artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

О принуждении и подчинении

Знаете, что больше всего меня угнетает в историях о произволе всяких тюремщиков-палачей-опричников?

Пассажи вроде: «Они заставили меня приседать тысячу раз». Или - «Они заставили меня стоять «вполтора», то есть, спиной к стене и как бы на стуле, только без стула».

Спору нет, и приседания, и статические стойки — это в целом полезные для здоровья упражнения. Вот только — как можно «заставить» это делать, если чел не хочет?

Ладно, когда в карты играют на приседания-отжимания, и коли продулся — то изволь исполнить. Но делать это только потому, что какой-то мусор тебе так говорит? А с чего бы?

Вот этого я не мог понять и в юности, когда приятели, неформалы, всякие там панки конца восьмидесятых, рассказывали, как их в подвале накрыли менты и заставляли подолгу торчать в полуприседе, что называли «электрический стул». Да, и ещё — кричать «Хайль Гитлер!» (к вопросу об основополагающем антифашизме советской милиции).

И я — недоумевал: «Что значит: «Заставляли»?»

А приятели отвечали: «Ну, ты бы таким в лапы попался — тоже бы всё делал и вопросов не задавал!»

Да, правда? Я в пятнадцать лет попался в лапы двум операм, которых начальник ментовки специально напряг найти и покарать меня после того, как я, в рамках нашего «преступного сообщества молодёжной взаимовыручки» на базе школы карате, напихал его сыночку и дружку сыночка, двум совершенно отвязавшимся гопникам.

Я не думал, что менты выйдут на меня, ибо наш смысл был в том, что акции проводят совершенно неизвестные на районе пацаны, решая проблемы друг друга, но те опера реально умные оказались, просекли схему. И повинтили, доставили в отделение (я не сопротивлялся, мне это было даже интересно). В действительности, я был впечатлён и горд за советскую милицию, которая в целом котировалась «ниже плинтуса» (какие бы сейчас сказочки ни плели о её профессионализме). Но — ведь могут, если захотят.

Когда началась беседа, я поинтересовался, что, собственно, они собираются мне предъявить по закону? Детскую драку без каких-либо последствий (ни носа сломанного, ни зуба выбитого — я аккуратно там по тушкам навалял)? С этим — в суд пойдут? Самим-то — не смешно?

Они ответили, что это как бы неофициальная и вообще профилактическая беседа, но таких, как я, нужно ставить на место, чтобы не зарывались, поэтому они даже могут пойти на неофициальные же «меры внушения» (и один — многозначительно похлопал по ладони дубинкой, «демократизатором», как их тогда называли).

Я сказал: «Господа офицеры! Если вы намерены меня бить — то рекомендую сразу наглухо. Тело вывезти за город и зарыть. Я в целом готов к пиршеству в Вальгалле, а жизнь... «пустая и глупая шутка», как говорил нам в школе М.Ю. Лермонтов. Но смотрите — не промахнитесь. Ибо иначе — я-то точно не промахнусь, когда найду вас и встречу у дома. И тогда — вам будет поздно сожалеть об упущенных возможностях».

Это были хорошие опера, много повидавшие, но — немножко прибалдели, насколько я мог тогда судить. Спросили:

«Ты чего, совсем дурак, что ли? Ты вообще соображаешь, чего сейчас несёшь?»

Но дубинку — отложили. И мы довольно мило побеседовали. Они даже поинтересовались, по какой причине я отмудохал тех двух уродов. На что я сказал, что хотя, конечно, не имею никакой причастности к означенному инциденту, но можно в их школе поспрошать, как они себя вели, если в самом деле интересно.

А под конец — эти опера сказали: «Ну, мы тебя не прессовали, потому как хорошие, но если бы ты попался плохим дяденькам милиционерам, то они бы могли и прессовать. И мы просто покажем, как это может быть».

И показали знаменитую пытку с пластиковым пакетом на голову.

Я же всегда, когда видел её, задавался только одним вопросом: “Why are people so fucking stupid?”

Ну если рот не заклеен скотчем — так втяни немножко того пакета, прогрызи дырочку и дыши себе на здоровье.

Что я и сделал. Прогрыз, дышал — изображая при этом конвульсии. А когда пакет сняли — задержал дыхание (что умел тогда делать минуты на четыре).

И вот тут-то — менты конкретно на измену подсели. Хрен знает на каких основаниях задержанный малолетка — отъезжает прямо в отделении. Тут уж впору действительно его отвезти в лес и закопать, как и не было вовсе. Или — скорую вызывать?

Я был гуманен, избавил их от этой дилеммы, «ожив». И рассказал про этот трюк с прогрызанием пакета. За что один из оперов меня реально чуть не убил: «Да вот же ты сволочь! Это ж был пакет с Мерилин Монро, любимый у моей жены. А ты ей нос прогрыз!»

Да, это был «совок», пластиковые пакеты могли иметь ценность.

Но в целом — расстались друзьями, практически.

Впоследствии меня несколько раз принимали менты (или фэбэсы), как и моих коллег — и всегда беседы проходили в обстановке взаимной вежливости. Но не потому, что с некоторых пор у меня у самого была корка офицера ФСБ (с нею бы — и не приняли). А потому, что как-то вот просекалось, чутьём их сыскарским, что попробуешь давить — придётся идти до конца. До финала. Моего или твоего. Просто так отмудохать меня, нагнуть и «сломать» - не, это не сработает. Либо ты убиваешь меня здесь и сейчас — либо я приду за тобой чуть позже. Хоть из «Полярной Совы», хоть из «Чёрного Дельфина». А то ты не знаешь, как зеков делают «мёртвыми», а потом они восстают из ада? Знаешь. Как и то, что звёздочки на погонах — не добавляют прочности черепу, а форма — не доспех.

Но иногда менты (и фэбэсы) могут сразу не понять, с кем имеют дело. И в этом случае смотрят, насколько клиент склонен к конформизму. Приказывают занимать какие-то неудобные позы, выполнять изнурительные физические упражнения.

Они это делают — поскольку, в действительности, сами здорово на стрёме. Особенно, когда общаются с кем-то таким «террористическим», от которого хрен знают, чего ждать. Ну как реально ёбнутый, и ему всё похуй — бросится и глотку зубами перегрызёт, даже если браслеты за спиной застёгнуты? А глотка — она, опять же, погонами не защищена и только одна. А вновь присваиваемые служебные звания — не дают новых жизней.

Но когда убеждаются, что клиент готов выполнять любые их прихоти — понимают, что с ним можно делать всё, что угодно. И начинают порой куражиться, отыгрываясь на этом безобидном челе за свой страх перед теми, которые НЕ безобидные.

Поэтому, дело личное, но я бы предпочёл вежливо послать их с некими требованиями, не прописанными в УПК. Или мы общаемся по закону (и тогда ты мне рассказываешь, что собираешься предъявлять и на каких основаниях, а я думаю, стоит ли с тобой разговаривать) — или ты просто идёшь нахуй, если решил забыковать. И подумай трижды перед тем, как быкануть. Раньше я не имел никаких недобрых чувств конкретно к тебе, но будешь выёбываться — могу их обрести.

И в любом случае, хочешь меня пытать, причинять физический дискомфорт — не рассчитывай на самообслуживание с моей стороны. Перетопчешься.

Но в том-то и дело, что они бывают настолько зашуганные, что даже и прессовать самим — стрёмно. Поэтому делегируют вопрос арестантам из «актива».

И вот это — мне вообще непонятно, как можно таким подчиняться. Это ж мало того, что уголовная шваль — так ещё и уголовная шваль, откровенно шестерящая на мусоров.

По хорошему счёту, блатные (да и законники) — всегда так или иначе сотрудничали с лагерной или тюремной администрацией. Но всё же — не так откровенно, чтобы прямо на груди носить табличку: «Я ссученный, я кошмарю честных пацанов в интересах следствия».

В былые времена зоновский «актив» - это всё больше было про всякую художественную самодеятельность. Ну, мужики, которые хотят по УДО откинуться пораньше — вот и стараются. Никого особо не напрягая.

В СИЗО — была, конечно, и внутрикамерная агентура, «наседки». Обычно про них прекрасно знали — и не трогали, только новичков предупреждали: «С этим поменьше болтай, он кумовской». Но чтобы сам про себя чел говорил, что кумовской, да ещё претендовал на привилегированное положение по этой причине? Это нонсенс был.

А в целом всё было культурно. Заходишь в хату - «Бон суар, мессье». Вытираешь ноги о полотенчико: «Благодарствую, что хорошо встретили. Кому грев вручить?»

Объявляется положенец, указывает шконку, «падай тут», знакомимся. Небольшое собеседование, кто, откуда, по какой статье — без лишних подробностей.

Но что рассказывают о пресс-хатах по этому делу «Сети» - это какой-то сюр.

«Мы старшие, мы актив, нас во всём надо слушаться».

Задумаешься: «Чего, шныри, что ли? Хозобслуга? А вы, ребят, не подохуели, что альфа-бабуинами себя возомнили?»

Я бы постарался поговорить с самым-самым «старшим» с глазу на глаз, типа, важная информация есть, не пожалеешь, и сказал бы примерно следующее: «То, что ты лёг под мусоров — означает, что ты очень хочешь жить. Это всё, что мне нужно про тебя знать. И я разрешу тебе это делать, жить. Если дышать будешь не очень громко. И помни: твои цветные друзья — они там, за стеночкой. А я — здесь. Можешь не успеть докричаться. Всё понятно?»

Ну и само собой, если играешь в какие-то такие игры, что можешь оказаться в застенках — желательно иметь хорошую физическую форму. Такую, чтобы даже самый тупой мент — не воспринимал тебя как «безобидное существо». К тому же, чем лучше физическая форма — тем сильнее естественная выработка эндорфинов. А если ещё умеешь настраиваться на позитив, ценить комизм якобы «безнадёжных» ситуаций — легко войдёшь в такое эйфорическое состояние, когда боль просто не чувствуется. Будешь — как под промедолом, и пусть себе пытают на здоровье.

Для этого можно представлять, что ты сделаешь со своими мучителями, когда вы поменяетесь местами в этой маленькой ролевой игре. Думать, какой «мастеркласс» ты им преподашь — и улыбаться.

Ещё — вспомнить анекдот про «суперпофигиста».

«Встречают меня какие-то мужики у подъезда, спрашивают: «Ты Коля?»

Я: «Ну?»

Валят на землю, начинают пинать. А мне-то пофиг, я ж ведь не Коля».

Tags: менты, насилие, психология
Subscribe

  • Люди, звери и метро. Что делать?

    Прежде всего надо оговориться, что я не расист. На самом деле не расист. Так-то понятно, что чисто эстетически блондины круче всех, да и по-любому…

  • О стрельбе в Пермском универе

    Очередной скулшутинг в России. Определённо, входит в моду. Да, наверное, можно назвать и пальбу в вузах - «скулшутингом». По-любому…

  • Ковид как айсберг

    Когда вперёдсмотрящий на Титанике увидел айсберг прямо по курсу, вахтенный офицер скомандовал «право на борт» и «полный…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments