artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Новое ракетное возмущение от "Новой"

Хотел я забросить тему «сенсационных» разоблачений вокруг того Бука и его ракеты на брифинге МО РФ, поскольку сказал, в общем-то, всё, что имел сказать. А именно, что если эта ракета и действительно была направлена в 86 году в УССР и далее перешла к ВСУ, то теперь к российской стороне добавляется ещё один вопрос. А именно: «Какого хрена вы стрельнули по Боингу краденной украинской ракетой?» И если они намеренно использовали ракету с такой биографией — то это наводит на совсем уже безрадостные для российской (пророссийско-донбасской... «колорадской», в общем) стороны мысли. Вроде того, что это действительно могла быть не ошибка, а целенаправленная провокация против заведомо гражданского лайнера, только он должен был быть российским.

Однако, я стараюсь избегать конспирологических версий, где хоть какая-то сторона демонизируется до совсем уж отмороженной маниакальности. Пока — предпочитаю думать, что Боинг сбили, приняв за украинский военно-транспортный самолёт. Что, конечно, тоже преступление (как и вся эта «русская весна» на Донбассе), но всё-таки — не «преступление против мира и человечности», каковым был бы такой явный теракт, как сбитие заведомо гражданского пассажирского самолёта.

Но что стреляла именно «колорадская» сторона — это было абсолютно ясно с первых же часов после инцидента. Ну, три месяца стрелять по украинским самолётам и вертолётам хвастаться, что теперь у тебя есть Бук, радоваться продолжению «птичкопада», а потом пытаться отпереться, когда выясняется, что борт гражданский — это как-то совсем несерьёзно.

Правда, вот эти записи в колорадских блогах, где они празднуют очередную победу, пока думают, что сбили очередной украинский транспортник, равно как и перехваты их разговоров — косвенно подтверждают, что всё-таки это была ошибка в определении цели, а не маниакальная намеренная провокация, подразумевавшая уничтожение хоть какого-то борта. Будь провокация — наверное, кураторы не допустили бы такого неприличного ликования. Должно было бы быть недоумение: «А чёй-то он упал-то? А мы и не стреляли». Но в том-то и дело, что прекрасно знали, что стреляли — и до поры до времени гордились этим. И только потом — в отказ пошли.

В общем, я не вижу особого смысла мусолить в сотый раз то, что было абсолютно очевидно с самого начала. Если же кому-то кажется возможным, что Боинг сбил кто-то ещё, не «витязи русского мира» - ну, тут, наверное, следует провести экспертизу на принадлежность к виду гомо сапиенс. Возможно, там какая-то уже такая деградация мозга, что в праве на употребление слова «сапиенс» следует отказать.

И при этом, совершенно не важно, по хорошему счёту, куда была отправлена ракета с таким номером двигателя в 86-м году. Да может, и в УССР. А может, помянутая в/ч 20152 (223 бригада) — тогда служила не просто боевой зенитноракетной частью, а «арсенальным» перевалочным пунктом для снабжения советских войск в Восточной Европе. Это возможно, поскольку немножко странно, чтобы непосредственно в документации завода указывались конечные получатели, боевые части. Логично — как-то немножко «зашифровать» распределение ракет, провести через арсеналы. И другой-то получатель ракет, обозначенный на приведённой МО РФ странице — это как раз Рыбинский Арсенал, откуда уже потом расходились ракеты по боевым частям. Возможно, и эта 223 бригада в Прикарпатском военном округе выполняла ту же функцию по отношению к Западной Группе Войск. И если так, то ракета, официально отправленная в УССР, могла оказаться где-нибудь в ГДР, а при выводе войск — вернуться в Союз, и скорее всего — в РСФСР.

Также указывалось, что именно из 223 бригады ВСУ осуществлялись поставки Буков (и ракет, соответственно) в Грузию, где часть из них могла быть захвачена Российской Армией. Или подобраны останки, ибо имели место случаи боевого применения тех Буков, аж Ту-22М3 сбили, в числе прочего, и места падения самолётов и ракет на какое-то время оказывались под контролем российских войск.

Другой вариант — что ракета была передана в Крым и там захвачена.

