artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Ещё один вопиющий ментовской беспредел

Один человек отписался мне и дал ссылку на следующую статью, про очередной акт мусорского зверства, жертвой коего стал несовершеннолетний (17 лет) парнишка, про которого менты сказали, что из окна неудачно выпрыгнул, пытаясь сбежать, но всем-то понятно же, что это они его избили до смерти — а потом скинули из окошка на асфальт, чтобы скрыть следы своих злодеяний (да, вот особенно хорошо — следы от резиновых дубинок по спине и ниже так скрываются, ну да ладно, не буду ёрничать раньше времени, и событие-то печальное по-любому).

Прочитал эту статью. А у меня такое свойство, что когда я чего-то читаю — не воспринимаю информацию as is, как изложено, а осознаю посредничество писателя между мной и той информацией. И прежде всего — стараюсь понять, насколько можно доверять такому посреднику.

Ну и «Новая Газета» - она в целом-то всегда блюла некие стандарты качества и достоверности своих публикаций. Это до сих пор — одна из самых серьёзных оппозиционных газет в России. И статьи по ментовской тематике — они как-то старались рецензировать теми отставными опытными ментами, которые есть у них в штате.

Но здесь — это просто какой-то праздник безумия.

«Пока нет ни одного ответа на напрашивающиеся вопросы: почему Илью и его приятеля доставили в «уголовку», а не в подразделение по делам несовершеннолетних?»

Речь — о двух семнадцатилетках, которых замели по подозрению в грабеже.

И вот журналиста этого хочется спросить: «Чел, ты идиот? Ты хоть чего-то вообще знаешь о работе и организации ментовки или об УПК, и всё такое? Или, по твоему разумению, вот должен быть корпус ОВД для взрослых подозреваемых, а отдельно — ПДН, по делам несовершеннолетних? А то, может, ещё один забабахать — по делам пенсионеров. Да это не в «уголовку» доставили, а в Отдел. И они, мусора — все там живут. Гнездо там у них».

Ну и разумеется, никто никогда не доставлял вполне себе «субъектных» тинейджеров в ПДН. Да даже четырнадцатилетка отожмёт у одноклассника мобилу — с ним будет говорить сначала дяденька опер угро или дознаватель (или следак, если вдруг совсем не загружен). И будет пугать, мол, а ты знаешь, мальчик, что в тюрьму сесть можешь?

И до шестнадцати лет — такие беседы должны проводиться в присутствии педагога. А училка вещает: «Ты слушай, что тебе дяденька говорит».

А малолетка отвечает: «Да ебал я в рот вашу тюрьму! Я по жизни крутой пацан!»

А мент ему: «Ну, это ты в классе своём крутой пацан. А в колонии — там будут ребята и по семнадцать, и по восемнадцать лет. И по разбою, и по убийству даже. И они могут не понять, насколько ты крутой. Они даже девочку в тебе увидеть могут».

Училка: «Но вот этого бы — не надо при ребёнке?»

Мент: «А что? Просто правда жизни, как она есть».

И вот когда этот гангстер начнёт шмыгать носом, мол, не хочу я в тюрьму, я передумал — тогда его и сдают инспекторше по делам несовершеннолетних. Которая вытирает ему сопли и рассказывает, как он должен себя вести, чтобы на тюрьме не оказаться. Ну, не отжимать мобилы у одноклассников, для начала. И вообще поменьше быковать.

Но ПДН — это в любом случае не розыск или дознание-следствие. Это — профилактическая работа с трудными детишками.

А когда детишек (тем более, семнадцатилетних) ловят на конкретном преступлении (по подозрению в оном) — ну, разумеется, ими занимаются те, кто расследует преступления. Изначально — опера угрозыска. Они и наделены функциями производства дознания. А уж показания снимать — могут в любом случае. Потом, если дело такое, что требует следствия, а не дознания — займётся дежурный следак.

Но ПДН — здесь близко рядом не стояло. То есть, эту барышню, инспекторшу ПДН, могут вызвонить и спросить: «Вот такого знаешь? Он полный отмор — или всё-таки проблески есть?» Но и всё.

Ну и с того места стало ясно, что читать данную статью про то дело — просто бессмысленно. Поскольку чел, автор, просто ни малейшего не имеет представления о том, как ментовка работает (ни по закону, ни по жизни).

