artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О деле Нейланда. Часть Вторая

Итак, от общих рассуждений про ответственность малолеток — перейду конкретно к делу Аркадия Нейланда, которое меня заинтересовало, когда в него углубился.

Но сразу отмечу: действительно углубиться в него сложно.

Вот оно как бы и громкое. Как бы даже и знаковое. Чуть ли не единственный малолетка моложе 16, официально, в рамках легального судебного процесса, приговорённый и расстрелянный в СССР в мирное время. И тут, казалось бы, следовало предъявить материалы дела, которые бы неопровержимо доказывали его вину и исключительно злодейский характер его преступления. Такой злодейский характер, и такую неопровержимую вину — что ничего другого не оставалось, как передёрнуть закон, вывернуть его задним числом, да «расстрелять нерасстреливаемого».

Но собственно материалов дела, хоть каких-то документов оттуда, — мне найти не удалось.

Вот когда интересовался делом Перевала Дятлова (и, кажется, понял, что там случилось) — документов было навалом. Несмотря на все грифы секретности вокруг «метеорологических» ракет, наблюдавшихся оттуда.

Когда заинтересовался дореволюционным делом Бейлиса — тоже легко нашёл материалы, из которых создалось стойкое впечатление, что если на стороне обвинения выступали малосимпатичные антисемиты — это ещё не значит, что Бейлис заведомо никак не причастен.

А в этом деле, с Аркадием Нейландом — приходится полагаться только на публикации в СМИ, где какие-то участники чего-то вспоминают, и очень «разнобойно» по многим ключевым вопросам (ну а журналисты, естественно, домысливают и нагнетают пафос).

Но какова в целом фабула, фактура?

Вот был такой мальчик, Аркаша Нейланд, трудное детство, деревянные игрушки, от отчима — сплошные колотушки. Ну и вырос — весьма асоциальный тип. Как говорится в Википедии: «С его слов, с семи лет состоял на учёте в милиции».

Это, ей-богу, очень мило, «с его слов». А со слов ленинградской милиции — он у них состоял на учёте, или как? Это совсем несущественное обстоятельство для оценки личности подсудимого? Ну да ладно.

В двенадцать лет — выгнали из школы за прогулы и воровство, помещён в интернат. Потом сбежал в Москву, задержан милицией, его вернули в Питер, был устроен учеником на предприятие, где то прогулы, то кражи, то бакланка. Но до суда не доходило.

Да, безусловно трудный паренёк, но тогда таких полстраны было.

За три дня до убийства — они с приятелем вроде как делали разведку в одном «зажиточном» доме под видом сборщиков макулатуры на предмет обнести богатую хату. Одну, где не было хозяев, вроде как вскрыли, почистили — но попались на выходе с вещичками. Были доставлены в Ждановскую прокуратуру Не знаю, почему именно в прокуратуру, а не в отделение милиции, но, возможно, просто ближе было, а возможно — как-то припугнуть побольше решили, когда ментовка для этих гавриков — что дом родной.

Оттуда Нейланд внезапно удрал, поскольку в прокуратуре, возможно, просто не привыкли следить за малолетними спиногрызами. Там, возможно, привыкли, что к ним бобров матёрых под конвоем приводят. Хотя, честно сказать, пусть кражи вообще не профиль прокуратуры, но кража с проникновением в жилище — это квалифицированный состав, ч.3 ст.144 УК РСФСР, и это не совсем то же самое, что лопатник на бану подрезать.

Малолетнего щипача — менты и отпустить, поругав, могут, даже если с поличным взяли. Ну потому что будет там рубля два в том гаманце — не уголовно значимый размер, было б, из-за чего бумагу марать. В этом и сложность с щипачами, что поймать с поличным — устанешь пыль глотать, и будет только один эпизод (если он не такой кретин, чтобы коллекционировать у себя надыбанные кошельки), и в каждом отдельном случае, с большой вероятностью — отсутствие состава за малозначительностью.

Но когда двоих юношей принимают на выходе из чужой квартиры с мешками на горбах — это-то уж гарантированная статья. А когда один из них сбегает из-под стражи после задержания — надо полагать, кому-то приходится выслушать очень нелестные слова в свой адрес. «Раньше над нами смеялась только Чёрная Кошка, суровые бандосы на своих хазах да малинах — теперь над нами будет ржать вся сопливая шпана на своих чердаках и подвалах!» И этот кто-то — может озлобиться и уже целенаправленно начать искать именно этого шкета. Он же - это должен понимать, а потому может готовиться слинять из города безотносительно того, произойдёт рядом убийство или нет. Тем более, что тягу к странствиям конкретно Аркаша Нейланд проявлял и ранее, когда утёк в Москву.

По версии следствия, он три дня где-то ныкается — и решает ограбить одну квартиру в том же парадняке, что они обходили как «макулатурщики», где и неудачную кражу предприняли. А в этой другой квартире, где тогда были хозяева, - он заприметил отблеск цветного импортного телевизора. А по тем временам (64-й) — это изрядная роскошь. Ибо в Союзе цветных теликов тогда вообще не делали (да их так и не научились делать вплоть до девяностых, когда стали втыкать человеческую начинку под отечественными брендами).

И вот Аркаша, якобы, забегает в родительскую квартиру, где давно не был, чтобы прихватить топорик. Идёт с ним на примеченную хату, с порога рубит тётку (множественные удары, она сопротивлялась, смерть наступила не сразу), потом убивает трёхлетнего карапуза («Жалко, но чего он под ногами путается?»), потом моет руки, садится за стол, кушает всякую снедь, даже сам себе яичницу готовит, обыскивает квартиру, прибирает 57 рублей (не бог весть какая добыча и по тем временам), фотоаппарат «Зоркий», включает газ, поджигает наваленный мусор на полу, отбывает.

Но вовремя приехали пожарные, погасили огонь, газ не взорвался. Да он и не взорвётся, когда есть открытый огонь в наполняемом помещении. Он выгорать начнёт гораздо раньше, чем достигнет взрывоопасной концентрации. Это, кстати, частая бывала ошибка идиотов, пытающихся таким образом устроить взрыв: включить газ и поставить горящие свечки.

При этом, пожарные, конечно, изрядно натоптали, а всякие недогоревшие мебеля — убрали на балкон. Естественно, и отпечатки пальцев, какие были, потёрли своими рукавицами.

Впрочем, когда в квартире был пожар, пусть и не очень большой — температура по-любому повысилась. А градусов тридцать пять — и всё, большинство «пальчепятков» поплывут очень быстро. Это ж потожир, он и в обычных-то условиях довольно аморфный, а на жару и плавится, отекая, и высыхает, осыпаясь.

Поэтому ничего удивительного, что не обнаружили в комнате и на кухне никаких отпечатков пальцев, ни на ручках газовой плиты, ни где-либо ещё. Только лишь — следы с вареньем на стенке шкафа. И это были следы Нейланда (В иных источниках - «кровавый» отпечаток злодейской пятерни, но об этом после).

И это — вполне объяснимый отпечаток. Он же заходил с приятелем в поисках как бы макулатуры. Там их могли угощать чаем, и он, измазавшись вареньем, незаметно вытер руку о деревянную стенку (ибо — культура, питерец же).

Что ещё интересно в картине убийства?

Звук. Тут есть две противоречивые версии. Первая — что соседи не слышали шума борьбы, поскольку в квартире орал магнитофон.

И если его включил убийца, и если это был Нейланд — то как, интересно, он это сделал? Вот хозяйка ему открывает, и он с порога: «А позвольте, я пройду в комнату и включу погромче ваш магнитофон, чтобы никто не слышал, как я вас убиваю». И безусловно — он был на «ты» со всеми магнитофонами, знал, где там чего включается. Одной рукой в кнопки тыкает, другой топором отмахивает.

Но магнитофон действительно был, в любом случае. Катушечный, конечно — какой же ещё тогда. Гробешник килограммов на десять. Но не сказать, чтобы вовсе нетранспортабельный для пятнадцатилетнего грабителя. И при этом — недешёвый. Но почему-то — не взят. А взят из вещей только фотик Зоркий с поцарапанным объективом (как показал муж убитой). Потом этот фотик, с такой приметой, вроде бы, нашли у Нейланда при задержании. Хотя есть иные сведения, что у него был гораздо более дорогой фотик Киев — и это-то привлекло внимание милиционера. А протокола задержания — в открытом доступе нет. Вообще никаких документов по этому делу — найти не удалось.

Вторая версия — что соседи слышали истошные крики. Но почему-то не пришли на помощь.

Хотя — могли постучать в дверь в любом случае. И когда мафон орёт, и когда хозяйка кричит. И осознавая это, убийца спокойно сел трапезничать?

Между тем, судя по другим деталям, мелькающим в воспоминаниях о деле, этот парень, Нейланд, был, конечно, плохой мальчик, асоциальный, но — не идиот.

Скажем, когда, уже после убийства, он, перебравшись в Москву, покупал там билет до Сухуми — делал это у спекулянта, а не в кассе. И когда спекулянт обратил внимание на его исцарапанные руки, пояснил: «Да вот, кошку из водопроводной трубы спасал — а она, дура, когтями рассадила». То есть, довольно здравомыслящий такой и хладнокровный паренёк, пусть и не очень законопослушный.

Да, предполагается, что царапины на руках и пятна крови на рукавах — это следы борьбы с убитой им женщиной, но ДНК тогда не сличали. И если честно, при множественных ударах топором по сопротивляющейся жертве, которая пытается как-то заблокировать убийцу — кровищи на одежде будет столько, что на кошку не спишешь и хрен на вокзал пройдёшь.

И — по поводу этого единственного найденного на месте отпечатка Нейланда. В некоторых источниках утверждается, что он был кровавый. Но, понятно, экспертиз вещества — не найдёшь нигде.

Однако возникает мысль. Вот, допустим, Нейланд измазался кровью (что неудивительно, когда убиваешь кого-то множественными ударами топора). И он настолько небрежен, что оставляет кровавый след пятерни на стенке шкафа. Допустим, думает, что всё по-любому сгорит, нефиг и париться.

А чего только один-то след? Уж кровь-то — не потожир. Кровавые отпечатки — от тепла не тают, только лишь подсыхают и меньше «плывут» на вертикальных поверхностях.

При этом, убита женщина была в комнате — после чего преступник должен был пройти на кухню или в ванную, чтобы помыть руки (хотя бы). И вот на ручках дверей, на кранах — никаких «пальчепятков»? А пробы на кровь на тех же кранах — делались? Не уверен, что тогда уже был в ходу люминол, но бензидиновая проба на кровь — точно была известна даже советским сыскарям. И это очень интересный вопрос: где именно отмывался от крови убийца (а заляпаться он должен был непременно). Вот то ли он у раковины отмывался, то ли залез под душ, будучи в момент убийства, возможно, голым (к этому — вернёмся). И элементы душа — исследовались на кровь? А поверхность ванны?

В этой связи — довольно странным представляется выбор оружия как таковой. Ну, этот Нейланд — шпана, а не викинг-берсерк, чтобы топоры любить столь трепетно. Он и в школе не доучился, он «Преступление и наказание» не читал, где объясняется, что топором беззащитных жертв мочить — это круто, ибо потом будет любовь Сонечки и духовное просветление.

Он — шпана, он вращается в соответствующих кругах, перенимает соответствующие повадки. А их «инструменты» - это нож, заточка, шило. Малозаметно и довольно эффективно. Если дойдёт до дела — насовать колющих в живот, и сам даже не запачкаешься кровью. Что, вообще-то, важно, когда приходится думать о пути отступления.

Но топор? От него кровавые брызги непредсказуемо лететь могут. Да и сила нужна, чтобы топором зарубить (к слову, интересно, этого заморыша хоть как-то проверяли на физическую способность к нанесению обнаруженных на трупе ран?)

Или — он изначально взял топор для устрашения, а не убийства? А что страшнее выглядит — какой-то шкет с топором, или с ножом, когда он ухватил тебя за ворот и приставил к горлу? Чуть что — ткнёт и приветик.

Да, там, на месте, был найдет топор с сильно обгоревшим топорищем и лезвием, сохранившим следы крови. Скорее всего — орудие убийства. Но вот просто интересно: а какой-нибудь другой топор в квартире убитой — был найден? Или преступник, который чувствовал себя там, как дома, воспользовался тем топором, что и был в хозяйстве?

Отдельная история — полуобнажённый вид, в каком нашли убитую, и фотографии её в таком виде, которые якобы нашли у Нейланда, когда взяли его в Сухуми.

Тут, опять же, различаются версии, но по той, что озвучена была в документальной передаче с Каневским «Следствие вели» (серия «Зверёныш») - дело было так.

В Сухуми Нейланда задержала милиция за курение в неположенном месте. Сопроводили для составления протокола. Где он будто бы назвался вымышленным именем, но расписался, по привычке, настоящим. И это настоящее имя — уже было во всесоюзном розыске. Поэтому сообщили в Ленинград, оттуда вылетела оперативно-следственная группа. А Нейланда — соответственно, задержали в ИВС, изъяв личные вещи, в том числе — фотоаппарат Зоркий.

Но следственная группа, прибыв на место, обыскала камеру, где содержался Нейланд, и нашла там ещё фотоплёнку под нарами. А на той плёнке — фотки убитой дамочки в откровенном виде, как её и нашли.

И мне вот интересно: а пистолет, часом, там под нарами не нашли? Ну или пулемёт. Вот просто любопытно: сколько вещей может затащить с собой в камеру подозреваемый в особо тяжком преступлении? Нет, я понимаю, что абхазская милиция всегда была немножко безалаберной — но не до такой же степени.

И другой вопрос — он что, этот Нейланд, внезапно заделался совсем уж непроходимым идиотом? Вот нахрена ему хранить эту плёнку с фотками полуголой тётки, зарубленной топором?

Потом он давал показания, что хотел продавать эти фотки. Как «порнуху», каким-то очень странным, для советских времён, любителям «гуро». Ну, вообще-то, довольно шизофреническое намерение. Это сейчас в каких-то девиантных соцгруппах можно найти оригиналов, готовых платить за всякий мрак, но тогда искать покупателей на «убиенку-расчленёнку, с пылу, с жару»? А где?

А главное, он же должен понимать, что эти фотки — прямая улика против него (и чуть ли не единственная). И если его, взяв за мелкое административное нарушение, помещают в камеру — значит, скорее всего, он спалился. Его теперь уже держат как подозреваемого в двойном убийстве. И нахрена ему сохранять эту плёнку?

То есть, допустим, вот он отщёлкал свою жертву на месте преступления, потом перемотал плёнку, извлёк кассету. И он, дитя питерских улиц, ученик непонятно какого труда, конечно, вот так умел обращаться с фотиком (какого в жизни, наверное, никогда не имел). Но он же её, наверное, ещё не проявил, не закрепил? Так самое время — засветить одним движением. Ну а если вдруг проявил и закрепил — да об лампочку в камере сплавить целлулоид с «палевными» кадрами.

Создаётся сильное ощущение, что плёнку с кадрами — ему «подарило» следствие. Возможно, будучи искренне уверенным, что он — виновен, по тому отпечатку. Но поскольку отпечатка на шкафу мало, решили усугубить.

Изъятый при задержании фотоаппарат, опознанный мужем погибшей по характерным дефектам? А чёрт его знает, был ли он вовсе изъят и был ли он вовсе в квартире на момент убийства. Но когда следствие уверено в своей правоте — оно может убедить потерпевшего, убитого горем супруга, что надо немножко пойти навстречу следствию, чтобы изобличить очевидного злодея, на которого чисто формально просто не хватает улик, а так-то всё с ним ясно. И он — что угодно подтвердит.

Ну вот когда я оказывал в девяностые «шефскую помощь» одному своему подкрышному молодому следаку (не по мокрухе, по мелочёвке) — иногда делал так. Скажем, берут жлоба, известного на районе гопстопщика, отжавшего у школьника плеер. Пацан опознаёт, и плеер при злодее, и кассета в нём, какую терпила указал, а этот не желает колоться, лыбится: «Это мой плейер, а кассета — просто совпадение, что такая же. Вот такая популярная музыка. Да, я тоже очень люблю группу Тхе Анималс».

Среднестатистический мент на этом месте зарядил бы в рыло. Но я — не так воспитан. Я просто говорил: «Ты чего, глупый, что ли? На кассете — характерный признак. Царапина в виде буквы «г». Вот. (Беру ножик, прочерчиваю). И терпила сейчас вспомнит об этом признаке. А будешь тут буровать — он вспомнит ещё, что ты ему ножиком угрожал. Вот этим (показываю). И свидетели найдутся. И пойдёшь ты не на пару лет условно за грабёж — а лет на пять за вооружённый разбой. Ты мне веришь, что я тебе это устрою?»

«Да чего сразу «разбой»-то? Я так, послушать взял. Напрокат. Приобщиться, можно сказать. Ладно, чистуха — так чистуха».

Да, это незаконно. И я бы не стал так поступать в сколько-нибудь серьёзных делах, где есть хоть малейшее сомнение в виновности (не из почтения к закону, а потому, что в наших делах нужна правда, а не «галочка-палочка»).

И вот что гопник, ранее промышлявший всякой мелкой криминальщиной, может в очередной раз кого-то обуть — как-то не вызывает «когнитивного диссонанса».

Но чтобы пятнадцатилетний пацан, пусть и шпана, пусть и оторва, заявился на квартиру с заранее припасённым топором, зарубил хозяйку, зарубил её трёхлетнего ребёнка, потом сделал себе яичницу, а пока она готовится — задрал у жертвы халат и сфоткал в таком виде, чтобы потом торгануть сей сомнительной «клубничкой» - это как-то слишком... экстраординарно.

Нет, бывает, что подростки убивают. Но как это бывает?

В драке — само собой. Сцепились, понеслась, наших бьют, и вот кто-то достаёт нож и тыкает.

В компании, понтуясь друг перед другом, особенно по пьяни или удолбанные, глумятся над жертвой, самоутверждаясь — да, иногда до весьма неблаговидных эксцессов доходит.

Ради сокрытия иного преступления, из боязни ответственности — тоже, само собой.

На почве личных неприязненных отношений и какого-то конфликта интересов — может быть как аффект, так и весьма хладнокровные, продуманные действия. Поэтому, как я шучу, если ваш ребёнок-тинейджер вдруг заделался паинькой, перестал взбрыкивать и хамить вам — вы на всякий случай проверяйте в лаборатории свой утренний кофе перед употреблением.

В определённой среде и в определённые времена мог ещё быть такой дикий мотив, как — в карты проигрался. И теперь должен замочить то ли первого встречного, то ли того, кого укажут.

Могло ли это быть в случае с Нейландом, когда он, естественно, вращался в весьма сомнительных кругах? Вообще-то, подобные «игры» были особенно в ходу непосредственно в послевоенные годы, когда все привыкли, что «жизнь — копейка», а в шестидесятые — как-то уже не очень. Но если так, то, конечно, для пацана это было бы сильным мотивом, чтобы пойти и замочить. Ибо иначе — его самого грохнут. Может, от него требовали и фотографий. Но тогда он должен был находиться в очень стрессовом состоянии и уж точно не стал бы трапезничать там.

Но вот всё вместе, хладнокровное предумышленное убийство, в том числе трёхлетнего ребёнка, фотки, готовка яичницы — это как-то слишком из ряда вон выдающееся поведение для самой отпетой малолетней шпаны. Если он реально до такой степени ёбнутый на всю голову был — это должно было как-то проявляться раньше. Явные садистские наклонности, стремление к доминированию путём демонстрации своей отмороженности — что-то подобное. И тут важны должны быть показания его корешей. Особенно — вот того, с кем он пытался ранее хату неудачно обчистить.

Но из его показаний — только уверение, будто бы Нейланд ранее делился с ним своим сокровенным планом: ограбить богатую квартиру, всё там сжечь, чтобы не осталось следов, и махнуть на юга. Ну вот только не хватает слов: «А ещё он сказал, что если там будут женщина и ребёнок, то его это не остановит, он зарубит их топором».

И всё обвинение, преимущественно, строится на показаниях самого Нейланда. Которого, в действительности, было несложно развести на сознанку.

«На тебе уже висит кража группой лиц с проникновением в жилище, да и прочие твои подвиги, что до суда доводить не стали, сейчас поднять можно. Пятерик — запросто будет. Но если возьмёшь на себя эту мокруху — не сильно больше получишь. Ты малолетка, тебя не расстреляют и больше червонца не дадут».

Однако же, что бы посоветовал говорить в такой ситуации любой мало-мальски толковый адвокат, если уж колоться?

Примерно следующее.

«Я прятался по чердакам и подвалам, поскольку знал, что меня ищут после побега из прокуратуры. Всего боялся, очень хотелось есть. Прихватил топорик, решил ограбить квартиру, где уже был, когда «собирал макулатуру», и она вроде как богатая квартира. Там была хозяйка, я показал ей топор, желая напугать. Убивать её я не хотел. Но она стала сопротивляться, вырывать у меня топор. Я сам испугался, мы боролись, и я, кажется, ударил её топором. Дальше — ничего не помню, всё как в тумане. Наверное, я делал ужасные вещи, наверное, и ребёнка убил тоже я, но я этого не помню, я был не в себе. Очнулся — только на улице».

Вместо этого, по словам бывших работников следствия и журналистов (рад бы сослаться на реальные протоколы допроса, но их никто не предоставляет), этот странный юноша намеренно топил себя, живописуя свои зверства во всех подробностях, упиваясь своим цинизмом и рассказывая ментам, что ничего они ему не сделают, потому как он малолетка.

Спрашивается, если он реально был уверен, что малолетке совсем уж ничего не сделают — чего ж он из прокуратуры-то удрал до убийства, когда его всего лишь в краже обвиняли? Или, может, ему всё-таки не хотелось на зону?

Ну и тогда, наверное, для него должно было иметь значение, сколько ему дадут за убийство — полные десять лет или, скажем, семь, приняв во внимание временное помутнение рассудка на почве трудной судьбы? Но он, как уверяют, решил тут поиграть в «дьявола во плоти».

И доигрался до того, что поднялось широкое возмущение, с требованием покарать мерзавца по полной, невзирая на возраст, и Хрущёв активно поддержал, и закон быстренько уточнили, придав новелле обратную силу, осудили к вышке — и вроде как расстреляли.

«Вроде как» - потому что, на самом деле, один из минусов смертной казни: никогда нельзя быть уверенным, что это не было инсценировкой, прикрывающей исчезновение. Даже при публичном исполнении — не всегда можно быть в этом уверенным, что это не постановка. А уж когда просто сообщают, что какой-то неизвестный человек где-то в коридоре пустил преступнику пулю в затылок — хрен его знает, что там на самом деле было или не было.

Реально ли расстреляли этого Нейланда? А пёс его знает. Но как-то очень старательно его подвели именно к вышке, совместными усилиями, вплоть до Хрущёва.

Такое ощущение, что произошло следующее. Вот имеет место довольно громкое убийство. На месте находят отпечаток некоего малолетнего гопника, объявляют его в розыск, показывают морду аж по телевизору (что редкость для того времени), ловят его — рапортуют, что убийство раскрыто.

Потом — понимают, что на самом деле это не он. Но кто — хрен его знает. По ходу, висяк. Чего, конечно, в советской правоохранительной системе быть не должно, особенно — по особо тяжким и резонансным преступлениям, а уж тем более — когда поспешили отчитаться об успехе.

И чего делать? Всё-таки сажать этого парня на зону? За убийство, которого он не совершал? Или за кражу, которую совершал? Да его в любом случае на зоне придавить могут. Инфантицид — как-то непопулярен даже в тех угрюмых кругах.

Вот и приняли «соломоново» решение. Имитировать расстрел, «по просьбам трудящихся», заодно припугнув молодёжную преступность, в очередной раз поднимавшую тогда голову.

Кто на самом деле совершил это убийство? Да кто бы знал, теперь-то уж!

Это нужно материалы дела смотреть, хотя бы те, что есть, что были собраны, а из журналистских перепевок, где больше пафоса, чем «фактуры» - хрен чего вытащишь. Но судя по тому, что и в журналистских публикациях по этому делу очень сильно расходятся будто бы установленные следствием детали — там всё очень нечисто с этим делом.

Но что бы я мог предположить как возможную версию, не противоречащую здравому смыслу?

Этот парень, Нейланд, вместе со своим дружком, действительно были в квартире за три дня до убийства. Делая разведку на предмет кражи под видом сборщиков макулатуры. Вероятно, хозяйка пригласила их, угостила чайком с вареньем (которым Нейланд изгваздался и оставил отпечаток, уцелевший при пожаре). И возможно, что тогда же они спёрли фотоаппарат.

Пропажу, вероятно, заметил человек, который был, скажем так, очень вхож в эту квартиру. Где, наряду с цветным телевизором и магнитофоном, наверное, не 57 рублей налом лежало.

Кто этот человек — муж или любовник, сказать трудно. Может, и муж, который узнал, что ребёнок не от него. А может, любовник, захотевший поживиться. А тут — такой шанс. Пришли два шпанюка, попёрли приметный фотик с поцарапанным объективом. Их словят, найдут вещь — на них и подозрение.

И хотя ребёнку всего три года, тот ещё свидетель, но всё-таки он говорит и хорошо знает этого человека. Поэтому оставлять его в живых — нельзя.

И этот человек включил магнитофон на полную громкость, приглашая хозяйку на интимный танец в развитие интимного полдника (и яичницу они жарили не после убийства, что выглядит бредом, а до). Тут зарубил её, потом ребёнка, потом инсценировал поджог, прекрасно понимая, что от горки мусора на паркете нихрена толком не загорится, а включённый газ — натолкнёт следствие на мысль, что пожар пытался устроить малолетний дурачок.

А может, ему и пофиг было, сгорит квартира или не сгорит. Но было важно, чтобы пожарные набежали раньше ментов и наследили. Чтобы не бросалось в глаза отсутствие кровавых следов уличной обуви, чтобы вообще чёрт ногу сломал, выявляя, кто как перемещался.

Следствие же — зациклилось на версии с Нейландом, как только нашли на месте его отпечатки. Остальные версии, чувствуется, даже разрабатывать толком не стали. Ведь это ж так естественно: пятнадцатилетний воришка заявляется в квартиру с топором, с порога бросается на хозяйку, даже не удосужившись выяснить, нет ли там кого ещё взрослого, потом мочит мелкого карапуза, потом жарит яичницу и кушает, нисколько не думая, что кто-то может зайти в гости, потом сдирает с убитой тётки халат, чтобы сделать порнографические открытки и торговать ими... И куда невероятнее предположить, что она сама раздевалась, врубив музыку, собираясь лечь в постель с человеком, которому доверяла — когда он её убил.

Tags: история, криминалистика, уголовщина
Subscribe

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…