artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

My Friend of Misery. И Акинфеев - скрытый капоерист. И вовсе не о нём.

Главная новость дня: кажется, Акинфеев занимается не только футболом, но и капоэйрой.

[Про футбол]

Что ж, на месте Монголии — я бы замер в тревожном ожидании (и готовил тетиву композитного лука). Ибо победу в «ногомяч» над Испанией — Кремль действительно может расценить как достаточный повод для Евразийской экспансии. Но поскольку с Китая начинать стрёмно — значит, Монголия. Это логично. Ведь если одиннадцать русских взмыленных парней напихали больше кожаных мячиков в сетчатые ворота одиннадцати испанским взмыленным парням — конечно, это значит, что Монголия-Наш. Ну и поднятие пенсионного возраста до девяноста лет — само собой. Чтобы все старички были такие же здоровые и проворные, как Акинфеев.

Ладно, не буду «злобствовать». Всё я прекрасно понимаю про пиар Кремлёвских упырей на чём угодно, включая спорт, но, можно сказать, что и многочисленные передачи на Рос-ТВ по поиску детских талантов — тоже способствуют эксплуатации тех талантов в целях укрепления режима. И чего теперь, детишек этих не смотреть, не слушать, когда действительно порой классно поют или что-то ещё такое занятное исполняют? А спортсмены — они по жизни как дети.

[Про футбол]

Впрочем, не буду лукавить — я не очень футбольный человек. Так, в школе мячик попинать мог ещё, когда выбирался на уроки физ-ры между соревнованиями по ногомашеству, но я индивидуалист, а командные игры могу ценить, пожалуй, просто как зрелище (когда это зрелище). И даже в отрочестве, когда на улице домогались какие-то ребятишки с вопросом: «А за кого болеешь?» - Я честно отвечал: «Спасибо, я здоров. И вам тоже не хворать».

Они говорили, немножко обиженно насупившись: «Мы не хвораем, мы болеем» - чем безусловно обогащали лингвистику. О чём я их уведомлял, как сынок профессора филфака, знающий толк в таких делах — и они начинали собою гордиться. Серьёзно, вот на этой почве — не было конфликтов. Это всё же не гопники, шакалящие близ рок-концертов.

А так-то мои отношения со спортом в юности исчерпывались помянутым ногомашеством. Я достиг определённых результатов, каких-то даже «лавров» настриг, довольно сомнительной валидности (поскольку в те времена, на переломе Совка в Пост-Совок, сомнительно было всё, включая титул чемпиона города по контактным единоборствам по версии одной из полудюжины ассоциаций по контактным единоборствам).

И я никогда не мечтал о карьере профессионального спортсмена.

О карьере профессионального преферансиста — впрочем, тоже.

Хотя в своё время весьма увлекался этим делом. А сейчас — пришлось тряхнуть стариной, когда я бОльшую часть дня провожу в палате с Батей (он сломал бедро, упав с груши, он идёт на поправку, но врачи говорят, что его особенно вдохновляет на реабилитационные процедуры моё присутствие и участие). И мы то «по-взрослому» перекидываемся с ещё одним «недоинвалидом», байкером Мишей из нашего Коммерческого Департамента, то — учим игре милейшую медсестричку Танечку.

Сегодня она вздумала поиграть мизер — и это навело меня на мысль написать заметку о мизерах. И это была такая изящная подводка от Акинфеева с его «капоэйрой» на втором отражении пенальти — к теме статьи.

Как часто бывает, школьники, узнавшие, что в преферансе есть такая игра, как «мизер», на которой очень много и сразу можно заработать в пулю, начинают его заказывать всякий раз, когда не видят у себя тузов.

Конечно же, грех играть с такими школьниками на деньги. Хотя можно — на отжимания или приседания по вистам. Сие последнее — полезно как для физического здоровья, так и умственного развития. Чтобы они всё-таки в разум входили и не обламывали партнёрам игру своими безумными «мизерами», которые даже ловить неинтересно.

О таких-то «мизерах», естественно, даже говорить не хочется. Ну, там-то длина «эшелона» при «паровозе» - ограничена разве что количеством карт в руке. Хотя такое чудо запросто может забыть снести прикуп и взять двенадцать. То есть, я не знаю ни одной конвенции, где бы на мизере засчитывались взятки по «недосношенному» прикупу — но эти могут умудриться взять и на него.

