artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Реально полезные рецепты уличной самообороны

В последнее время я много писал на тему уличной самообороны и боевых всяких искусств, вспоминая кое-что из своей ногомашеской юности — и тому есть причины. Начался новый учебный год, мы внесли некоторые коррективы как в курс физ-ры в Корпоративной Школе для своих исчадий, так и в воспитательную работу с ними. Ну, у нас-то физ-ра заточена прежде всего под прикладное применение, и детишки очень боевитые.

Поэтому приходится особенно тщательно объяснять, что вот не надо разоружать по приколу ментовские патрули (потом они скидывали эсэмэской место, где заныкали стволы, и никто не страдал, но всё равно это негуманно по отношению к этим и без того бедовым ребятам в форме). Не надо провоцировать горячих всяких горцев, у которых запросто может быть ножик или травмат, а значит, тебе придётся засветить или даже применить боевой. Ну и даже каких-нибудь нодовцев или казачьё — тоже не надо пиздить всуе, как бы ни хотелось поставить на место эту дрянь.

Хотя я прекрасно понимаю, что подобные пацифистские проповеди — довольно бессмысленны в 15-16 лет. Но — возможно, хоть немножко притормозят от того, чтобы кого-то всерьёз поломать, так, чтобы это стало известно старшим родичам (и тогда — в угол поставим за самоуправство).

А так-то — да, можно сколько угодно говорить, что «лучший бой — тот, которого не было», можно рассказывать, что даже в драке с вроде бы лохами запросто выхватишь ножик в бок, или что рядом с лохами окажется кто-то посущественней, и не сможешь сбежать, зажмут да отпинают до реанимации.

Но это всё вещи, которые и так прекрасно понимает мало-мальски разумный тинейджер. И я это понимал, когда был тинейджером. Но это ничего не меняло.

Я не думал тогда о том, как бы защититься и спастись от гопников. Я думал, о том, как их спровоцировать и навалять (ну и только в самом крайнем случае — дать дёру). Для меня это был своего рода спорт. Опасный? Да. Потому и прикольный. Но извините, в паркуре тоже можно сорваться с верхотуры и расшибиться в лепёшку. А в дайвинге — обнаружить какую-нибудь внезапную неисправность акваланга метрах в пятидесяти под водой, когда экстренное всплытие будет смерти подобно. Да наверное, и в кёрлинге можно серьёзно убиться. Поскользнуться на этом натёртом полу — да и брякнуться. А в шахматах — инсульт может приключиться от перенапряжения мозга. Жизнь — вообще опасная штука (and the night is dark and full of terrors).

Но меня не то что пугала вероятность стать жертвой гопников (хотя в тринадцать лет меня один раз уработали основательно, до больницы на месяц) — меня просто не устраивало их существование. И то, что эти мрази считают себя как бы доминирующей силой, способной внушать страх. Поэтому при каждом удобном случае я старался объяснить им, что это немножко не так. Что бояться в этой стране — нужно им, а не их.

Как отличить гопника от обычного пацана, пусть и немного незаконопослушного, как оно и нормально для пацанов? Для меня тогда, в позднесоветские времена, это было очень просто. Надеваешь футболку с Дорзами или с Лед Зеппелин — и вперёд в пролетарские районы на охоту. Особенно же они «любили» Sex Pistols. И я вот, честно, терпеть не мог эти взвизги Сида Вишеса, в чисто эстетическом плане, но как красная тряпка для гопни — оно работало идеально.

И вот если подваливает стайка грозных школьников (я и сам был школьником, но с некоторых пор — чемпионом города по «контактным единоборствам», что бы сия херня ни значила) и начинает прикапываться к тому, что «неправильную футболку носишь» - ну, значит, гопники. Ибо совковый гопник — это не просто грабитель-разбойник. У него, извольте видеть, идейная база под наезд имеется.

А у меня — под ответ. «Ну, тут уж каждому своё. Вот я лох — и одёжку лоховскую ношу. А вы крутые пацаны — потому и прикид крутой. Настоящая олимпийка, настоящие треники. Но можно ещё немножко поработать над имиджем. Я думаю, такому крутому пацану, как ты, очень пошёл бы ещё сломанный нос, чтобы все сразу видели, какой ты боевой. И зубов не должно быть так по-лоховски много. А то, прости господи, голливудская какая-то слащавая улыбка. У тебя же, крутого пацана, должен быть такой суровый хоккейный оскал».

Я сызмальства умел говорить с людьми уважительно — и они это ценили. Серьёзно же, если они подвалили ко мне — это для меня было сигналом, что реальных бойцов среди них нет. Вот их пять, десять — мне без разницы. От любого моего акцентированного удара они будут уходить в нокаут, а сами имеют шансы — ну только если я позволю себя железкой ткнуть.

Иначе, если они чего-то соображают в боевых делах - «я милого узнаю по походке». Вот как я просекал, кто чего примерно может стоить, по тому, как ходит, как стоит во время всего этого «базар-вокзал» - так и с их стороны реальный боец мог оценить и мою походку, и то, как я во время разговора ненавязчиво поворачиваюсь в левостороннюю стойку, чтобы убрать печень подальше и прикрыть яйца снизу (удар парню в пах хоть чего-то стоит — только когда непосредственно между ног в мошонку проходит, да и то, честно, я бы никому не рекомендовал уповать на него в уличной драке, ибо скорее тебя порвут за посягательство на фамильные драгоценности, чем слягут).

И бывало, что из этой стайки выискивается как бы «главарь» (а базарить мог и не он, он немножко в тени держится), и говорит, лыбясь: «Не, уважаю, не зассал! Да похер, какие футболки — был бы пацан правильный».

Тут, конечно, нужно следить, чтобы он не попытался ткнуть чем-нибудь острым на этой примирительной ноте, но обычно — нет.

Вообще же, следует понимать, что ни гопники, ни их «жертва» (хотя я-то, скорее, «охотником» был) — изначально не заинтересованы в какой-то слишком серьёзной уголовщине (а вот по ходу пьесы — раздухариться могут и те, и другие, войти в раж и наделать глупостей).

Гопники — поначалу надеются как-то прогнуть и чего-то отжать, действуя чисто разводиловом, давя базаром. Иначе — это были бы просто грабители-разбойники, которые со спины набежали, и то ли офигачили монтярой по затылку, то ли просто повалили, попинали, всё ценное сняли, да ушли. И хрен их кто опознает, если что.

Для этих же — важно и самоутвердиться, и иметь основания сказать: «Да кто его трогал, кто ему угрожал? Да он подошёл, какой-то такой неадекватный, сказал, вот, пацаны, хочу подарить плеер, кожак тоже хочу подарить, потому что дзен мне велит избавляться от бренного и суетного. Ну мы решили, что парень немного не в себе, и могут лихие люди злоупотребить — а потому взяли на сохранение, можно сказать».

Но и для жертвы гопотского наезда — на самом деле тоже нежелательны слишком серьёзные какие-то увечья даже на их стороне.

Ну вот подвалило к тебе пяток гопников, стали докапываться и разводить, дальше обострилось, перешло в драку, ты их раскидал, победил. И если просто люлей им навешал — они, конечно, не станут обращаться в ментовку. Да они там на учёте лет с десяти, и это палево на весь их район будет, что им бланшей понаставил какой-то одиночный фраер, а они в мусарню поползли жалобиться.

Но если крепко кого-то травмировал в драке, пусть и нечаянно — тут уж придётся ментам этим заниматься.

Если есть тяжкое телесное или, тем более, труп (врезал ему, а он отлетел неудачно, виском об кирпич приложился) — то вот этих же сотоварищей «потерпевшего» менты возьмут за яйца и раскрутят на дачу показаний (это если нет записей с камер).

Но показания — могут оказаться удивительными для тебя. Ты-то думал, что они впятером на тебя наехали, не оставив выхода, как защищаться любой ценой. И потому — любые твои действия должны трактоваться как необходимая оборона, где не может быть никаких пределов, чтобы их превысить. Ибо групповое нападение, в количестве аж пяти оппонентов — это слишком серьёзная угроза, чтобы миндальничать.

Но они скажут, что вот сидим мы, такие мирные и благожелательные, а тут подходит этот парень, да говорит, эдак подбоченясь: «Ну и кто тут у вас самый крутой? Давай раз на раз!»

Это, конечно, окажется тот, который пострадал. Он вот вызвался, на чисто спортивный поединок, как мы думали, а этот отморозок — взял да и вырубил его исподтишка. Да так, что братуха наш теперь в коме, хны-хны.

Ну и что нам оставалось делать, скажут они, как не пытаться задержать этого отморозка? Но вот он и нам накидал малехо (этим объясняются свежие повреждения у них, когда ты их разбрасывал) — да ушёл.

Их четверо — ты один. А если это их район — то ещё могут и свидетели с их стороны обнаружиться, которые тоже подтвердят, что именно так всё и было.

Это юридический момент, который тоже следует учитывать. Если кого-то из гопни отоварить достаточно серьёзно, чтобы менты не могли просто сморгнуть и не заметить, если дело возбудят — то вот эти реальные агрессоры никогда не скажут, как было в действительности.

«Да мы к нему подвалили, потребовали отдать всё лове, щёлкнули ножичком для острастки — он нас и отмудохал, пребывая в состоянии необходимой обороны».

Ага, щаз!

Коли так — их нужно судить за разбой. А кто ж этого хочет? Поэтому они так не скажут и не покажут. Но когда есть труп — кого-то ментам сажать надо. И тут у них очень сильное будет искушение не выявлять все детали драки, а посадить того, кого удобнее, да побыстрее направить дело в суд.

Поэтому, и в сумбурные времена моей юности, я прекрасно понимал, что лучше работать даже по гопне так, чтобы не было трупов. И тогда-то я их ненавидел, этих крысёнышей, выделяя лишь некоторые экземпляры, которые что-то вроде «кодекса чести» имели, а сейчас, когда мне за сорокет, весьма доволен, что не грохнул ни одного ровесника, какой бы он дурной гопник ни был тогда, в свои и мои шестнадцать. Ибо про некоторых этих пролетарских ребятишек, которых бил, но не грохнул — знаю, что они довольно достойными людьми выросли (а иные, правда, то ли спились-сторчались, то ли сгинули в криминальных войнах).

И это я рассказываю нашим детишкам, что убить-то человека — никогда не поздно, но если он не совсем уж конченая отморозь — лучше дать ему шанс и вдохновить своим примером великодушия (естественно, так, чтобы он тебе ножик в спину не всадил).

Вообще же, вот классических гопников в том понимании, какое было в моём юношестве — где сейчас найдёшь даже в России? Да среди Кремлёвских, разве лишь.

А так-то — не то, что в Москве (где люди очень цивилизованные и доброжелательные), но и во всяких жопах мира с якобы очень непростой криминальной обстановкой — упаришься искать гопню.

В нулевые и далее — мы делали это, сотрудничая с дружественными инвесторами, в том числе забугорными, когда, скажем, мутится какое-то производство в некоем городке, и туда понаедут иностранные спецы с семьями, и важно обеспечить, чтобы их никто не обижал. Для чего проводилась профилактическая работа.

Так, сцуко, сидишь в местном самом стрёмном кабаке, изображаешь вдрызг пьяного, светишь котлету пятирублёвок, типа, опездол командировочный — и хоть бы кто увязался за тобой на предмет ограбить! Только вот подходят и советуют: «Братан, места у нас дикие — ты бы деньги так не светил, а то мало ли». Ну прямо как у Аверченки в рассказах о Праге.

Или барышня, моя секретарша Анечка (до того — одна из лучших в Третьем Агентурном Дивизионе), бежит в спортивном костюме через лесопарк, подваливает местная «гопня», трое пацанчиков, говорят: «Девушка, места у нас здесь неспокойные, позвольте, мы вас проводим».

Соглашается — и что?

Они провожают её до дома! Зазывает на чаёк, предлагает ликёр к чаю, а они: «Только одну рюмочку, так-то мы футболисты, завтра тренировка».

Ну вот выцепить какой-то реальный гопотский наезд — трудиться приходилось. С тем, чтобы объяснить местному уличному криминалу, что так делать не надо, ибо этот город пользуется особым вниманием, тут любая «халява» в виде ботана с планшетом на последнем автобусе - может быть нашей провокацией. Так и расскажи своим дружкам. И ты сейчас не сядешь, при всех видеоматериалах, но у тебя возьмут и пальчики, и ДНК, и если где ещё в криминальном каком-то дерьме засветишься да проблемы создашь — то, возможно, опять же не сядешь. Просто выйдешь из дому и не вернёшься. А может — сядешь.

Поэтому, я завидую людям, которые и в наше время умудряются легко и непринуждённо находить гопню и попадать в замес.

Да честно сказать, и 99% тех драк, в которых я сам бывал в юности — это лишь формально самооборона, а на самом деле - «возле города Майями контрас мерились хуями». То есть, состязания пацанских Эго. Я бы мог легко их избежать, тех драк, — но просто не хотел, вполне осознанно нарывался, чтобы дать гопне пиздюлей.

Поэтому, когда вы вдруг в некоем месте встречаете свору гопни (ладно, пока — просто «шумной молодёжи» школьного или чуточку более старшего возраста) — вам нужно определиться в главном.

А именно: вы хотите дать им пизды — или нет?

Это очень важный вопрос, это очень важный ответ.

Если да, если вы не прочь помахаться — то, наверное, знаете, как это делается. Тут бесполезно давать советы вроде: «Если он бьёт вот так, то вам надо делать вот так». Если у вас нет солидной бойцовской практики в хотя бы спортивных (дружественных) «драках» на реальных скоростях и не по «либретто» — вы, с большой вероятностью, просто не просечёте, как именно кто по вам бьёт. Ну и в этом случае довольно глупо, если кто-то зацепил вас плечом, останавливаться, оборачиваться и говорить что-то вроде: «Слышь, баран! Смотри, куда прёшь!»

Но если вы настроены пацифистично или не склонны переоценивать свою физическую форму и при этом не желаете угрожать/пользоваться оружием, а желаете выйти из навязанного вам конфликта максимально мирно, не нарушая при этом никаких законов, то... задача, конечно, непростая. Но я бы предложил следующие способы, которые могут сработать. Не во всех случаях — но, пожалуй, во многих.

Способ первый. «Журналистский». Входя в зону повышенной опасности (ночной парк, тёмный двор, пустырь, или даже территория, примыкающая к кабаку с дурной репутацией) — вы надеваете на лоб экшн-камеру Гоу-Про. Необязательно рабочую, если вы бедный студент, допустим — можно за копейки купить на Авито и поломанную. Главное — чтоб была.

И вот у вас по курсу какая-то потенциально стрёмная компания. Может, и вполне мирные люди, но если гопники — то возникает озадаченность, как их обходить. Перейдёте на другую сторону улицы — просекут, что вы их боитесь, могут увязаться в надежде чего-то «выклянчить». Пойдёте «напролом», вплотную к ним — могут тут же зажать, совершить акт агрессии.

Поэтому — подходите к ним бодрой походкой с непринуждённой улыбкой, останавливаетесь метрах в трёх. Говорите:

«Извините за беспокойство, но я тут стрим снимаю — и, если возможно, хотел бы задать несколько вопросов».

Ну, настолько-то дремучих гопников, чтобы вовсе не знали за «стримеров» - наверное, и в деревнях нынче не водится, поэтому они понимают, что прямо сейчас идёт трансляция на Ютуб. Если нет — объясняете.

Типа, знаете, вот бывает такая фишка, когда на улице докапываются до прохожих со всякими вопросиками, по истории, по литературе, всякое такое, а потом выкладывают в Инет, чтоб показать, насколько люди знающие или незнающие. И я вот такой, типа, репортёр. У меня свой канал, подписывайтесь, ставьте лайки. Но часто пишут, что видосы монтируются, типа, предвзято, поэтому я и решил стрим сделать. Чтобы вот по чесноку — всё как есть, в реальном времени, никаких передёргиваний. И если вам интересно блеснуть эрудицией — то, значит, я задам вопросики. Если нет — не буду беспокоить, дальше пошёл, спасибо за внимание по-любому.

Полагаю, если эти товарищи пусть и «криминальные», но хоть немножко в адеквате — они не станут бросаться с кулаками и ножами, когда просекли, что «в прямом эфире». Пошлют — так дальше пойдёте. В конце концов, это и была ваша задача, пройти мимо. Даже если в грубой форме пошлют — ну, можно уж наступить на горло собственному Эго и пропустить мимо ушей. Это и таким ребятам, как я, порой доводилось делать. От каких-то обсосов уличных — пропускать мимо ушей и «козла», и «пидора», имея ствол и ксиву. Потому что, по обстоятельствам, нехер их было светить — это и могло быть провокацией с целью засветки. Но вот то же и любой может думать, что он — суперагент, который не ведётся на провокации.

Если же они заинтересуются «мини-викториной» - иметь в загашнике какие-нибудь вопросики, несложные, чтобы могли блеснуть. Типа, «Между какими странами и когда примерно был заключён Портсмутский мир?» Ну и подводящий: «Вот слово «Цусима» - с чем у вас ассоциируется?»

Можно — с подковыркой. «Вот все помнят, чем кончается повесть Тургенева «Муму». Герасим, утопив бедную собачку по приказу барыни, уходит в свою деревню. А барыня кричит ему вслед: «Вернись!» Почему он ослушался, не вернулся?»

