artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Школьные грёзы, реальные угрозы и жизни проза

Знаете, несмотря на изрядные мои лета, я хорошо помню себя в юности. Свои мысли, свои фантазии, свои мечты.

Заскучав на уроке (впоследствии — на паре в Универе), я частенько представлял себе, как в здание врывается какой-нибудь вооружённый маньяк (а лучше, конечно, группа террористов).

Я прикидывал, как бы попробовал обезвредить его и завладеть его оружием. Лучше, конечно, переиграть тактически, напасть со спины из-за угла. Но если нет — я надеялся, что, прыгнув на него и выхватив пулю-другую в тушку, всё же сумею сломать ему кадык. Такой, типа, из последних сил. И тогда кто-то из моих товарищей подхватит оружие, и мы будем уже не так беспомощны.

А когда всё будет кончено, то, если я умер в процессе, то в интервью я скажу... Да ничего не скажу! Мёртвые — не очень разговорчивые.

Но от родных и близких я бы хотел услышать, что то была славная битва, и ныне я пирую с Асами в самом что ни на есть сакральном Залище-Валгалище.

А если б выжил — то сказал бы, что это было весьма увлекательное приключение, из числа тех, что так редко выпадают в нашей скучной и унылой жизни, когда и шабер-то под рёбра в кабацкой драке получить — постараться надо. А тут — целый маньяк с волыной. Или даже группа террористов. Редко кому так везёт. Будет, что вспомнить.

И да, конечно, сказал бы я, весьма жаль, что погибли достойные люди, мои друзья и подруги, но что поделать? Войны без жертв не бывает. Мы их будем помнить. Они славно бились — и ныне пируют в Асгарде. И в конце концов — who wants to live forever, anyway?

Такие мы были, моё поколение «без четверти миллениум». У нас была, на самом деле, весёлая, насыщенная жизнь. Вот не это унылое говно, с дебильной этой стабильностью и стабильной дебильностью — а был драйв, была движуха, было ожидание больших перемен, было предвкушение больших перспектив. Не было этой сраной «уверенности в завтрашнем дне». Каждый новый день сулил новые сюрпризы. Но — хотелось ещё большего драйва. Мечталось о ещё большей жести. Вот вплоть до маньяков и террористов в школьном здании (но они тогда предпочитали обходить школы стороной).

Потом я немножко повзрослел. В конце первого курса — поступил работать в Корпорацию, к которой имею честь принадлежать и сейчас. Прошёл КМБ, к зимней сессии уже носил с собой удостоверение лейтенанта ФСК (вскоре — переименовали в ФСБ) и ствол.

И приходилось думать о более взрослых вещах. Что если в гумкорпус ворвутся террористы — надо будет озаботиться тем, чтобы не схлестнуться с «Альфой» во friendly fire, наладить координацию.

Я всё меньше мог уделять внимания Универу, но в те редкие дни, когда всё же бывал там — не переставал думать: «Насколько же уязвимы эти несчастные ребята и девчата, насколько унизительно их положение. Вот ворвутся в аудиторию террористы, когда рядом нет меня — и смогут творить, что захотят, а им мало что можно будет противопоставить. Да и будь я рядом — честно, мне бы не помешала некоторая помощь зала, некоторая поддержка огнём. Ибо — ну сколько я один завалю бойков, пока меня не покрошат очередями? Три, максимум четыре: не будем обольщаться. И я не знаю, сколько смогу дать выстрелов с пробитым мотором и насколько они будут точны. Как-то вот не пробовал. Поэтому, надеюсь, хоть у кого-то из сокурсников есть хотя бы газовики, переделанные под картечь. Негусто — но хоть что-то».

И таково было положение студентов в ведущем вузе страны. Крайне мало у кого могло сыскаться боевое оружие среди прочих учебных принадлежностей. А что уж говорить о школьниках? А ведь они же и вовсе дети. Далеко не каждый из них, даже старших классов, сумеет вырвать агрессору кадык голыми руками, даже если доберётся до него.

И вот на фоне этой действительно важной вопиющей несправедливости — находятся какие-то шизофреники, которые голосят: «Власти скрывают! На самом деле в Керчи была целая группа, а не псих-одиночка! А кто поддерживает официальную версию — хочет, чтобы мы поверили в эту туфту. За дураков нас держит».

Ну, господа — знайте всё же меру, не льстите себе слишком уж беззастенчиво! Да никто вас не держит за «дураков»: ни Кремлёвские, ни ребята вроде меня.

«Дурак» - это всё же «глупый человек». А ваша принадлежность к виду гомо сапиенс — она сама по себе под вопросом.

Человек — это тот, кто может быть опасен. Вы же, хоть для кого-то, - можете представлять опасность? Какую?

Ну вот, допустим, появятся свидетельства того, что в Керчи работала действительно группа. Пока — нет ни малейших тому свидетельств, заслуживающих внимания, но — допустим. И эта группа, как выяснится (каким-то образом) — спецназ ФСБ (или ГРУ), действовавший по приказу лично Путина.

Так вопрос не в том, насколько это бредово (при всей моей антипатии к Хуйлу). Вопрос в том — чего ты сделаешь с этим фактом, обличитель? Обратишься в ЕСПЧ? Или сразу вынесешь на Генассамблею ООН? И — чего дальше?

Если ты не обратил внимания, наш «Васька» не просто слушает да ест, а ещё и демонстративно срёт на все эти резолюции и решения. Да, в конечном итоге ему прилетит за это карающий тапок неминуемой расплаты. Но — не от тебя же?

Что же до тебя, дорогой мой дерзкий обличитель (любой из) — да в этом мире просто никому из владельцев тапков нет никакого смысла в чём-то тебя убеждать, как-то менять твоё мнение. Ибо — а на что вообще может повлиять твоё мнение?

Вот что ты сделаешь, когда считаешь, что кто-то, а в особенности — российские власти — очень сильно неправы?

Выйдешь с одиночным пикетом? Да, тебя повинтят, специально обученные филологи определят любую надпись как «экстремизмус», тебе впаяют срок. Молодец, хороший мученик, правильный. Будет, на ком вертухаям потренироваться и потешить свой садизм.

Или — ты выйдешь на санкционированный митинг в составе группы? И будешь самоотверженно снимать на мобилку, как росгвардяи винтят школоту? Ну, росгвардяи тебе даже попозируют, даже знак «виктории» покажут, что-нибудь такое. Почему нет?

Или — страшно сказать — ты проголосуешь как-то не так, как надо?

Уй, гхосподи, да какая разница, как ты проголосуешь?

Последнее постановление вышло: учитываются только те «бюлютни», где не галочка стоит, а прострел револьверной пулей. У тебя оно есть? Тогда — голос не засчитывается.

Да ничто не засчитывается, по хорошему счёту, кроме физической возможности нанесения противнику неприемлемого ущерба. «Говорящие мыши» - такой возможностью не обладают. Поэтому — зачем кто-то будет трудиться чего-то им внушать, в чём-то их убеждать?

Что до Кремлёвских, то, конечно же, для нас они враги и не могут быть ничем иным. Тут вот давеча господин Матвейчев тельник пополам рвал да сопли на кулак наматывал, мол, идёт война, не на жизнь, а на смерть, и не до жиру, всем сплотиться, а не то нас уничтожат. Очень пафосно.

Но целом верно. Угадал, сучёныш. Да, идёт война — и мы вас, гондонов, обязательно уничтожим. И Московия канет туда же, куда Османская империя (но Стамбул не стал от того хуже).

Однако и на войне — я лично всё-таки приветствую некий «фейрплей». Военные хитрости — дело одно, а удары ниже пояса — другое. Тем более, дурацкие, заведомо идиотские удары.

И вот попытки выставить этот злосчастный керченский инцидент как провокацию со стороны Кремля — как раз из такого разряда заведомо идиотских ударов ниже пояса.

Да, можно считать это проколом российских властей, что такое вообще случилось — но, положа руку на сердце, такие инциденты принципиально очень трудно предотвращать на стадии приготовления. Во всех странах.

Но провокация с целью консолидации власти вокруг фюрера?

Это просто идиотизм и коренное непонимание того, как работают механизмы власти.

Государство (любое) — очень не любит, когда кто-то в грубой форме оспаривает его монополию на насилие.

В демократических государствах серьёзные теракты могут привести, скажем, к потере правящей партией своих позиций. Как это было, к примеру, в Испании после взрывов в электричках в марте 2004.

Но в авторитарных и тоталитарных — всё ещё хуже. Они-то строятся, так или иначе, на подавлении общества государственной репрессивной машиной, на том страхе, который она внушает обывателю.

Но ровно поэтому кровный интерес таких режимов — чтоб не возникало никого, кого бы обыватель боялся больше(!), чем родного государства.

Вы думаете, почему при Советской Власти, даже в самые жёсткие сталинские годы, политическое руководство искренне и «нипадецки» дрючило своих ментов, чтобы они давили уголовщину (пусть не очень умело, но усердно)?

Потому, что советскому государству были так небезразличны его граждане? Да срать на них! В иные годы — оно само их мочило сотнями тысяч по обвинениям самым вздорным. Но то — была его монополия, его прерогатива.

Когда же появляются какие-то бандиты, которые убивают людей считанными десятками, но при этом ползут зловещие сплетни о разгуле беспредела и бессилии грозной репрессивной машины, то обыватель может запутаться. «Чего-то я совсем потерялся: мне кого больше бояться — ментов или бандитов?»

А там уж недалеко и до вопроса: «На кого мне работать, кому дань платить?» И это — подрыв самых основ. Можно сказать, «базиса» рабоче-крестьянского государства. Поэтому — нафиг конкурентов.

И чем больше режим тяготеет к централизации политических и экономических ресурсов, то есть, чем он более «фашистский» - тем менее желательны для него громкие уголовные преступления и теракты.

Но и демократические режимы, в действительности, мало радости получают от таких явных пощёчин, уличающих власти в бессилии. Ибо это немножко непредсказуемо, куда повернётся общественное мнение после серьёзного теракта (а тем более серии).

Может — общество выдаст некий кредит доверия правительству. А может, наоборот, скажет: «Вы чего, охренели, царствовать тут лёжа на боку? Всё на свете продрыхли. А не пойти ли вам в сад и не уступить ли место?»

Поэтому меня и раздражает вся эта конспирологическая чушь, где некие высочайшие психопаты творят всякие злодейства против своих же, чтобы добиться каких-то целей. Ибо — кретинизм это, оскорбление здравого смысла. Заговоры-то были, есть и будут, а вот конспирология — удел каких-то безнадёжных инфантилов.

Нет, американцы не взрывали свой крейсер Мейн. И Гитлер не поджигал Рейхстаг. И ФСБ не взрывала Россию, а на пресловутых рязанских «учениях» (в действительности — «шапито», попытка сымитировать успех на фоне череды пугающих провалов) был действительно сахар (со следовыми примесями гексогена, для газоанализатора). Да, и на украинском Майдане — тоже не было неких загадочных снайперов-провокаторов, которые стреляли бы поочерёдно то в тех, то в других. Нет, к тому времени, как в Киеве пошла стрельба — там уже достаточная была эскалация, чтобы противоборствующие стороны просто стреляли друг в друга. «Провоцировать» - уже никого точно не надо было.

Ну и по Керчи — нет никаких пока данных, которые позволяли бы заподозрить работу хоть какой-то группы, тем более — пророссийской.

Да, Россия накосячила на двести лет вперёд, а её пропаганда, её официозные СМИ давно охренели от собственного вранья так, что и Ленин в своём гробике хрустальном подушечкой прикрывается (можете сходить проверить, пока Мавзолей бесплатный). Но на этот раз, как говорят в Ботсване, «Раз в сто лет и гиена воет в минуту скорби» (не силён в отношениях ботсванийцев с гиенами, но там так говорят).

В общем, хотя материалов по делу представлено пока мало — я не вижу каких-то противоречий официальной версии, что это был псих одиночка. И, напомню, это крайне неудобная для Кремля версия. Что вот любой восемнадцатилетний пацан может охренеть — да устроить такой шухер. Ибо это — грубое нарушение «монополии на насилие».

Что, возможно, утаили официозные СМИ — так это те интервью со школярами, где они говорили примерно следующее: «Да, он, конечно, сукин сын, он нас немножко поубивал, но он — устроил нам такую веселуху, что теперь до конца дней можно вспоминать. И кто бы из нас, по хорошему счёту, не хотел бы устроить в этом сраном колледже нечто подобное? А яиц — хватило только у него».

Да, российские СМИ — не дадут такое в эфир. Этим, может, и объясняется сравнительная скудость интервью с выжившими. Всё больше — очень такие «правильные» юноши и девушки, идейно выверенные (или, наоборот, истеричные, как положено после шока).

Но — вернёмся к тому, с чего начали.

Итак, я — студент. И вот начинается в моём родном учебном заведении — какое-то непонятное. Взрывы, стрельба.

И меня, допустим, не зацепило взрывом. Поэтому я остаюсь боеспособен.

Я прикидываю, где стреляют — осторожно выдвигаюсь туда. Моя задача — нейтрализовать маньяка и отобрать ствол.

Но что, если маньяк действует не один?

Тогда, конечно, это усложняет задачу. Кто-то из его друзей — может страховать его и подстрелить меня, когда я на него напрыгну.

Поэтому, конечно, хотелось бы изначально иметь ствол. Тогда — можно попытать счастья и против группы. Хотя бы удерживать коридор, не давать продвинуться, до прибытия «тяжёлых».

Но лучше, конечно, когда противостоящих агрессорам стволов будет не один, а несколько.

И тут возникает действительно важный вопрос, который очень неудобен для российских властей (как и для любой фашистски ориентированной политической силы, включая и американскую Демократическую партию). Вопрос - о частной вооружённости.

И что власти выгодно, так это когда данный действительно важный вопрос забалтывается в ту сторону, был ли Росляков один, или было десять спецназеров (заодно, конечно, официозная пропаганда не упускает возможности уличить критиков режима в вопиющем дилетантизме, когда они берутся рассуждать о том, в чём разбираются, как ламантин в финиках).

Вот говорят иногда: «Да в России очень много дофига всякого оружия разрешено. И гладкоствол от двустволок до помповух и вплоть до Сайги, и нарезное очень серьёзное: те же карабины Вепрь и Тигр».

Ну да. Карабин «Тигр» - это, на самом деле, армейская снайперская винтовка СВД, только что с чуточку укороченным стволом от СВДС. Но это незначительный нюанс. Что значительный — гражданское оружие на коммерческий рынок делается, конечно же, качественнее армейского, ибо это зарабатывание денег, а не попил бюджета.

И всё это, вплоть до снайперской самозарядной винтовки, можно вполне легально купить в России. А можно, как рассказывали друзья, выменять «Тигра», конфискованного местным егерем на Вологодчине у браконьеров, на пачку карематов и пятилитровую канистру спирта.

И это всё неплохие, замечательные штуки — за одним маленьким минусом. Ты вряд ли будешь таскать с собой в школу снайперскую винтовку или хотя бы помповуху — для самообороны. Ну, они довольно тяжёлые и громоздкие.

Да это и нельзя по закону. Дома они должны храниться в сейфе, а при транспортировке — разобранные. Иначе — могут наказать.

Вот только маньяку, решившему напасть на какое-то место, а потом вышибить себе мозги — на это глубоко плевать, разумеется.

Поэтому, приходится повторить очевидную вещь. Оружие самообороны — это прежде всего короткоствол, пистолет.

Вот даже я, со всеми своими ксивами, синими-красными-красивыми, постоянно ношу при себе только пистолет. Автоматическое длинноствольное оружие — в машине.

И я мог бы сказать, что для себя добыл право ношение короткоствола, и все мои близкие его имеют, а потому мне похер на всех остальных, которые неблизкие, а всего лишь соотечественники (и сколько-то «ваты» ещё среди них).

Я мог бы так же сказать, что школа, где учится мой сыночек, охраняется так, как не снилось, возможно, ни одной школе. Чрезвычайно защищённая территория per se, куда и мышиная блоха не проберётся, не говоря уж про мышь. Внутри здания — постоянно шестеро гвардейцев. И — всё просматривается камерами, за которыми сидят десятки человек (сортиры — тоже просматриваются, но особенно ответственными людьми, которые не станут злоупотреблять никакой полученной приватной информацией).

И я мог бы сказать, мол, хотел бы, чтобы каждая школа охранялась так же, чтобы всякие ангелочки чувствовали себя так же безопасно.

Но я не люблю слащавой пошлости. Нет, это невозможно.

Скажу грубо и просто. Человеческая жизнь — высшая ценность. Детская жизнь — ценность вдвойне. И это всё требует наивысшей охраны.

Проблема только в том, что тупо некому платить за такую охрану.

Вот мои гвардейцы при нашей Школе — это абсолютно элитарные бойцы, способные в падении отбить выстрелом от пояса летящую гранату.

Это такие псы войны, что лучше и не знать о существовании таких мест, где они бывали.

Но при этом — не тупые солдафоны и не жестоковыйные ебланы, а очень даже психологически подкованные ребята, с которыми приятно болтать ребятне. Причём, что младшего, что тинейджерского возрастов.

Но такие парни — они реально дорого стоят. У них зарплата — от пятнадцати до двадцати пяти тысяч в месяц, где-то так.

Усреднённо — возьмём двадцать. Значит, на шестерых сто двадцать, умножаем на восемь учебных месяцев (летом такая охрана не требуется) — и получается примерно шесть лямов баксов. Это — только бойцы, непосредственно присутствующие на объекте.

И это такая охрана, чтобы не калечила психику детей своим долбоебизмом, но и такая, чтобы могла пресекать эксцессы, в случае чего.

Системы безопасности? Ну, металлотедекторы — это сразу мимо. Что они позволят обнаружить? Что у школяров есть брючные пряжки, зипперы, ключи и мобилы? И это когда проверять — когда они к первому уроку валят гурьбой?

Карточки школярские — ближе к теме. Там срабатывает сигнал, что пересечение было, а чип не активировался. Тогда — охранник деликатно отводит в сторонку, выясняет, наш ли ты, ребёнко (но так-то наших уже через неделю в лицо знают).

Сами по себе камеры наблюдения стоят копейки, но — чего-то стоят услуги людей, которые мониторят видео на удалёнке.

Выдвижные потолочные турели и системы газопуска — несколько дороже.

Плюс — инженерное оборудование здания, защищённые пути экстренной эвакуации, повышенная взрывостойкость конструкций, бронедвери с электронными замками, всякое такое.

Всё это — влетает в копеечку. Но мы готовы потратиться на безопасность своих исчадий. И располагаем соответствующими ресурсами.

Не хочу выглядеть большим снобом, чем есть (ибо и то, что есть — оскорбительно для большинства человечества), но — вы себе представляете, чтобы кто-то раскошелился на хоть сколько-то похожие меры безопасности для десятков тысяч «ординарных» учебных заведений? Да даже если б каким-то чудом на это нашлись деньги — тупо не найдёшь ты столько высококлассных бойцов, которых при этом можно подпускать к детям без риска развития энуреза.

Максимум, что может быть для обычной школы — парочка чоповцев или росгвардяев из вневедомственной охраны на входе. Которые из боевого опыта имеют, в лучшем случае, командировку в Чечню в две тысячи лохматом году, где «по нам с гор стреляли — и мы на вспышки стреляли». И, значит, «участники боевых действий».

Впоследствии - в лучшем случае сотня патронов в тире за месяц. Время от времени — выбраться с друзьями побухать на «охоту». И это вот именно такие персонажи потом рассказывают, как невозможно произвести полсотни выстрелов из помповухи за десять минут. А сказать им правду, что у них руки под хуй заточены, а не под оружие, — обижаются.

Но в серьёзном замесе — разумеется, они ничего не смогут сделать. Что одиночный сбрендивший малолетка, решивший устроить перфоманс, что группа террористов — разумеется, вынесут их легко и не напрягаясь к чёртовой матери. Ножиком чик-чик — и в дамки.

Мы проводили много совместных учений со всевозможными ментами (используя макеты, разумеется) — никто не успевает отреагировать на внезапную ножевую атаку в исполнении даже очень щуплого малолетки (при условии, конечно, что ты не можешь наставить на него ствол за десять метров и сказать: «Стой! Стрелять буду!») Стопроцентно — проходят летальные удары и по двум, и по трём ментам, какие бы «лоси» они ни были.

Поэтому, если вместо бабушки-вахтёрши или чоповцев с дубинками на входе в школу будут стоять росгвардяи с автоматами — это облегчит для террориста (или террористов) такую задачу, как раздобывание оружия. Вообще морочиться не надо. Да вот же оно висит — прямо как игрушки на ёлочке.

Но строго говоря, любая даже самая профессиональная охрана, которая на виду и к которой можно подобраться вплотную — это мишень, это «дичь». Она заведомо будет первой целью внезапного нападения, которое имеет немалые шансы на успех.

Вот что реально может нарушить планы как одиночного маньяка, так и группы террористов — так это возможность самому (самим) оказаться в положении «дичи» внутри здания, когда они не знают, откуда ждать нападения. Когда знают только, что там заведомо есть много людей, имеющих смертельное оружие и способных им воспользоваться.

Поэтому штатная профессиональная охрана — это замечательно (когда именно профессиональная, а не ходячие вешалки с волынами для террористов), системы безопасности — сильно помогают, но всё-таки даже в нашей Школе мы с самого начала установили, что оружие может носить также педагогический и технический состав (при условии прохождения довольно основательного курса огневой подготовки, конечно).

А с некоторых пор, хотя тут мнения разделились — разрешили носить пистолеты и старшеклассникам с пятнадцати лет. Ножи — можно и раньше. Ну да это вообще никак не проконтролируешь, пронос ребёнком ножа в школу, глупо даже пытаться препятствовать. Главное — понимание, что не надо тем ножиком тыкать в одноклассников, когда на что-то обиделся, но таких порывов, впрочем, ни у кого и не было.

Ну и так — мы решили вопрос с безопасностью в нашей Корпоративной Школе. Даёт ли это абсолютную гарантию от нападения, что одиночного, что группового? Разумеется, нет. Но — это даёт людям самоуважение и чувство психологического комфорта. Это помогает решать такие неизбежные проблемы, когда ребёнку кажется, что он готов был бы убить своих обидчиков — но, ощущая приятный холодок ножа на поясе или пистолета подмышкой, он понимает, что на самом деле — нет, не готов. Иначе б убил. Его бы, правда, тоже. А значит — в сущности, фигня, что над ним кто-то постебался, а он повёлся. И нефиг на дураков обижаться — лучше их пощадить.

Но это даёт комфорт и в том смысле, что если всё-таки задумываться о нападении на школу (а задумываются об этом гораздо чаще, чем бывает в действительности) — ты понимаешь, что можешь хотя бы попытаться что-то сделать. И друзья твои — тоже могут что-то сделать.

Когда же некие люди просто врываются и начинают вас отстреливать — тебе это важно, ради чего они это делают? Тебе важно, если ты нормальный человек — что ты можешь им противопоставить. А в их целях и задачах — можно разобраться потом, допросив подранков. Сейчас — важно просто иметь возможность открыть ответный огонь.

И пусть это будет не один сбрендивший маньяк с нездоровой тягой к кровавым перфомансам. Пусть это будет группа из трёх, пяти, десятка отмороженных головорезов со спецназовским прошлым. Что с того?

Значит, это будет дохлая группа отмороженных головорезов со спецназовским прошлым. Когда есть физическая возможность сделать их дохлыми. И тут, конечно, пулемёт мог бы быть эффективнее пистолета. «Покемон» - он и броник запросто прошьёт. Но, повторю, носить с собой в школу пулемёт каждый день, просто на всякий случай — это немножко обременительно (это даже может плохо повлиять на осанку растущего организма). Потому — приходится выбирать компромиссный вариант. Боевой пистолет — нормально, сойдёт в замкнутом помещении на малых дистанциях.

Но вот вместо того, чтобы поднимать вопрос о вооружении хотя бы учителей в школах (и хотя бы совершеннолетних студентов колледжей и вузов) — начинается вся эта конспирологическая ебатория: «А что, если это была не выходка психа-одиночки, а провокация властей?»

Действительно, и что — если вдруг даже так? Что это изменит, если ты придёшь к такой мысли? Ещё больше усилится твоё недоверие к Кремлёвским и лично к товарищу Путину? А ты слабоумный, что ли, чтобы до сих пор сохранять хоть какое-то доверие к этой кодле?

Шизофреник — так точно. Ибо, с одной стороны, кричишь о своём недоверии этому режиму, с другой — требуешь от него усиления заботы о твоей безопасности, требуешь отобрать у тебя и твоих детей и без того скудные возможности хоть как-то постоять за себя самим. А это — шизофрения.

Tags: безопасность, конспирология, оружие, психология, школа
Subscribe

  • Фильм "Наполеон Динамит"

    Сподобился посмотреть этот фильм, наконец (давно многие рекомендовали: хвалили, ругали, но рекомендовали). Честно признаюсь, смотрел, попивая пиво и…

  • "Вампиры средней полосы"

    Посмотрев пионерлагерный хоррор «Пищеблок» - решил заценить ещё один новейший российский минисериальчик близкой теамтики. «Вампиры…

  • О сериале Пищеблок

    Посмотрел сериал «Пищеблок» - пионерский хоррор в антураже восьмидесятого, года Олимпиады. Честно, сам я 76-го года, поэтому не могу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • Фильм "Наполеон Динамит"

    Сподобился посмотреть этот фильм, наконец (давно многие рекомендовали: хвалили, ругали, но рекомендовали). Честно признаюсь, смотрел, попивая пиво и…

  • "Вампиры средней полосы"

    Посмотрев пионерлагерный хоррор «Пищеблок» - решил заценить ещё один новейший российский минисериальчик близкой теамтики. «Вампиры…

  • О сериале Пищеблок

    Посмотрел сериал «Пищеблок» - пионерский хоррор в антураже восьмидесятого, года Олимпиады. Честно, сам я 76-го года, поэтому не могу…