Однако же, со школы я задавался вопросом, как мог бы выглядеть настоящий мизер, который заказал бы не безбашенный неофит, а опытный и притом осторожный игрок, такой мизер, который при подавляющем большинстве раскладов будет абсолютно чистым, но вот при некоторых — катастрофическим. И — насколько катастрофическим.

Пожалуй, самый страшный вариант, до которого я додумался, выглядит так.

[Это может быть интересно только преферансистам]

Одна полная масть, все восемь карт — и 89.

Я бы сказал, это гораздо более надёжная позиция, нежели 89 при трёх чистых мастях. Поскольку по ним-то партнёры могут как-то маневрировать, проносить лишние, перекидываться с руки на руку, чтобы обеспечить подсад этих 89.

А тут — у тебя просто нет двух мастей. У них же — нет той, которая вся собрана у тебя. Простор для манёвра — несравнимо меньше. Поэтому, думаю, хотя на такой фишке можно было бы сыграть и верную восьмерную (правда, с очень слабыми перспективами прикупиться до девяти) — большинство вполне серьёзных ответственных игроков не раздумывая заказали бы мизер.

Но вот при некоторых раскладах, вне зависимости от того, кто выходит первым — будет девять взяток. Просто не может быть меньше — и игрок ничем не сможет перехватить, никак не сможет помешать.

Разумеется, это, во-первых, такой расклад, где все шесть в этой масти, от 89, собраны на одной руке. Тогда даже без разницы, чей выход. Если собственный — ты выходишь с девятки, её бьют тузом, вкладывают под восьмёрку. Если с этой руки, где собрана проблемная масть — ходят туз-семь. Если с другой — передача на чём угодно (трудно себе представить расклад, где бы вовсе не было ни одного переброса с руки на руку в двух мастях, это бы тебе мизер, наверное, девятерной перебили, когда так). Если ты дурак — понесёшь на этой передаче девятку от 89. И тут же получишь 9 на восьмёрку. Если умный — скинешь на переброс от своей длинной масти. Тогда придётся ещё добрать девятку тузом, прежде чем всучить семёркой. Получится «всего лишь» восемь.

Ну и другой вариант, когда от проблемной масти отложилась одна карта, но не туз. Тогда, либо при первом выходе игрока (который, естественно, не может быть в полную масть, а может быть только от 89) туз прибивает этого «отщепенца» вместе с твоей девяткой и впихивается семёрка, либо же при выходе с той руки, где туз, делается то же самое. Все остальные твои, девятерная сыграна. Правда, такая, за которую не в пулю, а в гору запишут 90 или 180, в зависимости от конвенции.

Конечно, шесть в одну руку или 5 на 1 — это довольно редкие расклады. Но представьте, что вам, изначально имевшему эту карту, полная масть и 89, в прикупе приходит 10В во вторую?

Тогда получается, что у партнёров всего четыре в этой масти. А расклад 3 на 1 — вовсе не такая уж редкая вещь. 25% вероятности (правда, с той поправкой, что в отвале, наособицу, для ловли мизера должны быть не туз и не семёрка).

Я никогда не сталкивался с этим ни в реальной жизни, ни в каком-нибудь Марьяже, но представляю, какая то будет буря тягостных раздумий, какой мильон терзаний. Какие, там, нахер, Тургенев и Чацкий? Что они вообще в этой жизни видели?

Вот снесёшь то, что пришло в прикупе, оставишь 89 — а у них как раз 3 на 1, и в тройке лидирует туз, и семёрка при нём. Всё, приплыли, девять взяток без вариантов.

Так может, на всякий случай попробовать их обмануть? Подстраховаться? Снести одну от полной масти, а десяточку оставить? И вот зайдут они со своего туза, кинешь девятку, подложат семёрку — а тут-то ты и отдашься в третью десяткой. Уф, всего одна. Жизнь прекрасна и удивительна.

Но может ведь выйти и по-другому. Они откроются и выяснят, что туз в отвале от трёх прочих. И они скажут: «Да, если там 89 — то не ловится. Но там же было 8910В. А что, если он подстраховался и оставил три?»

И вот тогда — всё замечательно ловится. Выход в туза. Переброс. Заход с семёрки.

Самое же пикантное будет вот что. Когда б, как давеча говорил, они делали переброс с «неправильной» руки на ту, где лежит шесть от твоих 89 — тебе разумно было снести от своей другой, полной масти. Чтобы от 89 ещё туз был вынужден отожрать, и так получается «всего лишь» 8 взяток, а не 9.

Но когда доподлинно известно, что у тебя в этой масти с прикупом было 8910В, и уже отходили тузом, ты положил девятку (или восьмёрку, без разницы) — ты не можешь нести на передаче что-либо из другой своей масти. Ибо если ты снёс 10В, то вот на этом передающем ходе ты убираешь восьмёрку — и всё, ты чистый. Так почему ты этого не делаешь? Ведь про эту восьмёрку точно известно, что, по крайней мере, она у тебя есть. Ну не мог же ты три сбросить? А ход сейчас там, где семёрка, в отсутствие масти на другой руке. Так зачем ты сделал так, чтобы тебя поймали, теперь уже гарантированно? Из любви к экстриму?

Они могут заподозрить, что на самом деле ты снёс в этой масти только одну, чтобы иметь отдачу на всякий случай. Поэтому пройдутся ещё королём — и только тогда впарят семёрку. Да, это не девять и даже не восемь взяток. Это получится только семь. Мелкое, пустяшное огорчение, семь на мизере.

И это при всём при том, что, повторю, изначально-то мизер, где есть одна полная масть, а в другой 89 — можно считать абсолютно чистым с очень большой вероятностью. С такой фишкой мало кто откажется «упасть». Но вот если не фартануло, катастрофический такой облом с раскладом — то будет феерическое количество взяток. Вплоть до 9, при полнейшей беспомощности игрока.

Людей же, идущих вот на такие мизера, как знаменитый этот «мизер Ласкера» (он же «Софьи Ковалевской»... «Рене Декарта», и, вероятно, также «Архимеда» и «Пифагора») - это какие-то безумцы. Ну, когда у них после(!) сноса (!) остаётся в одной масти 8, в другой 89, а прочие — наличествуют и не имеют перехватов. А в сносе, как в задачках обычно изображают, - марьяж от восьмерки.

Я бы, ей-богу, оставил 8Д, а снёс бы короля и девятку (вернее, восьмёрку от девятки, по привычке). Да, конечно, дама — это практически гарантированная взятка, если за нею целенаправленно идти, но одна. Перехват и отдача. А 89 при наличии у тебя всех мастей — это слишком стрёмная фишка. Могут пронести-отобрать всё, что нужно — и насовать взяткок четыре-пять без вариантов.

Нет, так-то идея с параллельным подготовительным проносом — красивая, но я ни разу в жизни не встречал, чтобы это понадобилось. А если б меня стали вот при таком раскладе ловить «по науке» - ну, я бы очень порадовался. В нужный момент положил бы восьмёрку из-под дамы, они бы переключились на 89 — так бы ушла и дама.

Впрочем, я и придуманного мною «абсолютно драматического мизера» с полной мастью и 89, который почти наверняка чистый, но если нет, то 9 взяток — тоже никогда в жизни не видел. Может, потому, что даже в юности не имел привычки играть на деньги с попутчиками в купе или случайными знакомцами на пляже. А то б ещё и не таких чудес насмотрелся.

Хотя и у нас в школе, где я учился (в том числе и префу) — доводилось видеть довольно отчаянные мизера. Ладно, иногда и сам я мог «пошалить» (хотя в целом довольно ответственно играл).

Помню, как-то, классе в девятом, пошёл с дырами 710В в трефах, 9 бубей. Это до сноса. А снёс, на сей раз, «по-хулигански». Вальта и десятку треф.

Ловил меня Игорёк Шапиро. Ну, по раскладу семь-десять ловится. На одну, конечно, но ловится. И девятка ловится. Больше, чем на одну, с паровозом, если его «снарядить». Четыре, если довести до конца, и две, если вовремя перехватить в другой масти. Игорёк говорит: «Ну, что, десять в гору пишем сразу?»

Пожимаю плечами: «Я чего, Алитет, что ли, который «уходит в горы»? Нет, я лучше тебе голову заморочу. Вот пойдёшь ловить девятку — там-то я червонец и скину. Или наоборот».

Он: «Как вам угодно, граф». Прорезает трефу. Говорю: «На этом месте я бы должен был изобразить бурю сомнений, обчесать всю голову, в кровь искусать губы, но... я же принял волевое решение, что буду блефовать до конца и не поддамся на сионистские провокации».

Что ж, в ту игру мне определённо пёрло. Уже сыграл пару мизеров (не таких страшненьких), несколько крупных игр, закрыл свою тридцатку и начал закрывать Димку (моего «однопартийца» с первого класса и обычного нашего с Игорьком партнёра).

Игорёк усмехается: «Ну да! Поставим исконно русское авось на пути жидомассонских провокаций».

«Я сказал: «сионистских».

«Не важно. Клади давай».

Кладу семёрку треф. Игорёк грамотно отбирает свои, проносит, что можно, укорачивая масти — и теперь с его выхода ловится как предположительная десятка треф, так и настоящая девятка бубей. В обоих случаях на четыре.

Игорёк предлагает: «Давай запишем тебе за две на гору — и хватит с тебя».

Фыркаю: «Вот же аттракцион невиданной щедрости! Да я и одной взятки не хочу. Хотел бы — взял бы на десятку. Но проблема в том, что у меня её нет. Сейчас — я говорю чистую правду, можешь посмотреть в эти глаза, которые не лгут».

Конечно, в более-менее профессиональной среде — никакие подобные разговорчики невозможны. Но мы были школьные приятели, мы играли тогда, в четырнадцать лет, кажется, по копейке за вист (это означало, что в принципе проблематично продуть за пулю больше пары десятков эскимо на палочке) и всё больше развлекались, а не преследовали коммерческий интерес. Притом, что мы с Димкой были мажорами, а Игорёк — уже всерьёз играл с парнями постарше. Причём в основном он даже не в преф их натягивал (где довольно легко играть на одну руку и обмениваться «маяками»), а в шахматы.

Игорёк усмехается ещё более саркастически. Изрекает, прищурившись:

«Знаешь, в чём твоя проблема, Железнов?»

«В честности, открытости и простодушии?»

«В том, что если ты почувствовал себя победителем — уже не можешь... пойти на попятный и признать хоть маленькое поражение. Разумеется, ты, как более-менее разумный человек...»

Димка: «Для гоя, ага?»

Игорёк (архаически надменно): «Ты сказал! (Ко мне, глядя в глаза, как я и просил): Так вот, как более-менее разумный человек, ты, конечно же, оставил десятку. Ты имеешь представление о вероятностях лова. Ты имеешь представление о рисках. Поэтому ты оставил десятку, пусть она из-под вальта. И если бы по раскладу вышло так, что ловится десятка, а девятка не ловится — конечно, ты бы принял и отдался. Но ты видишь, что ловятся обе дыры. Поэтому ты решил блефануть. И сейчас пытаешься уверить меня в том, что у тебя девятка, чтобы я подумал, будто бы на самом деле ты пытаешься скрыть десятку, хотя на самом деле, как ты хочешь мне внушить, у тебя девятка. Но из этого следует однозначный вывод, что у тебя десятка».

Говорю: «Может, две карты по столу пустите? Или монетку подкинуть?»

Игорёк мотает головой: «Это ненаучно. И в этом нет никакой надобности. Да, Железнов, твоя главная проблема в том, что тебя слишком легко просчитать, если владеть азами психологии».

И заходит под десятку треф.

Кидаю девятку буб, очень вежливо интересуюсь:

«Скажите, профессор, а где и когда можно посетить ваши лекции по психологии?»

Пожалуй, тогда впервые мы увидели Игорька в Ярости. Ну, это, конечно, была специфическая ярость. Лишь чуточку более энергичная, чем в случае «любой пикейный жилет сказал бы: «Фунт в ярости».

Игорёк был очень тихий и доброжелательный и субтильный интеллектуальный юноша — но сейчас он не на шутку завёлся. Он даже повысил голос почти до... ораторского. И схватился за голову от того, с кем ему приходится иметь дело.

Он восклицал: «Вот кто так говорит: «Когда можно посетить ваши лекции?» «На каком городе?» «Посетить»? Это же неоднократное действие, если лекций много! И так говорит сын профессора филологии? И он же идёт на мизер с бланковой девяткой, когда мог бы оставить почти безобидные 7-10? И сейчас он упивается своей победой, своим превосходством? Да, ибо - «невозможно понять логику непрофессионала» (подумав немного): Чёрт побери! (ещё немного подумав и рассвирипев до самой крайности): Извините, конечно, но это какой-то... пиздец!»

Мы с Димкой переглянулись в крайнем изумлении — и заржали, как табун мустангов. До этого, пожалуй, никто не слышал, чтобы Игорёк матерился. Парадоксально — но так.

Игорёк накинулся теперь на Димку: «Нет, а вот ты-то чего ржёшь? Может, ты не понял, что на тебя ещё сто вистов?»

Тот, отдышавшись немного, заявляет: «Это потому, что я доверил тебе ловить Тёмкин мизер — а ты, оказывается, полный лох в этих делах. А я-то сразу просёк, что у него девятка. Вот ещё до того, как легли. Прямо взяло и прошибло, будто наитие какое: у Тёмы девятка буб. А ты всё испортил, двоечник!»

И снова в покате.

Игорёк потом мне долго припоминал тот мизер.

Говорил: «Железнов, я в тебя верил. Что ты, среди этих... авантюристов — разумный человек, который соизмеряет выгоды и риски. А ты... Ну вот как так можно? На мизер с бланковой девяткой?»

Я ему отвечал: «Я в тебя, Шапиро, тоже верил, что через три месяца работы хотя бы с аптечными резиновыми бинтами, по методике, что я дал, ты сможешь подтягиваться на турнике, а не висеть соплёй».

«Мне нельзя давать такую нагрузку, как подтягивание. У меня давление».

«Правильно, блин! Нельзя сразу давать такую нагрузку. Нужно постепенно разрабатываться. Чтобы это становилось нормой для тебя и твоего давления. Впрочем, тебе что врач говорил по этому поводу?»

«Да ту же хуйню, что и ты (тут он совершенно в расслабленном состоянии изрёк матерное слово). Что надо «разрабатываться».

«У тебя врождённый порок сердца есть?» - спрашиваю.

«Нет, вроде».

«Ну значит, есть только «порок воли», как говорят юристы!»

И это, конечно, было довольно анекдотическое брюзжание, но девятку он поминал до конца школы (не сказать, чтобы мне во вред).

Бывает, обсуждаем какое-то общеклассное мероприятие, я чего-то высказываю, а Игорёк: «Да кого слушаете? Это человек, который идёт на мизер с бланковой девяткой, когда мог бы оставить 7-10!»

Девчонки: «А это плохо?»

Игорёк: «Это катастрофично. Это надругательство над здравым смыслом».

Наши картёжники, которые в курсе, гыгыкая: «Катастрофичное - потому что успешное, и даже тебя нагрели».

Игорёк: «Да, успешное. И это только усугубляет дело. Потому что так быть не должно».

Заурядная, на самом деле, ситуация в префе — но нас очень забавляла реакция педантичного и «математичного» Игорька (а с некоторых пор - и его самого). И надо признать, в целом-то он выигрывал не только у безбашенного по тем временам Димки, но и у более сдержанного меня.

А в целом, было весело.

Но несмотря на всю эту веселуху, мы всё-таки соблюдали некоторые правила этикета. Особенно, при ловле мизеров.

Трёп трёпом, но у нас считалось дурным тоном предъявлять изначально дырявый мизер, который чист только по раскладу со специфическим сносом, оказавшимся удачным.

Одно дело - такой мизер, который, при совершенно однозначном сносе, будет чист при любом раскладе, и другое — где просто угадал. И в конце концов, ты сам себе вредишь, показывая, какие у тебя водятся привычки в рассуждении игровой тактики. Партнёры примут это к сведению и будут иметь ввиду. Поэтому тем более дурной тон — требовать от игрока что-то вроде: «Ну, если у тебя осталась вот эта десятка, то она не ловится, показывай, коли так, чего фишку мусолить».

На это был бы резонный ответ: «А больше тебе ничего не показать? Играйте давайте».

Ибо, если принято показывать мизер, когда какие-то «незалатанные» дыры не ловятся — значит, из отказа предъявить карту может быть сделан вывод, что там другой снос, что там остались дыры, которые ловятся. Поэтому — нет уж, пусть партнёры угадывают в каждом случае.

Поэтому, когда я поступил в Универ — меня приводила в изумление тамошняя манера выкладывать карты на стол, даже не подумав спросить партнёров. «Ну всё, по ходу, чистяк!» Особенно, когда игрок это делает вместо первого же своего выхода. Вот прямо так категорично — шлёп фишку на бочку и - «Ну, ловить тут вам нечего».

Смотрю: 78В, 7910ВД, 79.

Говорю: «Ну ты выйди для приличия-то?»

«Ох уж эти формальности! Ладно, ладно».

И — с семёрки самой длинной масти, из-под дамы.

Говорю: «Ну, молодец. Твоих три» (на вопрос же «Да как так то?» - ну объясняли, как оголённая девятка внезапно становится источником мизерной опасности)

Мы, конечно, играли по мелочи, но всё-таки довольно быстро дисциплинировались и учились этикету.

И это, конечно, касалось «казуалов» одногруппничков. Профессиональные-то «каталы» (которые тоже водились во Втором Гуме, как и в Первом, как и во всём Универе) — конечно, играли «по-людски». Ну, я наблюдал за ними, когда они резались на том же «сачке» (холлы первых двух этажей Гумкорпуса) — они действительно сильные игроки были даже без своих маяков.

Но когда они меня стали звать на пульку или в покер, я сказал: «Ребят, я всё понимаю, за ответственной игрой приходится много думать. А этому способствует поза роденовского мыслителя. Но вот для меня остаётся загадкой. Почему, когда у вас сильная пика — вы упираете подбородок в ладонь, когда трефа — кладёте на тыльную сторону кисти, когда бубна — на костяшки кулака, а когда черва — подхватываете большим и указательным пальцами».

Они засмеялись, пообещали, что со мной — без дураков, без маяков. По мелочи и «для души». И были верны обещанию. Я тоже. Обещал, что не стану ничего ломать, если вдруг поймаю на «маяках», на подмене свежей колоды на «заряженную», и всё такое — и ничего не ломал. Поскольку со мной они и были честны, и в общем и целом я был в плюсах. Они же — использовали меня, sort of, в рекламных целях. Мол, вот человек умеет играть — и выигрывает.

Но однокашников я честно предупреждал, что не надо бы с этими «тёмными личностями» счастья пытать. Может, шулерничать-то и не будут — но просто не надо. Во всяком случае, покуда на мизере с семёрки из-под девятки длинной масти первый выход делаешь и считаешь это нормальным.

Между тем, вот этим «маякам», какие бывают системы сигнализации у катал — меня во многом научил Игорёк Шапиро, который играл и с такими (и небезуспешно).

Уже не в восьмом классе, а ближе к концу школы, он много рассказывал увлекательных историй на эту тему.

«Играем вчетвером. Я подснял колоду, доверил сдачу, выхожу в туалет, извините, пописать, возвращаюсь — и меня ждёт чудо. Со сдачи приходит мне чистейший мизер. Единственная дыра — бланковая восьмёрка. А двое передо мной сказали «пас». Ну и я говорю... «пас».

«И они совершенно, такие... нет, «обалдевшие» - не то слово. Они всё-таки были «охуевшие», никак иначе. Вопрошают, совсем так не палясь: «А чего не мизер-то?» Я говорю им: «А зачем бы он? Мы на третьем круге распасов в Питере, и у меня на последней руке возникло ощущение, что я возьму очень мало взяток. Возможно, ноль. А это стоит куда дороже сыгранного мизера. И, к слову, а с чего вы заподозрили, что у меня может быть именно мизер?» Они мнутся, жмутся, но тут прикупной плачется: «Это и я сейчас возьму на тот марьяж, который мы...» (ему затыкают рот). Очень забавно».

Но это, конечно, полные лохи были. Примерно ровесники.

Которым Игорь говорил: «Распишем на данный момент, для того и Питер, а долг... я не тороплю, можете и Тёме Крейсеру отдать, когда вдруг увидите... в течение недели».

Но бывали и более серьёзные ребята. От которых и он кое-чему научился, и мне рассказал (когда мулька «Ты неисправим, Железнов» - уже не действовала).

Ну а потом я много всяких секретов шулеров разузнал, уже по роду деятельности.

Но тема статьи — немножко другая.

Tags: карты, семья, школа
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments