artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Про защиту от нагайки

Отвлечёмся немножко от политики, поговорим о прекрасном. О самозащите от нападения со стороны психов с нагайками.

Да, в целом, это довольно экзотический случай. В современном мире довольно редко где можно наткнуться на психа, который бы напал на вас на улице с нагайкой. Но кое-где и кое-когда — можно.

Для начала, почему это редкость?

Вот говорят иногда некоторые люди, что нагайка, плеть — это страшное оружие в умелых руках. Однако ж, задайте себе вопрос: почему эта страшная штука, к тому же очень дешёвая в изготовлении, требующая всего лишь дерева и кожи, никогда не принималась на вооружение хоть какой-то пехоты? То есть, «никогда не говори никогда», конечно, - но вот если на вооружении какой-то пехоты состояли нагайки, то, вероятно, эта пехота была не настолько успешна, чтобы оставить о себе воспоминание в истории.

Во все времена основным, наиболее универсальным оружием ближнего боя — был клинок. Прямой меч, изогнутая сабля, обоюдоострый или с односторонней заточкой — но вот что-то подобное. При этом пехота обычно больше тяготела к прямым формам, конница — к саблевидным. И тому есть причины.

Чем удобен меч? Степенями свободы движения. Можно наносить колющие удары, особенно снизу (это основное было применение у римского гладиуса в легионном строю), можно рубящие, можно режущие.

Большая гибкость применения, много вариантов атаки, большой простор для творчества.

Самый мощный удар, чисто физически — конечно, рубящий сверху. В него вкладывается, помимо прочего, сила гравитации. Но он же — самый медленный, самый предсказуемый. Когда делается замах — запросто видно, что ты задумал. Поэтому начинать с него атаку против мало-мальски серьёзного противника на земле, на одном уровне — это верный способ отправиться в Вальгаллу. Для таких ударов нужно создавать удобную ситуацию, подводить к ней. Сделать так, чтобы противник отвлёкся, «ловя» свой меч, уходящий куда-то по инерции, того лучше — чтобы потерял равновесие. И тогда ещё может пропустить удар или, во всяком случае, не способен будет «наказать» превентивной контратакой.

Когда ты верхом против пешего — рубящие удары сверху не настолько опасны для тебя, но более опасны для противника. К тебе не настолько просто подступиться, а на него обрушивается наиболее «энергичная», дальняя часть клинка. Поэтому, по мере развития конницы, с появлением стремян (без которых вообще затруднительно верховое фехтование) — кавалерийские клинки обычно стали делать изогнутой, саблевидной формы. Не потому, что не умели придавать её раньше, а потому, что именно для конницы это более практично, отдавать предпочтение рубящему или рубяще-режущему удару. Ну и во взаимной конной сшибке тоже есть нюансы, делающие саблю в целом более удобной и эффективной, чем прямой клинок.

Однако же, дела конские — то дела конские. Всё-таки, вероятность того, что на вас нападёт именно конный гопник — не очень велика даже в России. Будем говорить о пешем гопнике с нагайкой. И он — идиот.

И вот почему.

Меч, клинок, стал наиболее универсальным оружием ближнего пехотного боя на все времена — не только потому, что даёт наибольшую гибкость в атаке, но и потому, что может использоваться также для защиты, для парирования ударов.

Любое «гибкое» оружие — в этом амплуа гораздо более ограниченно, мягко говоря. Поэтому, конечно, исторически использовалось такое цепное оружие, как кистень — но чисто как вспомогательное и, в общем-то, от отчаяния. Когда мечу всё труднее было пробить всё более совершенные доспехи — можно было попробовать, сцепившись мечами, как-то незаметно махнуть этим кистеньком и удивить соперника по шлему. Не пробьёт — так хоть оглушит.

Но кистень — это довольно массивный железный шипастый шар на железной же цепочке. На не очень длинной цепочке, что важно, но вот за счёт массивности этого шара — даже при не слишком большой амплитуде удар получается довольно такой «высокоимпульстный». Поэтому даже хорошо защищённому рыцарю приходилось опасаться кистеня, следить за обеими руками оппонента.

Но что бы он сказал, если б увидел там гибкое оружие не из металла, а из кожи? И притом увидел бы, что это единственное или, по крайней мере, основное, самого дальнего действия, оружие у его противника? Он бы сказал, наверное: «Кисо, ты с бэдэсэму? Ну хорошо, уже начинаю тебя мучить, если тебе это нравится».

Будь иначе — наверное, не морочились бы ковкой клинков (да и отливкой кистеней), а бились бы на бичах и нагайках. Но это немножко не работает. Эти инструменты — они работают только на тех зверушках, которые не могут или не умеют сопротивляться. То есть, у лошадей, конечно, есть своё кунгфу копытами, но нет такой степени свободы, чтобы двинуть копытом тому, кто на лошадке сидит с нагайкой. Против человека же вся эта кожаная BDSM фигня может оказаться эффективна, только если он впадает в растерянность от вида такого непривычного оружия.

Но этого делать не надо, впадать в растерянность. А надо — быть благодарным за то, что это оружие — светится сразу же. В отличие, скажем, от ножа, который до последнего может прятаться, а проявить себя только при максимальном сближении и так, что даже и после удара не сразу понятно, что это был именно нож, а не просто тычок кулаком в живот.

В случае с нагайкой — её сразу видно и сразу понятно, что её «оператор» будет стараться держать довольно дальнюю дистанцию, чтобы хлестнуть. На ближней, вплотную — эта штука почти совсем бесполезна, за исключением того, что владелец может попробовать использовать рукоятку как кастет. Поэтому задача — не дать ему ни хлестнуть, ни молотить рукояткой по голове. Надо сковать эту его руку, вывести из игры. А это обычно правая рука, и большинство людей правши, а ты её сковываешь своей левой — и это получается как размен слона на ферзя. И если при обычной драке на кулаках не так-то просто своей левой ухватить правую руку противника, то вот его «грозная» нагайка существенно облегчает дело.

Для этого, как только он замахивается — подшагиваем к нему поближе. Он сейчас в порыве атаки (и вообще бычок по жизни) — он вряд ли сделает самое разумное, что можно сделать на его месте, вряд ли отпрыгнет назад (что может быть и затруднительно в толпе, когда сзади подпирают его дружки, тоже на понтах).

Далее (одновременно) — подставляем левое предплечье как можно ближе к рукоятке. Если хлёст нагайкой уже пошёл — ударной силы в нём всё равно не будет, когда она так «подломлена» у основания ремешка. В идеале — ремешок должен замотаться за твою руку. И, скажем, с тонкой металлической цепочкой — так и будет даже если кончик не успел ещё разогнаться. С нагайкой может и не быть, там немножко другая физика, но, так или иначе — она еле-еле падает на тебя или мимо, а не хлещет.

Но если сразу не замоталась на твою руку — помогаешь ей. Делаешь такое резкое круговое движение против часовой стрелки, наружу и вниз. И, ухватив ремень (он сам в руку ляжет) — выдёргиваешь этого охуевшего быкозавра на себя.

Он вряд ли сможет сразу воспротивиться этому. У него же рука вниз шла, когда стегал — ты просто продолжаешь это его движение.

И вряд ли он сразу сможет задействовать левую руку для защиты. Он был не в боксёрской стойке, скорее всего, он не очень-то и психологически был готов к тому, что в самый грозный момент вздымания его карающего бича — возьмут да и контратакуют с небезосновательным намерением засунуть рукоятку в то место, каким он восседает на своём мерине (если вовсе такового имеет, а не только нашивки на штанах и жестяные цацки на сиськах).

А выдёргивая его на себя — очень удобно в противоход зарядить в бубен своей правой. У тебя корпус в этот момент разворачивается, левая тянет, правая летит вперёд.

Как именно зарядить в бубен — дело вкуса. Можно сверху, основанием кулака. И так — раз за разом, по кругу, пока не сомлеет, пока папаха мозгами к черепу не приклеется (ну, немножко преувеличиваю: там вряд ли есть столько мозгов).

Более быстрый будет удар — прямой снизу. Но тут надо понимать, что если бить не сжатым кулаком, костяшками (они довольно уязвимы, поэтому боксёры и защищают их перчатками), а основанием раскрытой ладони (то, что хироманты называют «холм Марса», очень крепкое место), то удар может получиться довольно опасный. В челюсть — запросто развалит её пополам, в нос — может загнать его в череп так, что вовсе наглухо. То есть, тут нужно иметь в виду возможные юридические последствия. Хотя, конечно, в некоторых странах важнее, скорее, чтобы «потерпевший» не нажаловался в «суд», поскольку «суд» в любом случае посадит тебя за самооборону без оружия против вооружённого агрессивного гопника.

Поэтому пацифисты — могут и не бить. Могут использовать щадящие легальные средства самозащиты. Баллончик в лицо в упор, шокер в шею. Для этого тоже появляется хорошая возможность, когда противник сосредоточился на перехваченной нагайке, пытается сражаться за неё, а не защищать мордень.

Эстеты — могут чего-то более креативное сотворить. Ухватить правой рукой за ухо, за волосы (если доступны), устроить коллизию своего лба и его переносицы (это обычно нокаут). Или, скажем, зацепить ухо своими длинными артистическими пальцами, а большой - на глаз. Выдавить не выдавишь (если, конечно, тебя зовут не «сэр Грегор «Гора» Клиган»), но если веки раздвинутся и будет контакт подушечки пальца непосредственно с яблоком — обычно это такое впечатление производит на людей, что им уже ничего не хочется, в последнюю очередь — махать плёткой.

Да, это не очень спортивные приёмы — но так речь и не идёт о спорте.

Можно же, подставив предплечье под основание «хвоста» плётки, не вытягивать руку с ней на себя, а, напротив, продолжить бросок на оппонента. Толкнуть его, чтобы хоть на мгновение потерял равновесие (а люди обычно инстинктивно пытаются его вернуть, чтобы не упасть, забывают обо всём остальном) — и в этот момент отоварить в бубен тем или иным способом.

Это, конечно, тонкий нюанс, когда тянуть, когда толкать, здесь нужно чувствовать, куда противник сам сейчас стремится, и помочь ему, чтобы не преодолевать его сопротивление, а, наоборот, воспользоваться инерцией его движения, чтобы он «провалился» в ту или иную сторону. Тут картинки не нарисуешь, но можно обрести такое чутьё с опытом.

Немножко реальных тренировок (даже без ударов), где спарринг-партнёр сопротивляется, а не просто работает тряпичной куклой для постановки приёмов (которые, разумеется, не универсальны, а подобают конкретной динамической ситуации) — и будешь чувствовать, когда брать на заднюю подножку (толкать), а когда — на переднюю (или бросок через бедро, скажем). Это ключевой момент — в какую сторону прилагать усилие, с минимальными затратами, чтобы вывести из равновесия, чтобы вестибулярный аппарат запаниковал и на мгновение отключил прочие «сенсоры». Это альфа и омега любой «борьбы нанайских мальчиков» в плотном контакте.

Есть, разумеется, иные варианты противодействия атаке с неким хлещущим кожаным садомазохистским девайсом типа нагайки, без слишком плотного контакта. Если есть основания опасаться, что у него в левой руке нож — можно и не сближаться (или если от него слишком сильно пахнет всякого рода духовностью). Дать ему стегнуть — и подставить предплечье не под основание кожаного ремешка, а под среднюю его часть.

Удар этим местом получится не очень сильным (сильный — именно кончиком, туда вот за счёт центробежной силы основная энергия «утекает»), и поскольку кончик уже имеет значительную скорость — можно сделать так, чтобы плеть не протянулась, а намоталась на руку (достигается тренировкой, желательно — в какой-то защите, конечно).

Словив же и зафиксировав «хвост» - слегка поворачиваемся вправо, отводя его «пойманную» правую руку и не давая задействовать левую, ебашим ногой в печень или подреберье. Маваши или йоко — дело вкуса. Если хорошо натянуть на себя, отклонив корпус — то йоко, прямой боковой удар будет особенно убойным. Иначе, если он бурно упирается — маваши, то есть круговой удар снаружи. Пройдёт в любом случае. Ему просто нечем прикрывать или блокировать, когда правую его руку, столь любезно им предоставленную, мы отвели.

Но даже если ты не успел подставить предплечье под падающую плеть и замотать хвост — ничего страшного. Тут главное, чтобы по лицу не попало кончиком, особенно по глазам. От этого-то, конечно, надо уклоняться. А по плечу, даже в лёгкой одёжке или вовсе оголённому — это так, пчелиный укус, а не удар. И в любом случае — надо пытаться поймать этот ремешок хотя бы после удара, когда он соскальзывает вниз. А мгновенно вытянуть его на себя — противник не сможет.

Это главная стратегическая задача - «разменять» свою левую на его правую. И когда в этой его правой руке что-то вроде плётки, которую он рассматривает как главное своё оружие, — задача существенно облегчается. Эта его «главная» рука — во многих отношениях изначально «выключена» из баланса сил, она лишена многих возможностей применения что в атаке, что в защите, её движения заведомо предсказуемы.

Вообще же, все эти хлещущие девайсы — это больше психологическое оружие, нежели практическое.

Помнится, я в юности носил на брелоке цепочку в полметра длиной из гроверов-десяток и приловчился довольно шустро её крутить. Так, что сплошные сверкающие восьмёрки в воздухе да гулкое жужжание. С ременной плёткой так не получится, там немножко другая динамика, хотя, конечно, бывают умельцы, которые и с пастушьим кнутом управляются так, что подброшенное яблочко в воздухе разваливают. И зрители говорят: «О, страшный человек, страшное оружие». Но на самом деле это очень медлительное оружие. В смысле, кончик-то в момент атаки может щёлкать и со скоростью звука (в действительности, выше, потому и щёлкает), но если от первой атаки уклониться — то вторую уже хрен кто даст провести.

Что же до той цепочки, которую я носил в детстве — то, конечно, если стегануть ею по глазам, то будет плохо. Но такие варианты я не рассматривал даже против самых мерзких гопников, я не маньяк. Наиболее вероятный сценарий её применения был — демонстрация вот этих жужжащих восьмёрок, чтобы гопота задумалась, что будет, если хлестнёт по морде. И задумавшись — приходила к убеждению, что, в принципе, люди могут и должны жить в мире.

Особенно же полезно это бывало — против ножа. Который по определению находится в руках не профессионального матёрого убийцы (он-то просто спокойно подойдёт, вежливо попросит прикурить, ткнёт в печень, и до свидания), а вот какого-нибудь пьяного или удолбанного или просто понтоватого дурачка, который грозит своим «режиком», заранее его демонстрируя и, вероятно, не собираясь наносить тяжкие телесные. Максимум — почиркать он готов, поцарапать руки и корпус. А потому — он сам не заинтересован в сближении, ножевую руку выставляет вперёд, стоит «в три четверти».

И в этом случае — самое безумное будет, конечно, пытаться перехватить и заломить ножевую руку, как учат на всяких курсах суицида самообороны. Этот дурачок — он, вырываясь, может просто от испуга тебя пырнуть, когда вовсе этого не хотел. Во всяком случае, не стоит пытаться отобрать нож, если не уверен в многократном своём превосходстве в силе, реакции и боевом опыте (но с незнакомыми людьми — никогда нельзя быть в этом уверенным, какими бы неуклюжими они ни казались на первый взгляд).

Более разумная мысль - атаковать ногами, имея в виду, что наличие ножа в действительность мешает ему защищаться, а не помогает, и уж точно не делает прочнее ни череп, ни коленки. Но тут придётся бить жёстко, заведомо травмоопасно. Ибо — всё-таки у него нож, там надо вырубать, а не прыгать вокруг, слегка «покусывая». Но иногда — просто жалко ебашить со всей дури берцей (или берцем?) в череп или в колено. Опять же — юридические могут быть последствия.

Поэтому, когда он выставляет вперёд ножевую руку, самое милое дело держать его на расстоянии, покручивая цепочку и стараясь хлестнуть по этой руке. Серьёзно ничего не повредишь, но по пальцам — это ощутимо, можно и уронить ножик от неожиданности, в любом случае обескуражиться, немножко подостыть, что и нужно.

Ну и эта цепочка несколько раз меня выручала в старших классах, позволяя свести эскалацию насилия к минимуму. Но если бы попался оппонент с ножом, который бы, увидев эту цепочку, стал бы не ножевую руку вперёд выставлять, а, наоборот, левую, стараясь поймать цепочку на предплечье и при этом держа ножевую поодаль — я бы понял, что это довольно серьёзный чел, что к нему другой подход нужен. Наверное, просто бросить ему эту цепочку в лицо, чтоб вызвать хоть какое-то замешательство, и жёстко пробить с ноги (это, конечно, имеются в виду такие ситуации, когда вести мирные переговоры уже поздновато, когда проблема не имеет невоенного решения).

К слову, это универсальный вспомогательный приём для любых внеспортивных «спаррингов» с потенциально опасным оппонентом, с оружием или без. Перед атакой — швырнуть ему в морду горсть мелочи, или подшипников каких-нибудь (если завалялись в кармане). Песок, если есть где взять. Именно — чтобы на секундочку ошеломить, отвлечь внимание, улучшить для себя условия атаки.

Когда какой-то неотёсанный мужлан вздумал помахать нагайкой — тоже можно кинуть в его малокультурную ряху копеечку-другую перед тем, как напрыгнуть и опиздюлить.

Но когда он сам в атаке, замахивается — этого и не надо, он сам подставляется, сам хочет отдать свою правую руку и выгрести в торец.

И в чистом-то поле один на один — он ещё может как-то покрутить своей нагайкой, чтобы она постоянно была в движении и мешала подойти. Но и то — на мнительных людей рассчитано. А так-то — дождался, когда мимо пролетело, прикрыл на всякий случай морду (единственное по-настоящему уязвимое место) и вперёд. Чуть только сократил расстояние — ни кнут, ни плеть уже не будут иметь сколько-нибудь серьёзной ударной силы, куда бы ни пришёлся захлёст.

А в стеснённой обстановке, в толпе — этой кожаной штукой особо и не покрутишь, хлёст может быть только сверху, а в момент замаха владелец очень уязвим. Там-то, скорее, эффективней была бы рукоятка нагайки, чем хвост — но он-то и мешает орудовать рукояткой, путается. За него легко ухватиться и сковать движения «главной» руки.

В целом — бесполезное до комичного получается оружие, если пытаться использовать его, во-первых, пешим, а во-вторых — в гуще народу. Но и на коне — это не оружие всё-таки, это средство управления конём (для тех, кому мозгов не хватает как-то по-нормальному договориться с этим умным и благородным животным). Ей-богу, конные лавы, сходясь, не хлестались нагайками.

Что из гибкого оружия может иметь смысл при драке в толпе — так это ремень. Но, опять же, грамотное его применение — это не размахивать им, распластав во всю длину (так очень легко перехватить), а намотать на кулак, оставив конец с пряжкой сантиметров двадцать, много тридцать. Тогда — это получается что-то вроде кистеня. Это не мешает работе кулаком, это прикрывает его костяшки и даже повышает его эффективность. Проводишь хук, оппонент отклонился, пряжка пролетает чуть дальше и цепляет его по носу.

Но при этом, конечно, следует помнить, что такой удар пряжкой может оказаться «юридически значимым». А на суде, разумеется, решат, что если у тебя было время достать и намотать ремень — значит, было время и сбежать, значит, ты зачинщик и главный злодей. Впрочем, при столкновении с определённого рода гопотой и в России — суд в любом случае будет на их стороне. Поэтому задача в потасовках с такой гопнёй — избегать встреч с «правосудием» в принципе.

Но это не значит — оставаться безответным терпилой, проявляя чудеса кротости и смирения. Ибо в Конституции всё же записано, что когда какое-то охуевшее чувырло замахивается на тебя нагайкой — очень даже надо перехватить её и прописать ему в его поганое ебло, чтобы знал, выблядок овечий, своё место в этой стране и вообще на белом свете, на который появился совершенно зря (извините за юридическую терминологию, но из песни слово не выкинешь, а из Конституции тем более).

Но для этого, конечно, надо поддерживать минимально приличную физическую форму и немножко упражняться. И помнить, что эта гопота — тоже упражняется. У них, в действительности, есть выдающиеся гуру боевых искусств. Вот вроде этого. На таких — лучше, конечно, не нарываться. Но — это ж редкое, уникальное дарование, чтоб вот прямо так на пять метров от себя всех валить. Остальные — осваивают приёмы защиты и нападения в пределах действия перегара. В чём действительно усиленно упражняются.

Тут кто-то скажет: «Ну ладно, эта охуевшая скрепоносная гопота в лампасах и папахах — это реально никто, у них нет никаких полномочий, поэтому их можно пиздить, когда борзеют, но как насчёт защиты от ментовской дубинки?»

Ну, технически — она более опасная, чем нагайка, поскольку, даже если «прилипнуть» к обладателю — ею можно довольно ощутимо тыкать, а не только бить (менты, правда, обычно владеют дубинкой не лучше, чем стреляют, а стреляют они почти никак).

А юридически...

Это сложный вопрос. Менты в России нынче в сложном положении находятся, в двусмысленном таком.

С одной стороны, конечно, это прислужники насквозь криминального режима, такого, что пробы ставить негде и давно верёвки намыленные по ним скучают. Но с другой стороны — в любом сколько-нибудь развитом обществе нужна полиция как специализированная и уполномоченная структура по поддержанию безопасности.

Даже в футуристическом обществе моей мечты, где подразумевается, что территориальные юрисдикции сменятся конкурирующими транснациональными «крышевыми» корпорациями, выбираемыми клиентами добровольно, а услуги по уголовному розыску будут оказываться частными бюро, непосредственная охрана порядка на конкретной территории, то есть, полиция общественной безопасности (в современной российской терминологии) — вероятно, должна быть «общаговая». То есть, ТНК, оперирующие на данной территории, договариваются между собой, что непосредственно улицы патрулировать будет вот такая-то фирма, в такой-то униформе.

Так или иначе, полиция — необходима и неизбежна по-любому. Это в целом полезные зверушки, даже российские менты (и, кстати, ан масс они не такие уж злобные, многим из них самим не нравится то, что приходится делать по политическим указявкам). Поэтому к вопросу о применении силы к ментам следует подходить очень щепетильно, чтобы не деморализовать их, не обидеть чрезмерно. Даже тогда, когда они выполняют неконституционные, незаконные приказы по разгону мирных протестов. Даже когда они немножко жестят при задержании. У них психика ранимая, её легко поломать — и кто тогда улицы патрулировать будет? Добровольные дружины сознательных граждан? И на сколько хватит их энтузиазма? И как скоро властные полномочия вскружат им голову и они превратятся в ещё худших отморозков, чем уже готовые менты?

Тут я понимаю, что скажут многие украинцы, но, напомню, главной искрой к Майдану стало не то, что беркуты в принципе разогнали студентов на площади в ночь на первое декабря (кажется), а видео, где они глумились над уже спакованными этими евромайдановцами, безо всякой необходимости. Тут — действительно вспыхнула к ним ненависть, когда они показали себя уже не как менты, а как натуральные животные. Собственно же при задержании — бывают эксцессы у любой полиции, в любой стране. Это, скорее, вопрос профессионализма (его дефицита), а не злого умысла.

Вообще же, эту ранее помянутую гопоту, пахнущую перегаром и скрепами, — Кремлёвским и приходится спускать на протестующих именно потому, что полиция совершенно не в восторге от перспективы размахивать дубинкой за Путина. Но и прямо пойти против «линии партии» - естественно, не тот подвиг гражданского мужества, которого следует ожидать от довольно зашуганной, замордованной российской полиции.

Поэтому наш, корпоративный молодняк на предмет обращения с ментами, будь то на протестных акциях или в любой иной ситуации, мы инструктируем так.

Старайся быть доброжелателен и корректен, не пугай их. Старайся дать понять, что ты не представляешь для них угрозы и не желаешь им зла. Обычно, они это ценят. Их жизнь и без того собачья — поэтому они любят, когда их не пинают, а гладят. Но даже если не успели оценить твоей доброжелательности, а как-то отоварили сгоряча и не по делу — мы потом разберёмся. Их накажут рублём, ты получишь компенсацию, думай об этом, а не о том, на какие лоскуты ты мог бы порвать это «никчёмное сборище инвалидов, жиртрестов и дистрофиков».

И мы не говорим «Никогда не оказывай сопротивления», мы говорим: «Никогда не играй(!) в оказание сопротивления». То есть, постарайся определиться, насколько это имеет смысл, оказывать сопротивление, насколько это в принципе может быть успешно и полезно.

Если нет, если не может, если ты понимаешь, что всё равно не вырвешься — то нефиг и трепыхаться. Нефиг нервировать и пугать представителей, типа, власти.

Оказывать сопротивление — имеет смысл только в том случае, если ты уверен, что можешь их вырубить и уйти. Особое внимание: вырубить, а не замочить. Дохлый мусор, какой бы он ни был сукой по жизни — это проблема, которую придётся решать. Придётся обосновывать, что другого выхода не было. А живые менты, очухавшись, скорее всего, даже не станут никому рассказывать, что их уделал какой-то сопляк. Поэтому — работать надо чётко, но нежно.

Понятно, что на публичных протестных акциях это, как правило, не вариант, раскидать омоновцев и спокойно уйти. В конце концов, там всё снимается.

Поэтому и глупо оказывать сопротивление. Глупо дёргать их, когда они кого-то винтят. Разве лишь, если как-то слишком сильно жестят — остудить, вернуть в разум добрым словом, ласковым упрёком: «Ребят, ну вы чего, хотите стать героями Ютъюба?»

Этого они, рядовые гоблины, на самом деле боятся, как бы ни хорохорились. Поскольку знают, что начальство, в случае чего, запросто сделает из них крайних. И если не уволит — то всё же натянет без вазелина. За то, что и этого начальника — тоже. И всех по цепочке. Они ж там все служивые да подневольные, и все сношаемые, этакий паровозик вертикали власти.

Ладно, не хочу глумиться над ментами. Они в любом случае — неизбежные спутники урбанистической культуры, как неоновое зарево и знойное асфальтовое марево. Не про них было.

Tags: менты, ногомашество, оружие
Subscribe

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Английская фонетика. Were-work-walk одной губой.

    В своих заметках я неоднократно отмечал, что дурное и неблагодарное дело в изучении иностранных языков — стремиться к некоему…

  • Немного врановой грамматики

    Не так давно мы разбирали “скрытый» смысл стихотворения Эдгара Аллана По «Ворон». Каковой смысл, сводится, в целом, к тому,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Английская фонетика. Were-work-walk одной губой.

    В своих заметках я неоднократно отмечал, что дурное и неблагодарное дело в изучении иностранных языков — стремиться к некоему…

  • Немного врановой грамматики

    Не так давно мы разбирали “скрытый» смысл стихотворения Эдгара Аллана По «Ворон». Каковой смысл, сводится, в целом, к тому,…