Заинтересовавшись, погуглил, нашёл ещё одну статью. Тоже «слезогонную», но там всплывают некоторые конкретные подробности.

Что вот подозревались эти юные друзья в отжиме мобилы (по меньшей мере) у мужчины, который, когда они выходили ночью с сейшена, предложил им купить наркотики.

И это — очень реалистичная история.

Ибо — ну как обычно работают наркобарыги? Да ходят по улице и зазывают: «Анаша! Гашиш! Героин! Дёшево и со скидкой». А уж как увидят двоих сопляков — так это точно денежные клиенты, надо впаривать.

Потом же, когда барыгу обуют эти сопляки, он звонит 02 и говорит: «Понимаете, я индивидуальный предприниматель. Банчу дурью у вас на районе. А тут меня ограбили. Забрали мобилу, всю ловешку и десять чеков хмуряка».

Или это не очень реалистичная история?

На самом деле, вот как в Союзе гопники, обувая людей, перед ментами клялись, что на самом деле они так протестуют против этих всяких растленных буржуазных символов, вроде группы Дорз на футболке — так нынешние «борются с наркобарыгами», во благо общества. Ибо таков нынче запрос, а гопники это остро чувствуют. И если говорят такое, что вот мужик подошёл, предложил наркоту, а мы решили наказать — значит, далеко не первый раз этим занимались, грабежом. Значит, продумали, что говорить.

Но при этом фигуранты дела, включая этого погибшего — очень положительно характеризуются со всех сторон?

Да бывает такое. Как известно, я сказочник — поэтому расскажу уж ещё одну сказочку.

Вот был сын хороших родителей, красавец-парень, богатырь, метр девяносто ростом, и учился в юридическом колледже МВД. Характеризовался — безупречно. Но — немножко подвела страсть к ролевым играм. Дабы изучить природу разбойников, которым он намеревался противостоять, он сам с друзьями разыгрывал из себя разбойников. Заказывали дорогие мобилы, курьеру назначали встречу в машине, там либо ствол в нос — либо рукояткой по черепу.

И коммерсы, которые от них пострадали, говорили: «Да ладно, это ж дети. В наше время 19 лет — это дети. Они не понимали, что делают что-то плохое».

Поэтому, хотя дело о разбое шло, парень оставался на свободе. Что, конечно, очень редкий случай, чтобы обвиняемого в вооружённом групповом разбое не закрыли в СИЗО.

И вот он, гуляя по ночной Москве, попытался пофлиртовать с барышней, выходящей из кабака. А тут — её кавалер. Смотреть не на что. Мало, что хачик — так ещё и ростом метр с кепкой, весь такой «невесомый». И этот зверёк говорит, мол, оставь мою барышню. А наш богатырь ему: «Да если я захочу — то и тебя сниму». Хачик: «Правда, что ли?»

Пара ударов, глубокий нокаут, и этот богатырь-разбойник так неудачно прикладывается затылком к канализационному люку, с высоты своего-то роста, что врачи уже ничего не могли поделать.

А ведь если бы не такие у него были положительные характеристики и не такие заботливые и влиятельные родители — то просто чалился бы в СИЗО по обвинению в вооружённом групповом разбое, получил бы свой семерик, а через пять лет — вышел бы на свободу по УДО. А не подвергал бы себя такой смертельной опасности, как прогулки по ночной Москве, где встречаются боевитые хачи, остро реагирующие на слова вроде «Я и подругу твою сниму, и тебя тоже».

Да, ну и эту историю, про русского богатыря и боевитого хачика — я, конечно, выдумал прямо сейчас, ввернул ради красного словца, ибо всякому человеку, хоть чего-то понимающему в драке, понятно, что совершенно невозможно для парня, который «метр с кепкой», вырубить бойца, который на две головы выше и значительно тяжелее. Это так — к слову пришлось.

Но этим я хотел сказать, что вот если б менты по-нормальному зафиксировали тех юных грабителей, из статьи, то и не было бы никаких фатальных инцидентов.

То есть, насколько понимаю, они получили сигнал от гражданина, которого эти гоблины обули на улице. Стали чесать район пепсами. Нашли на месте одного, поодаль — второго. Благо, час ночи, городок «вымерший».

