально.

Поэтому торговцу важно иметь какую-то личную убеждённость во вменяемости и ответственности контрагента.

Ну и я, когда начинал свой агробизнес, безусловно имел то преимущество, что меня лично знали люди, работающие под нашей корпоративной крышей в торговых сетях. Даже если конкретно их фирму не конкретно я курировал — но всё равно были те, кто мог свести и представить друг другу.

И тогда — я мог делать действительно интересные предложения. Не того рода, что продам вам картоху по восемь рублей, когда среднерыночная в регионе двенадцать, а того, что мы оформляем контракт на сто тонн через мою «мартышку», которая вполне себе юрлицо, и сертификаты там все будут, чтоб жопу прикрыть, и прогоняем под это дело тысячу тонн неучтёнки, которой вы просто в своё удовольствие торгуете, тэкс-фри. А если до «мартышки» кто докопается — так там все ушли на Киприотский фронт, аста ла виста, бейби.

Если подобные схемы начнёт предлагать какой-то левой хрен с бугра, типа, фермер — его в лучшем случае нахуй торгаши пошлют. В худшем — сдадут своим дружественным обэповцам, чтобы те на этом лохе палку срубили.

Ибо элементарно — не будут уверены, что это не провокация. Ну или — понятия не имеют, как этот товарищ поведёт себя, когда кто-то начнёт рыть, когда его возьмут в оборот, припекут железными рогатинами, встречные проверки начнут проводить, стращать всячески, типа, покайся, Иваныч, тебе скидка выйдет.

Про меня же известно хотя бы то, что я числюсь полковником ФСБ (на тот момент — подполом). И застращать меня каким-то обэповцам — немножко не получится.

Да, Россия — феодальная страна, а я — довольно серьёзный феодал. Поэтому собственно наш агрохолдинг — вообще официально не существует. Это просто моя землица, где мы с друзьями садим огородик, для собственного развлечения и потребления. А вообще-то — спецобъект ФСБ, с автоматчиками и «бэхами» у шлагбаума. Попробуй сунься любой краснопёрый — мигом за шпионаж пойдёшь как агент гватемальской разведки (ну ладно, на самом деле, я потрудился, чтобы и с ментами местными замечательные отношения наладить, без чекистского снобизма, но это отдельная история).

И торговые партнёры — во мне уверены, что я не сдам, не подставлю. Как уверены и в том, что я достаточно вменяемый и ответственный парень, чтобы наладить у себя контроль качества продукции, чтобы не впарить им какую-то потраву. Поэтому и сотрудничают.

Конечно, у меня в этом смысле были несколько привилегированные стартовые позиции.

Хотя, если честно, охуеваешь при мысли, сколько приходится задействовать как бы криминальных схем, чтобы просто приладить рабов к делу, произвести и донести до потребителя качественный аграрный продукт.

Ну и понятно, что не у всех начинающих фермеров есть друзья, которые могут подарить корочку офицера ФСБ.

Поэтому я решил поделиться своими соображениями, как бы действовал, если б НЕ имел таких стартовых позиций, но хотел бы отдалиться от городской суеты и заняться сельхозом с нуля. Со скромным стартовым бюджетом, какой можно выручить от продажи или залога одной-единственной квартиры в мегаполисе, скажем, пара миллионов рублей. Ибо вот посматривал иные ролики в Инете, читал иные патетические исповеди банкротов — и как будто на пассажиров Мейфлауэра смотришь.

Но — в следующих постах.

Tags: Россия, сельхоз, экономика
Subscribe

  • Стишок про крокодильчика из "Алисы". Перевод.

    Разучили с Киркой для садика стишок про крокодила из «Алисы» (нет, всю «Алису» целиком она пока не читает, дождёмся уж пяти…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Полфунта романтики к Празднику

    Наступает любимый день товарища Сухова под лозунгом «Женщина — она тоже человек!» И с этим трудно не согласиться: в умелых руках…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • Стишок про крокодильчика из "Алисы". Перевод.

    Разучили с Киркой для садика стишок про крокодила из «Алисы» (нет, всю «Алису» целиком она пока не читает, дождёмся уж пяти…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Полфунта романтики к Празднику

    Наступает любимый день товарища Сухова под лозунгом «Женщина — она тоже человек!» И с этим трудно не согласиться: в умелых руках…