Ну и самый тривиальный, однако не то чтобы невероятный вариант — что просто выкупили в какое-то время у украинских вояк то ли боеспособную ракету, то ли останки её движка и сопла после учебного применения, а потом впарили голландской JIT.

Ей-богу, любая регулярная армия — это прежде всего бардак. А постсоветские армии — в особенности.

Вот там как бы всё строго учитывается, инвентаризация дотошная, проверки-комиссии, комар носу не подточит, мышка не проскочит, а на деле, если уметь работать с людьми, ответственными за хранение матчасти — да что угодно можно купить. Ну, с ядерным оружием будут некоторые трудности, ибо там уж действительно пристальное внимание, но зенитную ракету, что для «Осы», что для «Бука», что даже для С-300 — вполне можно купить при наличии некоторых связей и финансовых ресурсов.

Как при этом вояки оформят её исчезновение со склада? То — уж их головняк, но разные есть схемы, здесь вдаваться не буду. В конце концов, я не пишу пособие на тему: «Как озолотиться начинающему прапору, торгуя обороноспособностью своей Родины», и не хочу, чтобы слишком много военного снаряжения уходило с чьих бы то ни было армейских складов совсем уж каким-то левым людям.

Но я просто к тому, что изначальная заводская документация, из каких номерных агрегатов собрано изделие, какой номер ему присвоен, куда направлено — это может вообще ничего не стоить.

Да блин, что в ВСУ, что в РА, не поминая уж кавказские и среднеазиатские армии — там вовсю и «каннибализм» процветал. Нет, не в том смысле, что офицеры и прапора салабонов кушали (надеюсь, до такого не доходило), но вот — из трёх единиц рухляди надыбать наименее изношенные узлы и агрегаты, чтобы получить нечто боеспособное.

Особенно, конечно, бронетехники касалось, где у кого-то двигло ушатанное, у кого-то ходовая, у кого-то пушку раздуло. А немножко игры в Лего — и вот оно фырчит, ездит, стреляет. Как это документально оформлялось — хрен его знает, конечно, товарищ майор. Но так или иначе, оказывалось, что в одном бэтре или танке встречались вовсе не те номерные агрегаты, которые значились для него с завода.

С ракетами, вероятно, тоже нечто подобное могло происходить. У какой-то срок годности боеголовки и топлива истекает, но двигло в поряде (оно ж у ракеты один раз используется, а так-то чего ему сделается от хранения), а у какой-то, напротив, сопло повредили, стукнув им в бетон по пьяни. Поэтому, может, переставляли.

Ну, я не ракетчик, не зенитчик, и, чего никогда не отрицал — не очень сведущ в правилах и обычаях документального учёта военного снаряжения. Я просто из практики знаю, что они никогда в государственных армиях не соблюдаются в полной мере, а скорее — всё делается на «отъебись».

И вот касательно этой буковской ракеты — выходит статья в «Новой газете» (это одна из самых оппозиционных в России), где Каныгин разбирает нестыковки в документах, предъявленных на брифинге МО. Но не столько по журналу учёта принятия ракет от Долгопрудненского предприятия, сколько — по документам, которые увязывают номер двигателя с тем заводским номером ракеты, 8868720, что фигурирует в журнале учёта.

И в этой статье обращается внимание на два обстоятельства. Во-первых, что акт об окончательной сборке изделия — восстановленный подлинник, который будто бы датируется январём 86 года, когда дата сборки — декабрь того же года.

Во-вторых, что в сводной ведомости на комплектование этого изделия, ракеты 9М38 для Бука за личным номером 8868720, последние две цифры выполнены более светлыми чернилами и явно другим почерком (поскольку в иных случаях — двойки имеют очень характерные петли, а здесь не имеют).

Знаете, тут я вступлюсь за МО РФ. Не думаю, что это подделки.

В первом случае, как мыслится, дата восстановления подлинника — не 86 год, а 96. Просто так написана девятка, что смахивает на восьмёрку. Как раз десять лет, а по их поверьям, возможно, надо с таким интервалом дублировать бумажные документы. А может — канализацию там прорвало в архиве долгоповского завода, вот и пришлось документы переписывать. Но при намеренной подделке — вряд ли бы даже эти сапоги так бы облажались.

И во втором случае — ну вот не верится, что если бы шли на подделку, то сработали бы так топорно. Ей-богу, любой нормальный третьеклассник более квалифицированно переправит в дневнике двойку на пятёрку или сварганит записку от мамы, что «Он ни можит хадить в школу, патаму шта бальной». С такой вот орфографией — но сделает это почерком, похожим на мамин.

А здесь? Ну, можно предположить, что кто-то заполнял эту комплектовочную ведомость, но оставлял пустыми поля для последних двух цифр, поскольку не знал ещё, какой заводской номер в этой серии присвоят. А потом — дописал другой человек другой ручкой.

А можно предположить, что заполнял всё один и тот же человек, но в разных эмоциональных состояниях. И где-то он артистично выводил петли на двойке, а где-то — спешил. Вот, скажем, в четвёртой строке этой ведомости, в дате 23.12.86 — написание двойки отличается от того, что в почти всех иных местах, но очень похоже на двойку в заглавии, в заводском номере собранного изделия.

Хотя, конечно, тут нужна и графологическая экспертиза, и ряд других, на определение возраста бумаги и чернил, и на выявление последующих исправлений оригинала, и всё такое.

Но я думаю, что в документах-то — подделки нет. Просто, это ничего не значит, ничего не меняет. Ну да, вполне вероятно, что ракета, чьи обломки с номерами были сданы JIT как виновницы гибели Боинга, была в 86 году отправлена в УССР. И что?

Если эта ракета перешла в ВСУ и дотянула там до 2014 года — то потрудитесь объяснить, каким образом её обломки оказались на месте крушения Боинга, когда прекрасно известно, что его сбили «ополченцы Лугандонии» из установки, принадлежащей 53-й Курской бригаде ВС РФ.

Повторю, это для любого нормального человека — абсолютно та же ситуация, какая была бы в «Месте встречи», если б следствию сразу было известно, что у Ларисы Груздевой во френдах ходит некий Фокс, матёрый налётчик и мокрушник, и он был в её квартире в момент убийства.

Любые его заявления в том духе, что «А вот пистолет, из которого произведён выстрел, принадлежит Сергею Юрскому и должен быть найден на его квартире» - вызовут только один вопрос: «Ну и как ты подбросил туда тот пистолет? Давай, кайся, сними хоть один грех с души твоей беспросветной».

Вообще же, учётно-отчётная бюрократия — немножко не моя стихия. Тем более — в госструктурах, включая армии. Я просто знаю, что там формально всё должно быть чётко, а на самом деле — бардак страшенный. Но я не претендую на знание их обычаев. Я вполне допускаю, что кто-то заполняет ведомость, оставляя те цифры, которые пока неизвестны, а потом они вписываются другой рукой и/или другими чернилами.

Да я даже про нашу Корпорацию — толком не знаю, как именно, по каким алгоритмам систематизируются данные по оружию и прочему снаряжению. Да и не должен знать. Я всего лишь директор Дипломатического Департамента, трусливо отсиживаюсь на передовой, а там-то, в организации тыла — реальные «головастики», которые структуру БД и организацию доступа разрабатывают. Ну, шучу, конечно. Отчасти шучу.

Я знаю только, что если ко мне (к моим подчинённым) обратится дружественный мент и скажет, что у него там громкое дело, из «Мухи» расфигачили машину какого-то местечкового криминального авторитета, - то я окажу содействие, какое смогу. Даже если машину херакнули заведомо пустую, без угрозы жизни кому-либо — ну всё равно, желательно узнать, кто это так балуется с РПГ-18 Муха. Уж не кто-то ли из наших?

На месте была брошена жжёная труба (Муха — это одноразовый гранатомёт), но на ней есть маркировка. Циферки читаемы.

Я запрашиваю нашу Аналитику — они выдают ответ, что да, это из наших арсеналов, числится за нашим Мицаром. А приобретено было у такой-то в/ч РА в 2002 году — и мне такую информацию дадут, чтобы я планировал свои действия соответственно. Ибо одно дело — если мы у каких-то бандосов «шайтан-труба» отобрали, а другое — когда сами покупали у вояк, и их нежелательно подставлять.

Это делается где-то за десять минут — от получения от ментов номера на палёной трубе до пробития её источника.

Далее — узнаём, кто из бойцов Мицара конкретно эту шайтан-трубу брал. А выдаётся — под роспись с отпечатком, с указанием номера. И при этом, когда не для служебных дел, а для личных (типа, там, сынишку научить с гранатомёта шмалять) берутся такие «расходники» - то боец оплачивает приобретение.

С этим бойцом встречаются, спрашивают: «Ты нахрена тачку этому авторитетному упырю поджог с Мухи? Народным мстителем себя возомнил?»

Он отвечает: «Да достал он. К сеструхе моей подкатывал, приставал грязно, по-хорошему не понимал. Ни в рыло не понимал, ни поддых. Пришлось объяснить, что «хорошее» - это когда горит тачка без него. А «плохое» - мысль продолжить».

Ему говоришь: «Да ты охренел, по ходу. И главное — на кой чёрт ты сбросил трубу на месте? Она ж номерная. Её вычислят до части, где мы её взяли. А там-то она числится погибшей при пожаре склада. Ты дебил, чтобы так подставлять и нас, и наших друзей в РА?»

На самом деле — умозрительный, конечно, разговор. Таких дебилов — мы не держим даже на самых «быковских» должностях.

Но на всякий случай — учёт ведётся по всем номерным деталям, узлам и агрегатам нашего снаряжения. И их совокупность — перекодируется в файл, откуда легко можно восстановить номера элементов, а по номеру элемента найти изделие в сборке — но это если знать код. А инвентарный номер изделия — это хэш-функция от учётного, и я это говорю — но на самом деле мало что понимаю как в бухгалтерии, так и в информатике. Я ведь только на бейсике да в Macromedia Flash примитивные игрушки да мультики мог делать, чисто ради общего развития, а так-то не программер ни разу, но знаю, на что способны эти могучие нёрды.

Так или иначе, у нас-то — всё изначально оцифровано (компьютеры были и в восьмидесятые, окей), всё можно проследить. А взлом базы данных, его попытка — светится тут же.

Что там было в советской и постсоветской бумажной отчётности — да хрен его знает, насколько вообще можно полагаться на данные оттуда.

Но что фальсификацию провели бы изящней, чем в представленных документах — однозначно. Поэтому, вероятно, не фальсификация всё же, а подлинники, заполненные в своё время «на отъебись».

И, повторю в который раз, это абсолютно ничего не меняет в оценке виновности сторон в сбитии Боинга. Виновная сторона - «колорадская», это никак не может быть поколеблено. Потому что это правда, стократно доказанная.

«А вот тут мы нашли ещё обломок той ракеты с напутственной надписью от Турчинова: «Ну и сбейте уже какой-нибудь Боинг, чтобы москали всрались». Ну, там по-украински было — но мы перевели. Как вам такое доказательство причастность украинцев?»

А никому — и никак.

Чего, вероятно, не понимает нынешний российский военно-политический истеблишмент, - с ним уже давно никто не пытается вести разговор, как с равными или хотя бы младшими партнёрами. Ему просто объясняют, что он должен сделать, чтобы ему прямо сейчас пяткой на кадык не наступили. Только и всего. А история с Боингом — ну, один злосчастный эпизод в цепи событий, из которых главное, конечно, было решение аннексировать Крым.

После этого — Московия абсолютно обречена. Она сгинет. А что новое на её месте возродится, то ли конфедерация «штатов», связанных какими-то общими договорённостями, то ли будет полный развал — зависит от того, насколько нужна более-менее единая (конфедеративная) Россия примерно одной десятой процента граждан нынешней России.

Именно их мнение — решает. А мнение 99,9% народонаселения, паразитирующего на ресурсной ренте, — не значит вообще ничего. Такова жизнь.

Но это — уже другая тема.

Tags: Боинг, Россия, Украина, военщина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →