artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Про обустройтсво рабовладельческих латифундий

Честно сказать, я не очень жалую российских имперастов новейшей закваски. Как правило, это довольно унылые и дремучие дегенераты. Но попадаются всё же интересные личности. Особенно вот мне нравится один товарищ, который довольно активно пишет в ЖЖ под ником Firrein. Среди прочих мечтателей о великодержавном счастье, он выделяется подкупающей откровенностью и этаким незамутнённым, прямо-таки детским хищничеством.

То есть, он не разводит абстрактную болтологию про какую-то там выдающуюся русскую духовность или мессианскую роль, и прочая чушь — он открытым текстом говорит примерно следующее.

Что его не устраивает положение буржуа, менеджера какого-то там звена, и дело даже не в размере дохода, а в том, что он не хочет ездить в Европу как турист, а хочет нагрянуть туда как завоеватель. И его вообще не устраивает этот скурвившийся буржуазный мирок, где в топе отираются всякие Биллы Гейтсы и Цукерберги, жалкие деляги, а не такие великие люди, как Тамерлан или хотя бы Тайвин Ланнистер.

Я не знаю, видит ли господин Firrein задатки Тамерлана или Тайвина Ланнистера конкретно в себе, но, покорив эту прогнившую мягкотелую Европу жестоковыйным русским воинством, он намерен заделаться большим господином, на которого будут пахать всякие чухонские и немецкие рабы. То есть, вот совершенно откровенно об этом пишет человек — и это-то меня умиляет и подкупает.

Что ж, я мог бы сказать, что он сделался жертвой той иллюзии, будто бы у Путинской России есть армия, способная чего-то там покорять, когда в действительности московитская военщина — то всегда был цирк с конями, но сейчас он ещё и без коней. То есть, несчастным российским офицерам — нынче вовсе не с кем посоветоваться при выработке тактических, оперативных и стратегических решений.

Им приходится самим вспоминать, что они учили в своих училищах, но на память приходит только что-то вроде «Е-пять — убит!» Серьёзно, вот недавно отсматривал ролик с перехваченными переговорами «ихтамнетов», когда они в пятнадцатом засадили Градами по жилой застройке Мариуполя (они честно не хотели, просто рукожопые) — и это, выражаясь академическим стилем, просто ёбаный пиздец. Вот просто убило, когда подполковник(!) реактивной артиллерии, передав атмосферное давление расчёту, уточняет: «А что, температура тоже нужна?» Да, блин, это инопланетный девайс, только что захваченный у марсиан, поэтому — откуда бы знать, какие параметры среды влияют на выстрел? Ну и там очень много смачных моментов, вообще песня все их эти бестолковые тёрки, и при этом нужно понимать, что вот это - самая-самая элита, которую на реальную войну сподобились отправить.

Да, и вот связь у них так обеспечена, что противник слушает их переговоры, как концерт лёгкой музыки. Причём, уже было известно, что СБУ перехватывает. Так Стрелкова вычислили по голосу, Бородая, вокруг Боинга переговоры этих уродов срисовали и выложили к тому времени. Криптование голосового трафика с обменом ассиметричными односеансными ключами? Простенькая программка на смартфон это запросто делает. Не, не слышали. Впрочем, московиты вообще никогда не понимали значения связи в военном деле. "Ну, просторы-то большие - а значит, кричать надо громко, да?"

Хотя кое-кто кое-что всё-таки понял. Вот этого полковника, "Горца", вернувшегося оттуда, сразу сделали начальником Пензенского артиллерийского училища, поскольку он самый умный, он даже подметил, что украинцы точно бьют в цель, тогда как «дынырывцы» - хер знает куда. И вот теперь он может объяснить будущим поколениям российских артиллеристов, что из гаубицы в принципе можно попадать в цель, а не хер знает куда, потому что он сам видел, как это делают украинцы. Я думаю, при соприкосновении с какими-нибудь немцами — ещё более потрясающие военные откровения нарисуются (похлеще, чем в сорок первом). Поэтому покорение Европы, думаю, немножко откладывается. Ну, тогда, в сорок первом, советская военщина была примерно на мировом уровне, лишь чуть-чуть позади, а сейчас - она реально слабее и дурнее, чем была тогда. И не относительно, а абсолютно. То есть, вот если сейчас вдруг откуда-то возьмётся РККА и нападёт на РА - то порвёт, как... веник паутину. А если вдруг Вермахт сейчас нагрянет - то это будет вовсе печально.
И мне говорят иногда: "Тёма, ты слишком лажаешь Российскую Армию, не может же она быть на самом деле такой беспомощной, как ты пишешь".
Да я, блин, стараюсь подбирать наиболее вежливые слова, описывая этих вежливых людей, которые умеют "красиво" побеждать, только когда им не сопротивляются вообще.
Тем не менее, я не хочу обзывать всю Российскую Армию "никчёмной мусорной свалкой клоунов-пидарасов", поскольку там есть и наша агентура.

Но это не суть важно, а в принципе — я с пониманием отношусь к мечтам господина Фиррейна о господском своём статусе, чтобы он сидел на веранде своего особняка и, потягивая мохито, наблюдал, как его поля возделывают его чухонские рабы, всецело покорные его гордой власти. Ну, нельзя запретить стремление к счастью — и оно даже отдельно узаконено в американской Конституции (или в Декларации Независимости? Не важно).

Однако же, при всей естественности такого желания, иметь латифундию с рабами, здесь такие мечтатели являют некоторое недопонимание жизненных реалий как они есть.

Во-первых — что за расизм? Почему рабы должны быть обязательно чухонские или германские или галльские? Вот откуда это коренное предубеждение, будто бы русские — совсем ни на что не годны? Нет, при правильном воспитании, при правильной организации труда — русские тоже вполне могут быть весьма даже толковыми и ценными работниками.

Соответственно, во-вторых — нахрена, чтобы заиметь латифундию, покорять какую-то Эстонию с Латвией? Ну где больше земельных просторов — в России или в Прибалтике?

Поэтому, сейчас я расскажу, как делается латифундия в России — если уж кому угодно иметь таковую.

Да, на этот счёт в своё время написал очень толковое сочинение Луций Юний Колумелла, но с тех пор кое-что изменилось, с тех пор уровень свободы в обществе упал так, что ты уже не можешь просто пойти на рынок и купить рабов, поэтому я распишу с учётом этих новых реалий, когда считается, что рабов может иметь только государство, а частное рабовладение объявлено незаконным. А значит, мы имеем некоторую юридическую трудность, которую нужно обойти.

Что ж, я, вообще-то, изначально не собирался заниматься аграрным бизнесом. Изначально — я просто решил выкупить и отреставрировать наш фамильный особняк в Калужской области. Он, конечно, был разграблен после Революции, пострадал во время Войны, а потом просто торчал на совхозных землях этакими графскими развалинами (да, мы, Ферье-Железновы — всего лишь графья, хотя у нас был прилив русских княжён, и весьма недурных, судя по сохранившимся медальонам, но титул идёт по мужской линии; и всё это, конечно, офигенно важно в современном мире — граф ты или князь).

Я связался в середине нулевых с директором того бывшего совхоза, впоследствии «агрохолдинга», абсолютно лежачего, и он согласился продать мне холмик с нашими развалинами — но в нагрузку впарил ещё пятьсот га. По совершенно смешной цене — но ему нужно было закрыть накопившиеся долги, пока не пришли ребята с паяльниками.

Потом я отстраивал этот особняк, пришлось даже прокинуть дорогу туда, и склады стройматериалов охраняли ребята с автоматами — поэтому никто не спрашивал, кто я по жизни. И так было понятно. Постоянные мои читатели знают, что я имею честь принадлежать к транснациональной Корпорации силового профиля, а на национальном, российском уровне — я числюсь офицером ФСБ из управления спецмероприятий службы контрразведки, у меня вполне реальная есть ксива, но её очень редко приходится показывать. В большинстве случаев — все сразу и безоговорочно принимают меня за «чекиста», стоит сделать «чекистское» лицо. Хотя на самом деле — я частник. Ну и это — лайфхак такой, для жизни в России. Хочешь жить здесь нормально — умей нормально изображать из себя «опричника». Да, это не очень здорово. Но никто и не говорит, что Россия-Московия — здоровая страна.

Ну и вот пока мы отстраивали наш особнячок, директор совхоза всё пытался извлечь наибольшую выгоду из знакомства со мной — и свёл меня с главой районной администрации.

Который сказал мне, что хотел бы прикупить квартирку на Кипре, но боится туда соваться, поскольку нифига не петрит в тамошних делах. Что ж, ну конечно — у меня есть друзья, которые занимаются недвижимостью в том числе на Кипре. И ему сделали очень хорошую квартирку по очень выгодной цене.

Я называю это «борьбой с коррупцией». Ведь если бы тот «гауляйтер» не получил недвижимость на Кипре задёшево — он мог бы впасть в искушение брать взятки от неправильных людей, чтобы повысить свой доход и сколотить состояние, и это была бы коррупция.

И тогда я уже задумался, что если уж восстанавливать наше фамильное поместье — так полноценно. Чтобы, значит, наполнить имение душами. А в былые времена у нас их до тысячи бывало, душ.

Но поскольку этот дурацкий Манифест 1861 года до сих пор не отменён — приходится «огибать» юридические трудности. И, разумеется, нужно дружить с местными ментами.

Поэтому я заявился в местную районную ментовку, поговорил с её начальником (очень такой вменяемый парень, Тимур), и тоже немножко поборолся с коррупцией.

«Ну, - говорю, - вот у вас ржавый уазик во дворе стоит — он вообще заводится? Лучше, наверное, Крузак восьмидесятый, у моего друга такой есть — и он машину меняет, не знает, куда деть. В действительности, у меня пять таких друзей есть — и я очень рад буду поспособствовать обновлению вашего автопарка, поскольку заинтересован в улучшении возможностей милиции по борьбе с преступностью там, где у меня особнячок. И ноутбуки вот тоже — подспорье в борьбе, и смартфоны».

Тима очень умный парень, поэтому сказал тогда ключевую фразу: «Но как лицо должностное, ответственно заявляю: если моё начальство проявит интерес к твоим делам, у меня не будет иной возможности, кроме как уведомить тебя об этом».

На этом — мы раздавили ещё литровку Вани Ходока. Выпили в том числе за детишек Тиминого начальства, которые учатся в Москве, и я заверил, что если вдруг такой студентик попадёт в клубешнике под напрыг госкомдури с коксом на кармане - то Дядя Тёма может обосновать, что это была оперативная необходимость, а не личная распущенность. Вернее же, Дядя Тёма ничего не будет обосновывать, а просто выдернет из ИВС под свою ответственность, а протокол изъятия "потеряется". И Дядя Тима может намекнуть своему начальству, что у него есть телефон Дяди Тёмы.

Это, к слову, очень важно в общении с региональными элитами. Их дети часто учатся в Москве (если, конечно, не в Оксфорде), родители за них переживают, поэтому способность решать проблемы в Москве - весьма ценится.

И когда на месте всё улажено — встал вопрос, откуда брать «души».

И тут нужно понимать, что ни в какие времена, даже такие возвышенные, когда частное рабовладение было легально, не было такого, чтобы просто устраивались облавы на собственных же граждан и попавшиеся обращались в рабство. Нет, нужны были какие-то причины. Ну, там, долг неподъёмный, а того важнее — совершение преступления.

Поэтому я, имея некоторые завязки среди ментов по роду деятельности, попросил обращать внимание на такие «анамнезы», которые мне казались подходящими.

Молодые преступнички, — имущественного характера деяния (кража, грабёж, мошенничество) или дуракавалятельного (угон, некоторые случаи злостного хулиганства). Насильственные — ну, когда это что-то вроде превышения пределов самообороны, а так-то мне маньяки-психопаты не нужны.

С этими ребятами говорил или я сам, или мои подручные, но смысл беседы был такой. Если тебе присудят даже условный срок, что вполне вероятно, - это всё равно отметина на всю жизнь. Это легко вскроется, что тебя судили и осудили. Это любой толковый наниматель сможет установить.

Что мы предлагаем — у тебя не будет не только что судимости, но и сам факт привлечения тебя к уголовной ответственности — просто потеряется. Дело будет развалено. Но, конечно, это требует затрат. Ментам, в рамках борьбы с коррупцией, надо заплатить, чтобы они развалили дело, которое казалось абсолютно верным в плане судебных перспектив. Ну, ты же на самом деле угнал эту тачку на покататься и уебал её об Инфу FX35. И хочешь — прямо сейчас выходи, но тебя на выходе встретят чуркобесы, которые от хозяина той «Инфинити». Можешь говорить им «сейчас не девяностые» - это их очень впечатлит, когда они тебя сначала отпиздят до полной мягкости в теле, а потом сдадут в бордель для извращенцев.

А чем мы отличаемся от этих чуркобесов? Мы тоже хотим делать на тебе деньги, но только — реально большие деньги. Потому что мы жадные. И чтобы выжать из тебя реально большие бабки — мы сначала немножко разовьём твою личность. Нам на самом деле интересно, как ты вскрыл ту тачку, это было креативно — и поэтому нам хочется узнать, на что ты способен ещё, если тебя немножко обучить. Ты, сцуко, реально английский выучишь, так, чтобы фильмы-сериалы влёт понимать, - и много чего ещё.

Ну и вот эти ребята сначала растят картошку, потом, если это не увлекло, переходят на другие дела (у нас много кружков юношеского творчества), и зачастую тех невольничков, которых я покупал у ментов за пару штук баксов (условно средняя цена развала дела) — через пару лет я перепродаю амерским айтишным корпорациям по пятьдесят косарей. Ну, там-то они не рабы уже, но вот мне платят за то, что я их туда поставляю, в Низовья Реки. За то, что сделал такими, помог развиться таланту. И за то, что не побегут плакаться в профсоюз, в случае чего. И не будут пытаться засудить работодателя по какой-то вздорной фигне. А если вдруг начнут халтурить — можно показать им мою фотографию :-)

А для той Корпорации, к которой я имею честь принадлежать — это кадровый резерв, моя Калужская Плантация. Ребята, помимо прочего (ухода за картошкой или свинюшкой) учатся драться, стрелять, и через пару лет в моём рабстве — они довольно крутые уже бывают. Гораздо круче спецназа ГРУ, где, вообще-то, просто сборище не самых инвалидных инвалидов, только и всего.

И это я всё рассказываю к тому, чтобы ясно было, как в действительности просто основать рабовладельческую латифундию прямо в России. Да проще, чем во многих европейских странах. Поскольку в России — гораздо проще сделать так, чтобы менты не приехали на вызов вроде «Ой, там, кажется, рабовладельческая плантация». У них навигатор сломается. Или кардан.

И если ты хочешь иметь рабовладельческую латифундию в России, то закономерный вопрос — почему не имеешь уже сейчас? Это вовсе не таких больших денег стоит, договориться с местными властями, чтобы твоя эта латифундия вообще «прозрачная» была, невидимая.

Ну вот ко мне как-то, лет семь назад, приезжал налоговый инспектор. Молодой, амбициозный, чего-то вскрыть хотел. Но ему: какие налоги, гражданин начальник? Если б это была какая-то коммерческая фирма — тогда была бы коммерция, тогда были бы налоги. А тут — мы просто с друзьями картошечку растим и сами кушаем.

И в этот момент подъезжает пикап Мицубиси Л200, а на нём — Утёс. И вот этому налоговику — дали пострелять с Утёса. Он так был счастлив, что вообще забыл, из-за чего изначально докапывался (да, его ещё раскумарили очень хорошей сативой).

После этого там на въезде постоянно дежурила «бэха», а в последние годы - «Тагил». Ну, чтобы всем любопытным всё сразу понятно было. Что лучше не совать свой нос в чужой вопрос, ибо — заведомо дело государственной важности и таинственности. Ибо — кто ж, кроме государства, может «Тагил» на въезде в свой огородик поставить?

Но и обхождение с рабами — тоже очень «перекошенный» вопрос в новейшем восприятии ан масс. Предполагается, что их заведомо нужно гнобить, унижать, держать в животном состоянии.

Да нет, вообще-то.

Рабство появилось потому, что пленных врагов перестали жрать, окей? Ну, причины возникновения жёсткого табу на каннибализм у северян я как-то расписывал, а сейчас просто повторю, что они были.

А когда пленного нельзя сожрать — его хочется как-то эксплуатировать, поскольку жадность мешает убить его просто так, израсходовать всуе. И жадность — можно даже провозгласить «гуманизмом», суть не меняется.

Но вообще-то оптимальная цель — интегрировать его в твоё общество, сделать полноценным соплеменником. Тогда от него отдача будет наибольшая.

Собственно, римская рабовладельческая классика — к тому и сводилась. К тому, что люди других культур врастали в римскую, на положении рабов (а на каком бы ещё?), а потом становились вольноотпущенниками и порой достигали весьма высокого статуса в римском обществе, усвоив его правила.

И хотя в нынешней России формально нельзя иметь рабов — фактически-то можно всё, что естественно. А для амбициозных молодых людей — естественно предпочитать тупому скотскому прозябанию в государственной колонии — частное рабство (временное индентурное услужение) у толкового хозяина с нехилыми перспективами личностного роста. И самое страшное, что может быть для моих невольничков, это если я скажу: «Ты меня достал, я тебя больше знать не хочу, пошёл вон. Вот те двести тысяч рублей, которые ты заработал, взял их в зубы и свалил!»

Но я не настолько жесток. У нас, конечно, есть санкции за косяки, самое страшное — отключение от Инета. Но мы не звери, мы позволяем, по желанию, заменить на порку. И конечно, получить тридцать розог за выявленную самоволку — это гораздо предпочтительней, чем на неделю остаться без «танчиков». Любой парень, имеющий хоть какое-то чувство собственного достоинства, выберет кратковременное болевое воздействие против долговременного поражения в правах. А вот чтобы прогнать — ну, это как-то очень сильно нужно разочаровать, пока такого не было.

Но один раз — я изобразил видимость, что готов вышвырнуть ребят из нашей системы. Они тогда набрались пива в увольнительной в райцентре, разоткровенничались с журналисточкой в кабаке и начали ей живописать, как их чуть ли не гвоздями за мошонку приколачивают к этому ужасному рабству. Ну, дело пьяное, дело молодое, дело понятное.

А эта журналисточка, будучи настырна, заявилась таки на Плантацию. Ну и я тогда ей дал монитор с видео из соседней комнаты — где вот этих гавриков реально прессанул. В смысле, говорил им, что вы меня подставили, поэтому — пошли вон. Вот деньги в зубы, на первое время хватит — а так вас знать больше не желаю.

Это было, конечно, жестоко. Но и трогательно. Когда они клялись, что больше никогда такого не повторится, и что зачем так уж сразу их исключать, ведь можно же просто высечь, да они готовы новый контракт подписать ещё на пару лет, и даже снова «пионерами» заделаться (то есть, салабонами — а так-то они «сеньорами» были, «старослужащими», имевшими на попечении новичков, поскольку у нас «дедовщина» официальна и индивидуальна: каждый неофит закрепляется за сеньором, который его натаскивает).

Ну и девочке этой стало ясно, какое оно вот страшное, это рабство, от которого нет изволения. Но я упросил её не писать статью даже в позитивном ключе, типа «исправительная ферма для трудных подростков, путёвка в жизнь». Просто — мы ФСБ, мы очень деликатны, поэтому никакого внимания не нужно. Я ей там других интересных материалов подкинул для журналистских её жвал и мандибул.

Таким образом, в России вполне можно организовать рабовладельческое хозяйство не только что доходное, но и такое, что невольнички всеми когтями за него будут цепляться, и очень рады будут там «угнетаться» и эксплуатироваться.

Но для этого, конечно, нужно уметь ладить с людьми, в том числе — с местными чиновниками и силовиками.

Но кто умеет — тот и имеет, что хочет. Если хочет рабовладельческой латифундии — то имеет её в России, и вовсе не нужно для этого покорять другие народы.

Ибо в московитском исполнении означенное покорение имеет всегда такой же нелепый вид, как и всё, что делает Московия.

Сначала, придя на чужую землю, она, конечно, выпиливает наиболее враждебный элемент — а потом начинает ублажать оставшихся аборигенов вместо того, чтобы их угнетать и тиранить в рамках нормального колониального грабежа образца века шестнадцатого.

Почему Московия всегда ублажает покорённые народы, отрывая ресурсы от метрополии? Да потому, что с этими покорёнными народами — надо договариваться, надо их как-то задабривать, во избежание всякой партизанщины. Ибо они — способны восстать, а значит, с ними приходится считаться.

А собственные лоялисты, радующиеся территориальному продвижению державы — они-то на что способны такое, чтобы с ними считаться и делиться? Они и так рукоплещут, довольствуясь чисто символическим приростом «величия». Соответственно, нет никаких причин, чтобы делиться с ними чем-то реальным.

Поэтому, в действительности, вот как «покорение» чеченцев означало, что теперь внутрироссийские лоялисты оплачивают призовых скакунов Рамзана Кадырова, как «воссоединение» с Крымом означает, что налоги, взимаемые с внутрироссийских лоялистов, теперь уходят в эту прорву, на прокорм этого экономически бессмысленного (вне связи с материковой Украиной) полуострова с его стадами закоренелых паразитов — так и покорение той же Прибалтики будет означать, что деньги Фиррейна пойдут на ублажение прибалтов. Ибо Московия — она по-другому не умеет. Она всегда была шибанутой, «шиворот-навыворот» империей, которая транжирила ресурсы метрополии на ублажение окраин, вместо того, чтобы заниматься нормальным колониальным грабежом, как все белые люди. Почему так — отдельный вопрос, и он имеет ответ, но вот оно — так.

И вот с окраинными покорёнными народами — Кремль будет считаться.

С ребятами вроде меня — он тоже всегда считался. Хотя эта идиотская выходка с Крымом — конечно, была очень сильным неуважением. Как пьяный дебош в общем доме, практически. Мне, честно сказать, до того насрать было на Путина и его выкрутасы внутри страны (амфоры, стерхи, поцелучики с рыбками и тигрицами, не считая мальчонкиных животиков). Он мне жить не мешал, поскольку его этой дебильной вертикали и не существовало в моих делах с конкретными людьми в России. Ну, понятно, что клоун, а его поклонники — кретины, но публичные политики часто бывают теми ещё шутами гороховыми, а большинство людей по-любому кретины.

А после Крымняша, с некоторых пор, мне постоянно твердят всякие мои бывшие однокашники, ныне топовые российские пропагандоны или сотрудники АП: «Тём, ну чего вы так взъелись на Путина с этим Крымом? Ну, сколько ты лично денег сделал на падении рубля и российских голубых фишек осенью четырнадцатого? А на последующих колебаниях? Ну признай, что с вами поделились вот таким, хотя бы, образом».

На это я отвечал: «Сколько я сделал — то моё. Но это давно уже не вопрос денег. Вернее, у вашей сраной Московии просто и близко нет и никогда не будет столько денег, сколько это стоит. Вы нас подставили. Мы ручались перед серьёзными людьми, что ваш Путин хоть и гопник с подворотни — но вменяемый чувак. А он оказался ебанатом. Карикатура на Муссолини, блин. И поэтому мы сначала отберём у вас всё, что есть, а потом — вам не придётся побираться на паперти, поскольку у вас будет трёхразовое питание, строго по расписанию».

Они говорят: «Тёма, ну зачем ты такой злой? Ты правда готов лупить молоденьких мальчиков из Таманской дивизии своими дронами?»

Да, это серьёзный вопрос, на самом деле. Мы работаем над тем, чтобы, если доведётся схлестнуться с этим «цирком без коней» под названием «Российская Армия» - по возможности сократить летальное воздействие.

Но я отвечаю: «Я не говорю, что мы это сделаем завтра, переворот. Пока — у вас ещё есть, что отжать в обычном порядке, на предсказуемых перепадах курсов».

Они говорят «Уфф!» и мы расстаёмся... однокашниками, каковыми являемся и будем всегда.

И это я к чему? Да к тому, что со мной — такие переговоры ведутся. Ибо мы представляем собой серьёзную военную силу — и Кремлёвским, конечно, интересно, до каких пор мы готовы терпеть их присутствие на той же территории.

И к словам какого-нибудь, скажем, Рамзана Кадырова — тоже прислушиваются. Он как бы лидер «покорённого» чеченского народа, а потому может намекнуть, что если уж России угодно иметь свой флаг над Грозным, чтоб прямо стоял и горделиво реял, то — надо денежек отсыпать, а иначе покоситься может.

Но к внутренним проимперским лоялистам — прислушиваться совершенно не надо, подкармливать их совершенно не надо. Ибо - «А то что?» Они перестанут быть лоялистами, внезапно восстанут? Ага.

Но самое главное: если кто-то хочет обладать поместьем и эксплуатировать там рабов — то для этого есть все возможности в современной России. При условии, конечно, что человек в принципе способен быть хозяином такого имения.

Но если он хочет обладать таким имением, а не обладает — значит, он неверно оценивает свой статус, свои задатки и свои наклонности. Возможно, он писатель какой-нибудь, поэт, но — не хозяин рабовладельческой латифундии. И даже если допустить безумную мысль, что Российская Армия куда-то там двинется на покорение иных народов — это ничего не изменит в статусе такого человека (кроме того, конечно, что ему придётся кормить «покорённые» народы).







Tags: военщина, политика, рабовладение, философия
Subscribe

  • Трамп, речь, цензура

    Стоило Трампу закатить речугу (весьма занятную) на консервативной тусовке в Орландо — и Ютуб её удаляет везде, где увидит. Потому что Трамп…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Трамп, речь, цензура

    Стоило Трампу закатить речугу (весьма занятную) на консервативной тусовке в Орландо — и Ютуб её удаляет везде, где увидит. Потому что Трамп…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • На страже стражей: проект в защиту омоновцев

    Виконт Алексей Артёмович делится своими планами: «Мы тут решили залудить канал в защиту омоновцев от оппозиционного террора».…