artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Карате и борьба

Немного отвлекшись на политику (тьфу на неё, ничего хорошего там России не светит в ближайшие годы при любом раскладе, да и не заслужила она ничего хорошего), продолжим погружение в чарующий мир мордобоя и ногомашества (чего-то пробило в последнее время на воспоминания отрочества и юности).

Я, хотя профессорский сынок и «пижон», с восьми до тринадцать лет занимался боксом, получил второй юношеский разряд (до тринадцати — не присваивалось), и в 89-м подался в карате. Вернее, формально тогда это называлось «рукопашным боем», поскольку всё ещё действовала статья 219.1 УК РСФСР за незаконное преподавание карате, но реально это было карате. Причём, наш сэнсей, Михалыч, у разных мастеров занимался, и долго думал, как бы нас позиционировать, когда наконец легализовались, и решил — пусть будет «шотокан».

На самом деле — это совершенно было не важно, какой стиль, уж особенно — для меня, когда пришёл в школу. Что было важно — это то самое карате, где вот есть такие прикольные высокие удары ногами, от которых так тащатся девчонки. А в тринадцать лет — уже приходилось задумываться над такими достоинствами боевого искусства, как «+20 к производить впечатление на девчонок».

Карате мне давалось легко, поскольку, помимо боксёрского боевого опыта, я имел всю дорогу приличную растяжку. Для общего здоровья — с раннего детства занимался йогой, мог и в полный лотос сесть без помощи рук, и пяткой загривок себе почесать, и на шпагат без разогрева. Этому — Батя научил.

Который, помимо того, что профессор филологии — в прошлом и боксёр, и борец-вольник, и йогой увлекался.

Да, ну и естественно, борцовские штучки он мне тоже показал. А чем хороша борьба — ею-то дети могут развлекаться по-дружески, но заведомо в «полный контакт», только что без фанатизма. Следя за тем, не похлопал ли товарищ ладошкой по земле, когда взял его на болевой или удушающий.

И ещё у меня был одноклассник, Алишер, в трёх поколениях питерский узбек, который серьёзно занимался борьбой. Он был примерно моей весовой категории (чуть пониже, но такой плотно сбитый, мощный паренёк), и к старшим классам он там уже довольно профессионально выступал и по вольной, и по дзюдо, и по самбо (ну, как и в стилях карате или вариантах покера — это просто разные наборы правил, которые надо помнить и соблюдать, а суть-то одна).

Он мне много чего показывал из борцовских фишечек, и что я уяснил из дружеских поединков с ним: если подпустить к себе борцуху — тебя ничего хорошего не ждёт. Он тебя ухватит, скрутит, возьмёт на ту же «мельницу» - и молись, чтобы щадяще шмякнул наземь.

Поэтому приходится держать его на расстоянии угрозой встречи руками и ногами. Но в дружеском варианте — это несколько условно, в расчёте на понимание оппонента. Что тот же йоко в противоход — я не пробиваю, а намечаю, в общем-то. Ну потому что если я доски сороковки ломаю — то что будет с рёбрами, когда в полную силу?

И вот много раз доводилось слышать, мол, всё это туфта, этот твой шотокан, вот кёкушин круче, потому как жёстче, а муайтай ещё жёстче, а миксфайт совсем жесть, но в уличной драке всё может быть ещё жёстче, а потому спортивные эти фишечки — ни о чём.

Да в уличной драке — могут быть и ножики, и кастеты. Ну давайте теперь тренироваться на предмет того, способен ли ты произвести атаку, получив ножик в брюхо. И так — три раза в неделю. Чтоб уж всё совсем реалистично было.

Серьёзно, вот когда слышишь, мол, это жёсткий, а потому правильный стиль, а это фуфло, поскольку не в полную силу удары пробиваются на кумите и, значит, на улице это работать не будет — хочется спросить: «А вот с уличной драки — ты обязательно хочешь сразу в тюрьму присесть?»

Поверьте, даже неакцентированные, не «пробивные» удары ногами в берцах на улице — могут быть очень опасны. Это лишний килограмм веса на ноге — и очень жёсткая ударная поверхность. Это совсем не то же, что босиком в додзё.

И даже когда я провоцировал гопников, разгуливая в рок-н-ролльных футболках по их ареалам обитания — я думал о возможности уголовной ответственности. И сдерживал всё же удар. Ну, чтоб не покалечить, без какой-то совсем уж крайней необходимости.

В карате вообще это очень важно, сосредоточенность, контролируемость удара и мгновенное возвращение конечности (всё вместе - «кимэ»).

И вот, значит, в нашем классе был Алишер, борцуха-универсал, и была наша компания весёлых каратистов, которых я затащил в свою школу (плюс пару ребятишек из параллельного класса).

А после новогодних каникул 92-го — заявилось заморское чудо. Андрейка, чей папахен проработал несколько лет в Нью-Йорке в полпредстве, и там пацан занимался тэквандо (сейчас, вроде, принято говорить «тхэквандо», приближая к исконному корейскому звучанию, но мне пофиг).

Андрейка — он был существенно мельче меня, килограммов на пятнадцать полегче (я тогда под восемьдесят весил при росте за метр восемьдесят), очень шустрый, подвижный и бесконечно нахальный.

Как только свиделись (когда я в середине января, отойдя от каникул и своей днюхи, заявился таки в школу) — он тут же наехал на меня, довольно дерзко и забавно, и не оставил выбора, как померяться длиной «кунгфу» на заднем дворе.

Он был очень хорош, он очень классно крутил все эти «торнадообразные» связки высоких ударов ногами, и это могло бы обескуражить непривычного парня, но я-то был привычным к тому, что тебе могут зарядить пяткой в челюсть, а потому просто отпрыгивал. А переиграть каратиста в скорости перемещений, даже когда он с бодуна — это сложно.

Тогда Андрейка вспомнил, что до тэквандо занимался боксом (как и я), и, сблизившись, дважды достал меня джебами в мордень (при его массе — я ничем особо не рисковал, лишь чуть-чуть уклонялся да сбивал развитие атаки). На третьей попытке — я просто ухватил его за джемпер, выдернул на себя и взял в локтевой зажим сверху, его голову подмышку, руку заломил за спину.

Конечно, когда я и тяжелее, и сильнее — у него не было шансов высвободиться (как у меня — если б Алишер меня в захват взял), и мы решили подружиться. Ну, собственно, это с самого начала предопределено было с обеих сторон. Просто — ритуал знакомства, можно сказать.

Когда появляется парень, который жил в Америке и занимался там тэквандо, а тут все суровые русские каратисты, - ему обязательно предложат «сказать что-нибудь на тэквандито американо». Андрейка — не стал ждать, сам спровоцировал.

И у меня была некоторая зависть. Ну он реально очень красиво крутил каскады вертушек, вот прямо как тройные риттбергеры и четверные аксели, и девчонки наши от него млели (он ещё и симпатичный был, пусть и мелковатый; то есть, я тоже не урод, но у него было обаяние задиристого нахальства).

Потом же, когда подружились, - естественно, обсуждали ногомашество, марки машин и девчонок. Ну и немножко — Ницше. И немножко — Вторую Пуническую войну. Но в основном — девчонок, тачки и ногомашество.

И Андрейка спросил: «Вот вы в карате — бьёте маваши (круговой удар ногой извне) всегда очень сдержанно. Хлестнул — убрал ногу. У нас такое тоже есть, но в основном-то — удар «проносной» ставится, чтобы как коса всё срезал на пути. И это ж разумно, чтобы работала энергия поворота всей тушки».

Да, есть такое дело. В тэквандо — приветствуются «проносные» круговые удары, в муайтае — они преобладают. И в кикбоксинге — тоже.

Говорю Андрейке: «Ну давай, попробуй».

Он попробовал, очень технично исполнил, в своей тэквандошной манере. Я не знаю их терминологии, боюсь напутать, как именно эта связка называется, но сначала делается этакое «фальшивое» тоби-уширо-маваши, то есть, прыжок, полный разворот, но без выноса ноги на удар — только что она чуть ближе к противнику опускается, чем была и становится опорной. Сохраняя вращательное движение — подпрыгивает на ней, а второй ногой — уже несёт «маваши» по верхнему уровню, именно что как косой.

И вот теоретики любят рассказывать, что высокие удары ногами в голову неэффективны, они очень легко парируются, нога перехватывается, бла-бла-бла, в уличной драке это не работает. Ну, если это неофит, который полгодика позанимался чем-то ногомашеским и научился кое-как задирать нижнюю конечность на высоту своего роста, еле-еле балансируя на опорной — да. Когда смотришь со стороны — и возникает резонный вопрос: «Парень, ты чего сейчас делаешь? Играешь в пёсика, который метит территорию? Но у него четыре лапы, а у тебя всего две. Ему проще».

Но когда нормально высокие гери поставлены — это значит, что ты можешь, стоя на опорной ноге, раз двадцать повторить удар по груше или макиваре, не опуская бьющую ногу и не теряя баланса. И если говорить о реальных уличных конфликтах, когда докопалась какая-то левая гопня (а не банда серийных убийц-маньяков) с намерением то ли обуть, то ли поглумиться, то в большинстве случаев достаточно бывает просто демонстрации той же вертушки, уширо-маваши, чтобы им расхотелось искать неприятности. Ну, сами-то они — обычно хрен знает какую физическую форму имеют, хрен чего умеют. А тут видят, что можно инвалидами запросто стать.

И вот я слышал много теоретических рассуждений о том, как легко уйти от удара ногой — но ни разу не видел на практике, чтобы в уличной драке от него уходили, когда у тебя удар поставлен, а противник не привычен к тому, что ему могут зарядить копытом в рыло (или хотя бы в корпус). Он просто не просекает, что сейчас будет, не читает твои движения. И если говорить о наиболее типичной уличной драке между горсткой гопни, изнурённой портвейном и клеем, и спортсменом с хорошей ударной техникой — то, в принципе, пофиг, сколько их. Пять, десять. Одного-двух вырубил — дальше у них наступает паника. Главное — не делать глупостей, не сближаться так, чтобы кто-то мог, от отчаяния, сунуть тебе ножик (а его наличие — нужно всегда предполагать). Но для того ноги и существуют, чтобы держать дистанцию, выгодную для тебя и невыгодную для них.

Но то было лирическое отступление, а что я хотел сказать — у Андрейки-то очень хорошо поставлены были удары ногами. Я не очень разбираюсь в системе поясов в тэквандо (да в карате-то - «в каждом дворе свои правила»), но он занимался больше трёх лет и был весьма способный.

Я, впрочем, тоже. И поскольку, в отличие от среднестатистического гопника, был привычен к вероятности высокотехничного удара ногой в голову — то, конечно, не пропустил его этот «проносной маваши». Подсел, подпружинился. Замечу, перекрываться от такого удара, выставлять руки на защиту — может быть хреновой затеей. Он реально мощный, и когда бьётся голенью, а не подъёмом — руки отшибёт нахрен. Поэтому — подсел.

А дальше — у Андрейки, когда его нога пролетела над моей головой, слишком большая инерция, чтобы остановиться. Он вынужден прокручиваться до конца. И это образует неприятный момент, когда он оказывается спиной ко мне, и нечем ни атаковать, ни встречать меня.

Что ж, акцентированный удар ногой в спину — естественно, слишком опасен, чтобы его разрешали в сколь угодно «жёстких» единоборствах. В конце концов, они все развивались как спортивно-коммерческое дело, а не как «смертельное искусство воинов» (что бы ни гласили легенды). Для воинов — это развлечением и тренингом физухи могло быть, не более того. Ибо для смертельных дел — у воинов мечи есть, а это в любом случае немножко практичней.

Ну а в спортивных затеях — с одной стороны, жёсткость правил зависит от демографической ситуации и уровня благосостояния, а с другой — в любом случае правила будут воспрещать такие приёмы, которые с большой вероятностью приводят к серьёзным травмам. В частности — удары ногой в спину будут запрещены, поскольку это очень большой риск перелома позвоночника.

Поэтому в тех культурах, где на соревнованиях встречаются ногомашцы, использующие примерно одну и ту же технику, они могут быть спокойны, что, подставив спину на развороте, не огребут пяткой в хребет.

Но в случае с Андрейкой — я заранее продумал, что буду делать, когда он вертанётся. Подсев и подпружинившись, пропустив его ногу над собой — я тут же подпрыгнул к нему, обнял за талию и оторвал от земли.

Из такого положения самый продвинутый ногомашец (да и кто угодно) — уже ничего не сможет сделать. А швырнуть его можно — как угодно. Имея же превосходство в росте — просто «придушить», давя на диафрагму навесу.

И вот тогда впервые возникло такое соображение. Родина карате — Окинава. Остров между Японией и Китаем. Куда с материка пришли ногомашеские кунгфуистские техники. А в Японии уже в Средневековье — были весьма развиты борцовские техники, дзю-дзюцу (джиу-джитсу), от которого потом отпочковалось и дзю-до. И вот на Окинаве, которая представляла собой большой перевалочный порт между Китаем и Японией, на всяких ярмарочных турнирах по правилам «кто во что горазд» - могли встречаться ударники и борцы.

Я говорил уже, что каратистские жёсткие блоки (по сути, короткие контрудары предплечьями, ребром ладони, основанием кулака) — вряд ли будут эффективны против рук ударника. Те — мелькают слишком быстро, чтобы рассчитывать на парирование. Но вполне могут годиться, чтобы сбивать намечающийся борцовский захват, подшибать эти могучие грабки. Я, во всяком случае, так делал. И когда получаешь ребром ладони в локтевой сгиб — это не травмирует, но на какое-то время рука теряет эффективность.

Но и многие другие фишечки карате — явно обусловлены тем соображением, что противник может быть борцом. И поэтому в карате преобладает ударная техника (подсечки, заломы, захваты — довольно куце представлены), но — с оглядкой на то, что придётся работать против борца. И при этом, понятное дело, бесполезно оттачивать навыки борьбы в партере. Там — борец в любом случае будет сильнее. Задача — не дать ему себя захватить и перевести в партер.

Соответственно, и удары ставятся так, чтобы конечность тут же убиралась, чтобы не давать противнику шанса прихватить тебя. Чтобы в любой момент можно было себя контролировать и откорректировать своё движение.

Бьёшь маваши в голову, противник подсел — тут же подтягиваешь ногу, но, не опуская — долбишь йоко в корпус (то есть, прямой боковой).

Если же проводить проносной маваши — ты на какой-то момент становишься слишком предсказуем и уязвим. Ты поворачиваешься спиной, и если раньше борец не знал, как к тебе войти, опасаясь твоих рук и ног, то теперь — знает. В этот момент — и прянет вперёд, и захватит.

Я, конечно, не знаю всех фишечек всех стилей карате (да я и названий стилей дай бог дюжину знаю), но из того, что знаю, единственный расхожий проносной удар — это уширо-маваши, вертушка. Который обычно используется на добивание, когда противник немножко дезориентирован, но иногда можно применять его и сам по себе. Против лоха — просто сходу, и он вряд ли просечёт. Против мало-мальски опытного бойца — с некоторой подготовкой. Делаешь «разножку», то есть, перепрыгиваешь, меняя местами ближнюю и дальнюю ноги, а в один момент нога не просто уходит назад, а закручивается на удар.

И в этот момент — ты оказываешься спиной к оппоненту. Но если он сумел оценить этот момент — то понимает, что ты сейчас не «безоружен», что ему сейчас твоя пятка летит в голову или в корпус. И если достанет — то плохо ему будет. Это, наверное, самый сильный удар в карате, уширо-маваши. Ну, может, кайтен будет помощнее (то же самое, но в падении, через кувырок или сальто) — но это уж точно чисто спортивный выебон на зрителей, на улице как-то не захочется в лужу плюхаться. Да и проходит он с пятого на десятое, при этом в какой-то момент ты оказываешься довольно уязвим против оппонента, который может прижать к земле.

А на классическом уширо-маваши — оппонент может не успеть подшагнуть так, чтобы выйти из зоны поражения. Дай бог — отпрыгнуть или отклониться. А если ты и промахнёшься — что ж, нога опускается и ты оказываешься лицом к противнику, снова в полной боеготовности.

То есть, вот уширо-маваши, проносной круговой удар «из-за себя» - он годен и против борца, поскольку мало даёт ему шансов войти в спину (ну, при хорошем исполнении, естественно). А все остальные классические удары в карате — бьются так, чтобы в любой момент контролировать ногу. Фактически — «фехтовать» ею.

И это очень практично, когда имеешь дело с таким оппонентом, которого стрёмно подпускать к себе слишком близко. Или — когда не знаешь, кто он и чего от него ждать.

Вот, ей-богу, когда смотрел всякие гайды по «чыста уличной самообороне, как она есть» - умиляли рекомендации вроде: «Если кто-то подошёл к вам с недобрыми намерениями, начал чего-то предъявлять или просто глаза у него подозрительные — делаем джеб, проходим в ногу, роняем его, давим пяткой пах».

Ну, во-первых, на записи камеры это будет выглядеть так, что человек подошёл к вам задать какой-то вопрос, а вы почему-то стали его бить и калечить.

А во-вторых, мне это нравится - «проходим в ногу и роняем». А ничего, если у него кастет или нож? Вы же пока не видите, чего у него в руках. Ну и когда подставляете голову — он чисто от испуга может или пером по шее чиркнуть, или кастетом в череп удивить.

Поэтому как-то безопаснее, вплоть до выяснения намерений и экипировки, придерживать его на дистанции. Так, что если попрёт в атаку — встретить ногой в корпус. Для этого и нужны добротно поставленные удары ногами при хорошей растяжке. Где же именно они ставятся, в карате, в кикбоксинге, в муайтае, в тэквандо — не столь важно. Тут куда важнее, насколько добросовестно ты лично работаешь над собой. И что тебе требуется — то ли цветной кушачок на талию, то ли реальная физическая форма.

С другой стороны, если у противника задача не наехать и морально подавить, а тупо грохнуть — он очень вежливо попросит зажигалку, да и всадит ножик в печень. Но, конечно, вероятность столкнуться с настолько целеустремлённым и бескомпромиссным товарищем — довольно мала у простого обывателя. А непростым — приходится думать скорее о снайпере на крыше, которого уж точно не достанешь ни йоко-гери, ни сюррикеном, ни даже пистолетом. И это диктует уже другое понимание заботы о безопасности. Чтобы, по возможности, левые люди просто не знали, где и когда ты окажешься.

Что же до мордобоя и ногомашества, то чем больше думал о реальных истоках карате — тем больше приходил к убеждению, что, в отличие от близких корейских, китайских, тайских единоборств, оно — формировалось в таких условиях, где ударник может сойтись с борцом. И — специфически заточено под это. Отсюда и забота о том, чтобы не подставляться под захват. Отбивать руки блоками. Ногами бить довольно мощно — но не проваливаться. И не прокручиваться так, чтобы лишиться возможности защититься со спины. Если это понимать, то карате довольно эффективно и против борца. Но главным должно быть понимание, что ему нельзя давать к тебе подобраться. Не надеяться, что сумеешь уработать его локтями и коленями в ближнем контакте. Он в любой момент может ухватить за то колено — и дальше будет делать всё, что захочет.

Но для истинно гармоничного развития личности — конечно, лучше иметь в арсенале и ногомашескую технику, и боксёрскую, и борцовскую. Как мы и учим своих детишек. Да, ну и иностранные языки, и логика, и этика, всё такое.

Впрочем, конкретно каратистскую подготовку — можно считать частью «этики». Ибо самое главное, чему там учат — сохранять самообладание, не входить в раж. «Взрыв» на атаке — да. Но очень хладнокровный такой «взрыв». А не то, что прижать к канатам и молотить, пока рефери не оттащит, не соображая, что противник уже в нокдауне. Не говоря уж про миксфайтерские эти извращения с реальными ударами в голову лежачему. Это и на ринге довольно опасно, а на улице парень, который привык так делать, у которого это в рефлексе — запросто может прикончить, когда никакого рефери поблизости нет, чтобы остудить пыл.

Сколько раз такое бывало, когда, вроде, никто не хотел никого убивать, просто померяться силами, выяснить отношения, но вот раздухарился, уронил, провёл серию в голову сверху, когда под той головой каменная плитка, а соперник уже в отключке, не может защищаться — и приветик. Это уже, скорее всего, пойдёт не как «причинение смерти по неосторожности», а как «убийство с косвенным умыслом» (при том, что в российском УК не различается ответственность за прямой и косвенный умысел при убийстве).

И это, пожалуй, самое главное в любом спортивном единоборстве — умение воздерживаться от эксцессов. Ибо поломать или убить человека — очень просто, когда обладаешь силой, обладаешь хорошим ударом. Но это очень глупо и печально, на глазах у десятка свидетелей разможжить голову малознакомому человеку, который просто неосторожно пошутил или что-то подобное.

Поэтому главное, чему мы учим своих детишек — самообладанию. И если драка переходит в партер — ни в коем случае не молотить кулаками по голове. Это не очень полезно для умственного развития, а попадётся камень под затылок — так вовсе вредно будет. Только — отработка защиты от таких атак, в хорошем шлеме.

И понятно, что люди, индивидуально, чисто по своей конституции могут больше расположены то ли к ударным техникам (длинные конечности), то ли к борцовским (крепкое, коренастое сложение). Но учим и тому, и другому. А в первую очередь — что не надо бросаться на обидчика, аки носорог, а надо предложить ему выйти на переменке на задний двор и разобраться в присутствии секундантов, когда кровь уже немножко озолонёт. И иметь в виду, что какие бы чувства ни испытывал к нему конкретно сейчас, желательно его не замочить и не покалечить.

В большинстве уличных драк, впрочем, тоже. Если уж прямо ребром не стоит вопрос о выживании. Но если именно так стоит — это уже другая история. И там-то любые подручные предметы в ход пойдут, а не только кулаки и ноги. А лучше всего, конечно, боевой пистолет. Чтобы уровень опасности был сразу понятен «контрагентам» - и им расхотелось наезжать, когда это сопряжено с риском получить пулю. И то, как писал уже, мы своих детей учим, что если угрожаешь стволом — держи ближе к корпусу, наводи на ноги. Не целься в голову или тушку. Так — могут не поверить, что выстрелишь, а проверка — слишком дорого обойдётся. Лучше уж окорочок прострелить, что тоже деморализует, sort of, но без серьёзных последствий.

Tags: насилие, ногомашество, юрисперденция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Мимоходом-мимолётом

    Растворился в семье и оздоровлении: ставлю над родной матерью опыты по борьбе с диабетом, стоило ей слегка оправиться от Ковида. На самом деле,…

  • Out of Heaven's benediction to the warm Sun: из Ковида в диабет

    Ковид у Матушки вышел несколько муторней, чем хотелось бы. Всё-таки, довольно обширная пневмония, да ещё проявился диабет. Вообще-то, она сама врач…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Recent Posts from This Journal

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Мимоходом-мимолётом

    Растворился в семье и оздоровлении: ставлю над родной матерью опыты по борьбе с диабетом, стоило ей слегка оправиться от Ковида. На самом деле,…

  • Out of Heaven's benediction to the warm Sun: из Ковида в диабет

    Ковид у Матушки вышел несколько муторней, чем хотелось бы. Всё-таки, довольно обширная пневмония, да ещё проявился диабет. Вообще-то, она сама врач…