artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Легенды и мифы английской грамматики

Прежде я много писал на тему инглиша, в том числе и грамматики, в частности - «корректировал», так скажем, некоторые укоренившиеся школьные мифы.

Сейчас же — решил систематизировать, сделать выжимку.

Сразу оговорюсь, некоторые из этих мифов — уже давно совершенно неактуальны, что признаётся и самыми ярыми консерваторами от словесности, но всё равно продолжают фигурировать в иных грамматических и стилистических справочниках.

Иные же — таковы, что их надуманность всегда, в общем-то, была очевидна лингвистам, но в школьную практику они были введены из лучших побуждений. Считалось, что если создать некую упорядоченную систему английской грамматики, по образу и подобию латинской, навесив как можно больше подобающих ярлычков, то будет проще усвоить.

Я бы сказал, это очень спорное мнение. Прежде всего потому, что английский и латынь — совершенно разные языки по своему строю. И по моим наблюдениям, когда на школяра вываливают ушат очень специфических научных терминов — это, чаще, ввергает его в панику, нежели создаёт упорядоченную картину языковой грамматики. Но тем не менее, в период своего становления литературный английский действительно нуждался в некотором упорядочивании, чтобы хоть как-то преодолеть диалектный разнобой. Просто местами немножко переборщили с изобретением явлений и правил, которых на самом деле никогда и ни в каком английском диалекте не было.

Однако ж, по порядку.

Миф первый и главный, применимый к любому языку: «Грамматика служит исключительно целям «вивисекции» над школярами и самоутверждения учителей».

Что ж, это один из вариантов использования, но не единственный и даже не самый предпочтительный. Вообще-то, грамматика существует, чтобы речь имела некую очевидную структуру, где бы ясно было, «кто на ком стоял». А конкретные грамматические правила и паттерны — развиваются сообразно особенностям языка. В некоторых языках (синтетических) — по падежным и личным окончаниям видно, что где, что к чему относится. В некоторых (аналитических, и английский — крайний случай среди индоевропейских) — этого зачастую нихрена не видно из самой по себе формы слова: в каком оно падеже, существительное ли это, прилагательное ли, а то и глагол или вовсе наречие. Поэтому — приходится принимать некоторые меры.

Миф второй: поскольку английский — аналитический язык, в нём очень строгий порядок слов в предложении. Что ж, с одной стороны — да, но с другой — вот не то чтобы буквально «шаг вправо, шаг влево — и расстрел». Нет, можно и отступать от стандартного порядка «подлежащее» - «сказуемое» - «дополнение» - «обстоятельства». Но когда это делаешь — подразумевается, что не без умысла, что желаешь нечто подчеркнуть. Может, эмоционально как-то выделить. Одно дело сказать: «Well, I was quite happy”, немножко другое - «Boy, was I happy!” И это не вопрос во втором случае, когда was выносится вперёд. Восклицание: «Ещё б я не был счастлив!»

А иногда и без особых эмоций, даже в весьма «сухих» текстах — выносится вперёд обстоятельство места или времени. Обычно — когда ты желаешь либо сразу сориентировать читателя/слушателя по обстоятельствам того, о чём намерен сказать, либо - акцентировать внимание на чём-то другом, соответственно, разгружаешь конец фразы. «Last summer, I spent a month in Paris. In France, you cannot buy beer at a drugstore”. Ты подчёркиваешь, что проторчал месяц в Париже (что «прошлым летом» - не так важно) и что у этих диких галлов нельзя купить пиво в аптеке. Соответственно, обстоятельства — «подкладываются» в начало. На письме обычно обособляются запятой (привычка, по которой и в русском видно человека, много пишущего по-английски), в устной речи — лёгкой паузой.

Миф третий: «В английском неопределённая форма глагола (инфинитив) характеризуется частицей «to”.

Я бы сказал, эта выдумка, пусть и порождённая благими намерениями, больше вводит в заблуждение, нежели помогает.

Да нет в английском никакой «частицы to” при инфинитиве. Есть предлог to, который используется как с существительными, так и с инфинитивами (а это само по себе — этакая «полусуществительная» форма глагола). Этимологически данный предлог соответствует славянскому «до» (то есть, это одно и то же слово). А по употреблению — ну вот ближе всего, наверное, к современному неформальному русскому шаблону с «на», обозначающим цель.

«Я хочу немного отдохнуть - - На «отдохнуть» немного - сначала нужно заработать немного».

«To rest a little you should first earn a little”.

Но в русском такой шаблон вроде «на отдохнуть» - неформальный, и инфинитив обычно на письме «закавычивается», а в английском — давно, веке в пятнадцатом, укоренилось вполне «официальное» употребление предлога to с инфинитивом (кроме «волшебных» глаголов can, may, must, shall, will, которые вообще никаких предлогов ни до, ни после себя не терпят). Укоренилось — поскольку это аналитический язык, и вот как неопределённая форма стала совпадать с настоящим временем, так потребовалось обозначать её, тыча в неё предлогом. И поскольку это именно предлог to, а никакая не частица — получается готовая конструкция «чтобы делать». Что весьма удобно.

Миф четвёртый. «Между to и инфинитивом категорически нельзя ничего засовывать».

Ну, абы что туда совать — не рекомендуется, конечно. А то непонятно просто будет, чего ты сказать хотел, когда напихаешь туда всякой фигни. «Я хочу три яблока дать Маше». По-русски — нормально. А скажешь по-английски «I want to three apples give (to) Masha” - хрен поймёшь, чего ты имел в виду и к чему у тебя give относится. То ли ты хочешь Маше дать три яблока, то ли ты хочешь, чтобы три яблока чего-то Маше дали, то ли вовсе задумал отдать ту Машу в рабство трём яблокам. Поэтому — «I want to give Masha three apples”. Или - «I want to give three apples to Masha” (во втором случае именно «to Masha” - ну потому что дательного падежа нет, приходится предлогом уточнять). То есть, дополнения могут меняться местами, но разрывать to give существительным это вносить сумятицу.

А вот наречие, относящееся к образу действия — вполне можно впихнуть между to и инфинитивом. «I want to generously present these three precious apples to Masha”. “Я желаю великодушно презентовать эти три прелестных яблочка Маше».

Можно, конечно, воткнуть наречие и после определяемого им глагола. “I want to present, most generously, three apples...” (и здесь лучше запятыми выделить). Но можно - и до, в разрыв между to и инфинитивом. Архаичные грамматические справочники утверждали, что этого категорически делать нельзя — но у них очень своеобразные были представления о «желательных приличиях», а не «фактических явлениях» языка.

Миф пятый (совсем замшелый, но, по слухам, где-то ещё имеющий приверженцев). «Нельзя начинать фразу с союзов and, but, though и т.п.»

Ну что тут сказать? Прошли те времена, когда хорошим стилем считалось громоздить предложения длиною не меньше страницы. Да я бы и не назвал это георгианское «словесное эшелонирование» хорошим стилем ни в какие времена, и как раз приличные авторы старались избегать чрезмерных длиннот. А сейчас и вовсе принят более динамичный стиль. Даже логически связанные предложения — запросто дробятся хотя бы для удобства чтения.

Однако ж, союз может быть и в начале абзаца, предвосхищая смысловой оттенок далее идущей фразы, давая некоторый «ключ» к её настрою. Это просто стилистическое средство, которое не может быть «правильным» или «неправильным», а может либо способствовать лучшему пониманию и «атмосферности», либо нет. Во всяком случае, когда речь идёт не о юридическом контракте.

Миф шестой: «При образовании будущего времени в английском с первым лицом положено использовать глагол shall, с остальными — will”.

Я ещё застал эту бредовую установку в советской школе, когда в англоязычном мире уже никто, конечно, на этом не настаивал, а наши учителя будто извинялись: «Да, сейчас все говорят I will, но в принципе это неправильно. Более грамотно — I shall”.

В действительности, это вообще никогда не было вопросом грамматики — только этикета. Ибо, начать с того, что именно в грамматике германских языков — просто нет будущего времени как такового. То есть, оно не образуется грамматическими средствами, как это бывает в романских — специфическими суффиксами/окончаниями. Будущее время в германских — чисто «смысловое». На него указывают слова, подчёркивающие желание, ожидание, неизбежность, долг.

И хотя некоторыми принято считать, что слова will и shall в определённый момент сделались чисто «служебными», утратили всякий самостоятельный оттенок «модальности» (то есть, какого-то личного отношения к ожидаемому событию), в действительности это не совсем так. В какой-то мере — сохраняют. Особенно, в прошедшем времени, would/should, но и в настоящем — тоже.

