artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Дипломатия как искусство взаимоуважения

Когда я рассказываю о создании своей Калужской Плантации и налаживании отношений с влиятельными «аборигенами», чтобы удобно было там было отгрохать не только рабовладельческий аграрно-индустриальный комплекс, но и крупнейшую военную базу, укрепрайон «Мальстрем» (но это к делу не относится) — некоторые люди почему-то не верят. Пытаются «подловить» на том, что им кажется «нестыковками». Хотя как раз такие места очень удобны для объяснения, что такое настоящая дипломатия. И — может, кому пригодится.

Вот говорят: «Что за ерунда, будто бы ты выкупаешь у ментов юных правонарушителей по средней цене две тысячи баксов за развал дела? Да у меня племянник, балбес, тачку угнал, попался — так пришлось десять косарей отдать. И это, заметь, не в Москве было, а в нашем Мухосранске».

Ну что тут сказать? Что ты мощно переплатил? Да нет, наверное. Но дело в том, что с тебя — менты могут вообще ничего не взять. То есть, просто откажутся. Типа, мы честные, а пацану твоему по-любому условка ломится, а у малолетки судимости потом не будет (на самом деле, конечно, легко пробивается факт привлечения к ответственности, и это может иметь последствия; страховые компании, скажем, выдвигают иногда такое требование к клиентской фирме, чтобы у неё не было ранее судимых сотрудников).

Но если возьмут хабар — то прайс будет рассчитан по законам рынка, с учётом риска. С пониманием того, что если вдруг ты решишь сдать их УСБ и впарить меченые купюры, с последующим маски-шоу — то им придётся потом откупаться от УСБ (и это в лучшем случае, и это десятки и сотни тысяч долларов будут, когда с поличным на взятке приняли).

Факт в том, что они, менты, тебя не знают, поэтому, назначая цену, закладываются на элемент неожиданности. С другой стороны, они понимают, что и ты их не знаешь, их нравов не знаешь, расценок их не знаешь, и если вот ты приехал на свеженьком Лексусе за племяша своего качать — они просто прикидывают, что, кажется, дядю парят проблемы племяша, а судя по машинке — для него вполне подъёмная сумма где-то так десять косарей бакинских, потому стоит попробовать, но если заартачится — тогда мы честные, взяток не берём, и пошёл он нафиг. Ибо за меньшее рисковать, что этот фраер стуканёт в «гестапо» - ну его к чёрту.

У меня же — немножко другие отношения с теми ментами, с которыми я сотрудничаю. Я их «вёл» с безусых лейтенантов (или даже студентов) — до седовласых подполковников, начальников уголовного розыска и следствия. И я их не просто так, методом тыка, выбирал. Это были амбициозные и способные ребята. Поэтому я и помогал им делать карьеру. Они порой схлёстывались с очень жёсткими оппонентами — и тогда было ценно, скажем, то, что я могу на время спрятать его семью на одной из своих конспиративных хат, чего родное МВД — хрен сподобится сделать для какого-то старлея с «земли». Ну и всякая иная помощь.

Скажем, экспертизы. Да, у МВД есть свои центры — но там неделями порой приходится ждать результатов. А я могу закинуть своим и сделать быстро, чтобы получить пусть не юридически значимую доказуху (это всё неофициально), но — реальную фактическую информацию, позволяющую определиться, куда там вообще дальше распутывать дело.

То же — с мобилами. Да, теоретически, менты, узнав номер левой симки, с которой звонит какой-то злодей и кошмарит людей, могут попытаться выявить, когда и где эта симка включалась и выключалась — и есть ли какая-то связанная с ней симка, предположительно — основная для этого чела, с которой он не по бандитским своим делам общается, а по житейским. То есть, он её должен выключать перед тем, как задействовать «злодейскую», чтобы они не светились в одной соте раз за разом (что уж совсем очевидное палево). И это образует некий «паттерн», позволяющий выйти на «связанную» основную симку на том же теле.

Но практически опер с земли — устанет пыль глотать, чтобы ему сделали такую «разблюдовку». А я могу заказать нашей Аналитике, по просьбе знакомого мента, и там это сделают за десять минут.

И это не только я такой «всемогущий» - это многие мои коллеги по Корпорации могли делать уже в девяностые (когда и менты, и фэбэсы вообще дремучи были, да и сейчас технически отсталые), и у всех у нас были свои менты, которым мы помогали двигаться вверх, и это образует некоторый общий «пул», которым мы обмениваемся между собой.

Эти менты понимают, что если мы им так помогали всю дорогу — то уж точно не для того, чтобы впарить меченые купюры и торжественно закрыть за взяточничество под вспышки фотокамер. Поэтому от нас — брать можно. Это безопасно.

Но, собственно, заказывая развал дел по интересующим меня юным «уголовничкам» - я мог бы вообще ничего не платить. Ибо тот начальник следствия или начальник ОМВД — он мне так обязан, что с радостью и бесплатно исполнит мои капризы. Ну, может, без радости — но исполнит.

И вот здесь ключевой момент. Когда ведёшь дела с людьми, заключая всё новые и новые какие-то сделки — они должны получать от этого радость. Они не должны чувствовать себя ущемлёнными.

И те-то седовласые ментовские начальники — да, они, чувствуя, как мне должны, просто прикажут своим подчинённым (следакам, дознавателям, операм) развалить какие-то дела — и те развалят. Но в их сердцах — не будет радости.

Ибо можно сколько угодно, хоть по три раза в год, отменять пресловутую «палочную» систему — но как иначе оценивать эффективность ментовки и конкретных её сотрудников?

Вот когда мы(!) берём под охрану какой-то объект — мы имеем дело с бизнесом. Он умный (во всяком случае, мы стараемся не иметь дела с глупыми бизнесменами). Если всё тихо и спокойно — значит, наша охрана работает, мы молодцы.

Ментовка — имеет дело с обществом. А оно тупое и мнительное. Оно не способно оценить общий эффект, ему подавай героические усилия в борьбе с преступностью.

И вот поэтому всегда в выигрыше будет тот следак (или опер, или дознаватель), который больше раскрыл всяких злодейств, нежели тот, который каким-то образом умудрился провести такую профилактику, чтобы люди просто не шли на злодейства (ну, чудом каким-то).

И когда тот следак или опер или дознаватель имеет готовое дело, которое хоть завтра в суд подавай с железной перспективой получения законной палочки, а ему говорят «развали его, пожалуйста» - конечно, он будет недоволен. Возникнет некоторая напряжённость между этим ментом, и его начальником, который обязан мне, да и между начальником и мной — тоже.

А главное правило хорошей дипломатии — устранять напряжённость, а не порождать её.

Поэтому я не стучу кулаком по столу, требуя отдать мне просто так всех криминальных малолеток, потенциально годных для моей Плантации. Я — компенсирую людям их потери. В том числе — потери «палки» тому менту, который вёл дело нужного мне малолетки, а теперь его разваливает.

И я плачу за это не так много, как можно было бы, теоретически, слупить с родичей. Но принимать от меня деньги — это безопасно, а от родичей — нет. И потому со мной выгодно иметь дело, даже если хабар существенно меньше. Благо, если я помог когда-то начальнику этого мента стать начальником — то и ему могу посодействовать, если он толковый парень. Ну, взаимополезность людей — это комплексная штука, там много факторов задействовано.

И да, в иных случаях у мента просто человеческий мотив есть, что нехер бы ломать жизнь малолетнему дурачку, но что-то делать надо, когда дело уже готово, и вот слить этого дурачка правильному дяде — хорошая идея, когда ещё и компенсацию за «минус палку» получишь в размере пусть не очень значительном, но всё-таки пара штук баксов — в отпуск отдохнуть можно.

То же самое — в моих отношениях с ментовкой того района, где у меня Плантация.

Вот тоже писали: «Если ты такой крутой фэбэс, если ты можешь выдёргивать из ИВС детишек областного ментовского начальства, залетевших по наркоте или ещё какой дури, - то зачем тебе вовсе тереть с начальником районной ментовки, когда ты мог бы сойтись с областным, а районному, низовому — просто приказать».

О да. В принципе, я мог бы разговаривать с людьми с позиции Хадайры из Рода Ветров (Стругацкие, «Попытка к бегству»). Типа, штаны всех людей, с которыми я разговариваю — пахнут одинаково.

Ну, нас, девятеро агентов Первого Дивизиона, в своё время фэбэсы в шутку называли «назгулами». Потому что девять — и потому что в каждой шутке лишь доля шутки.

Да, общаясь с совершенно неврубными какими-нибудь отморозкам, я мог, исчерпав все переговорные возможности, всадить авторучку в глаз вожаку (наглухо, до продолговатого мозга), завалить тех, кто ещё рыпнется — а остальным мило улыбнуться: «Ну, теперь-то мы готовы к конструктивному диалогу?»

Но я не скажу, что это предпочтительный для меня подход. Иногда он бывает необходимым, в исключительных случаях, — но он НЕ предпочтительный. Ибо самое ценное в человеке — это разум, а он в принципе позволяет приходить к разумным и взаимовыгодным соглашениям. Которых, конечно, невозможно будет добиваться, действуя исключительно «продавливанием» и «нагибанием», в духе той леммы Аркаши Кирсанова, «мы ломаем, потому что мы сила», которая даже у Базарова оскомину вызвала.

Да хуй ты «силой» будешь при таком подходе. Просто, все люди вокруг, глядя на тебя, решат, что если ты такой отморозок — то, может, лучше тебя грохнуть, нежели дожидаться, чем ты их грохнешь по праву силы? Да ты сраным изгоем будешь, в лучшем случае, а никакой не силой.

Ну и возвращаясь к отношениям с местной ментовкой в том районе, где я «оперирую» - да, конечно, я мог просто щёлкнуть перед Тимуром, начальником РОВД, корочкой Центрального Аппарата ФСБ, типа, вообще в нашу сторону не смотри, мусор ничтожный.

А мог — зайти на уровне калужского ментовского начальства, чьи дети учатся в Москве, и они бы приказали Тиме оказывать мне всяческое содействие.

Но я потому и дипломат, что не идиот. Мне нужно — чтобы конкретно эти менты, на своей земле, которую знают и держат, оказывали мне содействие. А Тимур — он не беспредельщик (хотя из оперов), но толковый такой парень, и они даже до нашего прихода нормально так свою землю держали. Это про него я знал уже.

Поэтому — мне нафиг не нужен был такой вариант, когда бы приходилось давить на него по каким-то высшим каналам, навязывать себя в «обязон». Не, лучше наоборот сделать. Я — могу пособлять и его начальству, когда кто-то из их детишек в Москве загремит по той или иной дури (и ментовского генерала из Калуги — в Москве даже слушать не станут), а Тима знаком с парнем, который может решить эту проблему. Это — повышает его статус в глазах начальства, это делает для него выгодным сотрудничество со мной.

Повторю, это вообще очень существенно, что когда какие-то люди тебе в принципе важны, их услуги в принципе важны — надо строить отношения с ними так, чтобы никто не чувствовал себя ущемлённым.

Местные менты, когда они в целом сменили бандитов как главный крышевой элемент — они важны. Они, пусть худо-бедно, но порядок на земле поддерживают. И поэтому даже наши подкрышные сетевые компании — немножко платят местным ментам. Вернее, мы платим, так или иначе. Потому что эти охранные услуги — всё-таки востребованы.

Не стоит смотреть на низовую ментовку как на сборище унтерменшей только потому, что они низко стоят в эмвэдэшном табеле рангов и престижа. Нет, РОВД — это по-любому где-то сотня бойцов с автоматами, и плюс к тому — люди, которые умеют оформлять злодеев как-то так, чтобы это не было голимым беспределом. То есть, это довольно крупная банда — но «при понятиях».

Ну, понятно, что частные случаи беспредела всё равно случаются в ментовке, и эффективность этих разжиревших бойцов — не то чтобы очень высокая.

Но вот есть светлые явления. Тот же Тима, насмотревшись видео с захватом ментовок в Славянске, Краматорске и Горловке, обратился ко мне с предложением: «Ты можешь нам устроить тематические учения?»

Конечно, могу. И не только по защите зданий стрекотнёй от стрелкотни, но и с противодействием бронетехнике — тоже. И реальные стрельбы «Мухами», РПГ-7, СПГ-9 и «Малютками», - и имитация макетами с обсчётом вероятности поражения (ну, на каждый учебный выстрел тратить что-то вроде Т-72 — это всё же слишком дорого даже для нас, к тому же, нам интересна маневрирующая цель, с экипажем, а не убивать же его реальной ракетой).

Ну и сейчас в арсенале у Тимы, в его ментовке, находится такое количество ракетных устройств и крупнокалиберных пулемётов и зенитных пушек, что его начальство нервно сглотнёт, если узнает. Но оно не узнает. Не захочет узнавать.

И вот что я хотел сказать — можно дружить со всякими людьми, даже ментами, если понимать, что они хотят чуточку уважения. Сделки, заключённые прогибом с позиции силы — недолговечны и в целом ничтожны. А сделки, где было явлено взаимное уважение, где есть понимание, что партнёры нужны друг другу — они гораздо крепче и основательней.

Ну и вот поэтому кто-то говорит «дебилы, блядь» в адрес самых «критических» партнёров по удержанию нефтянки, саудитов, и находится там, где есть он, не имея никаких реальных друзей, а кто-то ловит профит с предсказуемости колебаний той же нефтянки, при этом не напрягает людей без крайней необходимости, и находится там, где есть я (наша Корпорация в целом).

Впрочем, Лавров и Маша Захарова — это прикольные просто фигуры. Ну, такой живой комикс московитской дипломатии в период такого упадка, что просто пиздец. Но что они делают — это не есть дипломатия. Это есть судорожное понтомётство на фоне коллапса державы.

А хорошая дипломатия — это искусство делать так, чтобы все считали, что заключили выгодную сделку. Как я показал выше на ряде очень, конечно, мелких и частных, но наглядных, думаю, примеров.





Tags: Россия, дипломатия, менты, психология
Subscribe

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…