Но главное — на вас вряд ли станут наезжать, а тем более бить вас, чтобы стать «героями» Ютуба и криминальной хроники. Когда всякие идиоты выкладывают в Ютуб ролики с каким-то своим беспределом — они уповают на то, что их не смогут идентифицировать. Но здесь-то, на вашем канале — будет указание места, где берётся интервью. Да и просто, даже если изначально они агрессивно были настроены, то, скорее всего, либо заинтересуются и по-честному попробуют блеснуть познаниями, либо проявят равнодушие.

Минусы? Если это всё же гопня — они могут польститься на вашу камеру. Сначала мирно поговорить, а потом — попытаться незаметно настигнуть и охерачить, не попадая в кадр. Это нужно иметь в виду, быть настороже.

Способ второй - «Экстремистский».

Допустим, ситуация совсем хреновая, вас обступают явно очень недоброжелательные люди, и уже щёлкают ножичками, поигрывают травматами (или боевыми — поди в темноте разбери), настроены решительно. Для вас это может плохо кончиться.

Да, ну и во всех случаях — не берётся совсем-совсем хреновая ситуация, когда вас просто охуярили монтярой по голове или налетели, сбили с ног, отпинали. Только такие ситуации, когда хоть какое-то общение возможно.

И для целей наиболее конструктивного общения — вы готовитесь заранее. Покупаете макет гранаты Ф-1, где в корпусе взрывчатки нет, но запал настоящий. Это совершенно легальная вещь, никаких разрешений не требуется, это не оружие, не боеприпас — и обойдётся тысячи в две рублей.

Носите с собой эту лимонку. И когда возникает вышеописанная ситуация, ваша задача — сделать нечто непредвиденное даже для самой отмороженной гопни.

Они предполагают, что перед ними то ли робкий терпила, которого можно запугать, то ли дерзкий терпила, который может попытаться оказать сопротивление, но в любом случае они — волки, а он — законопослушная овца.

Тут же он выхватывает гранату, дёргает за колечко и, прижимая рычаг, мотает головой с глазами белочки, которую, по причине констипации, приняли за сову: «Ну нет! В тюрьму я не пойду!»

Согласитесь, это немножко неожиданная реплика от испуганного лоха и терпилы. То есть, испуган-то он — до крайности, это очевидно. Вообще не в себе. Но при этом — у него граната.

Да, небольшой нюанс. Массогабаритные макеты обычно красят то ли в тёмно-серый цвет, то ли в какой-то несуразный коричневый. Поэтому, для дневного применения — лучше перекрасить в нормальный боевой зелёный. И, смею заверить, очень мало найдётся желающих выяснять, что будет, когда ты отпустишь рычаг. При некотором убедительном актёрстве с твоей стороны, конечно. Впрочем, в данном случае для убедительного актёрства — достаточно просто испытывать искренний страх и быть на нервах, что, как правило, и бывает с людьми, когда на них наезжает кодла с пушками да с перьями.

И вот эта братва вопрошает: «Да какая, нахер, тюрьма? Ты бредишь? Мы тебя просто обуть немножко хотели».

Ты: «Ага. Рассказывай. Нет, живым я вам, мусорам, не дамся!»

Они: «Да где ты мусоров в нас увидел? Мы честные бродяги. Не веришь — вот тебе удостоверение сотрудника организованной преступной группировки».

Ты: «Да у вас, поди, на Петровке целый отдел такие выписывает. Ибо хитры вы, собаки легавые, со своими подходцами».

Они: «Ну позвони на горячую линию вору большому, смотрящему по району. Он подтвердит, что мы под ним ходим».

Ладно, я немножко ёрничаю. Не будет таких увещеваний. Думаю, очень велик будет шанс, что вы просто разойдётесь. Ты удалишься, пятясь с гранатой в руке, а они останутся пот со лба утирать, радуясь, что так хорошо всё обошлось. Ибо — нарвались на какого-то отморозка в розыске, которому, по ходу, терять вааще нечего, и он совсем без башни.

Из минусов — они могут сообщить про психа с гранатой, дав твои приметы. И пусть граната безобидная, не являющаяся чем-то запрещённым, но её применение, в качестве предмета, изображающего оружие, — может вызвать проблемы с законом. Скажем, уголовно наказуемое злостное хулиганство могут попытаться впаять, по ст. 213.

Поэтому, если уж пришлось применить такой аксессуар для запугивания гопни — тут же сбросить где-нибудь, обтерев пальцы. А для подстраховки — иметь при себе плод авокадо. И ментам сказать: «Эти придурки на меня наехали — я вот эту авокадину им как гранату предъявил. Но это ж до какой степени невменько нужно быть, чтобы купиться?»

Способ третий, «Ультрапозитивный».

Тут — я не теоретизирую, я реально это наблюдал. И это в целом полезно для создания умиротворённого, не слишком «зашуганного» настроя в острых ситуациях.

Это было в начале нулевых, в Сенске. Тогда у Лёшки Зимина там была гасиенда (а у меня пока ещё нет), и я у него гостил. А ещё у него был младший братик Саша, в ту пору — совсем пацан, первокурсник. Очень прикольный паренёк, очень талантливый, но — не боец ни разу, в отличие от старшего братца, который после «детского садика» в виде срочки в СпН ГРУ — попал в мои лапы.

И вот мы втроём ездили в город, кое-какие документы оформить, с чинушами местными меня познакомить, взятки раздать, а Санька с нами за компанию, потом посидели немножко в кабаке, вышли — и один паренёк попросил прикуриться. В смысле, аккумулятор на тачке сел.

Мы с Лёхой занимаемся этим. Подогнали моего Туарега морда в морду (пришлось ту севшую тачилку немножко руками выкатить, туда-сюда-обратно от бордюра, чтоб обеспечить доступность). Набросили «крокодилы», я газую, потом паренёк, заведясь, газует, Лёха координирует процесс, а Санька — курит у крылечка кабака.

Тут подваливает компания тинейджеров, штук восемь, и чего-то прикапывается к Саньке. Не то, чтобы агрессивно — но видно, что какие-то вопросы ему задают.

«Слышь, а ты откуда?» - «Из Ма-асквы. Это вот па-а речке если от вас идти вверх па-а течению — там будет та-акое местечко, теремок из красных кирпичиков, и домики вокруг. Оно и есть». - «Это сейчас ты, типа, умничаешь?»

Санька ржёт. Говорит: «Это сейчас я, типа, отвечаю. Вы спросили — я ответил». И снова фыркает, утыкаясь носом в рукав.

Они: «А чего ржёшь-то?»

«Да настроение хорошее. Погода хорошая. Весело и радостно на душе».

Тут один из них вдруг достаёт ножик-выкидуху, щёлкает, спрашивает: «А вот это — тоже весело и радостно?»

Санька — заходится в покате, чуть ли не пополам от смеха складывается.

Они: «Ты чего, ёбнутый? Или укуренный?»

Санька: «Да не, пацаны, вы на свой счёт не принимайте, что я ржу. Настроение, говорю, просто хорошее. Ну вот бывает так, когда девчонку классную встретил и она телефончик дала. Да что я вам рассказываю-то? Сами понимаете».

Помотали головами, похмыкали — да и ушли. Если они и были изначально как-то агрессивно настроены — это никак не проявилось. Хотя Лёха, приглядывая вполглаза за братцем, уже положил ладонь на рукоятку Глока под ветровкой. Да и я немножко напрягся с вечной параноидальной мыслью: «А вдруг это какая-то провокация?»

Не, просто местные юноши, сами не зная, чего хотят, решили прощупать чужого пацана — а он оказался очень позитивным челом.

Лёха потом спросил Сашку: «Ты чего ржал-то? От того, что рядом два «назгула» с волынами да ксивами?»

Санька честно ответил: «Не, о вас я вообще как-то забыл. Просто — попробовал такой метод. Вот представить, что у этих «гопников», или кто они там, на головах — розовые заячьи ушки из секс-шопа. А когда тот крендель нож достал — представить, что это латексное дилдо-самотык».

Лёха фыркнул: «А ты точно ничего не курил? Дай-ка зрачки посмотреть!» (Он не то, чтобы жёстко контролировал младшего братца, но всё-таки рекомендовал поменьше ганжи потреблять... «а не то опомниться не успеешь, как поедет крыша, и окажешься в армии в спецназе ГРУ»).

Не, Сашка ничего не употреблял тогда (кроме символических пары кружек пива), но реально был весь на позитиве, излучал дружелюбие и радиировал радостностью.

Но я не могу сказать, что такой подход гарантирует неуязвимость в уличных или кабацких конфликтах. Хотя чисто психологически представлять себе оппонентов с «дорисованными» розовыми заячьими ушками и с латексными самотыками вместо оружия — может быть полезно. Если есть та проблема, что ты боишься их. Хотя — чего там бояться-то? Все мы смертны, в любое время может это случиться, смерть. Ну и когда неизбежно — лучше уж умереть с улыбкой, чем с выражением какого-то крайнего ужаса. Вот как в том анекдоте про похороны водителя автобуса. «Очень светлый, очень весёлый был человек, наш Вася. Он ведь и умер с улыбкой, во сне. Не то, что эти обоссавшиеся, обосравшиеся пассажиры».

Да, ну и конечно, эти стратегии могут не сработать, если напороться на явного неадеквата. Торчка, к примеру, опиатного. Непосредственно на приходе — он вряд ли наедет. В таком состоянии — вообще ничего не хочется. На кумарах — конечно, за дозу сделает, что угодно. Но в таком состоянии — он вовсе не боец, хотя ножиком может и ткнуть, если позволить. А когда приходнулся, пришёл в себя, в целом нормальный, но понимает, что нужно зарабатывать на новую дозу — это самое опасное. Тут важно понимать, что боли он практически не чувствует, поскольку героин — это мощнейший анальгетик.

И у него там может быть чёрт знает какой букет всякой заразы, от гепатита С до ВИЧ, поэтому физический контакт с ним, не исключающий возможности обмена телесными жидкостями — весьма нежелателен.

Как срисовать торчка — это отдельная тема, тут нужен некоторый опыт, но если кто-то в одиночку на вас нападает, грозит ножиком, требует отдать ценности, то с большой вероятностью это торчок.

Что ж, можно попробовать сыграть на жадности.

«Чел, у меня нала при себе — совсем немного. Но тут вот какая штука. Я даже рад, что тебя мне Бог послал. Ты ж, наверно, хорошо тут всё знаешь, чо да как, да где чего? А мне хмуряк нужен. Ну, гердос, в смысле. У тёщи — рак в терминальной стадии, безнадёга. Облегчить страдания. Но самому как-то стрёмно искать — на подставу мусорскую нарвусь же. А вот если ты посодействуешь — реально отблагодарю».

Вот чего-то такое прогнать ему. Главное, чтобы заинтересовался и ушёл вместе с тобой из безлюдного места. Повёл к барыге. Но по дороге — вам нужно с карточки кэш снять. И вот завести в какой-нибудь супермаркет, где есть банкомат, есть охрана. Даже если он и ткнёт тебя пером, когда просечёт твоё «низкое коварство» - вряд ли станет задерживаться и добивать. Да и помощь окажут сразу же, не будешь лежать в лесопарке, истекая кровью. Во всяком случае, шансы на выживание повысятся.

И то было — про психологические штучки при каком-то серьёзном противостоянии.

Но из чисто физических — полезно понимать вот что.

Конечно, когда вы один, а противников несколько — приходится думать об использовании подручных предметов в качестве оружия или средств сдерживания.

Хотя на самом деле такой вопрос может возникнуть лишь тогда, когда противник один.

Тут вспомнилось, как мой одноклассник Алишер, борец-вольник (ну и самбист, и дзюдоист, и даже «классик», чью бы честь ни представлять на соревнованиях) в одиннадцатом классе, уже близко к выпускному, прогуливался со своей девушкой (из параллельного класса нашей же школы) по парку. А навстречу — четверо ребятишек немного помельче и, видимо, на годок помладше, но очень борзых. И докопались.

А про борцов считается общим местом, что они очень опасны в битве один на один, но немного беспомощны против группы, поскольку вынуждены слишком много уделять индивидуального внимания, чтобы заломать.

Алишер это решил опровергнуть. Когда один из этих пацанчиков изобразил в его адрес некое куцее подобие мае-гери (прямой удар ногой вперёд) — перехватил ту ногу и даже не стал брать на мельницу или что-то подобное, а просто взял ещё и руку, и этого гаврика — качнул да и бросил на его приятелей. Этаким боулинговским движением. Двоих сбил с ног, один сбежал. Как мы потом шутили: «Страйк». Гопнёй по гопне.

И, как рассказывала эта барышня, Алишер грозно надвигается на тех, кто на земле — так они на карачках от него поползли, в полной панике. Алик так растрогался, что даже карать их дальше не стал. Только напутствовал: «Во-во. Вот именно так. Грузинское вино «Раком до цели».

Так что, когда нападающих гопников несколько — подручный предмет всегда есть. Один из них, гопников. И мне тоже иногда доводилось этим пользоваться. Выбираешь кого полегче, немножко подрубаешь, чтобы чуточку обмяк, берёшь за шкирку, выставляешь перед собой «живым щитом» да херачишь из-за него ногами.

Ещё же, как я писал не раз в этом блоге, очень хорошим легальным и действенным средством конкретно против ножа — у меня в юности была цепочка на брелоке из гроверов десяток.

Я ею обзавёлся, когда в мае 92-го довелось столкнуться, неожиданно, с парнем, который с друзьями целенаправленно меня искал, мстя за родственника, которому я прежде навалял. И, в отличие от прочей гопотской пиздобратии, этот умел работать с ножом. Чуть в печень мне не засадил. Но у меня была розочка из бутылки, ею порезал ему вены на руке, уж думал, что грохнул его — оказалось, что просто обморок (внезапно). Я об этом инциденте писал уже неоднократно, повторяться не буду. Перетянул руку его же ремнём — потом даже сдружились, хоть он и гопник. А сейчас вообще милашка — герой кавказских войн, ярый ненавистник Путина, крупный начальник ОМОНа в Ленобласти, и при этом — не упырь. Это к вопросу о том, что не стоит без совсем уж крайней необходимости валить в шестнадцать лет ровесников.

Так или иначе, припотев с тем парнем, который умел работать с ножом, а не просто мог показать свою тычинку да и словить тут же в корпус берцей (или «берцем») с наскока — я сделал эту цепочку и научился ею неплохо крутить. Полметра длиной, гровера десятки, когда по фалангам ножевой руки прилетало — ну, чел забывал про свой «режик». Хотя — никаких серьёзных увечий. И ничего незаконного. «Я очень рассеянный, поэтому боюсь оставить ключи в двери. Вот и обзавёлся таким брелочком с цепочкой».

Вот была во времена моей юности популярна такая вещь, как нунчаки, типа, «боевой цеп» - так это абсолютно бесполезная херня. У неё никакого разумного боевого применения никогда не было и быть не может. Чисто - «легендарная» такая фишка, подогретая Голливудом. Ну, это из области циркового искусства, как и жонглёрство, скажем. Зрелищно, развивает координацию, но само по себе — нисколько не практично.

А цепочка из стальных шайб-гроверов — это весьма практично. И если не пытаться хлестнуть ею по лицу (что может те же глаза повредить) — то ещё и юридически довольно безопасно.

Но чтобы любое средство самообороны использовать — нужен психологический настрой. И тут каждому своё. Кому-то — представлять себе противников в заячьих розовых ушках и с латексными самотыками, кому-то — думать, что у него боевая граната с вырванной чекой, и уметь внушить эту уверенность оппонентам.

Да, ещё подумалось: вот взять обычный газовый баллончик да налепить на него наклейку со словом SKUNK, крупнейшим шрифтом. И, достав его, объяснить, что это не какая-нибудь там перцовая или нервно-паралитическая фигня, от которой поколбасит да попустит. Это — реальный экстракт из «вонятельной» железы американского скунса. Если нажать на кнопку — то запах будет стоять месяцами, которые вам придётся провести в отшельничестве. Если у вас, ребят, есть девушки — они родить успеют не от вас, да и потом не подпустят ни к себе, ни к ребёнку. Хотите проверить? Лучше — поверить. Ибо меня-то вы, конечно, в лоскуты порвёте, меня похоронят, да и всё — а вам с этим жить, если это жизнью назвать можно, такой запах.

Возможно, проканает. Тоже — психологизм, типа. И - наклейка на баллончике.

Tags: ногомашество, ностальгия, оружие, психология, самозащита, тактика
Subscribe

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.2

    (Продолжение) В чём действительно может быть (и бывает) сложность с английскими этими конструкциями — так это с запоминанием, где требуется…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.1

    Продолжу, пожалуй, умиротворяться рассуждениями об английской грамматике. Ну, не результаты же российских выборов обсуждать? Среди моих читателей,…

  • Смысл через грамматику

    В недавней своей заметке про Tenses я сказал, что эти устойчивые сочетания со специфическими служебными глаголами можно любить уже за то, что они…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.2

    (Продолжение) В чём действительно может быть (и бывает) сложность с английскими этими конструкциями — так это с запоминанием, где требуется…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.1

    Продолжу, пожалуй, умиротворяться рассуждениями об английской грамматике. Ну, не результаты же российских выборов обсуждать? Среди моих читателей,…

  • Смысл через грамматику

    В недавней своей заметке про Tenses я сказал, что эти устойчивые сочетания со специфическими служебными глаголами можно любить уже за то, что они…