artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Маньяки и скептики

В контексте Керченской Бойни — я, наверное, уже раз пятьдесят слышал: «Нет, я не верю, что всё это мог устроить восемнадцатилетний шкет с дробовиком. Там явно была группа профессиональных головорезов, а власти скрывают».

Знаете, наверное, уж меня-то трудно заподозрить в чрезмерной симпатии к Кремлёвским и их прихвостням. Они уроды, они упыри, они доказали свою способность врать напропалую, бесстыдно-беспробудно, и устраивать самые грязные провокации, обстряпывая свои криминальные делишки под видом «геополитики». Местами — они и шизоиды. Но всё же — не до такой степени, чтобы заниматься очень странным маньячеством просто ради маньячества.

И вот мне интересно: а во что могут поверить те, кто не верит в психа-одиночку?

То есть, им кажется более правдоподобным, что там была группа отмороженных бойцов с автоматами и гранатами. Но власти — скрывают данный факт. Пытаются всё спихнуть на одного-единственного поехавшего тинейджера с шотганом.

Любопытно: а с какой бы целью они это делали?

Нет, я вот понял бы, если б было наоборот. Если б выходку психопата пытались выдать за теракт со стороны то ли ИГ, то ли украинской ДРГ, то ли ещё какой-то более-менее «системной» силы. Тут-то было бы понятно, что враг не дремлет, враг коварен и опасен, а потому надо сплотиться вокруг любимого фюрера, а не раскачивать лодку, не мешать родной полиции вас беречь, дорогие граждане, и поменьше задавать вопросов.

Им было бы очень выгодно, если б это оказалась хоть какая-то группа, действующая слаженно и «диверсантски» профессионально. Но тогда — даже российскому народонаселению пришлось бы предъявлять какие-то записи со множества камер наблюдения, где бы эта группа засветилась. Ибо — не могла ж она совсем не засветится.

В действительности, сначала-то они и стали раскручивать дело как теракт. Но, видимо, быстро поняли, что стрелок реально был один — и лишних каких-то ниндзей в чёрных масках не нафотошопишь.

Ну или, говорят, группа была, но это была группа ФСБ, устроившая бойню исключительно в провокативных целях... поэтому её нельзя светить даже в чёрных масках... хотя в любой момент её бойцы могли попасть на камеру мобильного, что может быть слито в Инет... и хотя работали профессиональные головорезы с автоматами — сочли за лучшее спихнуть всё на студента с шотганом.

Почему? Ну, потому, что не могли же профессиональные головорезы — прийти с дробовиками. И нельзя же было подбросить этому парню автомат.

Нет, так дела не делаются. Дела надо делать так, чтобы в заговор было вовлечено как можно больше народу. Тут одной группы специально обученных головорезов ФСБ — конечно же, мало. Надо, чтобы и следаки СК, и ментовские опера — все понимали, что покрывают некую провокацию с массовым убийством детей, но — так надо для «блага державы». И чтобы десятки медиков, судмедэкспертов, трассологов — видели, что раны нанесены не картечью 12 калибра, а автоматными пулями, но держали язык за зубами. Ну, так всегда надёжней. А использовать в операции то оружие, которое и будет фигурировать в деле — это для лохов. Истинные мастера интриг — таких простых путей не ищут.

Честно, вот при всей моей неприязни к Кремлёвским и при всём сочувствии к оппозиционно настроенным людям — мозги набекрень сворачиваются от всей этой пурги под лозунгом: «Нет, мы не верим, что это всё мог устроить восемнадцатилетний юнец!»

А вот в бойню в Виргинском Политехническом Институте — верится? Там был один щупленький корейчонок с двумя пистолетами, никакой армейской или полицейской подготовки в прошлом. Но итог - тридцать два трупа, семнадцать раненых.

Поэтому, когда идёте по коридору какого-либо учебного заведения, вдруг слышите за углом крики и выстрелы, а потом на вас выходит совершенно безобидный с виду паренёк с дымящимся стволом — не надо спрашивать его, то ли он сводит счёты с какими-то конкретными своими обидчиками, то ли ему просто нравится убивать людей. И лучше поверьте, что он способен убить и двадцать, и тридцать человек за несколько минут (а конкретно вас — за долю секунды, мило улыбаясь при этом).

То, что он слишком молодой — не должно вводить в заблуждение.

Тут вспоминается один случай в Хабаровске в апреле семнадцатого. Один свихнувшийся нацик, которому было всего семнадцать, не мог легально приобрести огнестрельное оружие. Но его это почему-то не остановило. Он наведался в тир и зарезал инструктора, бывшего военного. После чего собрал стволы (несколько пистолетов и карабинов) и заявился в присутственное место.

Там он застрелил сотрудника на ресепшене и двоих посетителей. Но дальше проникнуть не смог: дверь была заблокирована. Тогда он принялся стрелять по видеокамерам, очевидно, желая скрыть свою личность, а может, просто будучи удолбанным. Его ликвидировала группа немедленного реагирования. Она располагалась в том же здании, поскольку это было краевое управление ФСБ. И сотрудник, которого он положил на входе — был вооружённый и как бы подготовленный офицер. Но он нихрена не успел сделать против этого чокнутого сопляка.

