artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Бойня в Керчи

Больше двадцати погибших, десятки раненых. Это, конечно, печально.

И, конечно, стандартное в подобных случаях кудахтанье на тему «Как сие стало возможно, почему не предотвратили?»

Да вот так. У тихого шизика окончательно съезжает крыша — он идёт и устраивает бойню в своём колледже.

«Почему ему продали помповое ружьё и кучу патронов?»

Потому, что ему исполнилось 18 лет, а длинный гладкоствол, согласно ст. 13 Закона «Об оружии», продаётся в России именно с этого возраста. Поскольку же де факто Крым находится под российским контролем, там действуют российские законы. И, более того, в некоторых субъектах этот возраст может быть снижен на два года.

Данный субъект - не был, не состоял, не привлекался. соответственно, не имелось никаких препятствий, чтобы выдать ему лицензию на ружьё.

При этом, замечу, бомбы — ему никто не продавал. Во всяком случае, официально. А они у него каким-то образом оказались и были использованы. Чудеса, да? Вот так бывает иногда в жизни, что псих, решивший грохнуть кучу народу, а потом себя, немножко манкирует законодательством об обороте оружия и взрывчатых веществ.

«Но он интересовался маньяками, темой школьного шутинга, а также химией и изготовлением взрывчатки, и даже говорил однокашникам, что хотел бы взорвать школу, всех перестрелять, а потом выпилиться самому».

И что? Мало ли, кто чем интересуется и что говорит? Чего теперь, конвой, что ли, к нему приставить? Конвоиров не напасёшься.

«Но как ему позволили пронести оружие и бомбы в колледж?»

А как этому можно хотя бы теоретически помешать? Ну стоит там рамка-звонилка. Говорят, даже работала. Так она и от пряжки ремня сработает (вкупе со связкой ключей). И что, просить школьников выложить все металлические предметы и пройти снова? Так это ж не аэропорт, где посадка на рейс за час до вылета начинается и можно всех прошмонать. В колледж — одномоменто заходит поток студентов, и всем пофиг, чего там у кого звонит. Если же заход в школу устроить так же, как посадку на рейс в аэропорту — тогда ВСЕ ученики скинутся на взрывчатку и точно с землёй сровняют такое «альма матерное» заведение. И их даже можно будет понять.

В общем, печальная правда жизни такова, что если у какого-то сопляка основательно поедет башня — он запросто раздобудет оружие, взрывчатку, без проблем зайдёт в свою школу и устроит бойню. И честно сказать, это самая большая угроза, какая только может быть в учебном процессе.

Вот наша Корпоративная Школа, которую мы завели для своих исчадий, располагается на закрытой охраняемой территории. Одной из самых охраняемых на этой планете.

Внутри самой школы — единовременно находятся шестеро отлично подготовленных и экипированных бойцов. Все помещения просматриваются камерами, за мониторами на удалёнке сидят десятки людей, подстраховывая друг друга.

Эмоциональное состояние детишек — отслеживается не какой-то тётенькой-психологом, которую не взяли интервьюером в коммерческий сектор, а потому пришлось устроиться в школу, а профессионалами, реально умеющими ненавязчиво, но весьма эффективно «влезать в душу».

Но следует признать, что этого недостаточно. Это не помешает свихнувшемуся сопляку устроить бойню. И в случае с закладкой бомбы — ничто, пожалуй, не помешает. Смастерит, пронесёт и рванёт.

Но против стрельбы — всё-таки можно принять дополнительные меры безопасности. Поэтому с самого начала я настоял, чтобы, в дополнение к охранникам, оружие разрешалось носить и гражданскому персоналу (после прохождения соответствующих курсов).

Некоторые родители недоумевали: «Но как себя будут чувствовать дети, зная, что у учителя есть пистолет?»

Я отвечал: «Более защищёнными. Мы же о психически здоровых детях говорим, а не о поехавших хоплофобах? Психически здоровые дети будут чувствовать себя более защищёнными, зная, что рядом есть взрослый человек с боевым оружием».

Замечу, и на психологическом комфорте учителей — это тоже сказалось благоприятно. Всё-таки, работа довольно нервная, иногда детишки могут немножко выбешивать своими шалостями, но ощущение смертельного металла подмышкой — способствует расслабленности и душевной гармонии. Когда понимаешь, что ты не имеешь права давать волю чувствам и срываться — будешь спокойным и хладнокровным.

И мы с друзьями решили немножко расширить оружейные права, распространить их и на ученичков.

Опять же, некоторые скептики возражали: «Вы с ума сошли? Давать детям боевые пистолеты? Да они же друг друга перестреляют!»

Я пожимал плечами: «С чего бы вдруг? Ножами — как-то вот до сих пор никто никого не порезал».

«Но всё-таки пистолет — это другое дело. Как вы себе это представляете, полная школа вооружённых детей?»

Мы объясняли: «Вы хорошо понимаете, что речь идёт о наших(!) детях? О таких, которые на физ-ре не только мячик пинают. Поэтому, если у какого-нибудь из наших спиногрызов потечёт крыша на гормональной, скажем, почве, то безоружным он будет — до первого встречного ментовского патруля. Он вырубит пару пепсов за полсекунды. Потому что он боец, а они — лохи. После чего у него будет оружие. И он может заявиться с ним в школу. Так вот мы не хотим выслушивать бред про то, как все дети вдруг сойдут с ума и начнут палить друг в дружку только потому, что дорвались до стволов. Но если это произойдёт с каким-то одним(!) рехнувшимся маньяком, то мы хотим, чтобы здесь его могли встретить десятки людей, имеющих оружие и умеющих им пользоваться. Так — у них будет гораздо больше шансов».

В действительности, нам был важен не столько даже оборонительный аспект, сколько, опять же, психологический. Школьник в любом случае испытывает некоторый стресс, даже если в целом любит учиться, даже если к нему хорошо относятся в семье и школе. Но он всё равно существо, в каком-то роде, «подневольное». Слишком много за него решают другие — и это не может не давить. Это не может не порождать ощущения своей уязвимости и беспомощности.

Но когда у тебя есть пистолет — ты уже чувствуешь себя не таким беспомощным, не таким «маленьким» и уязвимым, которого всякий может обидеть. Ты понимаешь, что в случае чего — кое на что способен. А это сознание не может не греть душу и умиротворять сердце.

Нам удалось убедить скептиков в необходимости детской вооружённости, хотя и пришлось пойти на компромисс. Мы хотели разрешить её с десяти лет, полагая этот возраст уже достаточно разумным, но пришлось поднять до пятнадцати. То есть, вооружёнными оказываются только два старших класса. И, разумеется, при условии прохождения очень основательного курса огневой подготовки (где объясняют, прежде всего, что с оружием делать нельзя) — а также при наличии такой репутации, которая не позволяет заподозрить какую-то неадекватность.

Конечно, это не панацея. Конечно, это не даёт абсолютной гарантии безопасности против каких-то психопатических выходок, если у кого-то на самом деле колпак отъедет. Но — это всё же снижает саму вероятность того, что отъедет колпак на почве каких-то пубертатных комплексов. Когда тебе достаточно доверяют, чтобы позволить носить в школе боевое оружие — как-то уже не хочется самоутверждаться через такие глупости, как массовые убийства учителей и однокашников. Отношение к жизни другое. При полнейшем понимании, что, разумеется, ребёнку, умеющему читать, не составит никакого труда соорудить бомбу, пронести её в школу и взорвать. Но это просто «не круто», так злоупотреблять доверием.

Во всяком случае, у нас в школе уже пять лет как признано право старшеклассников носить боевое оружие, и не было не то что ни единого расстрела или подрыва, но даже угрожать стволом или как-то баловаться с ним — никому в голову не приходит. Ребячество ребячеством, но к смертельно опасным штукам — отношение ответственное.

И даже те, кто был очень резко против детской вооружённости — вынуждены признать, что она поспособствовала общему улучшению внутришкольного климата. Люди, в том числе дети, становятся добрее друг к другу, понимая уже и в младших классах, что если вести себя с окружающими по-свински — тебе это могут припомнить, когда встанет вопрос о признании твоего права на ношение оружия. Одноклассники могут «заветировать». На практике такого ещё не бывало, но теоретически возможно, если слишком уж хреновую репутацию заработать.

Но это — разумный и здравый подход к школьной безопасности. Большинство же людей, что в России, что и в других странах — заполошные идиоты, как известно. Поэтому после каждого такого инцидента они начинают истошно орать: «Давайте ужесточим оружейные запреты, давайте усилим меры контроля».

Да, вот каждую сумку, каждый рюкзак — обыскивать с собаками, и проводить ректальный осмотр каждого студента на входе. Есть, правда, одна проблема. Товарищ, задумавший устроить бойню, а потом вышибить себе мозги — может не очень щепетильно относиться к законодательным запретам и процедурным требованиям. Он может и незаконно завладеть стволом, а на входе — просто перешмалять охранников.

Но нет, главное, конечно, написать над входом аршинными буквами: «Свободная от оружия зона, маньяки приглашаются на сафари».

Tags: криминал, оружие, школа
Subscribe

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…