Will – с некоторой условностью, можно перевести как «соизволяю». Shall – как «должен», «непременно».

Соответственно, почему повелось в семнадцатом веке говорить I shall, но You will? Чисто по этическим причинам. Смиренный протестантский менталитет, который считал просто неудобным говорить «я желаю», «я соизволяю». Это как бы нескромно. Хотя, конечно, ещё более нескромно — говорить равному (а не подчинённому) собеседнику You shall. Ну, если ты не подразумеваешь, конечно, «You shall do it or suffer the consequences” - “Тебе придётся это сделать — или пеняй на себя».

Между shall и will – примерно такой же стилистический нюанс, как между «должен заметить» и «хочу сказать». Уловимо? Ну, надеюсь.

С тех пор, с семнадцатого века, прошло некоторое время, люди перестали так щепетильно относиться к своим намерениям и желаниям. Более либеральное сделалось отношение. Снова стали запросто говорить I will, как то было и в шестнадцатом веке. Между тем I shall сейчасну, звучит как «я обязуюсь», немножко неадекватно в обычной речи. То есть, смысл такой оно имело всегда, но сейчас — это кажется излишне... церемонным.

Но в некоторых случаях — неадекватно, наоборот, будет will. Скажем, в вопросах, где ты выясняешь, что тебе надо сделать. Кто-то жалуется на духоту, ты спрашиваешь, надо ли открыть окно — ну и немножко странно будет звучать: «Will I open the window?” То есть, «Хочу ли я открыть окно (или мне пофиг... хрен с тобой, задыхайся)?» Даже — невежливо как-то. Поэтому - «Shall I open the window”. Замечу, shall имеет более сильный, более выраженный оттенок долженствования, чем его прошедшая форма, should (как «должен» против «следует») что в некоторых случаях и нужно.

Миф седьмой. «В условно-придаточных предложениях, начинающихся с If, When, Unless, Until и т. п., не используется будущее время».

С одной стороны — не поспоришь. Не используется. Поскольку его просто нет в английском, как сказано было. Но имеется в виду, что обычно в таких оборотах не используются слова will и shall.

И обычно — да. Ибо, напомню, слова эти сохраняют свою «модальность», а потому звучать будут специфически.

«Will you help me, if you will have an opportunity?”

Буквально: «Соизволяешь ли ты мне помочь, если соблаговолишь заиметь возможность?»

В первом случае — модальность уместна («Готов ли ты помочь», «Не против ли помочь»). Во втором — получается слишком нарочито и вычурно. Поэтому обычно — просто “...if you have an opportunity”. Иначе, с will в условии - будто бы подразумевается, что и само наличие возможности тоже целиком определяется желанием собеседника. Что может быть не вполне вежливо, такое допущение. Ты его как бы в угол загоняешь, не давая отмазаться, что он и рад бы помочь, да не может.

Но иногда — именно это и подчёркиваешь, что кому-то надо бы соизволить выискать возможность. Скажем, я могу так обратиться к Лёшке, своему сынку, когда он явно мается какой-то фигнёй, а мне чего-то от него нужно: «Your assistance will be most appreciated if you will bother carving out a minute or two of your incredibly monumental schedule”. Он-то — прекрасно понимает иронический нюанс, откликается: «If I will(!) bother being this... charitable”. И ведь не скажет, гадёныш, nice, amiable, хотя бы benevolent, а именно charitable. Ну да то уж лексическое.

Однако ж, когда никаких тонких нюансов не подразумевается — лучше в условно-придаточных фразах will не говорить, а то могут неправильно понять.

Хотя можно без опасений употреблять фразочку «If you would” («Если не возражаете», «Если б вы соблаговолили», примерно), которая, сопровождая просьбу, звучит, пожалуй, более изысканно, чем просто “please”, но не так церемонно, как «do me a favor”, и не так архаично, как «prithee”.

Помнится, в Breaking Bad был такой довольно колоритный персонаж, Майк Эрмантраут, бывший коп, впоследствии подручный драглорда, и он, будучи в целом учтивым бандосом, очень любил эту фразу. Бывает, просит кого-то залезть в багажник, чтобы выехать на беседу в прерии, так скажет «If you would” – и люди улыбаются, ценят вежливость.

Миф восьмой. «В английском очень сложная глагольная грамматика. Там просто неимоверное количество специальных временных категорий, Tenses, которых то ли 12, то ли 16, то ли аж 32».

Сразу скажу, некоторые люди утверждают, что вот эти таблички Tenses – помогают им лучше уяснить английскую глагольную грамматику. Я с трудом представляю себе, каким бы образом они помогали это делать, но если действительно так, то всякое подспорье — наверное, полезно.

Но чаще я встречал, что люди просто впадают в шок от вида этих табличек и проникаются мыслью, что им никогда этого не запомнить. На что я предпочитаю говорить: да и не надо. Эта терминология, названия Tenses – возможно, образует ценный понятийный аппарат для академических дискуссий по сравнительной лингвистике, где нужно как-то натянуть сову на глобус, а в германской глагольной грамматике найти какие-то аналоги латинским категориям, но для изучения языка как такового — лучше поберечь «объём оперативки».

В действительности, в английском есть следующие глагольные и отглагольные формы.

Общее настоящее время, совпадающее с инфинитивом.

-s форма третьего лица единственного числа настоящего времени.

Прошедшее время.

Пассивное совершенное причастие («сделанный»), совпадающее с формой прошедшего времени у правильных глаголов и «своеобычное» у неправильных.

Универсальная инговая форма, служащая активным несовершенным причастием («делающий»), деепричастием и герундием (отглагольным недосуществительным, «делание»).

А ещё... Да всё, собственно!

Это — полный и исчерпывающий перечень тех форм, которые приобретают английские глаголы в разных грамматических ипостасях. Больше — в современном инглише нет. И большей простоты — пожалуй, ни в одном индоевропейском языке не наблюдается.

А вот что дальше — так просто конструирование фраз с этими формами, в частности, с использованием глаголов be, have, will. Которые, конечно, можно провозгласить «чисто служебными» - но не очень ясно, зачем бы это делать. Ибо в действительности они сохраняют собственный смысл. Что полезно помнить, когда оперируешь ими. И тогда, авось, не запутаешься, где «быть», а где «иметь», где инфинитив, где причастие.

Иначе — главное впечатление, которое выносит студент, так это что всё безумно сложно, с этими Tenses, что там масса правил разграничения, когда, где и что употребляется, поди все упомни, а употребишь какое-то не то из Tenses, какое нужно — опозоришься.

Да по смыслу оно употребляется. Когда хочешь сказать «Я делал» - говоришь «I did”. Когда хочешь подчеркнуть, что «был делающим» - “was doing”. А когда «имею сделанным» - “have done”.

Отчего может возникнуть такое будто бы причудливое для славяноязычного желание, говорить именно так? Для начала — от осознания того простого факта, что в английском нет разделения глаголов на совершенный и несовершенный вид. Поэтому приходится, сооружая некие конкретные смыслы, пользоваться теми очень простенькими кирпичиками, какие есть. Но получающиеся при этом конструкции из глаголов и причастий — не образуют каких-то самостоятельных форм, которые надо запоминать по табличке. Бывают, наверное, счастливые исключения, но большинство людей это лишь путает и пугает, вся эта академическая премудрость.

Ну, как при изучении русского — вот много пользы будет от упражнений вроде: «Приведите пример бессоюзной сложносочинённой связи между безличным и назывным предложениями»?

По-моему, немножко лучше, если человек просто соображает, что во фразе «Светает утренняя дымка» где-то нужно запятую поставить, а то херня получается.

То же — и в английском. Вот после спецшкол, после языковых вузов — редко кто из русскоязычных может правильно ответить на банальный вопрос, какое из Tenses в предложении «The girl was feeling herself very well”. Обычно говорят, что Past Continuous. Хотя на самом деле — Porn Erroneous (это секретное «время», его нет в таблицах). Ну, почти гарантированно ловятся. Даже если сами, на автомате, правильно скажут (главное - без возвратного местоимения). Но вот стоит приморочить этой школярской игрой «угадай, какое из Tenses” - и смысла уже не видят.

На сём, пожалуй, на сегодня и хватит — потом продолжу список «легенд и мифов».

Tags: инглиш, лингвистика, школа
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…