Доставили в Отдел. Развели по разным кабинетам — это-то понятно. Но вот у дружка, который выжил — не изъяли мобилу (или не все, какие при нём были). И он, отпросившись в сортир, оттуда стал звонить мамаше. Опер это услышал, вырвал-таки мобилу — и тут дебилы все.

Ну для ментов — естественно, нужно тут же лишать «пациентов» средств связи. А для этого парня — чего б эсэмэску не отправить?

Да, и этот второй, выживший, говорит, что опер, который его допрашивал, всячески мучил его, заставлял отжиматься и приседать.

А это как?

Вот в моей юности, в начале девяностых, мне рассказывал один одноклассник, который был, типа, панк, что как-то менты накрыли их в подвале, когда они там ганжу курили, и заставляли и приседать, и торчать в полуприседе, ибо иначе - «все в отделение поедете с наркотическим веществом, и родители, и школа всё узнают».

Ну, это — достаточная угроза для некоторых малолеток, чтобы над ними глумиться.

Хотя я бы, если б попал под такой замес (хотя я не курил ганжу в подвалах, есть более приятные места) — ответил бы: «Да, а про тебя узнают, что ты вышел на почётную пенсию по инвалидности».

«Чего?!»

«Что слышал. Думаешь, я тебя не найду, что ли, когда ты не в наряде, а в одинаре будешь?»

А уж когда тебя доставили в ОВД и дело шьют — да какой смысл прогибаться под опера, который бурует?

«Давай отжимайся!» - - «Тебе надо — ты и отжимайся» - - «А вот эту дубинку ты видел?» - - «Да. И, пожалуйста, оставь на мне побольше следов от неё — тем глубже тебя, мусорок, потом закопают и тем больше мне отойдёт от твоего скарба. У тебя тачила хоть есть? Давай-давай, ебашь своей дилдой».

Ну, это разумная тактика, если ты уже в ОМВД по подозрению в чём-то. И опер предлагает тебе какие физкультурные упражнения, в целом полезные, но в данном случае нежелательные? Так он это делает — чтобы как-то физически воздействовать на твой организм (изнурение), но чтобы не было внешних следов от такого воздействия. То есть, он ссыт ебашить тебя дубинкой и не знает, как причинять боль без следов. То есть, он лошок.

Со вторым же юношей (увы, погибшим), которого взяли в отдалении от места преступления и который, типа, за «паровоза» идёт — я примерно представляю себе разговор.

«Вот есть заява от терпилы, вот его мобила, которая у тебя изъята была»

Пацан: «Да я первый раз эту мобилу вижу!»

Да, процессуально значимое изъятие должно производиться при понятых, но где ж их взять в полвторого ночи?

Ну и в сериале «ФЭС» ему бы строго выговорили: «Но на этом телефоне есть твои пальцы, твой потожир, и есть записи с камер отовсюду».

Реальные менты могли сказать попроще: «Тебе нужно изъятие при понятых? Хорошо. С утречка нарисуем пару местных колдырей, которые за опохмел подпишут что угодно. Но только они у тебя ещё ножичек «увидят». И терпила — подтвердит, что вы ему ножом угрожали. Ну, ему ж позорно, что просто два шкета взяли да отпинали. Когда с ножом — как-то круче. Но это, дружок, уже не грабёж, а разбой будет. И это практически гарантированное СИЗО до суда — и реальный срок».

Да я бы сам, на месте ментов, так колол бы «грабишку», который вдруг в невинность поиграть решил.

Но вот тут он, осознав перспективы, пускается в ор. «Ой-ой-ой! Да что ж вы бьёте так больно! Вы звери, господа!»

Я бы на этом месте сказал: «Если не заткнёшься — я заткну тебя твоими же носками. Надеюсь, ты их хоть третьего дни стирал (что вовсе не факт для тинейджера). И если ты думаешь, что я засуну их тебе в рот — ты слишком хорошо обо мне думаешь. Нет, дружок, в нос. Этакими тампончиками. И попробуй чего-то поорать ртом, когда нос забит. И руки — разумеется в браслеты за спину и к батарее. Захочется яйца почесать — попроси об этом тараканов.. хотя мы их вывели».

Но реальные менты, тем более, в тихом таком «закрытом» городке — они, конечно, лохи. И, думается, когда это малолетко разоралось — они решили: «Да чёрт с тобой, сиди ты в коридоре, где тебя другие люди видят, там-то орать бессмысленно!»

А он, улучив момент, действительно вышел из окошка второго этажа. Поскольку трейсер, паркурщик. И рискну предположить, он не собирался вот просто так спрыгнуть из окна. Думаю, он собирался повыше подняться, чтобы оттуда перекинуться на другие здания. Но, будучи пьяным, сорвался.

И это, конечно, лишь предположение. Так-то я не видел схемы здания и прилегающих территорий. И заключения экспертизы по повреждениям на том несчастном теле — тоже не видел.

Но это предположение, которое укладывается в мою картину мира, где подразумевается некоторая логика. В такую картину, где бывают, конечно, очень отмороженные, а зачастую и нетрезвые менты беспредельщики, способные забить-запытать насмерть даже малолетку, а потом, может и имитировать выпадение из окна.

Но вот тут получается, что одного из задержанных они били смертным боем, а другого — даже не обшмонали в достаточной мере, чтобы выявить мобилу, с которой он позвонил маме. И вот в совокупности — это мало вяжется с образом именно злодейских ментов. Скорее — распиздяйских. Каковые они большинство.

И они, в общем-то, довольно прилошённые ребята. Они и бьют-то порой подозреваемых — именно из-за своей прилошённости, недостатка профессионализма. Не видят других возможностей показать свою серьёзность, кроме как отмудохав (но как раз этим — показывают НЕ серьёзность).

А в данном случае, думаю, даже таким лохам, какими бывают менты в маленьком закрытом городке, не было смысла избивать того из задержанных, на ком нашли телефон терпилы. Да это такая улика, что его показания уже не очень-то важны.

Вот друга его — да, мог немножко прессануть опер, принуждая к физкультурке, чтобы подкрепиться показаниями. Но и то — никакой же там жести не было, никаких «шампанских в заднем проходе».

Впрочем, поскольку имела место смерть задержанного, этим будет заниматься СК, а они — не то, чтобы очень любили ментов. Они, следаки комитета, на мусоров с «земли», смотрят, в общем-то, как на «грязь». И поэтому, кстати, любая смерть задержанного в мусарне, которая становится известна — очень нежелательна для ментов.

Другое дело — грохнуть да прикопать на болотце, и делать морду кирпичом, мол, да, был такой на районе — но вот куда-то делся, небось, денег кому задолжал. Но на это очень мало кто из «земляных» ментов способен. А уж прямо в Отделе тащить избитое насмерть тело по этажу, чтобы сбросить из окошка, и рассчитывать при этом, что никто из сотрудников не стуканёт, не расколется? Это просто бред какой-то.

Поэтому я думаю, что действительно пацанчик сам выбрался из окна, хотел куда-то перебраться, но по пьяни шмякнулся. А менты виноваты, конечно. Что не уследили за нетрезвым тинейджером. За такими — надо следить. И пристёгивать, и следить.

Вот если какой из моих юных невольничков слазает в петельку от того, что получил письмо от своей девушки, где она говорит, что разрывает с ним — это будет моя ответственность. Я не осуществляю мелочный надзор над их личной жизнью, я не люстрирую их переписку — но я (мои люди) должны просекать такие моменты и видеть, когда парень реально может выкинуть глупость.

И уж тем более, когда на твоём попечении пьяные малолетки находятся всего несколько часов, а не месяцев, - ну, надо приглядывать за ними, кому там какая моча в голову стукнет.

В этом смысле менты проявили себя не очень профессионально. Но если в ходе следствия выяснится, что они реально забили насмерть того парня — я очень удивлюсь.

Tags: Россия, менты, юрисперденция
Subscribe

  • Микропьеса о свободе слова

    " Я не согласен ни с единым словом из того, что вы говорите, но за ваше право это говорить я готов проливать реки крови, стирать с лица земли…

  • Альтруизм и этика

    Лёшка Зимин давеча сказал — уж не важно, по какому поводу, но весьма уместно: «Самое печальное в альтруистах — то, что иногда они…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments

  • Микропьеса о свободе слова

    " Я не согласен ни с единым словом из того, что вы говорите, но за ваше право это говорить я готов проливать реки крови, стирать с лица земли…

  • Альтруизм и этика

    Лёшка Зимин давеча сказал — уж не важно, по какому поводу, но весьма уместно: «Самое печальное в альтруистах — то, что иногда они…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…