artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О численности амерских зэков

Часто доводится встречать такое мнение, что в Штатах очень уж много заключённых (на душу населения) по сравнению с большинством развитых стран и даже по сравнению с Россией. Существенно больше.

И вот автоматически делается вывод, что это плохо.

Но на самом деле этому феномену есть вполне разумное объяснение.

Вот я читал много уголовных дел из российской практики — и порою меня умиляли некоторые вещи.

Трое отморозков, промышлявших тем, что как бы продавали подержанную тачку (десятину за пять штук баксов), встречались с покупателем, гасили его, забирали деньги. И так — четыре доказанных эпизода, с эксгумацией трупов тех покупателей по наводке этих упырей.

Все довольно молодые — но совершеннолетние.

Приговор? Самому старшему семнадцать лет, двум другим одиннадцать и десять.

И вот я спрашивал себя: «А рад ли я, что старший упырь может выйти на волю, когда ему ещё не будет полтинника, двое помладше — когда им будет немного за тридцать?»

Да пожалуй, чего-то не очень. Я, честно, за Родиона Романовича-то Раскольникова не очень рад, что ему впаяли всего восемь лет каторги за двойное-то убийство из корыстных побуждений. Хотя литературные критики предлагают видеть в нём «что-то хорошее».

Нет, люди, бывает, меняются. Даже очень отмороженные люди. Переосмысливают жизненные ценности. Начинают тянуться к добру и свету. Но — это бывает не всегда.

В Штатах (тех из них, где нет смертной казни) — те отморозки с гарантией получили бы получили по нескольку пожизненных. Ну или — лет по двести тюрьмы с правом подавать прошение о помиловании по истечение первых восьмидесяти.

Нюансы уголовной ответственности рознятся от штата к штату (там в каждом — свой уголовный кодекс), но в целом ответственность за тяжкие насильственные преступления — очень жёсткая. Пожизненное — запросто можно получить и за «одинарное» убийство «первой степени» (это необязательно «с особой жестокостью» - достаточно, чтобы просто было предумышленным, намеренным, не связанным с каким-то там «аффектом»). А лет тридцать — за то, что в драке один другого ножиком пырнул, без особых последствий. Что в России, как часть 1 ст. 111 — вообще могут чуть ли не к условке свести.

Но на самом деле американская система — она тоже допускает некоторую гибкость. В иных штатах могут вынести приговор, за такую «чыста пацанскую» поножёвщину, в виде что-то «от трёх до тридцати лет». И это будет означать, что по истечение трёх лет можно подавать прошения о губернаторском помиловании.

Там, конечно, сильно будет всё зависеть от отзывов тюремной администрации (ну как и у нас при решении вопроса об УДО). Но если скажут, что парень вроде так нормальный, за ум взялся, книжки читает, и комиссия, проведя беседу, придёт к такому же выводу — могут и выпустить. Но если будет и на тюрьме вести себя, как дикий — то ему не надо кого-то ещё там почикать. У него уже срок огромный есть — вот до пенсии и будет сидеть.

А в некоторых случаях — американская система вовсе негибкая, а крайне ригористичная.

Я помню, когда на юрфаке учился — приезжал к нам, беседовал на семинарах по инглишу один занятный такой, очень интеллигентный дядечка, бывший американский судья в штате Индиана. А там действует железное такое правило. Третья фелония — автоматически пожизненное.

То есть, в амерском уголовном праве есть понятие «мисдиминор», уголовный проступок (что может быть сопряжено с заключением вплоть до года, но это как бы фигня, мелочи жизни), а есть фелония, собственно уголовное преступление.

И вот этот дядечка рассказывал, что ему достался подсудимый, у которого уже в «анамнезе» две кражи, фелонии, а сейчас, откинувшись, он подделал и пытался использовать чек на восьмьдесят баксов. И прокурша, DA, говорит: «Самой, конечно, жаль этого бедолагу, но ничего не поделаешь, обязана запрашивать пожизненное».

Этот судья говорит: «Да чего за фигня-то? Нет, не дам я пожизненное за восемьдесят сраных баксов».

Причём, там и владелец лавочки, где этим чеком этот чепушило пытался расплатиться, говорит: «Да всё, мы уладили, у меня никаких претензий».

Прокурорша: «Нет, к сожалению, это уже не имеет значения. Факт подделки платёжного документа установлен — а это само по себе фелония».

Судья: «Да идите к чёрту! Два года!»

В России (по старому Кодексу), замечу, тут можно было бы вытянуть на декриминализацию деяния, которое формально содержит признаки преступления, но может не признаваться им по причине отсутствия реальной социальной опасности (ст. 50 УК РСФСР). В новом, в смысле, 96-го — близко к тому ст. 80.1, утрата общественной опасности в связи с изменением обстановки.

Но в Индиане этот Penal Code писали суровые мужики, которые намеренно включили такое правило, что а вот если кто у нас два раз чего сопрёт — то мы четвёртый раз за ним по прерии гоняться не будем. Поэтому на третий раз, вот хоть носок дырявый стащит — всё, на пожизненное, и до свидания.

И в Техасе, насколько в курсе, такие же правила. И в каких-то ещё штатах.

И вот, как рассказывал тот судья, его отстранили от должности из-за того приговора. Ибо, lex, конечно, dura – но sed lex. Я, честно, не знаю, как отстраняется судья в Штатах, когда это выборная должность, но вот как-то.

При этом понятно, что в таких штатах, где действует правило «третьей фелонии как фаталити» (а я не знаю, сколько их) — в принципе не может быть ситуации, как в России, когда разгуливают дядечки с синими перстенёчками на пальчиках и чуть ли не хвастают: «У меня семь ходок, за кражи, грабежи и разбои». Да у тебя их три может быть. После этого — ты просто живёшь в тюрьме. А если с разбоем, да ещё вооружённым, да ещё подранил кого-то — то ты и после первого такого случае в тюряге очень надолго прописаться можешь. Не на шесть лет. А на все тридцать.

Ну и живучесть американских арестантов — в среднем повыше, чем российских. Они сидят и по сорок, и по пятьдесят лет, тогда как на российской зоне если пятнашку отмотал и хоть немного живым вышел — считай, повезло.

И вот, наряду со всякой текучкой-шелупонью, в амерских тюрьмах «аккумулируются» эти арестанты, которые получали огромные срока за тяжкие насильственные или пожизненное за третью фелонию. Понятное дело, когда они не «выздоравливают, как мухи», а живут себе десятилетиями — их и будет довольно много.

Честно скажу, вот правило третьей фатальной фелонии, когда то сущая фигня какая-то, мне представляется некоторым анахронизмом. Но вот то, что амеры закрывают надолго (не на десять лет, не на пятнадцать) реальных отморозков — а что в этом плохого?

Я бы сказал, что куда хуже, когда, скажем, в России семнадцатилетний юноша хладнокровно мочит шестерых людей, из корыстных побуждений, а потом говорит моему коллеге, который его взял: «Что ж, я несовершеннолетний. Больше червонца не дадут. По закону невозможно. Скорее — меньше. Ведь не группа. Я был один, вы это знаете. Значит, максимум через восемь — откинусь. Мне будет двадцать пять — и я отрою свои заначки. Нет, вам сейчас не сдам. Надфель по зубам — это мне вообще ни о чём. Я боли вообще не чувствую».

Вот редко — но бывают такие юноши, с таким горизонтом планирования.

Мой коллега, Поручик, правда, его огорчил: «Да, ты всё рассчитал, но есть только один прокол. Ты думаешь, что я мент. А я — друг тех двух охранников, которых ты положил в ювелирке (на самом деле не друг, тот ЧОП всего лишь наша саттелитка была, ну да не важно)».

Этот юноша: «Да? Ну, значит, ты меня убьёшь. Но я бы мог и тогда умереть, если б они раньше успели. Мне выйти из машины, чтобы тут... не запачкать?»

Поручик: «Да хрен тебе! Пожалуй, я тебя мусорам всё же сдам. И посмотрим, как ты с таким приговором с зоны откинешься. Но приму меры, а то уж больно ты шустрый».

Парень не возражает, Поручик вкалывает ему в бедро шприц. Двадцать пять кубов предельного раствора героина. Для того, кто никогда не торчал — гарантированно летальная доза. Потом выкинул на обочине — и плевать, что не похоже на автоинъекцию. Менты, найдя, его срисовали по ориентировке и поняли, что кто-то нашёл раньше.

Нам Поручик объяснял: «Ну всё-таки не мог я приставить волын к затылку семнадцатилетнего пацана и нажать на спуск! Да и какая разница?»

Некоторые из нас подкалывают: «А приставить волын к яйцам, чтобы всё-таки сдал заначки?»

Поручик: «Да вы б его видели! Заначки — по локации мобилы попробуем установить. Но он, вот как ни покажется кому странным — внушал некоторое уважение. Отмор полнейший — а всё же».

Да, возможно. Нестандартность человеческих качеств, даже обращённых в не очень хорошую сторону, - может внушать уважение.

Но вот желание видеть таких юношей на свободе лет через восемь — это вряд ли.

И тут сложно сказать, что лучше: то ли амерская система, которая таких до глубокой старости на тюрьме маринует, то ли российская, где срока сравнительно малые, но и через пять лет можно выйти туберкулёзным, скрюченным жизнью инвалидом.

Да, а что касается европейской, то я давно писал, что вот про западноевропейские страны — просто не доверяю их статистике и раскрываемости.

То есть, российской тоже, конечно, не доверяю, но в иных западноевропейских — порою кажется, что там сплошное очковтирательство.

Вот этот случай в Ротерэме, в Англии, где, оказывается, пакистанская мафия поставила на поток изнасилование местных малолеток и вовлечение их в проституцию. И на это годами закрывала глаза местная доблестная полиция. А как скандал вскрылся — там и в других городах подобное же стало выявляться.

И если полиция закрывала глаза на изнасилования тринадцатилетних дочек своих родных и знакомых — то она серьёзно вела учёт криминальных разборок в той же пакистанской мафии, сколько они там трупов в речку притырили или куда ещё? Да не смешите лабутены моей секретарши Анечки!

Между тем, вот из статистики такой замечательной британской полиции — и выводятся аномально низкие показатели тех же убийств, в районе одного на сотню тысяч в год. И, типа, вот все такие добрые и сознательные в Англии заделались, особенно — этнические банды, живущие в своём мире.

Извините, но я в эту туфту не верю. И в Норвегии я пытался посмотреть на правительственных криминальных сайтах их статистику убийств. Подразумевая, что в 2011 — там феерический, «марсианский» пик должен быть (по понятным, думаю, причинам).

Но ведь можно оформлять убийство по числу жертв — а можно по наличию дела. И когда последнее — ну, конечно, никакого пика. А так-то больше на норвежских правительственных статистических сайтах — как изменилась динамика в отношении мальчиков, дразнящих девочек в школе, в результате разъяснительной работы.

Ей-богу, социалисты — такие социалисты. Вечно они заметают мусор под шкаф и делают всегда хорошую мину при даже отвратительной игре.

Поэтому, не сочтите параноиком, но европейской криминальной статистике — я не очень верю.

При этом, строго говоря, на уровень безопасности на улице — не очень-то и влияет, одно у вас убийство на сто тысяч в год, или, скажем, сорок. Да чисто статистически — это в любом случае пренебрежимо мало. Поэтому мне в принципе пофиг, по каким улицам ходить — Москвы, Парижа, Лондона, Нью-Йорка. Кстати, вот в Москве (как и в Киеве) везде довольно безопасно. А в Нью-Йорке, Париже, Лондоне в некоторых районах в девяностые могли докопаться до белого-неместного. Но с тем понтом, что, чувак, тут таким, как ты, ходить небезопасно, давай проводим за десятку. Такие детские разводки. На что просто откидываешь борт куртки: «Чего, думаешь, спиздят?» - - «Всё, понял, улетаю».

Амерской статистике приходится доверять больше, чем европейской и даже российской. Поскольку у амеров — она очень внятно представлена, и при этом проверяема до исходников по разным источникам.

Но по тюрягам у них — действительно много народу сидит. Правда, про значительную часть этого народа нужно понимать, что это просто «накопленные» отморозки, которым бы лучше и не выходить из клетки. Они просто долго живут там, по сравнению с Россией.

Ещё часть — неисправимые лузеры, совершившие три фелонии в тех штатах, где это «фатально».

И тут с одной-то стороны жалко их, с другой — я вот прикидываю.

Вот сам я — занимаюсь реабилитацией юных всяких воришек. Покупаю их у ментов, проплачивая развал дела, размещаю в своём Калужском хозяйстве, там их учат полезным всяким навыкам. Причём, их никто не чморит за кражу или угон, что они совершили — это считается «тест-байт», пробный укус этого мира на прочность.

Но потом, допустим, выучился парень на компьютерного мастера-железячника, может разобрать и почистить любой ноут за полчаса, проверить материнку на годность, чего-то подпаять.

Я его отпускаю на вольные хлеба за символическую крышевую плату. И тут он попадается на том, что пытался свистнуть у клиента планшет.

Я спрашиваю: «А чой-то?» - - «Да вот не удержался, старое вспомнил» - - «Слушай, может тебя с доктором свести? Он таблеточки даст, от клептомании. Ну, ты ж нормально зарабатываешь».

Ладно, отмазываю, решаю вопрос.

И тут — он снова чего-то крадёт. Вот просто так, а не потому, что на хлеб не хватало.

Честно, у меня будет искушение сказать: «Пристрелите его кто-нибудь, пожалуйста. Ибо я — даже поверх пистолета смотреть на этого придурка брезгую».

В общем, я понимаю, почему в некоторых штатах (и если в них входит Техас, то это не так мало) третья фелония даёт билет на пожизненное, почему так решили в своё время те пионеры-поселенцы, которые чертовски не любили, чтобы их обворовывали раз за разом, отвлекая от важных дел.

А в совокупности — да, это даёт очень высокое число заключённых, единовременно находящихся в тюрьмах страны. Только нужно понимать, что многие из них находятся там уже столько, сколько на российских зонах просто не живут.

И вот такова американская специфика. Заведомо очень большие сроки за тяжкие насильственные да правило «третьей фелонии» в ряде штатов.

Да, а в судебной практике — обычно практикуется не частичное (с поглощением), а полное сложение сроков по каждому эпизоду.

В российской практике — вот до сих пор следуют сложению в пределах санкции за «наивысшую» статью, по старым правилам. И так и получается, что группа разбойников-мокрушников, по четырём эпизодам, получает 17 лет на главаря, и 10-11 на подручных, которые тоже в этом участвовали совершенно осознанно и добровольно.

И вряд ли ведь судья там куплена была. Просто вот — старой школы тётушка.

Но когда я читаю такие приговоры — честно, возникает сильное желание встретить соисполнителей на выходе «на свободу с чистой совестью».

А за амерских таких же — можно не беспокоиться. Они будут кое-как жить, и даже сравнительно комфортно — но на свободу по закону, скорее всего, не выйдут никогда.

Tags: Россия, Штаты, криминал, юрисперденция
Subscribe

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…

  • О суде по Навальному

    Ну да, чуда не случилось. Таки заменили условный срок на реальный. Послушал постановление. Занятно, что судья вообще практически не касалась вопроса…

  • Пара слов о протестах и перспективах

    Гостил у нас нынче князь А., старинный мой приятель. Он — либерал в «исконном», правильном смысле. Гоббс-Локк, «государство…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…

  • О суде по Навальному

    Ну да, чуда не случилось. Таки заменили условный срок на реальный. Послушал постановление. Занятно, что судья вообще практически не касалась вопроса…

  • Пара слов о протестах и перспективах

    Гостил у нас нынче князь А., старинный мой приятель. Он — либерал в «исконном», правильном смысле. Гоббс-Локк, «государство…