artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Цирк и бизнес

Представьте, что вы надыбали мал-мало денюжек. Ну там, наследство получили, книжку или программу за хороший гонорар продали — не важно. И вот у вас есть, скажем, полтора миллиона золотых, которые вы хотите вложить в бизнес. Но не в абы какой чужой, а завести свой собственный.

И у вас есть идея. Допустим, «шпионские» детские кроссовки, в которые встроен GPS-трекер, а также, что немаловажно, пьезогенератор для его подпитки. При ходьбе подошва немного пружинит, генератор срабатывает и подзаряжает маячок. Чтобы не слишком часто приходилось раздербанивать эти башмачки и менять батарейку.

Смысл затеи — в том, чтобы знать, где шляется ваше исчадие. Что даже самые либерально настроенные родители — обычно желают скорее знать, чем не знать. Ну, просто быть в курсе, даже если никак не обнаруживать свою осведомлённость о том, что отпрыск шастает там, где «нельзя». Ибо если догадается, если его начнёт напрягать слежка — начнёт избавляться от закладок.

Ну вот у нас такие отношения были с Лёшкой с раннего детства, когда он только научился куда-то подрываться за пределы визуального контакта. Мы с Женькой не питали странных иллюзий, что будто смастерили робота, который во всём и всегда будет слушаться, ни шагу от инструкций — но просто хотели быть в курсе, как далеко оно там ушагало. И если обнаружится, скажем, что регулярно зависает в районе подпольного покер-клуба — то хоть узнать, выигрывает ли.

Поэтому — необременительные, «секретные» закладки. В мобиле — само собой, на велике тоже, в пряжке ремня, ну и в подошвах кроссовок. Это всё вполне реальные штучки. Которые могут работать в наиболее экономичном режиме «самописца», чтобы потом, дома ненавязчиво считать данные по маршруту за день, а могут время от времени (или по запросу) подавать сигнал с координатами.

И то — технические нюансы. Такие штуки есть, но некоторые родители считают, очевидно, что дешевле нового ребёнка завести, чем тратиться на маячки, а вы вот — придумали, как их делать настолько дешёвыми, что даже самый скаредный родитель прикупит. Грубо говоря, чтобы маячок с пьезогенератором и приёмопередатчиком по прайсу не сильно превышал цену тех кроссовок, куда ставится. А значит, заказывать их выгодно, поскольку, в случае чего, через этот маячок можно будет найти и кроссовки, и штанишки, и рубашечку — ну и самого ребёнка до комплекта. Таким образом — перспективы сбыта очень хорошие.

Дальше — экономический расчёт. Вы прикинули, что самая простенькая фабрика, где будут вставлять эту электронику в подошвы башмачков — обойдётся в миллион денег. При выходе на проектную мощность — совокупная себестоимость продукции будет составлять триста тысяч в год, с затратами на всё про всё, от зарплат до счетов на электричество. А продажная общая стоимость годовой продукции на рынке — ожидается на уровне пятисот тысяч. И очень маловероятно, что кто-то из конкурентов в ближайшие годы перебьёт ваше предложение, поскольку у них аналогичные изделия стоят на уровне авиакосмической индустрии, а у вас — вполне разумных денег. Ибо, это ж только военным можно впаривать какой-нибудь разведывательный дрон ценой пятьсот баксов — за полтинник гранда. Ну, они заинтересованы в распиле бюджетных средств. А частные клиенты, те родаки блудных киндеров — нет. И поэтому вы можете окучивать данную деляну долго и невозбранно.

Итого, чистой прибыли — вы будете получать с этой фабрики двести тысяч в год (налогообложением — морочиться не будем: предположим, что оно уже учтено у нас в «прочих издержках»). А значит, основной капитал, стоимость собственно фабрики, лям денег — отобьётся за пять лет. Что очень недурно, если считать, что срок её работы (при текущем, конечно, ремонте, но без капитального переоснащения и переустройства) составляет минимум тридцать лет.

Соответственно, через пять лет, откладывая чистую прибыль, вы сможете построить вторую такую же фабрику.

Но на самом деле — зачем ждать так долго? Как говорится, «куй железо, не отходя от кассы». Пока есть устойчивый спрос, пока не влезли таки конкуренты — расширяй производство и сбыт как можно агрессивней.

Поэтому — вы обращаетесь в банк. Показываете ему отчётность по вашей фабрике, по объёму производства и сбыта, и там видят, что всё у вас тип-топ, вполне можно дать кредит в лям денег под залог этой фабрики и под десять процентов годовых (понятно, что для России это очень низкая ставка, а для Штатов, наоборот, очень высокая, но будем считать, что в данной юрисдикции — это средняя ставка по обеспеченному долгосрочному банковскому кредиту).

Вы строите вторую фабрику, разгоняете до проектной мощности — и она тоже начинает давать по двести тысяч прибыли в год. Но из них сто тысяч — приходится платить за обслуживание кредита. Но сто-то — остаются вам, что тоже неплохо. И того у вас теперь триста тысяч чистой прибыли.

Вы будете её так и проводить, как чистую прибыль, чтобы заплатить на неё изрядный корпоративный налог? Ну, вы же ёбу ещё не дались. У вас — перспективный бизнес с далеко ещё не охваченным рынком сбыта. Пахать и пахать. Поэтому, естественно, никакой фиксации прибыли, а все поступления — в расширения производства.

Вы ещё берёте кредиты, вы ещё строите предприятия, вы сооружаете собственную сбытовую и сервисную сеть, чтобы меньше делиться с посредниками, вы покупаете фабрики, производящие как кроссовки (куда потом вставляется начинка), так и электронику (которую вставляете), чтобы снизить издержки.

Но вам нужно всё больше и больше денег — и вы решаете выпустить и разместить акции на свободном рынке. Сделать IPO. Выпускаете пару миллионов акций, себе оставляете блокирующий пакет в двадцать процентов, остальное — выбрасываете на рынок.

Инвесторы смотрят на структуру ваших финансов, на ваши показатели, и видят, что, с одной стороны, вы неплохо развиваетесь, но с другой — довольно велика доля заёмных средств. А это создаёт риск, что если вдруг вы не угадали с объёмом спроса на эти «шпионские кроссовки», если вдруг он начнёт схлопываться — вы моментально станете банкротом, всё ваше имущество пойдёт на погашение банковских кредитов, да и того вряд ли хватит, ибо кому нафиг нужна фабрика, производящий товар, вышедший из моды? Поэтому изначально ваши акции расходятся не очень дорого. Скажем, дополнительных пару лямов вы и получили на этой эмиссии.

Но проходит время, и даже самые скептичные пессимисты видят, что спрос даже не думает падать, рынок влёт разбирает вашу продукцию, только подноси, а ваша главная (но не всегда простая) задача — наращивать производственные мощности и оптимизировать процессы. С чем вы в целом справляетесь. Выпуск растёт, в общем-то, в геометрической прогрессии. Хотя порой вы немножко запаздываете с реализацией заявленных параметров роста. Допустим, сказали, что намерены выпустить миллион кроссовок новой модели уже в следующем квартале, а получилось — только через два квартала. Ибо — возникли непредвиденные трудности.

Но в целом, повторю, у вас рост — и очень хороший. И доходность очень хорошая. Поэтому на фондовом рынке объективная тенденция — к ажиотажному перегреву курса ваших акций. К «клюшкообразному» росту, когда курс заведомо отрывается от ценности реальных активов — и все это прекрасно понимают, но играют на повышение просто потому, что оно повышается.

И с одной стороны, вам вроде бы выгодна высокая рыночная капитализация вашей компании (то есть, совокупная стоимость акций по курсу), но с другой — ни вам, ни серьёзным инвесторам, не нужен чрезмерный перегрев (какой бывал десятки раз в истории). Высокая капитализация выгодна — поскольку так проще брать новые кредиты на расширение производства под залог акций. Но чрезмерное набухание курса, когда капитализация на фондовом рынке уже вдвое-втрое превышает реальную стоимость всех ваших активов (вот этих заводов, сбытовых и сервисных сетей, всё такое) чревата тем, что пузырь в любой момент может лопнуть, а это создаст проблемы, создаст панику вокруг вашей корпорации, что вам тоже не надо.

Поэтому и вы, как главный хозяин, и прочие солидные инвесторы - играете очень продуманно и осторожно. Чтобы не допускать стабильного «клюшкообразного» роста — вы время от времени вбрасываете информацию о своих трудностях. Либо сами от себя, либо — через дружественные аналитические конторы, завязанные с серьёзными вашими инвесторами.

И одновременно — скидываете часть своих акций, вызывая «умеренную» панику. А ваш личный пакет — по-прежнему самый крупный, хоть это и «всего» двадцать процентом, им можно прекрасно играть на рынке, качая его туда-сюда. Не забывая, естественно, при этом клеймить «спекулянтов-коротышек», которые, суки такие, обваливают курс акций вашей замечательной компании. Немножко упуская из виду, что ни у кого из «коротких спекулей» - и близко нет таких возможностей влиять на курс ваших акций, как у вас.

В итоге — получается не «клюшка», а этакие «американские горки». Где курс то взлетает, то падает, весьма резко, но в целом-то, на протяжение лет растёт, и неплохо. Поскольку растут объективные производственные показатели, растёт доходность в абсолютном выражении.

И это видно тем, кто умеет читать официально представляемую отчётность (которую фальсифицировать не рекомендуется, это уж будет явное мошенничество в особо крупных, с огромным сроком — и молись, чтоб в тюрьме пересидеть недовольство инвесторов). А по этой отчётности видно, что рентабельность по мере запуска новых производств — оказывается очень высокой, существенно выше среднерыночной нормы прибыли. И по мере расширения производств — дельта между доходами и расходами прирастает хорошими темпами.

Другое дело, что поскольку это растущая компания с очень обширным рынком сбыта — она не фиксирует «лишних» денег, она всё вкладывает в расширение. В закупку и отладку нового оборудования, в обустройство инфраструктуры, в R&D новой продукции.

Но при этом у неё — удивительно мало, на самом деле, заёмных средств. Не более тридцати процентов в общей стоимости активов (повторю: не акций на фондовом рынке, чей курс довольно отвязный, а именно активов, в данном случае — заводов, прежде всего). И в основном — это долги до длинным бондам, размещённым на благоприятных условиях, с минимальной нагрузкой по обслуживанию долга. То есть, в основном — это даже не банковские кредиты, которые, в случае паники на бирже, могли бы истребовать по «марджин-коллу».

И из этого видно, что несмотря на агрессивный рост при будто бы бесконечном рынке сбыта, компания в действительности проводила очень взвешенную финансовую политику. Не впадала в искушение хапнуть больше заёмных средств, чем может оперативно освоить на расширении производства.

При этом — да, как бы «теряет» деньги, свободную наличность, при этом расширении. Ибо, пока новые производства будут обустроены и отлажены — они не приносят прибыли.

И это позволяет издавать панические крики: «Да, производство-то у них растёт, но чем больше они производят — тем больше теряют на единице продукции. А и свернут производство — так инвестиции в оборудование окажутся бесполезны. Куда ни кинь — всюду клин».

Но эти крики действуют — на слабонервных и малограмотных. Тех, кто элементарно не в состоянии прочесть поквартальные отчёты и увидеть, что, вообще-то, на каждом своём «скачке» в расширении производства — ты, конечно, терял деньги, пока всё отлаживал, но потом — уходил в хороший плюс, отбивал затраты и вкладывал в новое расширение (что, разумеется, выглядит как убытки — и ещё б оно как прибыль выглядело).

Ты же сам, как главный руководитель и главный акционер, и серьёзные инвесторы — очень неплохо наваривались всю дорогу на этих качелях с курсом (которые сами же и устраивали, «паническими» заявлениями и прогнозами).

Однако ж, наступает момент, когда очередной скачок в развитии — вот-вот перейдёт в настолько очевидный рост доходности, что это уже невозможно будет скрыть. Если раньше у тебя производство твоих «башмачков» (или электрокаров) росло пусть геометрически, но процентов на двадцать-тридцать в год, и твоя продукция воспринималась всё ещё как некая забава для редких пижонов, на которую есть сиюминутная мода, да вот-вот сойдёт, и в любом случае это слишком мелко — то сейчас ты более чем удваиваешь производство за год. И при этом, оптимизировав процессы, выводишь в хороший плюс рентабельность новой наиболее массовой модели.

Это тот самый момент, когда тебе очень захочется усилить контроль над своей корпорацией. Потому что ещё немножко времени — и она будет завалена предложениями о кредитовании на самых выгодных условиях, а курс таки пойдёт «клюшкой» вверх, его уже ничем не напугаешь.

Поэтому — надо пугать сейчас. Когда ты хочешь докупить себе акций с блокирующего до, скажем, контрольного пакета. То есть, в своё время, когда тебе нужны были средства на расширение бизнеса — ты пошёл на публичное акционирование, совершил IPO, отдал 80% акций. Но сейчас — хочешь их себе вернуть.

Как это лучше сделать?

Ну, это примерно то же, как скупить на рынке все баклажаны. Вот заходишь на рынок и говоришь: «Понимаете, граждане дорогие, ко мне тут тёща из Одессы приехала, и она страсть как любит «синенькие». Поэтому — все куплю, какие ни есть, и за ценой не постою. Вот скажете «пятьсот рублёв кило» - так сразу и отдам. Ибо денег у меня дофига, а у тёщи того больше, и кушать она очень хочет».

Актуальная цена была, скажем, двести за кило, но тут торговцы начинают соревноваться в щедрости: «Э, дарагой, зачем пятьсот? За четыреста пятьдесят уступлю» - «А я за четыреста».

И ты им всем улыбаешься: «Да, я обязательно у вас всё куплю. Считайте, замётана сделка». А со стороны — им подтаскивают ящики с новыми баклажанами, отдают по триста. Поди фигово, хоть по сто рублей наварить на халяву?

Тут вдруг появляется мент, хватает вас за локоть, говорит: «Граждане торговцы, чего вы его слушаете? Нет у него никаких денег. И даже тёщи нет. Это так, местный дурачок. Любит повыпендриваться, миллионера из себя состроить. Да он вообще не от мира сего — и наркотой балуется».

Мент уводит вас в участок, чтобы народ не баламутить, вы извиняетесь, мол, извините, товарищи, но вот такой форс-мажор приключился. Грубое вмешательство властей. И это он напраслину на меня наводит, будто бы у меня денег нет. Это совести у него, краснопёрого, нет. А я бы — обязательно у вас всё купил, но вот сами видите, как оно сложилось. Вообще мусора охренели: полный беспредел творят (а за углом — пару сотен тому менту в карман, за то, что свою роль хорошо сыграл).

И получается ситуация. Торговцы, почуяв запах лёгкой наживы, за каким-то хреном напокупали баклажанов по триста, завалив ими рынок, когда и в обычных условиях еле-еле по двести расходятся. Они бы могли заподозрить, что люди, которые подтаскивали им ящики — это ваши люди. И вы неплохо так срубили бабла на «оперативные расходы». Но — как же это можно заподозрить, когда про вас сказано уже было, что вы дурачок?

Между тем, вы были вполне честны, когда говорили, что намерены скупить все баклажаны на рынке. И теперь, когда их сбагривают по сотке, только б избавиться — вы реализуете своё намерение. Ну и те, кто понял ваш манёвр — немножко «присоседиваются» к вашему финансовому достижению.

Примерно это — и провернул Илон Маск, если кто не понял.

Вообще, на самом деле, умиляет, как к нему относится широкая общественность. Вот есть фанаты, для которых он «пророк и святой», у которых чуть ли не оргиастический культ вокруг его сиятельной фигуры, а есть хейтеры, для которых он в лучшем случае мошенник, в худшем — чуть ли не исчадие ада.

На самом деле — ни то, ни другое, как думается. Он просто финансист. Талантливый финансист и организатор. И хороший пиарщик. В каком-то месте — и романтик прогресса (возможно, он и действительно мечтает о колонизации Марса), но, главное, что он умеет зарабатывать деньги сравнительно честными способами.

«Сравнительно» - поскольку восприятие многих современных людей, особенно «миллениалов», оно такое, будто бы их с четырёх лет в лесных кущах стая эльфов воспитывала. То есть, идеалистичное — до крайности. Даже не «черно-белое», а вот либо «сияющие серебряные доспехи», либо «тень Люциферова крыла».

Они будто не подозревают, что порою в этом мире люди немножко лукавят, стараются создать нужное впечатление, чего-то умалчивают, а порою — блефуют. Особенно часто это делают политики, бизнесмены, дипломаты. Ну, в общем, те, кто не был воспитан в диком лесу стаей эльфов.

И для меня — это нормально, что люди порою лукавят, а порою блефуют. Это часть игры. Чтобы рассчитывать на полную откровенность — нужно ещё доказать, что это будет человеку выгодно, откровенничать с тобой. Иначе — нахрена бы?

Да что там политики или финансисты? Вот Том Сойер, когда разводил дружков на покраску забора, - очень откровенен был с ними касательно своих истинных мотивов и устремлений? Нет, блефовал, конечно. Но кому в здравом уме придёт в голову его за это осудить (правда, с этим новейшим идеализмом — здравого смысла как-то маловато осталось).

И эти новейшие идеалисты, когда вдруг узнают страшную правду, что, оказывается, иногда люди бывают не полностью откровенны, иногда они совершают какие-то обманные финты, провоцируя на нужную им реакцию — ужасно обижаются. Ну ли — отказываются верить в очевидное. «Нет, он так не мог поступить с нами. Не мог он наживаться на своих собратьях-акционерах, то задирая цену блефом, то сбрасывая тоже блефом. Ведь мы же в него так верили, мы же его так боготворили».

На самом деле, чтобы провернуть этот манёвр — Маску пришлось усугубить свой имидж «романтика не от мира сего». Прибавить к нему флёра нарастающей неадекватности на почве нервного срыва. Что, в общем-то, было несложно, поскольку, во-первых, у гениев и так-то крыша обычно подтекает, а со всеми этими передрягами в борьбе за производство «трёшки» - и нервный срыв мог быть вполне реальным.

Но вот — немножко усугубить. Ругань с аналитиками, которые задают «тупые унылые вопросы, на которые я вообще отказываюсь отвечать». Странные твитты, намекающие на какое-то состояние изменённого сознания. И наконец — это заявление, что я хочу сделать Теслу снова частной, готов выкупить акции по 420 (при том, что курс тогда в районе 340 болтался).

Естественно, от полностью здравомыслящего магната — таких заявлений не ожидается. Ибо если хочешь прибрать к рукам акции — так зачем это анонсировать? Начинать потихоньку скупать.

Но поскольку у Маска уже была репутация то ли бесконечно простодушного романтика, то ли жертвы нервного стресса и, возможно, психоделиков — кто-то повёлся. Начали скупать, курс задрался до 380. Под это дело — самое то сбыть немножко собственных акций (через третьих лиц, конечно), выкроить немножко лишнего кэша.

Тут, конечно, следуют вопросы от правительственного регулятивного органа по ценным бумагам и биржам, SEC. Типа, «А кто это решил профинансировать операцию такого масштаба».

На что ответ: «А, вот нашлись добрые парни из пустыни в бурнусах. Ну, они, саудиты, много нефтянки добывают — а тут почему-то в ведущего американского производителя электрокаров решили вложиться. Бывает же такое».

Реакция: «Чего?»

Ответ: «Да особо-то ничего, в действительности. Так просто, ляпнул. Ну, я в твиттере порой такую херню несу, что наутро с бодуна самому стыдно бывает. И пытаешься вспомнить, зачем всё это нагородил — а даже не понимаешь, по трезвяни-то. Не обращайте внимания».

Но не обратить внимания правительственный регулятор не может. Ибо тут и обломившиеся короткие игроки, что повелись на взлёт цены, - начинают скулить. Мол, нас обманули, нами сманипулировал глава компании. Который, правда, и раньше запросто мог на 1 апреля твитнуть, мол, всё пропало, мы банкроты.

На сей раз, правда, SEC среагировала, с одной стороны, с невиданной для неё оперативностью (раньше годами они рассматривали подобные жалобы биржевых игроков на противоправные манипуляции), а с другой стороны — предъявила необычайно мягкие условия урегулирования конфликта.

Маск для начала поартичился («Да нет, я же правда хотел скупать акции, и деньги бы нашёл»), потом — принял. Смешные сорок лямов штрафа, трёхлетний запрет на председательство в совете директоров, назначение двух дополнительных независимых директоров по решению акционерного собрания.

И вот на этом этапе курс сначала провалился с 320 до 260, а вчера уже отыгрался до 310. Ну, нормальные такие качели, да? Когда речь идёт о многих миллиардах долларов — можно неплохо погреть лапы. И не только самому Маску, но и тем, кто просёк его игру.

Дальше — качели какое-то время ещё продолжатся, видимо. Но по итогам третьего квартала станет очевидно, что вовсе Тесла не задыхается, доедая последнюю наличность, а очень даже неплохо себя чувствует. Примерно вдвое лучше, чем в прошлом году.

По итогам года мы ожидаем роста общего дохода (как разницы между выручкой и текущими издержками без учёта капвложений) примерно вдвое по отношению к 17-му. Где-то в районе пяти ярдов. А это уже довольно серьёзно, это уже неизбежно пойдёт речь о «взрывном» инвестировании в дальнейшее расширение.

Это могло произойти и несколько раньше, но там действительно были трудности с освоением массового производства «трёшки». Что и позволило сохранять эффект «роллеркостера» в 18-м году со средним курсом не сильно выше прошлогоднего. Но, чувствуется, эта лафа кончается. Тесла вышла из периода «пубертатных» резких перемен настроения, и сейчас, с Маском или без, «взросление» продолжится бодрыми темпами. Благо, создание новых специфических мощностей — они освоили, дальше могут печь заводы, как пирожки, было бы финансирование. А оно будет. И собственная прибыль, понятно, будет в расширение уходить, и стороннее финансирование теперь может резко возрасти.

Поэтому со стороны Маска было очень своевременно сначала задрать, а потом резко уронить на короткое время курс акций. И он сам прикупился, усилив позиции в капитале — и, скажем так, сочувствующие люди, через подконтрольные нам институциональные фонды или как индивидуальные инвесторы (но тоже, понятно, через «прокладки»).

Думаю, с SEC – изначально была договорённость, что они не станут слишком сильно наезжать за его фортель с «неполномочным» сливом через твиттер недостоверной информацией в целях манипулирования инвесторами, а он — поартачится только для виду. В конце концов, у него особые отношения с американским правительством, он слишком важен для пентагоновской военщины.

Тут важно даже не только то, что он хороший организатор, а то, что имеет такую харизму романтика-пацифиста — под которую самое милое дело заниматься разработками технологий вполне себе военного назначения (от орбитальных бомбардировщиков до армейской техники с электродвигателями, повышенной тепловизионной скрытности) и при этом не будоражить обожающих его хипстеров.

Ну и с Трампом, несмотря на видимость размолвки из-за этой клоунады вокруг «борьбы с Глобалвормингом», у него вполне нормальные рабочие отношения. Они, в действительности, чем-то похожи. Оба - «визионеры, желающие изменить мир», но при этом — ушлые дельцы, хорошо владеющие приёмами блефа и умеющие изобразить эксцентричность (несколько бОльшую, чем им в действительности присуща).

И даже если б я неправильно понял манёвр Маска с его «нарастающим безумием» («Though this be madness, yet there is method in it”), даже если б повёлся и пролетел на бирже, - был бы не в обиде.

На фондовом рынке, ей-богу, нет никакого «контракта» между владельцем корпорации и акционерами. В том смысле, что тебе никто не гарантирует прибыли, как не гарантирует и раскрытия инфы о состоянии дел в корпорации, помимо официальной бухгалтерской отчётности. Ты покупаешь и продаёшь акции на свой риск, а владелец, как по мне, волен валять дурака, изображая неадекватность, буде пожелает такой ценой провалить рынок и подгрести сброшенные пакеты. Хозяин-барин, для меня это всего лишь игра, поэтому я и все эти правительственные регуляции в защиту «доверчивых лохов на фондовом рынке» - считаю избыточными. Нет, если ты доверчивый лох, но полез в такие игры — твой удел страдание. Покуда не поймёшь, что это просто не твоё.

И то, что Маск срался с аналитиками, постил всякую херню в твиттере, а потом, когда возник вопрос, не употребляет ли он вещества, пыхнул ганжи в прямом эфире, - к этому претензий никаких.

Но вот история с британским дайвером, которого Маск обозвал «педофилом» - мне всё же немножко непонятна.

Одно дело наёбывать таких же финансистов, таких же биржевых спекулянтов, и несколько другое — цеплять обычного человека, да к тому ж — героя, рисковавшего собой ради спасения детей. Это вот как-то немножко перебор, даже если ты хочешь создать видимость, будто едешь крышей и теряешь берега.

Ну это как в покере. Можно выёбываться на партнёров, изображая видимость, будто перебрал и блефуешь ни на чём, но считается неуместным хамить при этом, скажем, официантам или охранникам, которые вне игры.

Даже если выяснится, что между Маском и тем мужиком была предварительная договорённость (типа, я тебя публично обзову педофилом безо всяких оснований, типа, вот такой я поехавший, а ты потом с меня слупишь пару сотен тысяч) — всё равно это немножко странный ход был бы. В смысле, выбивается за пределы того, что лично я считаю этически допустимым в бизнесе (хотя у меня весьма толерантные взгляды на блеф и актёрство).

Поэтому и возникло подозрение, что Маск реально немножко перетрудился за этот год. Ну или, изображая истерику в Твиттере — реально немножко переборщил с бухлом и коксом.

Соответственно, да, всем будет лучше, если в совет директоров войдут два новых персонажа, согласованных с нами, а Маск — впредь будет поменьше нести херни в Твиттере.

Тесла вышла на такой уровень, где уже нет потребности ни в харизматичности, ни в эксцентричности некоего уникального лидера. Ведь в конце концов, чего может стоить корпорация, которая целиком бы держалась на личности одного человека?

И Маск, полагаю, сам не против того, чтобы больше сконцентрироваться на космических программах, к которым действительно искренне неравнодушен. Марс или нет, а программу тяжёлых возвратных носителей и строительства орбитальных баз (что военных, что индустриальных и энергетических) — надо развивать.

Tags: Маск, психология, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments