artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О защите ментов

Мне часто ставят на вид, что я защищаю порой российских силовиков (в том смысле, что не считаю их всех и скопом абсолютными ублюдками) и несколько скептически отношусь к вероятности существования всецело правового государства, где бы все законы исполнялись безукоризненно.

Если же быть совсем честным перед собой и миром — я и не очень хотел бы жить в таком государстве. Мне немножко претит роботическая запрограммированность в отношениях между людьми (а слуги закона — это тоже люди). Я лично приветствую большее разнообразие, больше личной инициативы, больше «человечинки».

Мне иногда возражают, мол, а вот на Западе таки созданы идеально функционирующие институты правового государства, где все равны перед законом, и законы свято соблюдаются, и это очень круто. Мол, сам бывал в этих Европах, сам видел: реально на лапу не берут. На что приходится отвечать: «Давать надо уметь!» Хотя на самом деле, конечно, тамошняя коррупция имеет немножко другие черты и формы, нежели на пост-советском пространстве.

Но что до неукоснительного исполнения законов их блюстителями?

Вспомнился случай, о котором рассказывал пару лет назад один приятель. Были в Испании, тусили на местной какой-то фиесте, одухотворились до крайней степени. И по пути домой — их тормознули «альгвазилы». Видимо, потому, что слишком медленно ехали.

Ну, выразили некоторое недоумение, мол, ты чего, ваша милость, совсем «локо», в таком виде за руль садиться? Так-то в винодельческих странах довольно лояльно смотрят на «неидеальную водительскую трезвость», пара бокалов вина может и законодательно считаться допустимой нормой (по промилле), но в данном случае речь шла о паре литров.

И вот эти «альгвазилы» сначала предложили: кто из вас потрезвее — может, как-то умоется, сполоснёт голову, разомнётся, чтобы в чувство прийти? Но промучившись полчаса, увидели, что это бесполезно, один сам за руль сел, другой сопровождал. Благо, там километров десять было ехать.

Довезли до их съёмного коттеджа — движимые исключительно заботой о том, чтобы эти «русо туристо» не уебались по пьяни. И приятель говорит, что самый неловкий момент был — как предложить некую благодарность, чтобы не обидеть. Ну, просто пятьсот евро сунуть — это точно оскорбишь. Но — пригласили в гости на банкет, когда те не на службе будут.

Насколько законны были действия той испанской «поли»? Я не знаю испанских законов, но более чем уверен: уж настолько бухого водилу они обязаны были задержать и оформить. А в Штатах — так это вовсе потянуло бы на мисдиминор (уголовный проступок) со штрафом в тысячи (если не десятки тысяч) баксов, парой месяцев каталажки и, кое-где, конфискацией транспортного средства. У них — довольно параноидальное отношение к DUI, даже если тащиться сорок миль в час по правой полосе безо всякого намерения кого-то сбивать. Не уверен, что и я бы смог приболтать американских копов, если б попался на трассе после пары литров винчика (а самая большая глупость в такой ситуации — предлагать деньги).

В России — по-разному может быть. Где-то в провинции — могут и сами намекнуть на «разойтись за половину протокола, штраф на месте». И, кстати, могут предложить такой сервис, как доставка пьяного водителя, но — вряд ли бесплатно. Хотя в Москве — у них будет сильное подозрение, что это какая-то проверка, поэтому могут включить «честного служаку», да так, что бесполезно будет даже козырять какими-то крутыми ксивами. А если уж козырять — то так, чтобы не застремать их, не быковать. Иначе — они рапорт по-любому составят, даже если не рискнут отстранять от управления.

А вот те испанские ребята — они однозначно нарушили служебные инструкции (каковы бы конкретно они ни были в Испании на сей счёт), но — из благих намерений. Не захотели вредничать и портить туристам праздник. В конце концов, их задача — забота о безопасности? Они и позаботились. Предотвратили возможное ДТП, попросили больше так не делать. При этом — вели себя очень мило, дружелюбно, душевно.

Но в Испании, впрочем, всё очень мило, дружелюбно и душевно. Во всяком случае, в современной. Во времена Томазо Торквемады и даже Франсиско Франко — имела место некоторая «жесть», а сейчас они в целом настроены на позитив.

Россия, понятно, гораздо более хмурая страна. На самом деле, за последние лет тридцать русские проделали большой путь в сторону цивилизованности и доброжелательности (поскольку советское общество, в быту, это, если честно, вообще было сборище психотических истериков). Но вот кое-где порой случаются проявления ожесточённости.

Конечно, всё не так плохо, как может показаться из криминальных хроник в СМИ — поскольку они отбирают наиболее пикантные случаи. Такие, которые интересны аудитории. А так-то далеко не каждый школьный выпускной заканчивается пиршеством каннибалов после группового изнасилования.

Но — бывают, конечно, эксцессы, встречаются и весьма отмороженные персонажи, а по синьке — так и вовсе чёрт знает что творят.

А менты, сталкиваясь с этим, естественно, немножко офигевают. Так-то они, опера, в целом интеллигентные люди, с как бы высшим образованием, но обычно они довольно плохо психологически подготовлены к работе, имманентно сопряжённой с насилием. Поэтому иногда испытывают некоторую профессиональную деформацию.

И они не то чтобы все поголовно конченые мрази, обычно-то они даже вполне приличные ребята, но — немножко «потерянные». За редкими исключениями, они плохо обучены применять насилие так, чтобы это не влекло нежелательных последствий. Иногда же — и просто срываются, не могут совладать с эмоциями. Поэтому большинство случаев, когда они калечат или гасят задержанных — в общем-то, происходят по дурости. Примерно так же, как у школьников. Начали прессовать — и не смогли вовремя тормознуться, не смогли даже понять, что уже серьёзно поломали клиента.

С другой стороны, представьте, как будет воспринято сообщение о том, что в ментовских учебных заведениях введён новый курс на тему «Как прессовать грамотно, чтобы ничего не отбить и не замучить насмерть». Тут уж не только привычные оппозиционные правозащитники возмутятся — тут всё общественное мнение на дыбы встанет.

А как ни смешно звучит, даже в России полицейская система вынуждена считаться с общественным мнением. И это одна из главных проблем любой государственной полиции. Ибо широкая общественность — это обычно такая вещь, которая сама не знает, чего хочет. И может одновременно иметь совершенно противоположное «собственное мнение» на один и тот же предмет, нисколько не тяготясь «взаимоисключающими параграфами».

Не то, чтобы 95 процентов людей были реально идиоты именно в клиническом смысле. Это, конечно, некоторое преувеличение. Более того, большинство-то людей, взятых в отдельности, могут быть и довольно вменяемыми, по-своему неглупыми, а то и даже имеющими некоторые зачаточные предпосылки к логическому мышлению (хотя, честно, у русских всегда с этим очень большие проблемы были, ибо «умом не понять, аршином не измерить»).

Но толпа — дура всегда. Поэтому и «общественное мнение» - обычно и бывает что-то такое идиотическое, «коллективное бессознательное».

Оно, общественное мнение, одновременно может возмущаться тем, как менты нифига не делают, мышей не ловят, при этом восхищаться персонажами ментовских сериалов, которые «умеют работать», наплевав порой на всякие юридические условности, которые и в морду дать могут злодею, чтобы защитить от него народ — и точно так же возмущаться, когда реальные менты переусердствуют, раскалывая какого-то гопника, а тот отъедет. И даже непонятно, был ли он злодеем — или просто бедолага, под руку подвернувшийся. Вот в фильмах — там всё понятно. Тебе ж показали, что он злодей — а значит, правильно его мудохают, так ему и надо. Поэтому — вот пусть менты изволят работать, как в фильмах. Жёстко — но только с теми злодеями, про которых по сценарию уже известно, что они злодеи.

Общественное мнение может требовать, чтобы менты отказались наконец (в сотый юбилейный раз) от «палочной» системы, от оценки работы по раскрываемости — но первое же прифигеет, если услышит от ментов: «Да, мы теперь отказались от этой порочной системы, у нас теперь раскрываемость всего двадцать процентов, но это пофиг, а оценивать нашу работу мы предлагаем по лучезарности улыбки оперативного дежурного. Кстати, можете сделать со мной селфи».

Общественное мнение очень негодует, когда узнаёт, что некий мизантропически настроенный юноша устроил бойню, постреляв людей из легально купленного ружья и подорвав бомбу. А спецслужбы это дело прохлопали, хотя он сам говорил в переписке с сетевой подругой, что хочет всех убить и выпилиться самому. И как ему продали ружьё? Кто позволил ему тренироваться в стрельбе? Как упустили, что он покупает ингредиенты для взрывчатки? Почему некий умный фильтр не среагировал на столь прозрачные откровения в его переписке?

Но так же общественное мнение негодует и тогда, когда менты (фэбэсы, не важно) накрывают компанию молодых людей, которые только-то и виноваты в том, что тренировались в стрельбе, изготовлении бомб и писали в своей группе о намерении взрывать казённые учреждения, мочить ментовское и чекистское начальство, чтобы посеять хаос и смуту.

Да мало ли, какие глупости только не пишут всякие революционные романтики, увлекающиеся тактическими играми и любительской химией? Это что, повод их арестовывать и, тем более, применять методы «форсированного интервьюирования» (как мы это называем)?

И спору нет, зачастую менты и фэбэсы работают довольно топорно (по нашим стандартам). Но я не могу строго судить этих ребят, поскольку никогда не бывал под таким прессингом, под каким им приходится работать.

Мне вот в жизни так повезло, что я имею дело с людьми, которые знают, чего хотят. А не с коллективным идиотом, который знает только, что кто-то кого-то должен замочить, то ли менты злодеев, то ли народные мстители — ментов, а не то ему слишком страшно жить. Ну, понятное дело, когда начнётся война всех против всех — тогда-то жить станет «сухо и комфортно».

Меня вообще всегда воротило от публичной политики, поскольку там неизбежны заигрывания с инфантильными лохами, которые запутались в своих хотелках, но яростно требуют, чтобы парни с пушками изображали заботу об этих «саблезубых кроликах».

А государственным ментам — приходится с этим считаться. Общественное мнение, так или иначе, давит на публичных демагогов, те давят на ментовское начальство, оно — распекает своих подчинённых, типа, давайте, уже шевелитесь как-то, делайте «что-нибудь».

Ну они и делают «что-нибудь». И шевелятся «как-то».

Надо повысить раскрываемость? Надо срубить побольше палок, а для этого расколоть подозреваемого, чтобы отправить дело в суд? Ну и начинают пиздить сапогами и дубинками, а потом — ой, он, кажется, лёгкие отхаркивает.

Нет, такая-то жесть всё-таки в последние годы редко случается, а раньше доводилось встречать. И вот всегда думалось: «Да где ж вас пиздить-то людей учили? Совсем дикие, что ли?»

В том-то и дело, что нигде. Так, на уровне «оперской мудрости» гуляют приёмчики физической и психологической обработки подозреваемых. Примерно как знахарские рецепты — по деревням. И вот извращаются, кто во что горазд. Но преимущественно — тупо, по-гопотски пиздят. Хотя я вообще не понимаю, какой в этом кайф может находить интеллигентный офицер с высшим образованием.

Обычно — и не находит. Обычно они и не садисты. Просто неучи и неумехи.

Профессионал — он вообще не будет бить собеседника по лицу. Эта кровища, эти осколки зубов — чего, дофига эстетично, что ли? Дофига приятно? Да об зубы ещё порезаться можно, а у него, может, инфекция там какая.

Что позволит себе профессионал — ну, поддых немножко насовать, разве лишь, чтобы помочь собраться, если как-то слишком уж легкомысленно собеседник настроен. И то — нужно различать, кто перед тобой и как он воспримет хоть какое-то применение силы. А то ж озлобится, уйдёт в себя, как улитка в раковину. И заведётся этот детский сад, штаны на лямках. «Не буду я ничего говорить! - - А вот и будешь! - - А вот и не буду! - - А вот и будешь...» until the nirvana.

Наоборот, нужно как-то разрядить обстановку, наладить контакт. И тут, конечно, у всех свои коронные приёмы, но я обычно яблочко чищу. Я приноровился это делать так, чтобы снимать ножиком кожуру одной непрерывной тоненькой полоской. Поневоле, люди оказываются заинтригованы, спрашивают: «Это намёк на то, что и с меня можешь так же шкуру содрать?»

Улыбаешься: «Нет, я, конечно, ценю игривый шарм Рэмзи Болтона, но не до степени эпигонства. Не, вот как сигара у Фрейда — иногда просто сигара, так и очищенное яблочко — иногда просто очищенное яблочко. Кусочек?»

Но иногда, конечно, одного кусочка бывает мало, чтобы развязать язык, поэтому приходится подключать тяжёлую инквизиторскую артиллерию.

Полиэтиленовую упаковку с пупырышками. Знаете, когда их начинаешь щёлкать, сминая пальцами — это так заразительно, что никто не может устоять. Даже люди, проходившие спецподготовку, даже матёрые урки, даже ветераны революционно-террористических движений — изнывают от вожделения и сдаются. Тянут руки, просят дать и им кусочек, чтобы тоже пощёлкать «пупчики».

Понятно, что жестоко в подобные моменты ставить какие-то условия — но наши игры бывают порой жестоки. Поэтому первый кусочек можно дать просто так, но следующие — придётся «покупать» ответами на вопросы.

Я не знаю, при этом, считается ли искушение «пупчиками» именно пыткой по Пакту 1966 года, но — это работает и при этом не оставляет следов на теле, не говоря уж об увечьях.

А так-то — ну нигде в мире никогда не было, нет и не будет «правового государства» в том смысле, чтобы все законы исполнялись чётко и неукоснительно. Что, в общем-то, и хорошо, если видеть физиономии тех, кто принимает те законы (а это не только в российской Госдурке — кошмар ломброзианца).

Но чем отличается цивилизованное общество от менее цивилизованного — так это степенью взаимной доброжелательности.

Россия, к сожалению, конечно, не в числе лидеров по этому критерию. Да, сами русские считают себя очень добродушными и сострадательными, но правда жизни в том, что они единственные на глобусе, кто так считает.

Что говорить, несмотря на весь нравственный прогресс последних десятилетий (который так и бесит сторонников «духовных скреп»), всё же — мы по-прежнему довольно отмороженная нация. Ну, климат, конечно, тоже влияет. И средства внутреннего утепления супротив того климата.

Между тем, в скором времени нам понадобятся доброта и сдержанность.

Думаю, сейчас уже нет смысла лишний раз растолковывать, что Россия полным ходом движется к катастрофе, она абсолютно неизбежна, и будет та ещё веселуха по-любому. Во всяком случае, лично мне нет смысла это повторять, чай, не четырнадцатый год, когда у кого-то ещё могли быть иллюзии, будто «всё обойдётся» — а сейчас неизбежность катастрофы очевидна любому компатриоту, имеющему хоть какой-то междуушный ганглий.

Даже пригожинские тролли — нынче очень вяло отрицают эту очевидность. Ибо — слишком глупо даже для них. И даже среди наилояльнейших функционеров Едра всё больше проскакивает искренних откровений. Вроде того, что «ваших родителей вообще никто не просил вас рожать, уж не государство — точно».

Это — то, что на самом деле всегда(!) думала политическая элита Московии о своём народонаселении. Поэтому всегда, в любой своей инкарнации, и старалась проредить его если не внешними истребительными войнами, то внутренним террором. Потому что вообще не понимала, что делать с этими людишками, для каких целей можно их употребить, и нахрена их так много.

Не понимает и сейчас, разумеется. В чём всё отчётливее и честнее сознаётся, когда уже надоело болтать благоглупости про «заботу о подъёме демографии». Ну, тут самым достойным патрициям и матронам уже «макарошек» не хватает — так ещё и плебс себе чего-то хочет, последнего омара готов изо рта вырвать. Естественно, это не может не раздражать правящую элиту. Ведь в конце концов, с её точки зрения — этот народ вообще непонятно, зачем существует, какой от него толк.

Особенно же бесит элиту наглая мегаломания этого народа, который возомнил, будто его «грабят» и «эксплуатируют». Да было бы что грабить — и нет никакого представления, как можно было бы эксплуатировать с пользой для себя. У московитской элиты — никогда не было такого представления.

Население, в глубине души, это тоже не очень понимает. Ему, конечно, очень самолестно думать, будто бы его грабят и эксплуатируют, но чем дальше — тем яснее становится даже самым тупым, что это просто не так. И население смутно подозревает, что если у России нет иной судьбы, как пилить доходы от ресурсного экспорта, то главный вопрос — «На сколько частей?» Что может наталкивать на не очень благодушные мысли.

Однако ж, именно тогда, когда над Россией предельно сгустятся хмурые тучи сомнения «Нужны ли мы нам?» - блеснёт луч света в сём тёмном царстве. И золотыми буквами начертает тот луч благую весть: «Да пофиг, нужны ли вы вам. Но вы, возможно, нужны мне. Поэтому — не спешите самовыпиливаться».

Ну, я, в отличие от московитских упырей, умею ценить людей. Я даже покупаю их за собственные деньги — и вполне успешно эксплуатирую, будучи толковым рабовладельцем.

То есть, утешительная весть — она в том, что имются всё же в России люди, не желающие сотворить геноцид, а способные придать осмысленность существованию русского народа. Способные вдохнуть в него веру в то, что и он может быть на что-то годен.

Когда я говорил об этом года три назад — некоторые считали подобную мысль не столько «утешительной», сколько «оскорбительной». Но сейчас, думаю, многое поменялось. Тогда московитская элита стеснялась говорить русскому народу, что воспринимает его в качестве паразитарной обузы. Сейчас — не стесняется. И такие ребята, как я, начинают смотреться на их фоне очень выигрышно. И то ли ещё будет.

Кроме шуток (хотя я и не шутил), мы действительно заинтересованы в том, чтобы демографические потери в неизбежный «период турбулентности» были минимальны даже среди «ваты». Ибо — всяко сгодится. В это мало кто верит, помня печальный опыт крепостничества в России, когда каким-то образом помещики умудрялись разоряться и сдавать имения с душами в залог, но — они были хреновые рабовладельцы. А я — хороший.

Вообще же, это примерно как со сланцевой нефтью. Тоже многие не верили, что из затеи выйдет толк, но новые технологии позволили осваивать ранее недоступные и весьма значительные запасы.

Так и с эксплуатацией российского народонаселения. По крайней мере из молодняка — может выйти толк, с использованием новых технологий индентурного услужения. Потенциал имеется, и к чёрту всякие расистские бредни о якобы неискоренимой бесполезности российских жителей. Надежда есть, выбор есть.

Ну, в сложившихся обстоятельствах — не то, чтобы очень богатый выбор, но примерно как между сутенёром и маньяком-потрошителем. Московия — это маньяк, который уже не стесняется поигрывать ножичком и, всё определённее, не собирается угощать конфетами, которыми в очередной раз приманил эту вечно простодушную инфантильную пейзанку, русскую нацию.

А сутенёр, эксплуататор — он заинтересован в том, чтобы питомица была жива, приятно румяна и чему-то училась, а не просто гордилась бабушкиным кокошником.

Главное — чтобы милые барышни не слишком сильно перегрызлись, не выцарапывали друг другу ясны очи, охотясь за дефицитной тушью для ресниц.

Поэтому — да, сейчас для России важнее всего будет доброта и сдержанность. Всех — ко всем. В том числе — и в отношении ментов. На самом деле, из парней, профессионально связанных с насилием (ну, «как бы профессионально») - они ещё не самые вредные, не самые злобные.

И да, я прекрасно в курсе тех эксцессов, что они себе порой позволяют, и согласен, что их можно считать «бандитами», но — это ещё одни из самых цивилизованных бандитов на территории. Поэтому я серьёзно говорю, что мы их будем защищать, когда начнётся «веселуха». То есть, мы не позволим отстреливать их всем желающим, как было с городовыми в феврале семнадцатого.

Мы даже росгвардяев будем защищать. Правда, при условии, что они где-то раздобудут нормальные тельняшки, а не вот эти их «матраски» с красными полосами. Не понимаю, как вообще такое на себе носить можно.

Да, а дизайнера, породившего эти росгвардяйские «матраски» — всё-таки отдадим Рэмзи Болтону, пусть такое же на тушке нарисует.

Tags: Россия, грядущее, гуманизм, менты
Subscribe

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…

  • О суде по Навальному

    Ну да, чуда не случилось. Таки заменили условный срок на реальный. Послушал постановление. Занятно, что судья вообще практически не касалась вопроса…

  • Пара слов о протестах и перспективах

    Гостил у нас нынче князь А., старинный мой приятель. Он — либерал в «исконном», правильном смысле. Гоббс-Локк, «государство…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…

  • О суде по Навальному

    Ну да, чуда не случилось. Таки заменили условный срок на реальный. Послушал постановление. Занятно, что судья вообще практически не касалась вопроса…

  • Пара слов о протестах и перспективах

    Гостил у нас нынче князь А., старинный мой приятель. Он — либерал в «исконном», правильном смысле. Гоббс-Локк, «государство…