artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Про дело "Сети" и гуманизм

Я намедни коснулся этого дела пензенско-питерских страйкболистов, которых обвиняют в создании террористического сообщества (ст. 205.4) и прохождении подготовки к террористической деятельности (ст. 205.3), выражавшейся в том, что они тусили на природе, шмаляли как из страйкбольных пукалок, так из травматов и нарезных Сайг (всё — легальное).

Честно, я довольно фрагментарно знаком с этим делом. То есть, материалы не читал и людей, которые непосредственно этой бодягой занимаются, не знаю. А отзывы общих знакомых — противоречивые. От «Вот этот — не такой уж долбоёб» до «Над этим — у нас даже секретарши смеялись».

В целом, могу судить, преимущественно, по открытым источникам. Они же таковы, что официозная роспропаганда — это, конечно, давно уже не шизофрения, и даже не шизофазия, а скорее лоботомия (из сюжета НТВ узнал, что главная у них заводила была — украинская жена казахского фигуранта, проходившая практику в «женских карательных батальонах на Донбассе»). Но и оппозиционные ресурсы — дают информацию не лучшего качества. Сводящуюся, в основном, к тому, что в ФСБ, оказывается, применяют иногда физические пытки к подозреваемым в терроризме. Кто бы мог подумать! (На самом деле ФСБ, хотя не без греха, но гораздо интеллигентнее в этом отношения, чем ментовка и, тем более, зоновская «фсина»).

Опять же, насколько могу судить, история вышла такая. Где-то прошлой осенью, когда особенно пристальное было внимание ко всяким стрёмным тусовкам после нападения на Хабаровское УФСБ и дела «Чистильщиков», а также впреддверие выборов Солнцеликого, в поле зрения фэбэсов попала компания молодых людей, увлекавшихся анархизмом, страйкболом и революционными идеями.

Каждое из хобби, взятое в отдельности, вроде бы не внушает подозрений. Ну кто из нас в двадцать с небольшим лет не обсуждал то, как подорвал бы местную ментовку, мэрию или даже Лубянку? И кто из нас в молодости не был хоть чуточку анархистом? И многие мальчики любят играться с оружием и всякими коктейлями Молотова (те, кто напалм мутить не умеет).

Но всё вместе — немножко насторожило чекистов. И это объяснимо.

Думаю, люди, занимавшиеся подобными играми, вроде страйкбола, пейнтбола, исторических реконструкций (с элементами страйкбола), подтвердят, что обычно там сходятся ребята и девчата весьма разных политических воззрений, которые просто любят такой досуг. Но вот чисто анархический стрелковый клуб, да ещё из жителей довольно удалённых городов — это можно принять за подготовку боевого отряда.

Их стали разрабатывать, и в октябре повязали. Думается, довольно топорно. В целом — в рамках процессуального закона, но именно поэтому — и топорно. Ибо если кто-то был официально арестован по подозрению в терроризме — обратно его уже выпускать нельзя. Тут «система» в России работает, как удав, и лишена свободы манёвра.

Если б меня (когда я не был ещё большим начальником, а был простым «назгулом», оперативным координатором) попросили разработать некую подобную потенциально стрёмную анархистскую шаражку — я бы это сделал немножко по-другому. Я бы не отказал нашим друзьям из ФСБ (ведь благодаря им и мы имеем в РФ соответствующие ксивы), но я бы сделал это так, чтобы не связывать себе руки. Чтобы потом не приходилось отвечать на вопросы, почему пропал человек в один день, а числится задержанным где-то через неделю. И чтобы вообще мой благородный фейс поменьше рядом с делом светился, официально.

Поэтому захваты — произвели бы НЕ официально.

Это делается очень просто. Заламываются руки на улице, чел усаживается в тачку, если случаются вдруг любопытные прохожие — красная корка в нос: «Уголовный розыск». Даже не ФСБ — достаточно и уголовкой представиться. Типа, всё спокойно граждане, осуществляется задержание подозреваемого.

Вот сотни, тысячи раз и мы так делали, и любые мало-мальски разумные бандосы так делали — никто никогда не устраивает кипиш, никто никогда никуда не звонит. Ну только если речь не идёт о какой-то городской знаменитости.

Можно и на дому захватить. Зайти в адрес, типа, опергруппа (уж как дверь упросить открыть — миллион способов), собирайтесь, проедете с нами. Прокурор будет уведомлен о вашем задержании (хотя и постановление тиснуть — не проблема нисколько).

Потом, через какое-то время, если товарищ живёт не один, а допустим, с супругой, к ней заявляется другая группа. Представляется уже ФСБ. Сообщает: «Так и так, по нашим сведениям, ваш муж был похищен очень неприятными людьми, которые давно у нас в разработке. Мы сделаем всё возможное, чтобы его спасти, но для это нам нужно понять, что им могло от него понадобиться. Поэтому, если не возражаете, произведём обыск. И расскажите нам как можно больше о его контактах. Любая мелочь может иметь значение».

Тут — уже всё официально. Если позвонит, куда надо — подтвердят, кто надо.

А вот пребывание её мужа в гостях — это не совсем официально. Это - «похитили непонятные люди». И вывезли в непонятное место.

Иногда «гость», наивно думая, что его взяли менты, начинает стучать кулаком по столу и заявлять, что ничего не скажет в отсутствие адвоката, который положен ему по закону с момента задержания.

И вот говорят, что полицию (и фэбэсов) люди боятся больше, чем бандитов. Потому что менты и чекисты — куда худшие бандиты.

Но те, кто так говорит, не видели, как меняется у гостя выражение лица, когда в ответ на требование адвоката, смеёшься: «Ты чего думаешь, ты в ментовке, что ли? Ты где во мне мусора увидел, чепушило?»

Последняя робкая надежда: «А что, в ФСБ?»

«В ЦРУ, йопты! Ты чего, глумишься надо мной? Да вы ж в натуре твари дикие, в край охуевшие! Слушай, я не спрашиваю, нахуя вам надо было того мэра валить. Но вот нахуя надо было ствол рядом с тушкой сбрасывать? Вы реально ёбнутые?»

«К-какой мэр? К-какой ствол?»

Ну, разумеется, он нифига не понимает ни про мэра, ни про ствол. Объясняешь:

«Игрушечный, блядь! Пистончиками стреляет который! Ты хоть понимаешь, чего вы натворили, животные безмозглые? Люди добрые для добрых дел вам тэтэху подогнали — думали, вы в разуме. А вы её швыряете прямо на тушке мэра. И сейчас идут пробивоны по номеру. По пуле-гильзе — хуй там чего выявишь. Тэтэха старая. Но номер волына — он за частью числится. Это хоть соображать надо? Вы представляете, сколько вы людей подставили, чегевары недоделанные?»

В ходе этого диалога — его даже прессовать особо не приходится. Так, немножко стул попинать, пару легеньких оплеух отвесить. Он по-любому озадачен, лепечет:

«Но я правда ничего об этом не знаю!»

Пожимаешь плечами: «Да? Ну, извини, значит. Погорячился. Ладно, ступай с богом тогда».

«Что, правда?»

Внимательно смотришь в глаза: «Чел, ты реально тупой? Как думаешь, как мы на тебя вышли?»

«А к-как?»

«Да вот дружок твой, который тэтэху брал — он сказал, что ты можешь быть в курсе, про исполнение мэра. И адресок шепнул. И не только твой. Реально, вы нам все нужны. И знаешь, почему? Да потому, что столько бабла, сколько теперь придётся отвалить, чтоб номера на тэтэхе «потёрлись», чтоб на хороших людей в в/ч не вышли — у каждого из вас в отдельности, нищебродов сраных, в жизни никогда не будет! А вместе — авось потянете. Ну не мы ж за ваш косяк платить будем!»

В целом, это способствует конструктивной и продуктивной беседе. Убеждённость гостей в том, что они общаются не с ментами, не с чекистами, а с бандитами, подвизающимися на торговле оружием.

И безо всяких, прости господи, пыток — он все расклады выложит по своему этому «Мечу и оралу». Он, в действительности, сам гадать будет, кто из его товарищей оказался такой сукой, чтобы так подставить. Сам всё вспоминать будет — с превеликой охотой, только успевай записывай.

И так — каждый из «гостей». Мучить-то их никто особо не мучает, но при этом они понимают, что находятся хрен знает где в хрен знает в чьих руках и всякого рода наблюдательных комиссий — поблизости не пасётся.

Самое же приятное: официально — они не задержаны. Они вроде как похищены. Поэтому сохраняется простор для манёвра. Можно — их просто отпустить. Если убедился, что это безобидные люди. И после такого приключения — больше-то, наверное, не потянет на игры в революцию. Ибо — не их это.

Нет, Путина-то, конечно, надо убирать. Хотя я лично по-прежнему предпочёл бы в психушку, а не в колумбарий. Ибо от этого персонажа ещё хотелось бы почитать объяснительные по поводу его поведения (и номера банковских счетов тоже). Но ещё не хватало, чтобы при той неизбежной турбулентности, какая будет сопровождать «рокировочку», под ногами путались какие-то инфантильные бомбисты-идеалисты, грезящие подрывами ментовок и мочиловом всех чинушей без разбору. Этих-то — за что? Среди них много хороших людей есть. Не говоря уж о всякого рода посетителях в присутственных местах, которые вообще не при делах.

Поэтому — желательно как-то успокаивать всяких наскипидаренных анархистов. Но так, чтобы не кошмарить, не включать всякие дурацкие маховики репрессий, ибо иначе — будем получать отчаянных одиночек с бомбами, как в Архангельске, которых вообще хрен остановишь, тогда как организации всё-таки можно держать в поле зрения и призывать к разумной умеренности. Соответственно, если б я разрабатывал такую группу ребят, который готовились к «прямому действию», но пока ещё ничего не сделали — постарался бы решить вопрос «мягонько».

И можно, собрав все материалы, сдать их уже «настоящим» чекистам. Но можно сделать это так, что все, как бы, написали явку с повинной. А по террористическим статьям за само по себе участие в сообществе — ответственность снимается при явке. Вот только если чела официально задержали — это уже не получится оформить. А если, типа, освободили из лап неустановленных похитителей, то можно. И создатель сообщества — тоже неустановленный, всю дорогу под столом сидел в ихнем «ревкоме». Ну, реально-то — много вариантов, как это разрулить, чтобы все были молодцы и никто особо не пострадал.

Поэтому мы и предпочитаем «отсроченный арест». А семью успокаивают, мол, он пока ещё не в наших мрачных застенках, он пока ещё в гостях у каких-то террористов, которые его похитили.

Но в данном, по делу «Сети», случае чекисты сразу стали действовать формально, официально. Поэтому, честно, я не думаю, что там как-то запредельно жестили.

Ну, с электрошокерами, вроде, действительно побаловались немножко.

Тут, однако, просто включите логику. Вот более-менее стабильное управление электричеством — освоено века с восемнадцатого.

Динамо-машины, крутилки с ручками — не были в диковинку уже к середине девятнадцатого века. А к началу двадцатого — в самых затрапезных армиях водились полевые телефоны с такими крутилками.

В середине двадцатого века — уж всюду можно было поставить любые трансформаторы и инверторы на ток от сети, на любой вкус.

Носимые электрошокеры — были прекрасно известны и доступны с начала девяностых даже в России.

И вот если этот «электрофорез» реально обладает такими волшебными пыточными свойствами, что все сразу колются, да всё сливают, да всё подписывают — чего ж, спрашивается, всё это время люди так напрягались на тему развязывания языков?

Вот и в Гестапо, и в НКВД, и в прочих спецслужбах — всё чего-то мудрили, чего-то выдумывали (или, напротив, тупо пиздили сутками напролёт). С химией всякой «растормаживающей», вроде тиопентала натрия (пентотала) — приморачивались (пресловутая сыворотка правды, которая имеет шанс сработать на людях, не имевших опыта употребления наркотиков, поэтому в любой приличной корпорации на собеседовании уточняют, имеете ли вы такой опыт — или вас специально раскуривать придётся). И всё более продвинутые формулы наркоты для допросов разрабатывали.

Когда, казалось бы, всё так просто. Наложи контакты, нажми на кнопку — получишь результат.

Правда в том, что само по себе электрическое воздействие (во всяком случае, в пределах, не опасных для жизни и здоровья) — оно не бог весть какое болезненное.

Уж поверьте, и в девяностые, и позже — мы пробовали на себе все новинки на рынке (а потом — и наши дети тоже играли в карты на «щелбаны шокером», хотя мы старались их от этого отвадить, чтобы хоть не в голову, не в шею, не по крупным нервным узлам вроде «солнышка»).

А в целом, всё это — фигня, все эти электрические штучки. Эффект — обусловлен прежде всего психологическим шоком, когда чел впервые сталкивается с непонятным ощущением. Это сродни тому, как пулю впервые ловишь, в совершенно безопасное место, но это так свежо и остро, что некоторые даже весьма крепкие парни — в обморок падают, типа, ах, я ранен (и их никто за это не чморит).

С шокером — примерно то же самое. Пусть высокое напряжение — но какая там мощность-то, чтобы какие-то серьёзные повреждения причинить? Считанные ватты. Да вот наиболее повреждаемые места — это точки контакта. Что выглядит как парные комариные укусы. Дальше в тканях — потоки липиздричества разбредаются, выискивая себе путь от контакта к контакту, и там вообще никакого реального урона не наносится. А чем дальше разнесены контакты — тем выше будет «разбегаемость».

Это средство — рассчитанное на мнительность. Оно и применяется так, с некоторой психологической обработкой. Типа, вот на икроножной мышце было больно — но безопасно, да? А если от ноги к ноге пустить — ток пойдёт по кратчайшему маршруту. Угадай, через что. А тестикулы — это не икроножная мышца. Это совсем другая клеточная материя. Очень ранимая, очень «обидчивая». Там — даже вот такое будто бы несущественное воздействие может привести к тому, что на всех обследованиях всё будет вроде как нормально, но полноценным мужчиной ты уже не будешь. Детей иметь — точно не сможешь. А то и вовсе эректильная функция пропадёт.

Чел, хоть немножко искушённый в предмете, ответит допросчику: «Я так думаю, ты сейчас кратчайшим маршрутом пойдёшь ко мне нахуй, детка, и даже родишь от меня ребёночка».

Но большинство людей — они не так раскованны, они очень мнительны. Поэтому на них можно произвести впечатление такими угрозами, в действительности не применяя даже каких-то реально серьёзных пыток.

И даже «карбонарии», будто бы готовые отдать жизнь в борьбе «за нашу и вашу свободу» - тоже бывают очень мнительны.

Но при этом я не хочу сказать, что если вас, как «политического», замели в гэбуху — то вовсе не будут устраивать какой-то противозаконный и вообще беспредельный пресс. Да по-разному бывает. Одному моему приятелю, журналисту, помнится, в одном СИЗО подавали вишнёвый крюшон с манго, типа, фишечка заведения, а в другом — бездушно бросали в «амбразуру» шот текилы без лимона и соли. Уровень сервиса — порою существенно различается в этих заведениях даже в пределах одной страны.

Поэтому, пару слов о том, как мы инструктируем наших близких, особенно младших, на случай залёта в какую-то серьёзную контору по серьёзным делам. Не в ментовку с боксом шмали, где главная песенка будет «У меня старший брат богатый, он денег подвезёт», а вот в гэбуху за «близость к терроризму».

Ну, наши дети — достали меня даже больше, чем читатели ЖЖ, тупыми вопросами вроде: «Когда уже пойдём брать Путина?» И многие из них — конечно же, трутся с какими-то «будущими инсургентами». Хотя бы — показывают за тактику, за медпомощь, всё такое. И — могут попасть под раздачу вместе с ними (а отстреливаться от фэбэсов, надеюсь, не будут, поскольку и среди фэбэсов водится много хороших людей).

Оказавшись же в мрачных застенках, именно по причастности к 205-м статьям, нашим близким положено по инструкции сначала потребовать доказательств, что это именно ФСБ, а то - «знаем мы эти проверки лояльности, задолбали уже».

Тут фэбэсы бывают заинтригованы. Они-то думали, что клоунов очередных повязали, а кажется — на какую-то серьёзную организацию могут выйти. Где, вишь-ты, молодым участникам устраиваются проверки лояльности в виде фальшивых арестов.

Ладно, доказывают, что они реально ФСБ. После чего наше дитё должно сказать: «Вы не знаете этих людей. Это реально страшные люди. Пацаны бы давно все соскочили с этой темы, в которую мы по дурости встряли, но — реально страшно. У них везде свои щупальца. И, кстати, о нашем задержании — они узнают очень скоро. Среди ваших — у них точно есть люди. Да сам Гоген-Ваген — он, вроде, ваш».

«Кто?»

«Мы его так зовём. Так-то он себя кличет «Дядя Ваня», но вот черты лица такие — как у типичного орлиноносого «Гоги» и немножко - как у Гелендвагена. Не важно. Я сейчас нервничаю (истерически хихикает). И вот он — один из ваших. Он нам поставляет взрывчатку, «мухи», выстрелы под РПГ-7 для учений. А старшим — цели раздаёт. Ну это так, я просто слышал, знать точно не могу».

Тут фэбэсы соображают, что, кажется, изначальный тщедушный вариант с малолетками и коктейлями Молотова — оборачивается большими звёздами и феерическими брызгами шампанского. Но надо быстро вычислять этого «Гоген-Вагена».

Пацан — может связаться с ним со своего телефона под тем или иным предлогом. Это ключевой момент. Он набирает на наш дежурный номер. Чья локация, естественно, защищена фальшь-сервером с выводом через Инет. Но дежурный — видит номер, видит принадлежность, когда берёт трубку, и очень быстро вникает в ситуацию, подыгрывает (дебилов не держим).

Локация принимающего номера, наконец, обнаруживается в дачном посёлке на дальнем краю МО. Туда выдвигается группа захвата — которую, когда подошли почти до места, внезапно тормозит спецназ, вырастающий из-под земли, аки воины Колхиды из зубов дракона, и пара «бэх», преграждающих дорогу.

Выхожу я, обнимаюсь с их старшим.

«Андрюха, чего за херня?»

«Артёма, ты не поверишь: этот пацан так убедительно наврал — что я(!) купился»

«Поверю. Это мой сын».

«Тогда понятно. А остальные?»

«Да дети. Хотя старший у них — инструктор по ОБЖ в школе. Контуженный майор, тоже большой ребёнок».

«И с ним что? Создание террористического сообщества? От 15 до 20?»

Говорю: «Я бы предложил 159-ю, мошенничество. Не ваш профиль, понимаю, но и попутная раскрытка — тоже хлеб. Ну, он, этот «военрук», злоупотребил доверием юных умов, которым внушил, будто бы готовит их для террористической — или «революционной», тут без разницы — деятельности. Супротив мира капитала. А на самом деле — постил на Ютубе видосы с их боевой подготовкой, надеясь монетизировать их через клиентский контракт. За 159-ю, часть первую — получит условно, с учётом прежних заслуг. А не хочет так — ну, тогда пятнашка за терроризм, или — сам себе пулю в лоб. Тут уж — хозяин барин».

Андрюха смеётся: «Вот как же ты умеешь всё разрулить!»

Спрашиваю: «Лёшку-то моего — не сильно прессовать пришлось?»

«Да как можно? Он же сразу на сотрудничество пошёл. Тебя нам сдал. Ну или, что вернее, нас под тебя подставил. Не, сопит на диванчике в две дырки, всё благополучно. И с остальными шкетами — тоже».

Но это, конечно, касаемо весьма специфических отношений между транснациональными силовыми структурами — и национальными.

А если вы не вхожи в транснациональную силовую структуру, но, занимаясь революционным прожектёрством здесь, в России, желаете как-то себя обезопасить от чекистского беспредела, то я бы мог порекомендовать следующее.

Вот как-то — выявить какого-нибудь районного прокурора. Узнать место жительства. Свести дружбу с ним или с кем-то из членов его семьи. Если для вас трудно это сделать — лучше не занимайтесь тогда и «революцией». Но реально — это очень просто сделать. И прокурор района — это не супербонза какой-то. А его близкие — и вовсе могут иметь вполне такой среднегородской лайфстайл, вполне обычные увлечения.

И для чего это?

Конечно, для того, чтобы, когда вас повяжут фэбэсы с обвинением в терроризме и с намерением выбивать показания — гордо вскричать: «А вот у меня есть кореш, прокурор района, и он вас всех посадит!»

Nope!

Просто, когда вас, типа, сломили, вы говорите: «Понимаете, это очень страшные люди. Возможно, и страшнее вас. Но я знаю, где живёт один из них. Я у него прямо на квартире принимал десять выстрелов к РПГ-7».

И даёте адрес. И вот к чуваку среди ночи (ибо нельзя терять время) вламываются черномордые, а он, в трусах «распятый» по стенке, кричит: «Вы чего, вообще страх потеряли? Да я — прокурор!»

Опера, сопровождающие группу захвата, начинают соображать, что, кажется, произошло некоторое недоразумение. Но прокурору, даже районному, нельзя просто так сказать «Извините!» и удалиться. Это не совсем то же самое, что нечаянно в дамскую комнату заглянул, попутав «Мы» и «Жо».

Резоннее — дать ему на растерзание вас, задержанного, который на него, прокурора, и навёл. Что вам и надо. Считайте — получился сам собой (с минимальными вашими усилиями) некоторый прокурорский надзор. Уже совсем-то борзеть да буквально вам глаз на жопу натягивать — операм тем будет не с руки.

А прокурору можно объяснить, мол, понимаете, я очень испугался, что сейчас меня будут бить, возможно, даже ногами, а сказать-то мне им особо нечего, поскольку я не преступник - вот и дал им ваш адрес. Мы ведь с вами практически родственники. У вашей супруги ведь деточка от меня. Ну, кактус, в смысле. А тут я и вспомнил, что вы же прокурор, самый главный над ними начальник.

Нет, не исключено, конечно, что прокурор ненавидит кактусы своей супруги, поэтому попросит, чтобы прямо при нём вам сделали страпон из того цельноорганического материала.

Поэтому альтернатива — фикусы.

Но серьёзно — это давний способ себя обезопасить от беспредела, бывший в ходу ещё у советского криминалитета. Когда начинают жёстко колоть, типа, кто у вас главный — дать адрес какого-то серьёзного чела, с которым шапочно знаком (об этом — следует позаботиться). И когда до него докопаются, и когда недоразумение разъяснится — ему захочется узнать, с какого такого перепугу чел на него указал.

Это может быть действенней, чем орать тем операм: «Да у меня прокурор в корешах: мы с его женой кактусы-фикусы разводим! Один мой звонок — и ваши погоны на свалке!»

Вообще же, не могу сказать, что я очень симпатизирую анархистам, а также левакам (что красным, что нацикам) и приветствую неизбирательное насилие в борьбе с полицейским произволом.

Вот даже Вера Засулич, что бы про неё ни думать, была очень избирательна. Градоначальник Трепов превысил полномочия, приказал высечь розгами политзаключённого студента. Что, конечно, далеко не такая жесть, как сейчас дубинками мудохают на российских зонах, вплоть до утраты ходибельной функции — но это было тогда вне закона и вообще довольно по-свински. Вызвало закономерное возмущение.

И Вера заявилась конкретно к этому Трепову с револьвером и засадила ему три пули в жопу (нет, она не пыталась его убить, хотя основательно повредила тазовую кость).

Но она не стала, чёрт побери, расстреливать всех подряд жандармов, какие ни подвернуться под руку. Ей нужен был именно этот.

Когда же некие молодые люди планируют (пусть только планируют да аммиачную селитру закупают) подрывы ментовок как таковых — ну это маньячество. Ведущее к тому, что даже те менты и фэбэсы, которые вовсе не симпатизируют нынешнему кремлёвскому режиму (а таких довольно много) — вынуждены будут встать на его сторону.

Ей-богу, Россия уже столько раз проходила через периоды всеобщей оголтелости и взаимной неизбирательной неприязни, и это было настолько not so cool, что пора бы, возможно, всем поумнеть.

Кому-то перестать желать убивать всех ментов без разбору (а когда ты на их место встанешь — лучше них, что ли, будешь?), кому-то — перестать дожимать репрессии по заполошно принятым (и с бодуна сформулированным, как водится) этим антитеррористическим поправкам в отношении тех, кто реально-то никакого насилия не творил (пока ещё).

Ей-богу, пора уже как-то добрее друг к другу становиться. Это понадобится в ближайшие годы, основополагающая доброта в отношениях людей. Ожесточаться не надо — этого-то в России всегда с избытком было и ни к чему хорошему не вело.

Серьёзно, вот и я, и мои коллеги — никогда не гордились тем, как много людей грохнули или можем грохнуть. Но всегда — тем, как умели избегать лишних жертв и как добросовестно стремились к тому.

Tags: Россия, криминал, пытки, спецслужбы, террористы
Subscribe

  • Ваксеры, антиваксеры и перспективы

    По-прежнему не хочу влезать в дискуссию прививочников и антипрививочников, ибо не хочется ссориться с достойными людьми, кои водятся в обоих…

  • О достойной смерти

    Да, я написал давеча пост о том, что предпочёл бы, в случае школьного шутинга, видеть своих детей вооружёнными и гордыми — и вспомнил, что…

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Ваксеры, антиваксеры и перспективы

    По-прежнему не хочу влезать в дискуссию прививочников и антипрививочников, ибо не хочется ссориться с достойными людьми, кои водятся в обоих…

  • О достойной смерти

    Да, я написал давеча пост о том, что предпочёл бы, в случае школьного шутинга, видеть своих детей вооружёнными и гордыми — и вспомнил, что…

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…