artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Гуманизм и Россия. Дело в Берёзовском.

Сообщение в прессе:

«Полицией был задержан двадцатилетний наркоман при попытке сбыть героин тринадцатилетней школьнице. Как было установлено, подозреваемый систематически и намеренно вовлекал несовершеннолетних в потребление тяжёлых наркотиков, «попробовать» давал даже бесплатно — чтобы «подсадить» и впоследствии сделать своими «клиентами».

Комментарии общественности:

«Торчок — не человек! А барыга — это вообще нелюдь. Таких не сажать надо, а расстреливать. Публично, на площади, как в Китае. И показывать в прямом эфире».

«Нет, не расстреливать. Это слишком мягко. На кол сажать».

«И ещё — растворять в кислоте».

«Но позвольте, господа, если сажать на кол в кислоте, то есть в жидкости, то тело там будет легче и может не нанизаться на кол как следует».

«А вот гирьки свинцовые подвесить — тогда нанижется. И обязательно — чтобы в прямом эфире, со звуком».

Сообщение в прессе:

«Пятеро подростков от 13 до 16 лет после изощрённых издевательств и унижений забили насмерть двадцатилетнего инвалида, которого ошибочно приняли за наркомана вследствие дефектов его речи, из-за которых он и был признан инвалидом. Причём, тринадцатилетняя девочка снимала происходящее на мобильный телефон и комментировала».

Комментарии неравнодушной общественности:

«Мрази! Расстреливать таких без суда и следствия, и плевать, что «онижедети».

«Нет, не расстреливать. Этого мало. Отдать на пресс-хату, чтобы их там урки опустили, с непременной трансляцией в прямом эфире, а только потом — расстрелять. Хотя лучше — сжечь живьём».

«Нет, сначала посадить на кол — и только потом сжечь живьём».

Ну и так далее.

Читаешь это всё и думаешь: «Интересно, в этой стране хоть на какой-то инфоповод — может быть иная реакция, помимо призывов кого-то замочить самыми вычурными способами? Чего они все такие злые-то?»

Ей-богу, вот ходишь и ездишь по улицам, видишь людей — и это вполне нормальные люди. В целом — доброжелательные, культурные, благодушные. Поверьте, сейчас в России, в быту, гораздо меньше агрессии и хамства, чем было, скажем, в восьмидесятые годы. Тогда буквально — хрен на трамвае проедешь, чтобы не стать свидетелем того, как какие-нибудь бешеные бабки между поцапаются или до какой-нибудь «неправильно» одетой девчонки докопаются. Да, совковые бабки — это самые лютые звери были. Но и подвыпивший какой-нибудь «гегемон» средних лет запросто быкануть мог, и среди молодёжи, особенно детишек тех «гегемонов» - полно было гопни.

Сейчас в IRL народ в целом гораздо поспокойней, более мирный и доброжелательный. Возможно, сказался целительный эффект волшебных девяностых, когда населению привит был краткий курс хороших манер. В том смысле, что базар фильтровать надо, ибо иначе за него ответить можно. «А при общении с малознакомыми людьми — это следует делать с особой тщательностью». Ну и просто — приобщение к Цивилизации, как ни крути, как ни медленно это происходит в России.

Но вот в Сеть посмотришь, на все эти кровожадные комментсы под любым «острым» сообщением — такое впечатление, что там-то собираются этакие саблезубые кролики, и пена шипит на губёшках, и яд каплет с клыков, индо клавиатуру прожигает.

Читаешь всё это — и думаешь: «Откуда столько ненависти? Откуда такая жажда насилия, затмевающая и без того скудный разум?»

Как будто не страна, а сборище вбесившихся крыс в жестяном ведре над костром. И если кто-то из украинцев сейчас подумал: «Да, так и есть у вас, у кацапов», то позволю себе огорчить: ваши форумы, где высказываются простые граждане по тем или иным поводам, производят похожее впечатление, ибо в основном рецепты решения всех проблем — там тоже сводятся к тому, как и кого нужно кастрировать, изнасиловать и замочить. Ну, все мы выросли, в каком-то роде, из сталинской шинели, поэтому реакция «расстрелять, как бешеных собак» - инстинктивная. Хотя в обычной жизни — замечательно благожелательные и душевные бывают люди.

Но на самом деле, я хотел поговорить о конкретном инциденте. Вот о том самом весьма нашумевшем деле, конца августа, когда группа подростков насмерть забила инвалида, приняв его за наркомана из-за дефектов речи. В городке Берёзовское близ Екатеринбурга.

Что установлено и уже более-менее достоверно известно (а то там много проскальзывало леденящих душу журналистских домыслов, которые просто анатомически несостоятельны) — они (компания из четырёх школьников 14-16 лет и тринадцатилетней школьницы) встретили на улице двадцатилетнего парня, который имел врождённый и очень сильный дефект речи, настолько сильный, что именно по этой причине ему присвоили группу инвалидности.

Но эти школьники — решили, что он наркоман под кайфом. И решили его «наказать», унизив и отмудохав.

Почему? Ну, с одной стороны, подросткам — свойственно самоутверждаться, совершая, в том числе, некие насильственные действия. Скажем, во времена моей юности, гопники не только грабили из корыстного интереса, но самоутверждались, избивая тех, кто носит длинный хаер и всякие «идейно чуждые» футболки с рок-н-рольной символикой. Они считали себя «санитарами общества», а в подобном проникновении буржуинской культуры — видели угрозу тому обществу.

И они были правы. В том смысле, что именно проникновение буржуинской культуры — прикончило Совок. Просто, они, эти несчастные пролетарские детишки — не могли противодействовать таким тектоническим процессам. Да и сами, по возможности, жрали Гёссер, а не Жигулёвское, и дрочили на Бэхи, а не Жигули, если уж на то пошло. То есть, они сами изменили своей Родине, хотя им хотелось думать, что расправляясь с неформалами — они защищают привычный уклад. Но важнее было то, что расправы под таким «благовидным» предлогом — позволяли самоутвердиться, отпиздив «чужака» и поглумившись над ним.

Но и моя мотивация, тогда тоже школьника, была близкой, чего никогда не отрицаю. Когда я отпускал волосы ниже ушей, прихватывал их хаератником, надевал футболку с Дорзами или даже Секс Пистолз и шёл гулять в пролетарский район — я хотел самоутвердиться, отпинав ту гопню, что наедет на меня.

То есть, с одной стороны, я считал тогда гопников врагами, которые мешают жить нормальным людям в этой стране, а потому подлежат искоренению (они — то же самое думали про нас), а с другой — было и обычное пацанское самоутверждение, упоение своей крутизной.

А бывало — я и глумился над поверженными противниками. Когда их не очень много, пара-тройка, да место глухое, и вот накидаешь пачек, потом берёшь за ухо, говоришь: «Ну теперь ты понял, что Секс Пистолз — это круто? Повтори это!»

Бубнит опухшими губами: «Секс Пистолз — круто».

Продолжаешь глумиться: «А ты сам-то их слышал? Как по мне — антиэстетическая какофония. Повтори: «антиэстетическая какофония».

Молит о пощаде: «Да лучше дай ты мне ещё раз по морде, нос набок сверни — но не повторю я этого!»

Но я был жесток и неумолим в отрочестве. Вплоть до того, что заставлял гопников выговаривать такие слова, даже поставив «сливку» на нос (прищемив пальцами), чтобы гнусаво звучало. Будь тогда мобилы — и записал бы.

И я не горжусь таким своим отроческим зверством, а просто констатирую факт, что подростки, в своём самоутверждении и самолюбовании, могут быть довольно жестоки. Каяться, впрочем, тоже не буду, что порою слегка глумился над поверженной гопнёй, которая хотела меня отпиздить, а вышло наоборот.

Правда, я лично всегда старался, по мере возможности, не наносить слишком тяжкого ущерба здоровью даже этим шакалам. То есть, в пылу драки с численно преобладающим противником — как придётся, конечно, лупишь, ибо не до жиру, тут перо в любой момент можно в бок выхватить, тут вырубать приходится жёстко, но когда все противники уже в ауте или разбежались — срабатывал спортивный каратистский рефлекс, что не надо их добивать.

Но, возвращаясь к делу в Берёзовском — там, кажется, никто из этих школьников не имел подготовки в силовых единоборствах. Но они считали, что это хорошее дело — наказать наркомана.

Почему они так считали? Ну, например, потому, что в общественном сознании наркоши и сбытчики (а материально неблагополучный торчок гарантированно станет и сбытчиком, подвернись возможность) — главные враги общества.

И вот замечательный парень Женя Ройзман, нравственно возвысившись от альфонса-воришки до борца с наркоманией (чакры открылись) — на этой бранже становился и депутатом, и мэром Ё-бурга. «Город без наркотиков», отличная гражданская инициатива. Жёсткая и бескомпромиссная борьба с опиатами и с их распространителями.

Ну, понятно, что если бы эти клоуны как-то всерьёз нарушили наркотрафик в миллионном городе — их бы через три дня на помойке изрешечёнными нашли. Поэтому трогать они могли только лишь торчков — и низовых сбытчиков (которые сами обычно торчки). Но трогали — с большим «понтом пафоса». Раздувая до небес свою будто бы «благотворную» деятельность, будто бы дающую какие-то результаты.

При этом, подручные Ройзмана, или подражатели — сплошь и рядом сажались за похищение людей, лишение свободы, истязания (ибо торчки — на самом деле тоже люди и граждане, и нельзя просто так их захватывать, сажать в какие-то казематы и хлестать плетьми, «вразумляя»). Но сам Женя Ройзман — достаточно умный к тому времени был, чтобы лично не подставляться, дистанцироваться.

А вот всякие школьники той местности — они бывают не очень умные. Они, помимо стремления самоутвердиться, имеют и такой мотив, как борьба с абсолютным злом, с наркоманией (иногда может сменяться «педофилией», но в данном случае — наркомания).

И может, они имеют причины реально ненавидеть героин и его потребителей, не говоря уж о распространителях. Может, кто-то из них наблюдал, как их старшие любимые родичи, подсев на «систему», превращались в «зомби». Это может быть очень сильным основанием для всепоглощающей ненависти.

И вот они, возомнив себя чистильщиками общества, выйдя на охоту — встретили парня, который говорит как-то очень неадекватно. Небось, торчок?

Уверившись в этой мысли, приглашают попить пивка за гаражами — а там начинают проводить, как им кажется, профилактическую социально полезную работу с «торчком».

Угрозами — заставляют раздеться догола, лечь на землю, обоссывают.

Да, не очень культурно, но даже от наших школьников, нашей Корпоративной Школы, порой слышишь: «А вот взять бы тех нодовцев и «сербов» (SERB, в смысле), и казачьё всякое, да отмудохать, да обоссать».

И приходится пояснять: «Хотя сама по себе моча не содержит генетического материала, но, проходя через уретру, она неизбежно смывает налипшие там остатки спермы, где генетический материал есть. Да и любая микроскопическая ранка, через которую кровь в мочу проникает — тоже даст материал. Поэтому — не надо никого обоссывать, себя подставляючи и нам головняк создаваючи, чтоб тебя отмазать. А компромат на захваченного противника — он немножко по-другому делается. Не через мочеполовую систему. Но тебе лучше не знать, как именно. Уроки иди учи».

Но те уральские недоросли — они не настолько подкованы в науке. Они вообще немножко тугоумные, чувствуется, но просто исполнились того сознания, что вершат правое дело, наказывая наркомана (а нищий наркоман, повторю, он и сбытчиком будет, он вовлекать будет, чтобы из «комиссии» себе самому на дозу заработать).

И вот они глумятся над ним, пинают. Сначала — может, и не сильно, но потом входят в раж.

Это характерная особенность человеческой стаи, что молодёжной, что даже ментовской, что они, увлекшись, не могут остановиться. И чем дальше — тем больше куражатся друг перед другом, кто суровее долбанёт. И не всегда находится кто-то, кто бы сказал: «Всё, хорош! Хватит с него!»

Мы своих детишек учим не только тому, как в «спортивном» поединке, «раз на раз» себя вести, но даже и как правильно групповое избиение осуществлять, когда ни о каких рыцарских правилах речи нет, но вот очень надо наказать «негодяя» (который, скажем, девочку обидел). Ну, под дых ему бить — и следить, чтобы не слишком посинел. Это сильное психологическое воздействие образует, когда минуту-две вдохнуть не дают, но сравнительно безопасно при этом.

Пытаться вовсе избегать таких актов «школьного правосудия» - в принципе бессмысленно, но можно попробовать настроить ребятишек так, чтобы хоть не калечили и не убивали друг друга.

Но эти, в Берёзовском, такую профилактику явно не проходили, поэтому распалялись, били лежачего всё сильнее, а кончилось тем, что главарь их, шестнадцатилетка, стал на голову напрыгивать. Что абсолютно недопустимо, если не хочешь убить человека.

В моём детстве-отрочестве — было понимание, что пинать лежачего ещё можно (только осторожно), но напрыгивать и топтать — это намеренный путь к увечью или убийству. Что может быть применимо на войне, но вот слишком много повсплывало всяких недоделанных «спецназеров», самих по себе малолеток, которые по пьяни стали трепать: «А нас в учебке тренировали делать вот так!» Ну, типа, напрыгнуть каблуком на череп лежачему, чтобы точно минуснуть, чтобы тревоги не поднял.

И такую «мудрость» старших братьев, этих «недоспецназеров» — впитывал молодняк. Без различения войны и мира. Ибо — вечно же война, самая лютая, с теми же наркошами. И если приняли кого за наркошу — то вот высшая мера ему. Ну, по ходу того, как распаляются карающие малолетки.

Это вообще очень важная черта молодёжных насильственных преступлений, что они творятся в группе и по мере «распаления». И тогда-то, когда распалились - чёрт знает, что могут малолетки вытворить. Всякое и гнусное. Но «по-холодному» - обычные малолетки сравнительно безобидны.

И поэтому я не верю в официальную версию по делу Аркадия Нейланда, где якобы один(!) малолетка запредельно циничное чёрт знает что сотворил. Я честно думаю, что менты там схалтурили.

Здесь, в этом случае в Берёзовском — да сразу были ясны личности подозреваемых, но весь вопрос в том — кто напрыгивал на грудь и на голову.

Вот кто это делал — тот должен пойти за умышленное убийство (с косвенным умыслом, ну да то не важно). Ибо если напрыгиваешь на грудь или на голову человеку — должен понимать, что можешь его убить, и если это не самозащита, не задержание преступника, то, значит, ты агрессор, когда противник лежит в нокдауне, а ты стоишь. Значит, ты, по меньшей мере, безразлично относишься к возможности наступления особо тяжких последствий твоих действий, вплоть до смерти жертвы — а это и есть «косвенный умысел на убийство».

Но если другие трое парней от 14 до 16 лет просто били этого бедолагу, заставляли раздеться, обоссывали, слегонца пинали — то, собственно, предъявить-то им особо нечего. Если предъявят — то лишь с испугу от гнева общественности (которая сама уже не помнит, как требовала «без суда и следствия жестоко и бескомпромиссно расправляться со всякими этими наркошами, что сажают на свою дрянь наших детей»).

А тринадцатилетней девчонке, которая снимала всё это безобразие на мобильник, - тем более нечего предъявить, даже если б она была постарше (так-то — просто неподсудна по возрасту, по российским меркам). И убрали её куда-то в пункт временного пребывания — ну чтобы не растерзали эти праведные Лоты, гневная общественность.

Насколько подсудны те пацаны, которые были от 14 до 16, при этом просто били-угрожали, но не топтались по голове? Нельзя ли их упечь хотя бы за побои?

По действующему законодательству — нет, нельзя. «Побои», ст.116 — включается с 16 лет.

А как соучастников убийства — можно их упечь? Под давлением заполошной общественности — скорее всего, так и будет. Но на самом деле — они же не собирались убивать. Собирались только поглумиться над тем, кто им показался наркоманом, чувствуя при этом себя так, будто «правду творят». А что не остановили своего товарища, когда он на голову тому бедолаге напрыгнул, что бросили умирать этого бедолагу — ну, плохо понимали уже, на фоне стресса, что вообще происходит.

И вот я готов признать, что те ребята в Берёзовском, загасившие того бедолагу, — не исключительно злонравные какие-то маньяки, а просто юные идиотики, возомнившие себя «санитарами общества».

Но общество — однозначно больное. Очень «невротизированное», очень склонное к быстрым и насильственным решениям.

В моей юности, в конце восьмидесятых, начале девяностых — было и так, и не так.

С одной стороны, тоже пресса обожала тему деградации молодёжи, смаковала любые эксцессы, и кликушествовала по полной. Порою, когда знал, что было на самом деле — омерзительно было читать, чего там шелкопёры высосали.

Но с другой стороны, тогда в целом люди готовились к переходу на рыночные отношения, жили по принципам «кого ебёт чужое горе» и «не суй свой нос в чужой вопрос». Хотя за своё — глотку готовы были порвать. И было видение светлого капиталистического будущего (хоть из карикатур в журнале «Крокодил» - а всё равно светлое, всё равно лучше, чем есть здесь и сейчас).

Сейчас — просто никто не представляет себе никакого будущего России. Все, от самого сопливого шкета до самой маразматичной пенсионерки, от зачуханного патрульного мента до начальника Росгвардии, понимают, что нельзя жить, как есть — но никто не знает, как это дело поправить, к чему стремиться. Крысы в ведре на костре — вот что такое современное российское общество.

А я-то — знаю, как реанимировать Россию, как удалить из её тела «Московию», вернув к «новгородским» истокам. Но это вряд ли понравится очень многим «московитам», поскольку я не могу гарантировать, что их при этом хотя бы как «лагерную пыль» будут рассматривать. То есть, что их хоть как-то трудоустроят, что хоть какое-то внимание к ним будет проявлено. Им, вишь ты, девяностые жутко не понравились, когда с ними носились да нянчились, ну а что грядёт — понравится, конечно, гораздо меньше (но это уже никого не парит, чего им там понравится или нет).

Впрочем, я немножко отвлёкся, а речь-то была — про этих уральских ребятишек, которые замочили инвалида, приняв его за наркомана. А нариков как бы можно и должно прессовать, ибо сие угодно народу, и вот Женя Ройзман на том поднялся (когда понял, что эта тема выгоднее воровства и торговли фальшивым антиквариатом; катарсис).

Да, по чесноку — там можно впаять убийство только тому (или тем), кто отплясывал на несчастной тушке их жертвы. Остальные, даже если пинали — не могут быть соучастниками убийства. Это ж не докажешь, что у них у всех был умысел на убийство — да его и не было.

Но лучше б, ей-богу, в игры какие по Сети резались.

Tags: Россия, гопня, уголовщина, юрисперденция
Subscribe

  • Ночные променады

    Занявшись оздоровлением Матушки после ковида, не забываю и себя. Собственно, я всегда уделял внимание гимнастике, даже с лютого бодуна, но сейчас…

  • Физкультурные лайфхаки

    Я рассказывал, что сейчас много занимаюсь оздоровлением Матушки после Ковида. Ну и заодно — стараемся обуздать гипертензию и диабет. Делаем…

  • Решение кабацкого вопроса

    Виконт Алексей Артёмович намедни вернулся с Форментеры. Договорился с приятелями потусить в 16 Тоннах — а там куаркод требуют. Он объясняет,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Ночные променады

    Занявшись оздоровлением Матушки после ковида, не забываю и себя. Собственно, я всегда уделял внимание гимнастике, даже с лютого бодуна, но сейчас…

  • Физкультурные лайфхаки

    Я рассказывал, что сейчас много занимаюсь оздоровлением Матушки после Ковида. Ну и заодно — стараемся обуздать гипертензию и диабет. Делаем…

  • Решение кабацкого вопроса

    Виконт Алексей Артёмович намедни вернулся с Форментеры. Договорился с приятелями потусить в 16 Тоннах — а там куаркод требуют. Он объясняет,…