artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Немного о валютном киллинге

Тема немножко мрачноватая, но профессионально интересная для меня. А в свете недавнего известного события — ещё и актуальная.

И вот многие прекрасные люди задаются вопросом: «А зачем ментам, при изобличении организатора заказного убийства, устраивать всякие малоэстетичные перфомансы, имитируя гибель жертвы? Ведь это причиняет тяжкие душевные страдания друзьям и близким, которые не знают, что всё понарошку. Не говоря уж о том, что солидные люди выставляют себя дураками, когда лезут с выражениями озабоченности. И не говоря уж о времени и силах, потраченных на составление некрологов — как выясняется, преждевременных. Что ж это за издевательство такое?»

«И ведь, - говорят эти прекрасные люди, в том числе даже юристы-адвокаты, - если исполнитель сотрудничал с правоохранительными органами, если его общение с заказчиком контролировалось и фиксировалось, то вполне достаточно получения аванса — и заказчик уже не отвертится».

Ну, я думаю, юристы-адвокаты — просто так шутят. Валяют дурака. Но если нет, то — вот как вообще совершается заказное убийство с использованием привлечённого, «одноразового» киллера (то, есть, когда у тебя под рукой нет собственных людей, способных на такую работу)?

Да, при этом сразу отмечу, что одноразовых киллеров-аматёров для такой работы — привлекают только малолетние долбоёбы. Вне зависимости от возраста, нулей на банковском счету или звёздочек на погонах. Но «малолетний долбоёб» - это состояние души, можно сказать. А серьёзные люди — пользуются услугами профессионалов, и желательно — своих, чья лояльность не вызывает сомнений (ну и, конечно, серьёзные люди не воюют с журналистами, обидевшись на какие-то слова).

Лояльность же привлечённого аматёра — всегда вызывает сомнения. То есть, либо лояльность — либо дееспособность.

Если он полный идиот — он может просто завалить всё дело на ровном месте.

Если же не полный — ему может прийти в голову мысль, что после исполнения его минуснут самого, как слишком много знающего. Да ещё — сэкономят на окончательном расчёте. Ну, это, согласитесь, не самая невероятная мысль.

При этом он может подозревать, что его уберут и в том случае, если он откажется. Поскольку и в этом случае он уже «слишком много знает».

Какой выход? Обратиться в ментовку и слить заказчика. Может даже, в обмен на сотрудничество — решить какие-то проблемы с законом, которые у него были до того. Ну, люди, к которым обращаются с предложением подработать валютным киллингом — они могут иметь какие-то такие черты биографии, что вот показались подходящими кандидатами.

С этого момента — исполнитель работает под контролем. Все контакты и переговоры с заказчиком фиксируются.

Но при первом их разговоре, когда заказчик только обратился с заманчивым предложением — вряд ли же у потенциального исполнителя был включённый диктофон? Он же вообще не знал, что ему хотят предложить.

А далее, когда он уже «заряжен» ментами — ну вот передаётся аванс. И что при этом говорит заказчик?

Он, конечно, напоминает: «Да, ты точно хорошо понял, что именно должен сделать и за что я тебе плачу деньги? Ты должен пойти и грохнуть этого сукина сына. Вот взять — и всадить в него не менее трёх пуль. Чтобы точно наглухо. Потому что я имею очень чёткий умысел на совершение убийства — и я хочу убедиться, что ты хорошо это усвоил».

Или — нет? Или он может обойтись без того, чтобы лишний раз обозначить задачу исполнителя? Просто передать деньги, сказав: «Сделаешь всё, как договаривались, получишь ещё столько же». Зачем что-то ещё говорить? Да можно и вообще ничего особо не говорить.

Ну и вот будет на записи эта фраза про «как договаривались». И следствие, если возьмёт заказчика на этой стадии, спросит: «А о чём вы договаривались?» А он им скажет: «Это не ваше дело. Я не обязан отвечать на ваши вопросы и удовлетворять ваше праздное любопытство. Если есть что криминальное на меня — предъявляйте. И тогда я подумаю ещё, комментировать или нет, чтобы развеять какие-то недоразумения. Вот только ничего криминального на меня у вас нет и быть не может, поскольку я честный законопослушный гражданин, а вы фигнёй какой-то занимаетесь».

И что дальше? Заявить: «А вот ваш знакомый уверяет, что вы заказали ему убийство». Будет ответ: «Да его, небось, на войне контузило. Впечатления психотравмирующие. Может, галлюцинации. Покорёжила жизнь бедолагу. Может, и наркотики ещё даже».

Что ещё? Сказать, мол, вы предоставили исполнителю установочные данные на жертву — адрес, фотки, всё такое? Ну, это доказать ещё надо, что именно заказчик их предоставил. Но даже если так — что ж: «Честно говоря, я точил зуб на эту жертву. Имел основания для личной неприязни. В Инете поссорились. И вот я решил подослать человека, чтобы припугнул немножко. Да, наверное, это глупое какое-то мальчишество, но убивать — боже упаси».

Но даже если каким-то образом заказчик имел глупость проартикулировать под запись что-то такое, что однозначно ассоциируется с убийством — последний рубеж будет: «Да, честно, я был очень зол на этого человека. Просто — помутнение какое-то. И да, я хотел его покарать. Но вот потом успокоился и понял, что неправильно это. Как раз собирался позвонить и отменить заказ — а тут ваши сотрудники меня винтят».

В этом случае — будет приготовление к убийству, а не покушение (как я писал уже, и это сильно разные вещи). Но это крайний случай, когда заказчик совсем уж с головой не дружит и за языком не следит совершенно. А так-то и при первом разговоре, когда делается предложение и обозначается цель — вовсе не обязательно употреблять слова вроде «убить», «грохнуть», «завалить». Можно просто сказать, что есть возможность хорошо заработать, хотя работа немного рисковая, но вот для настоящего мужчины, такого, как ты. Ибо есть один негодяй, как только земля таких носит. И — ну а дальше чиркнуть пальцем по горлу, скажем. Или — крест из пальцев изобразить. И даже если имеется вдруг включённый диктофон уже при этом первом разговоре — чего он там зафиксирует?

Конечно, «киллер», когда уже сотрудничает с ментами, может пытаться развести заказчика на какую-то конкретику. Но это и для матёрого опера — задача нетривиальная, а тут-то — непрофессионал. Чуть-чуть перегнёшь палку своими уточнениями в духе «То есть, я должен его грохнуть, вот прямо совсем наглухо, чтобы мертвее мёртвого был?» - и даже самый тупой заказчик может почуять какой-то подвох.

Поэтому, брать заказчика на стадии приготовления — это обычно дохлый номер. В мало-мальски нормальном суде — у него миллион отмазок будет, что его не так поняли, что он вовсе ничего такого не имел в виду. Особенно, если он хоть минимальную какую-то осторожность соблюдал при общении с исполнителем.

Но совсем другое дело, когда ему подтверждают факт убийства — и он его с радостью принимает и расплачивается именно за это. А не кричит: «Ты чего, охренел, придурок? Ты чего натворил? Тебя кто об этом просил? Тебя просили — просто поговорить с товарищем, припугнуть немножко. Ты нахера его грохнул, дебил больной?»

Ну и когда принимает известие о ликвидации как должное, как желанный результат — тут, конечно, уже очень сложно ему будет отвертеться, мол, я вовсе не то имел в виду, меня не так поняли.

Для того — и делаются имитации убийства. Потому что иначе — заказчика-организатора не прижучишь. Если, конечно, не пытать его в мрачных застенках, выбивая нужные показания — то практически нереально. А если пытать и выбивать — ну тогда и никакие оперативные комбинации вообще смысла не имеют, но это уже чёрт знает что, а не работа.

И это общая полицейская практика в отношении заказных убийств. Если была перехвачена инфа о подготовке, если взят под контроль исполнитель (сам пришёл или подтолкнули к сотрудничеству или изначально оперативник был) — то обычно делается именно так. С имитацией реального мочилова и предъявлением отчёта о проделанной работе заказчику.

Но, понятно, что когда речь идёт о более-менее известных, медийных персонах — невозможно обойтись без слива фейкового убийства в СМИ. Это тут же вызовет подозрения, что грохнули известного человека — и никак в прессе не освещается.

Ну и вот, конкретно про дело Бабченко, многие кричат, что СБУ устроила позорный балаган, цирк, шапито. Куча экспертов проявилась, из журналистов, актёров, музыкантов, которые рассказывают, что это было очень непрофессионально, что вообще полный швах.

А я вот человек очень доверчивый и лох по жизни, особенно последнюю четверть века, когда прошёл путь от агента-оперативника до директора департамента в крупнейшей транснациональной корпорации силового профиля (это «фэнтази», конечно). И мне вот реально кажется, что СБУ сработала довольно крепко и чётко. Ну, насколько вообще государственные спецслужбы умеют это делать — и, разумеется, без каких-то мелких косяков там обойтись не могло :-)

Честно, по представленным материалам, я не очень понял, встречался ли организатор, Герман, с исполнителем, Цымбалюком, после(!) сообщения о смерти Бабченко, чтобы расплатиться окончательно. Или же Цымбалюк только уведомил об исполнении, а Герман то ли что-то заподозрил (ну да, фотка с «простреленным» Бабченко — немножко избыточно «кровожадная» была, на что опытные люди могли указать Герману), то ли просто решил кинуть всех и сквозануть в Италию, а потому избушники вынуждены были его взять.

Ну и понятно, что все имеющиеся материалы — они не показывают покамест. Даже та запись выдачи аванса в машине, какую они выложили в публичный доступ, — она порезанная.

Но украинцы — они, вообще, хитрые. Их напрасно дурачками деревенскими считают некоторые. И они «умеют в информационную войну». Вот примерно так же они предъявляли записи камеры на ментовском посту близ Волновахи, который был обстрелян тремя пакетами Градов с Докучаевска, и один РС, взорвавшись близ рейсового автобуса, изрешетил его осколками, убив и ранив пассажиров.

Российская (и «дырявая») пропаганда тогда заявила, что это был взрыв украинской же противопехотной мины, «монки», заложенной в кустах (и ориентированной в сторону трассы, конечно).

Укропы показывают видео, где Град фигачит по полю у трассы.

«Дырявые»: «Это ничего не значит, Грады, может, и наши, а вот «монка», поразившая автобус — точно укроповская. Ибо вот где градовские снаряды ложатся — и где тот автобус».

Только после этого — укропы предъявляют полное видео, где камера поворачивается (она автоматически это делает с некоторой регулярностью), захватывает тот злополучный автобус, и видно, по следам разрывов от градовских эрэсов, что это всё единый кластер, единая «насыпь». Просто, вот одна только ракетина пришла так близко к трассе, что зацепила тот автобус. Ну и это — к вопросу об эффективности такого оружия, как БМ-21 Град (не говоря уж про «эффективность» мозгов тех, кто его применил таким образом).

Здесь, в деле Бабченко, ожидается примерно такая же тактика. СБУ не будет сливать в открытый доступ сразу все материалы, какие имеет. Уж точно — не станет выказывать свою осведомлённость о каких-то каналах связи Германа с российской стороной. При этом «российская сторона» - в данном случае вовсе необязательно Путин со всеми своими ГУ ГШ и ФСБ в полном составе. Это может быть какая-нибудь «поцреотическая» шваль гораздо меньшего разбора, но желающая самоутвердиться.

Но вот что сам товарищ Герман стал откровенничать о своих связях с российскими «дестабилизаторами», но якобы с ведома украинской «контрразведки», и ни на секунду не стал отрицать свою вовлечённость как таковую в заказ на Бабченко — ясно показывает, что он понимает: если «киллер» Цымбалюк работал под контролем — на него, Германа, может быть более чем достаточно доказухи по этому делу. Отрицать подготовку ликвидации — просто глупо. Можно лишь говорить, что делал всё по заданию своего куратора из контрразведки, веря, что всё и будет «понарошку».

Вообще же, я немножко так углубился в эту тему — и выясняются интересные вещи.

Товарищ Герман, помимо того, что бизнесмен, успел два раза побывать помощником депутата. Ну, что в России, что в Украине — надо ли говорить, что это такое, бизнесмен, а по совместительству «помощник депутата»? Если просто, это бандосик, которому не хватило бабла, чтобы самому стать депутатом с его неприкосновенностью. Ну ладно, не «бандосик», а «криминал-буржуа», так скажем. Но вот его дела таковы, что ему очень нужна эта корочка, показывающая, что он причастен к политической элите — и авось менты поостерегутся связываться.

Но примечательно, каких депутатов он был помощником. Социалистической Партии и Партии Регионов.

Вот я, конечно, не претендую на экспертность в знании политической жизни Украины, но почему-то сдаётся мне, что это не совсем те силы, дружба с которыми могла бы подобать «свидомому патриоту вильной и незалежной Украины писля перемоги Майдана». Каким рисуют этого Германа его адвокаты. Что он там в АТО волонтёрил, поставляя воякам всякое снаряжение. Ну, что-то и поставлял, наверное. Это ж такой хороший способ продвинуть свою агентуру — включиться в волонтёрское движение, когда у украинского государства действительно очень туго со снабжением армии. А тут — замечательные возможности подружиться со всякого рода силовиками.

А потом, говорит защита, когда на него вышел некий давний друг, осевший в России, некто Вячеслав Пивоварник, с предложением поработать над дестабилизацией ситуации в Украине, - этот Герман и вовсе подвиг совершил.

Связался с друзьями из «контрразведки» (но не СБУ, как он сам заявил) и стал под их руководством сотрудничать с российской стороной. Рискуя жизнью, являя чудеса оперативной сноровки. Поскольку куратор из «контрразведки» научил его, как отличать кадровых российских разведчиков от местных наймитов, и дурить их всех.

Ну, там такую чушь несут что этот Герман, что его адвокаты, что на ум приходит только одно слово: «хуцпа».

Но, конечно, проявив все эти чудеса патриотической доблести, он вынужден был признаться, громогласно, urbi et orbi, что всё это время был агентом украинской контрразведки.

То есть, не дать следователю телефон своего куратора — а вот прямо на суде заявить, какой он охуенный герой Украины, что вёл такую сложную игру в её интересах. И вот кабы не стал он жертвой этого недоразумения, с наложением одной избушной операции на другую — то ни в жисть бы не «раскрылся». Но раз уж его повязали — то пришлось. Прямо перед всем миром, включая своих российских контрагентов, которые его-то за своего принимали. А тут пришлось сказать, что на самом деле он их противник.

Мне вспомнился один забавный эпизод, случившийся с одним моим коллегой... ладно, со мной :-)

И это, конечно, «фэнтази».

Это было, кажется, еще в девяностые — но на исходе. В 99-м, наверное.

И вот мы пришли с подкрышными фирмами в один городок, а тамошняя криминальная публика — ну просто конченые мрази были, абсолютно недоговороспособные. Во всяком случае, верхушка тамошней банды. То есть, их не интересовали даже бабки — их интересовала та атмосфера полнейшего беспредела, которую они установили (а менты местные — застенчиво занюхивали водку погонами).

Будучи «назгулом», то есть, агентом Первого Дивизиона с неограниченными полномочиями, я принял решение, что надо оперировать радикально (и кардинально). Я наведался в кабак, где тусовала верхушка этой гопоты — и отработал четверых их старших. Спокойно, цивильно, не пугая девочек-официанток. Зашёл в кабинет, где они тусили — и в упор расстрелял из глушёного Глока. Никакой доблести, но покойные были такими тварями — что и никакой жалости. И никто не заметил. Музыка играла громко, их охрана отиралась в бильярдной, я вышел, как вошёл.

Ствол сбрасывать не стал, полагая, что если всё-таки обнаружат это происшествие охранники из бильярдной, если погонятся да маякнут водилам тех боссов на стоянке перед кабаком — то мне всё-таки понадобится некий инструмент, чтобы хоть ноги им прострелить (этих-то простых бычков я валить не хотел, таков наш гуманизм).

И тут, прямо на выходе — ментовский патруль. «Молодой человек, извольте остановиться, проверка на наркотики».

Ну, в том клубешнике дурью вовсю банчили, а менты себе такой необременительный промысел возымели, ловля торчков на хранении-транспортировке.

Говорю: «Ребят, уж извините, но наркотиками порадовать не могу, но зато есть ствол. Я его сейчас очень медленно достану, окей?»

А какой смысл скрывать, если по-любому обшмонают? И не валить же их, серых пентюхов этих?

Достаю этот Глок с глушителем, передаю им. Менты: «Охты-ёпты! А это вообще зачем тебе такой инструмент?» (ну да, конец девяностых, провинция — такие волыны там были в диковинку тогда).

Отвечаю без утайки: «Затем, что в этом кабаке сейчас остывают четыре тела, продырявленные из этого Глока. (называю фамилии). И значит, вы сейчас поймали киллера, что вообще редко удаётся. Вы молодцы».

Один из ментов: «Эээ... парень... а может — мы с тобой разминулись?»

Ну вот очень любили в городе тех персонажей, которые остались в кабинете.

Говорю: «Не, не получится, ребят. По многим причинам. Раз уж поймали меня — то поймали». Ну, нас видели хотя бы те же водилы моих «пациентов». Что менты стопанули парня, выходящего из кабака непосредственно после акции — и вот сейчас отпустят. Это проблемы может создать.

Обращались со мной, впрочем, корректно, допрашивал меня сам начальник местного РОВД. И я ему сразу сказал: «Вы, товарищ полковник, извините, но поскольку вы у меня пальчики уже сняли и запрос послали — тут через час чекисты будут. У них-то на меня — куда больше, чем эти ваши четверо дегенератов» (Конечно, наши ребята срисовали, как меня приняли, и было доложено — но нужно было объяснение, как «чекисты» узнали об этом деле).

А полковник, с этакой незатейливой хитрецой: «У них на тебя» — или «У них с тобой»?»

Мотаю головой: «Извините, совершенно не понимаю смысла вашего вопроса, товарищ полковник. Я, как вы изволите видеть, совершенно маргинальный элемент. Чуждый какой бы то ни было системности. А потому, разумеется, ничего общего не может быть у меня с «чекистами».

Этот мент (с некоторой мечтательностью): «Ну то есть, Белая Стрела всё-таки существует?»

Думаю: «Вот же ты старый хрыч! Да какая тебе «Белая Стрела», блин? У тебя под рукой сотня пацанов со стволами — а ты порядок у себя на районе навести не можешь. Позволяешь верховодить всякой отморози голимой. И дело не в том, что они тебе отстёгивают. Отстёгивали бы и другие, поприятнее. Дело в том, что ты их ссышь просто. Хотя — понятное дело: у всех ваших здесь семьи, близкие. Но уж за десять лет — можно было научиться, как такие проблемы решаются? Почему мне, блин, за вас вашу работу приходится делать?»

Вслух отвечаю:

«В ваших фантазиях, товарищ полковник. Вот как есть белая дорожка кокаина, порезанная кредиткой — так и «Белая Стрела» существует».

Он: «Ну то есть, это правда? Нет-нет, конечно, мы-то молчок, когда тебя твоё родное ФСБ заберёт».

Вот и доказывай чего-то таким людям... Да и нафиг не впёрлось.

Хотя изначально проблем с ними — можно было бы, наверное, избежать, если сразу же, тем ментам на выходе, предъявить корочку офицера ФСБ. Которая тогда у меня водилась — на капитана, по тому времени.

Но, разумеется, я не использовал эту корочку как прикрытие в трудных и стрёмных обстоятельствах. Чтобы просто не подставлять наших друзей из ФСБ, которые обеспечивают мне это прикрытие. Чтобы поменьше слухов нездоровых было. И на дело пошёл, естественно, без этой ксивы.

А если уж попался на чём-то, что формально выглядит «по-бандитски» - ну, значит, я бандит. И вытаскивать меня будут как бандита — который просто находится в розыске по другим более серьёзным делам у более серьёзных людей. И это всё, что положено знать местным ментам и широкой городской общественности. Такова будет официальная версия, от которой я бы ни на йоту не отступился, не стал бы кричать: «Нет, на самом деле я свой. На самом деле это была спецоперация, шибко важная и секретная».

И вот тут, можно на секундочку допустить, что этот Герман, будучи большим и самоотверженным патриотом Украины, действительно работал на украинскую контрразведку, завладев доверием неких российских «дестабилизаторов», выявляя каналы поставки денег, оружия и инструкций.

Что ж, он мог об этом сказать на допросе тем избушникам, которые его задержали. Хотя лучше — просто дать выход на своего куратора, если таковой действительно есть, и он сам объяснит, что надо.

Но какого бы хера такой самоотверженный герой-подпольщик — стал бы публично рассказывать о своей патриотической миссии?

Да только с одной целью.

В каких-то операциях по трафику оружия, созданию его складов, в общении с некими личностями, строящими планы по свержению нынешней власти в Киеве (уж по указке Кремля или по собственной инициативе — это второй вопрос) — этот Герман точно участвовал. И поняв, что он под колпаком у СБУ, засветившись в деле Бабченко — он понимает, что и прочие его делишки тоже могут быть известны. А значит, нужно принимать и признавать всё скопом, но вот будто бы всё это делалось под контролем контрразведки и в интересах Украины. И авось какие-то самые незамысловатые граждане в эту ахинею поверят и бросятся отстаивать «невинно осуждённого патриота, ставшего жертвой интриг запродавшегося СБУ, возжелавшего контроля над СП Шмайсер». Ну, какой-то флеш-моб у суда организуют. Некоторая волна в СМИ.

Хотя честно, я не знаю, на что надеются Герман и его адвокаты.

И с их-то стороны вся эта история про то, как Герман был «скрытым контрразведчиком, выявляющим волосатые щупальца путинской агентуры» - это действительно цирк и бред.

Но со стороны СБУ — всё было сделано довольно профессионально и чистенько. На мой наивный взгляд.

Они предотвратили убийство, они взяли организатора-посредника с такой доказухой, что он и не думает отрицать свой заказ, он просто лепит горбатого про «я тоже контрразведчик». Это очень хорошая работа.

Но некоторые товарищи говорят: «После этого балагана с Бабченко СБУ должно предъявить железобетонные доказательства того, что заказ на него шёл от высших эшелонов российских спецслужб или непосредственно Путина. Иначе — это будет позор для Украины. Это даст Кремлю такие козыри, что он сможет отрицать даже свою причастность к покушению на Скрипалей в Солсбери».

На это можно ответить только одно: «А вы бы нахуй не пошли, пиздаболы? Предъявлять вам кто-то что-то будет, из области игр разведки и контрразведки. Размечтались, блядины тупые! В смысле, «светочи нравственности» и «совести наций».

Да связь товарища Гиркина с высшими эшелонами российской власти — формально никак не доказана. Формально — он отставник, работающий на православного толстосума Малофеева, не более того. А в Славянск порыл — по зову души, на защиту суржикоязычного населения от фошыстской укромовы.

И что до дела Скрипалей — так там, если называть вещи своими именами, пока не удалось найти никаких доказательств причастности каких бы то ни было российских сил. Помимо потенциального мотива, что российские спецслужбы неумолимо карают своих дефекторов, и потенциально российского происхождения отравляющего вещества, этого пресловутого «Новичка».

Нет, Скотланд-Ярд старается, он колоссальную работу провёл по выявлению и идентификации всех лиц, кто в это время со Скрипалями пересекался, кто к дому подходил — но пока у них нет ничего, что бы указывало на исполнителя и заказчика (во всяком случае, нет никаких публичных заявлений о том).

Отличие украинского случая с Бабченко — в том, что покушение было предотвращено (только инсценировано) и был взят организатор. Это не значит, конечно, что СБУ круче MI5, но просто в данном случае им в большей степени сопутствовала удача. И результат куда более впечатляющий, если отбросить все эти идиотские визги про «украинский цирк».

Что насчёт списка в 47 других намеченных жертв? Тут я — хрен знаю, насколько это достоверно. Вполне допускаю, что его и просто выдумать мог тот же Луценко. Но не удивлюсь, если впоследствии показано будет и электронное письмо этому Герману, где содержится такой список. И могу допустить мысль, что его контактёры с российской стороны — вот реально такие идиоты. Ну, если они заказывают убийства с привлечением «левых» киллеров — значит, они по определению «малолетние долбоёбы». А «дестабилизацией Украины» - в России кто только не занимается. Необязательно Путин или хотя бы Сурков. Тут и без них полно всяких «поцреотических» товарищей, борцов с «киевской фошыстской хунтой», для которых это давно привычный бизнес. Как есть и на украинской стороне деловые партнёры, в том числе из криминал-буржуазии, в прошлом завязанной с «рыгами».

Ещё вот по этому делу говорят: «Но уж светить «киллера», Цымбалюка, со стороны СБУ точно было непрофессионально. Ему ж теперь отомстить могут за то, что сдал».

Извините, а какой смысл скрывать его личность? Ну это ж не анонимус какой-то, найденный по объявлению в газете «возьмусь за разовую рисковую работу» и оказавшийся опером. Того-то — действительно имеет смысл «засекретить». Но здесь — его Герман лично знал, когда обращался. И если заказчики захотят отомстить сдавшему их «киллеру» - то они и так прекрасно знают, кому заказывали.

Наоборот, то, что его сделали тоже немножко так «публичной» фигурой — возможно, повысило его безопасность. Поскольку теперь если с ним что-то произойдёт — это будет увязано с покушением на Бабченко. А не просто «бывший атошник покончил с собой, не вынеся психотравмирующих военных впечатлений».

Ну и, думается, Цымбалюк сам это прекрасно понимал — поэтому сам и заявил о своём участии в комбинации. Оговорился при этом, что теперь не имеет смысла темнить, когда СБУ выложила запись с его голосом без обработки — но это так, к слову пришлось. Можно подумать, он что-то вроде Василия Ливанова, чтобы его по голосу могли сразу же опознать. Другое дело, что его просто знали те, кто заказывал — и факт сотрудничества с СБУ невозможно утаить в этой комбинации.

Тут забавная накладка вышла, когда девочка из пресс-службы «избушки» поначалу бросилась отрицать участие Цымбалюка, с его «каминг-аутом», в комбинации. Потом, правда, извинилась. Но такие накладки — неизбежны. Это обычный бардак, который в любой государственной спецслужбе бывает, и, конечно, никто не будет преждевременно посвящать девочек из пресс-службы в детали операций. А они — рефлекторно бросаются отрицать всё, что им кажется нужным отрицать.

Но это и не более забавно, чем, скажем, когда выступает Маша Захарова с заявлениями о категорической непричастности России к тому или иному инциденту, к тому же отравлению Скрипалей. «Как главная пиаристка МИДа, которая безусловно курирует все тайные операции российских спецслужб, ответственно заявляю: если б мы кого где замочили — то я б об этом знала. А раз не знаю аж целая Я — значит, это были не мы».

Поэтому, собственно, официальные заявления заведомо непричастных людей — в таких случаях ничего и не стоят и не могут ничего стоить. Да и причастные люди - в таких случаях тоже крайне редко говорят правду.

Tags: криминал, менты, спецоперации
Subscribe

  • Perdido en traduccion

    Продолжаю свой штурм Эспаньоля. Почитываю Кортасара, посматриваю Альмодовара, примечательные слова загоняю в свой глоссарик на Spanishdict, потом…

  • О гендерах и играх

    Восьмое Марта прошло, поэтому можно сказать правду... Вот в последнее время часто доводилось видеть рассуждения того рода, что если барышни и слабее…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Perdido en traduccion

    Продолжаю свой штурм Эспаньоля. Почитываю Кортасара, посматриваю Альмодовара, примечательные слова загоняю в свой глоссарик на Spanishdict, потом…

  • О гендерах и играх

    Восьмое Марта прошло, поэтому можно сказать правду... Вот в последнее время часто доводилось видеть рассуждения того рода, что если барышни и слабее…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…