Думаю, легко представить, что бы тот мог вытворить, если б это было не управление ФСБ, со взводом спецназа внутри, а какая-то контора попроще.

К слову, вы помните, чтобы об этом случае много говорили в СМИ? Только в местных, пожалуй, поскольку там-то уж скрыть невозможно. Но вообще-то, они очень не любят распространяться о подобных происшествиях. Особенно, когда речь идёт не о каких-то грозных террористических организациях, финансируемых и снабжаемых некими забугорными вражескими силами, а вот именно об одиночных психопатах, которые своими выходками ставят на уши всю систему безопасности.

Ну, это очень невыгодно для полицейского государства — расписываться в своей слабости и бессилии даже против чокнутых «индивидуалистов», которые, пускаясь во все тяжкие, чихать хотели что на закон, что на органы, а творят, что в голову вступит. Конечно, этим силовым ребятам гораздо приятнее был бы такой имидж, что у них всё под контролем, что они всеведущие и всемогущие, типа, «большой брат» смотрит на тебя.

Поэтому, когда они признают, что некий грандиозный шухер устроил одиночный маньяк — это значит, что у них просто выбора другого нет. И это никогда не бывает очень лестным признанием для полицейской системы. Ибо тут же начинаются вопросы: почему не выявили своевременно, почему не обезвредили, почему не предотвратили. Ответа же «Потому что это нереально» - обыватель не приемлет. Он ещё согласился бы бояться родного государства — но как это делать, когда оно разводит руками и говорит, что надо бояться ещё и маньяков?

Между тем, это действительно практически нереально в большинстве случаев.

Вот конкретно в той истории с хабаровском нациком — их компашка, вообще-то, была в разработке. Но считалось, что они только болтать горазды, да и то междусобойно, даже публичные какие-то призывы не пришьёшь, даже по российскому законодательству. Но один — вдруг проявил неожиданную решительность. Завладение оружием, множественные убийства, нападение на УФСБ. И пока это не случилось — не было причин предполагать подобный поворот. Они даже в каких-то драках, разборках на этнической почве не участвовали, а тут — такая моментальная эскалация.

Но в этом и «засада» со многими поехавшими психами. Они проявляются «во всей красе» - именно сразу, резко и на всю катушку. Когда решают, что «жизнь прожить надо так, чтобы второй раз не захотелось, да и первого хватит, пора уходить, погромче хлопнув дверью».

При этом, в «анамнезе» может совершенно не быть сколько-нибудь значительных проявлений агрессии, садизма, асоциальности. А потом сразу бац — и гора трупов просто «от скуки».

И начинают вспоминать знакомые да соседи, что «вообще-то, он был какой-то чудной».

Гхм, вы когда-нибудь видели тинейджера, про которого нельзя было бы это сказать?

«Да, но в его поведении были какие-то странности».

Да пожалуй, самая охуенная странность, какая только может быть в поведении тинейджера — это отсутствие странностей. Но расположенность к таким экзотическим развлечениям, как массовые расстрелы невинных людей с последующим самовыпиливанием — она очень плохо «профилируется».

«Но он сам писал в соцсети, что собирается всех убить и взорвать школу».

Ну, мало ли кто чего пишет, от того или иного огорчения или просто от дурного настроения? И если это «повод принимать меры» - то, собственно, какие? Наружку приставить? Или натравить школьного психолога?

Вообще-то, как показывает изучение личностей таких маньяков, в какой-то момент слетающих с катушек, до того — они обычно не идиоты. Пусть не гении, но как правило, интеллектуально — выше среднего. Хотя самооценка обычно бывает ещё выше того, что есть в действительности. Ему кажется, что его недостаточно ценят, откуда возникает желание: «А вот я всем вам покажу, какой умный». Впрочем, опять же, найдите такого тинейджера, у которого бы никогда не возникало подобных мыслей?

Так или иначе, он соображает, кому и что говорит — и неплохо владеет собой. Психопат — но хорошо «скомпенсированный» (до поры).

Поэтому психологу, естественно, скажет, что просто неудачно пошутил насчёт «всех убью, один останусь».

Но почему он при этом смотрит материалы про знаменитых маньяков былых времён?

«Да вот как-то заинтересовала эта тема. Захотелось разобраться, отчего у людей крыша так едет. А то вдруг и в моём классе такие водятся? Поди знай».

Почему он при этом ни с кем дружит в классе, держится особняком?

«Извините, я прихожу сюда учиться, а не лясы точить и пиво пить. Отношения в коллективе стараюсь поддерживать ровные, доброжелательные, но ни с кем особо не сближаться, чтобы не отвлекаться от учёбы».

Ну и пусть будет ощущение некоторой «странности» - но какие конкретно-то к нему претензии? Да даже если подобное ощущение «странности», «отстранённости», «нелюдимости» возникнет у психиатра при собеседовании на предмет справки для оружейной лицензии — на каком основании отказывать? «Ощущение» - это не диагноз. А даже если и отказать в оружейной лицензии — ладно, в случае «надобности», он прекрасно раздобудет ствол и нелегально, когда решит, что терять уже нечего и надо «оттянуться» напоследок. Но предсказать это только лишь на основании каких-то смутных ощущений — практически невозможно, когда ничего плохого-то он не делает пока, когда нет каких-то явных аберраций в поведении.

Ей-богу, не писать же в диагнозе: «Слишком рационален и сдержан для своего возраста, когда положено делать глупости»? Дальше — только уж пословицы в ход пойдут, про тихие водоёмы и их демоническую фауну.

Но когда случается некая кровавая хрень, очередное громкое побоище — тут, повторю, обязательно выясняется, что были сигналы, были звоночки. Проблема, правда, в том, что эти сигналы — можно в поведении любого человека разглядеть. А уж любого тинейджера — точно. Кто-то слишком замкнут, кто-то слишком робок, кто-то, напротив, слишком фамильярен, кто-то дурашлив, кто-то докучлив, кто-то любит кидать понты.

И школьный психолог — ещё может убеждать людей в том, что у них есть какие-то проблемы, которые она поможет решить (в большинстве случаев, правда, её закономерно нахрен пошлют, с той или иной степенью вежливости). Но если вываливать все эти «звоночки» на полицию — они-то уж точно пошлют нахрен. «Да что вы говорите? У Вани нет друзей, а Петя бывает развязен и отпускает в курилке сальные шуточки? И что теперь — изолировать их от общества, или сразу пристрелить?»

Но и даже если знакомые, однокашники, педагоги, подозревают некую депрессию, а то и нервный срыв — то, опять же, и что? Ну, позвонить человеку, спросить, как дела. Он ответит, что его дела — это его дела. Дальше что — спецназ к нему вызывать?

Когда же он заявится в школу с волыной и мешком гранат — тут, конечно, станет ясно, что самые худшие опасения подтвердились. Но — поздняк гладить по головке и делать комплименты.

Поэтому, честно, я бы не стал полагаться на предварительную диагностику возможного съезда по фазе и впадения в «амок». Ибо даже если ты нечто подобное допускаешь — ну и чего ты сделаешь, для профилактики?

Нет, удобно, конечно, когда тинейджер прямо в классе запускает видосы с пытками, казнями и массовыми побоищами и открыто мастурбирует на них. Да, здесь очевидно, что немножко психиатрического стационара — не повредит. И юридические, в общем-то, основания имеются.

Но если он ведёт себя всё же как-то немножко умнее? Может, он и психопат, и социопат, но при наличии каких-то мозгов — он может хорошо это скрывать. А может, наоборот — скрывает душевную ранимость и сострадательность под коркой напускного цинизма и равнодушия. И реально-то — вполне безобиден (с той поправкой, конечно, что, в действительности, никакой человек не может считаться «совершенно» безобидным; мы по-любому самые опасные существа на планете).

Поэтому предотвращение, профилактика маниакальных «шутингов» - это, может, и хорошо, в том смысле, что надо иметь в виду такую вероятность, а потому не доводить людей до нервного срыва, быть добрее друг к другу, но практический аспект дела — что ты можешь этому противопоставить, когда оно уже происходит.

Ну и наш подход, в том числе к школьной безопасности, таков, что в полной мере её, конечно, не может гарантировать ничто, но минимизировать угрозу может то соображение, что псих сумеет, скорее всего, подстрелить одного, второго, а третий — уже подстрелит его. Было бы из чего. И если целью психа было установить очередной рекорд, перекрыв Колумбайн, и Керчь, и Виргинский Политех — то это вряд ли выгорит. Его «подвиг» будет смотреться бледненько.

Другой же ключевой момент — поменьше фиксации на трагичности таких происшествий, поменьше соплей и переполоха. Это ж только обнадёживает любого очередного потенциального маньяка, что он может за несколько минут так взбаламутить целую страну, а то и планету, похлеще иного стихийного бедствия (что ему чертовски приятно).

Лучше — старый-добрый ирландский юмор, как у Джорджа Карлина.

«Когда в наши дни кто-то заявлялся в школу с калашом и выносил штуки три-четыре из нас, мы сразу же занимались арифметикой. «35 одноклассников минус четыре равно 31. Мы были жёсткие ребята».

Да, конечно, это не рекомендуется слушать жертвам очередной бойни, друзьям и близким, но лишенцам, подумывающим о том, как бы удивить этот мир своей брутальностью — полезно осознавать, насколько в действительности убого и жалко выглядят их «достижения».

Двадцать... тридцать... пятьдесят трупов? Да леопард из Рудрапраяга убил 125 человек, а Чампаватская тигрица — 436. У них не было дробовиков, и то были, в действительности, увечные несчастные зверушки, не способные к нормальной охоте.

Tags: криминал, оружие, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments