artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Немного "семейного насилия"

Вот сейчас, когда Батя лежит в больничке и отращивает себе новую ногу (ну, практически) — вдруг подумалось: а чего он меня не бил-то, когда ещё была возможность?

Не, ну что он профессор-филолог и вообще интеллигент — это не ответ. Поскольку в юности он и боксёр был.

Но вот вспомнился эпизод, когда я чуть не заделался жертвой домашнего насилия.

Это было лето 91-го года, мне было пятнадцать.

И у нас была семейная Волга, ГАЗ-2410, которую мы взяли из таксопарка и под которой преимущественно я лежал, приводя в божеский вид (насколько это вообще возможно для «баржи»).

Соответственно, я в основном и водил эту Волгу, хотя не имел прав, но она была чёрная, её не стопили гайцы. А уж на даче — я совершенно свободно брал эту машинку, чтобы скататься с дружками и подружками на озеро.

Но один раз так вышло, что на озере нас поджидала засада. Местные ребятишки притащили самогонку. И как я понял впоследствии — градусов на семьдесят где-то.

И я, как самый крутой из «нашенских» - вынужден был винтом усосать поллитровку той самогонки, чтоб обменяться репликами: «Ну, могём» - «Не могём — а могем».

Потом — конечно, сморило с того бухла.

Когда ребята и девчата растормошили - я искупался, кое-как пришёл в чувство, сел за руль — но ехал очень осторожно, поскольку реально двоилось в глазах. А чем дальше от озера — тем больше накрывал тот алкоголь. Поэтому, загоняя Волгу на её «посадочное место» - я умудрился подпалить ей сцепуху. Ну там на самом деле непростой был заезд с переулочка в ворота, несколько раз нужно было «перегибать» машину, елозя туда-сюда.

Батя вышел на этот рёв, который я производил, заценил состояние моей фигуры, вывалившейся из дверцы, и сказал: «Ты чего, совсем охренел, придурок, в таком виде рулить?»

Я же тогда гордился, что и в таком виде сумел добраться до дома, не задавив по дороге ни единой бабульки. Поэтому ответил легкомысленно: «Ну вот в каком виде был — в таком и рулил. Что называется, «напился пьяным, сломал деревцо — как теперь людям смотреть в лицо?» И это всё — твой сын. Такие вот пробелы в воспитании. Куда, спрашивается, смотрела комсомольская организация, куда смотрела школа, и куда - персональные родители?» (Я никогда не был в комсомоле — но просто к слову пришлось).

Батя сказал: «Ты чего, ещё издеваешься?»

И врезал мне по морде.

Вернее, таково было его намерение, как у боксёра пятнадцатилетней выдержки. А я немножко посвежее был «стритфайтер», - поэтому, наверное, рефлекторно поднырнул под его удар. Вернее, я просто не помню, как и что делал — но, так или иначе, Батя перелетел через меня, шмякнулся в кусты смородины и при этом потянул спину.

Поэтому до дома ему пришлось добираться на мне. «Так, обхвати шею локтями» - «Но ты же пьяный» - «Какой есть, запасного нету. До дома доберёмся. Сердце вообще нормально?» - «Сердце нормально, только позвоночник расстроился, что тебе в морду дать не получилось, потому как ты сволочь, а не сын» - «Ну, значит, пошли».

Через несколько дней, когда я менял на той Волге диски сцепления, Батя сказал: «Тём, извини, я не знаю, что на меня нашло, что захотел тебе морду набить».

Отвечаю: «Ну, может, здравый смысл на тебя нашёл? Серьёзно, вот когда у меня будет сын и он такое исполнять начнёт — я не то, что в морду дам, я его просто в лоскуты порву, как тот Луций Юний Брут».

Батя сказал: «Это когда ещё будет».

Когда будет?

Ну вот сейчас, когда Лёшке четырнадцать, и сестричка подрастает, уже бегает. И всех (обоих двух) моих детей — конечно, приходится спасать от бабушек и дедушек со всех сторон, которым дать волю — так закормят нафиг.

И вот Лёшка — немножко пугает. Он не «миллениал» (которые обычно блаженные идиотики с интеллектом и повадками лабрадор-ретривера), он «центениал», Generation Z. И он пугает тем, сколько в нём здравого смысла.

Парень зарабатывает на своём ютъюбовском канале больше трёх штук за месяц — но вообще почти никакого алкоголя не употребляет, никаких наркотиков. И никакого подросткового бунта.

Вот это, честно, пугает. Порою вспоминается тот анекдот про эстонца с женой в поезде.

На днях как-то Лёшка позвонил, сказал: «Я тут в гостях пару бокалов вина выпил, поэтому Туарега оставлю, вернусь на такси».

С другой стороны, я бы, наверное, тогда, на озере, тоже предпочёл такси вызвать, чем самому рулить, одной рукой раздирая залипающие веки. Но тогда это просто нереально было. Тогда даже домой позвонить нельзя было, типа, слишком бухой, чтобы ехать, заночую в машине. Сейчас невозможно представить — но мобильников-то не было.

А с третьей стороны, Батина профессура мне всё же отомстила за мои подростковые выходки. Один из его универовских корешей увёл у меня подружку, мою школьную училку английского. Вернее, Ленка сама перекинулась.

Вот стоило ввести барышню в этот круг да научить худо-бедно играть в преферанс — так и бросила (меня вообще по жизни барышни бросали, планида такая, хны-хны). «Тём, с тобой прикольно, но, честно, какие у тебя перспективы? А мне уже двадцать три, надо думать о семье. А Игорь Владимирович — мужчина солидный, у него совместное предприятие с дойчами».

Через три года: «Тём, тут такое дело... Игорю насчитали какой-то сумасшедший совершенно долг, сто двадцать тысяч долларов, и это явно криминальные какие-то люди, предположительно бандиты».

Мне это было забавно, поэтому говорю: «Ладно, сейчас прилечу — посмотрим на этих криминальных людей».

Посмотрел. Поговорил. Выяснилось, что произошло недоразумение. Что это вовсе не бандиты, а, напротив, менты. И это они, оказывается, торчат Игорю Владимировичу полтинник зелени, а не он им. Отдали свеженьким Гелендом — только-только отжатым у какого-то бандосика.

Тут, конечно, востребованы оказались мои дипломатические таланты. Искусство убеждать людей в том, во что изначально они, возможно, и не хотели бы поверить. Типа того, что лучше отдать Геленд, чем ближайшие лет десять любоваться хмурым нижнетагильским небом.

И этим искусством убеждения — я во многом обязан своему Бате, профессору «словоёбства». Который всегда заявлял, что правильная риторика — куда мощнее «оружие», нежели насилие. А тот случай, когда он всё-таки вознамерился дать мне пиздюлей — потому и запомнился, что исключительный. Впрочем, и рулить настолько бухим — для меня тоже исключительный был случай. И я достаточно задолбался с заменой сцепухи, чтобы захотеть спалить диски снова.

Tags: насилие, ностальгия, семья
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Детские пранки и взрослые подходы

    Один приятель («цивилитик», то есть "мирянин") давеча подколол, в связи с этим пранком Навального над незадачливым этим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Детские пранки и взрослые подходы

    Один приятель («цивилитик», то есть "мирянин") давеча подколол, в связи с этим пранком Навального над незадачливым этим…