artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

День Победы

Иные говорят, будто 9 Мая (или 8 Мая) — вовсе не праздник, поскольку победа была куплена слишком дорогой ценой (особенно дорого обошлась народам СССР), а поэтому говорить уместно лишь о Дне Скорби.

Я с этим не согласен.

День Скорби — это, когда, скажем, случилось большое землетрясение, природное бедствие, и погибло много людей, которых не было никакой возможности спасти. Но если кого-то всё же удалось спасти — то вместе со скорбью по сгинувшим можно праздновать и спасение.

Что же касается Второй Мировой — это не было «природным бедствием». Это даже не было следствием(!) природных явлений, когда бы, скажем, похолодание или засуха сделали невозможной жизнь на каких-то землях и вынудили людей бежать оттуда, сметая всё на своём пути, захватывая новые территории, поскольку речь идёт о собственном выживании, а нравы в таких условиях немножко ожесточаются.

Подобное бывало в истории, но, кажется, не в тридцатые-сороковые годы двадцатого века в Германии. То есть, насколько в курсе, там не наблюдалось каких-то радикальных климатических изменений, которые бы делали невозможными жизнь на этих землях и ведение хозяйства. А даже если б, вдруг, упала урожайность картошки с гектара в Германии — Германия вполне могла бы выменивать картошку на мерседесы, которые к тому времени научилась выращивать даже лучше, чем картошку.

Тем не менее, фюрер втемяшил себе в голову, что для процветания Фатерлянда нужно расширение Райха, нужно захватить новые земли любой ценой и с какой угодно бесцеремонностью по отношению к тем, кто уже имел неосторожность на них проживать. И увлёк этой довольно странной идеей многих сподвижников и поклонников.

Поначалу сторонним наблюдателям казалось, что он просто валяет дурака, расписывая такие намерения в своей «Майн Кампф», которую можно считать скорее «беллетристикой», нежели программным документом. Что это всё романтические сказки для соблазнения простонародья, которое по-прежнему меряет благополучие страны (и своё личное) преимущественно посевными площадями под картошку, мечтая отжать их у кого-нибудь на халяву.

А так-то, думалось сторонним наблюдателям, эти люди, наци, пусть и те ещё прохвосты, но всё же ребята практичные. Поэтому ничего страшного, если усилившаяся Германия будет служить противовесом и сдерживающим фактором для большевиков, которые уж точно конченые отморозки, опасные для Цивилизации как таковой. Ведь германские наци, хоть и тоже социалисты, но всё-таки не пытаются подорвать такую фундаментальную основу человеческой Цивилизации, как частная собственность на средства производства.

Но все эти расчёты и предположения оказались бессмысленными, когда Гитлер умудрился продемонстрировать, что он не шутит, что действительно стремится захватывать новые земли во имя «процветания арийской расы», а в качестве обоснования — приводит, в общем-то, самое по себе возможность это делать, «право сильного».

Что ж, подобная политика, бывало, вполне оправдывала себе где-то в раннеассирийские времена. Вторгнуться в чужие пределы, местное население выпилить, выживших закошмарить и поработить, и властвовать над ними, как «раса господ».

Но уже Риму (который, конечно, пример для всех имперцев) — приходилось действовать тоньше. Он для начала заключал договора с соседними племенами и государствами, а потом или поглощал постепенно, приобщая к своему образу жизни и ценностям (довольно прогрессивным), либо, если и вторгался и выпиливал — то по какой-то веской причине. Вроде нарушения договора и какого-нибудь «предательского удара в спину» (обычно — вполне реального, а не вымышленного).

И в новое время европейские колонизаторы, осваивая земли, населённые дикарями, всё-таки не провозглашали такой задачи, как геноцид и порабощение. Нет, это случалось порой на практике, как конечный результат, но — лишь вследствие досадного непонимания туземцами просветительской миссии белого человека, что порождало стычки, конфликты, и аборигенов приходилось изолировать в специальных резервациях, где их не потревожат, не причинят им вреда.

Но просто так заявить, что мы готовы захватить силой чужие земли и поработить или выпилить даже не каких-то там диких туземцев, а вполне себе европейские народы с давней культурной историей? И в двадцатом-то веке, когда сведения о внешней политике того или иного государства окружающие могут получать не только от купцов и паломников вкупе с байками про пёсьеголовцев, но по телеграфу и радио?

Что могли на это подумать другие народы, какова могла быть их реакция? Ну да, герр Гитлер не говорит, что он готов уничтожить все другие народы вместе и сразу. Он их разделяет на «полноценные» и «неполноценные». И некоторым он говорил: «Нет, ну вас-то мы считаем полноценными, почти такими же классными арийцами, как мы сами, поэтому вас мы трогать не хотим».

Но возникало небезосновательное подозрение, что где-то там пропущено слово «пока». А так-то слоган «Сегодня Германия, завтра весь мир» - начинал звучать несколько серьёзнее, чем просто речёвка на утренниках для белобрысых детишек.

И тут вопрос даже не в том, нравственным или безнравственным было поведение нацистской Германии. Главное — что оно было идиотским. Таким, которое заведомо и неминуемо должно было восстановить против себя весь мир, а если и привлечь союзников — то исключительно ситуативных, которым просто некуда деваться. Непонимание этого — разумеется, идиотизм.

Ей-богу, даже советские обоснования собственного экспансионизма — внешне имели какую-то более приличную и дружелюбную форму. Во-всяком случае, её старались изобразить. Ну, освобождение трудящихся из-под гнёта эксплуататоров, построение счастливого коммунистического будущего, мира свободы, изобилия и процветания — это могло завоёвывать сердца потенциальных симпатизантов, и завоёвывало. И свои аннексии СССР старался совершать всё-таки «по просьбе трудящихся», как-то работая над их формальной легитимизацией (зачастую, конечно, циничной до анедотов).

Да, можно говорить, что большевики были более коварны, а наци — более прямодушны и откровенны, но вот такое прямодушие откровенного хищника — это и есть наивысший идиотизм во внешней политике.

«Мы будем нагибать, кого захотим, потому что мы сильные!»

Ты не сильный при таком подходе. Ты глупый. Ты заведомо восстанавливаешь против себя всех, кто хоть как-то дружит с головой, ты выставляешь себя самой страшной всеобщей угрозой, какая только может быть, поэтому против тебя будут созданы невероятные альянсы из непримиримых противников, и тебя гарантированно порвут viribus uni.

Таким образом, Вторая Мировая Война — это было не стихийное бедствие, вызванное какой-нибудь сейсмической активностью, которая не может (да и не хочет) себя контролировать.

Она была вызвана действиями людей, которые, как предполагается, должны быть способны обдумывать и контролировать свои действия, осознавая последствия.

Но вот некоторые люди, изначально даже не дебилы, немножко одурели. Это относится не только к немцам, итальянцам или японцам. И не только даже к тем прекраснодушным оптимистам на Западе, которые считали, что Райх будет удобным барьером против большевиков, и ничего более. Можно даже сказать, что импульсом к тому, чтобы немцы и итальянцы впали в тоталитарную оголтелость, убивающую разум, явилось подобное же явление, ранее охватившее Россию и всех напугавшее до той или иной степени безумства.

Однако ж, когда дело дошло до драки между наиболее обезумевшими, уже не трудившимися скрывать свои «людоедские» намерения, и теми, кто сохранил хоть какой-то здравый смысл — победили последние.

Поэтому для меня это, если угодно, День Победы Здравого Смысла. Главного нашего достояния как биологического вида, главного достояния Цивилизации. Здравый смысл — как способность выстраивать причинно-следственные связи.

Заявляешь, что хочешь всех нагнуть, потому что самый лучший (по собственной рейтинговой системе), - получаешь по зубам, тебя нагибают самого.

Да, наказание за пренебрежение здравым смыслом — это и есть его победа. И это важный исторический урок для всех, кто способен его усвоить.

Поэтому — с Праздником!

P-s.: Ну и воздержусь, конечно, от того, чтобы лишний раз расписывать, что товарищи с лозунгами «Можем повторить» - это пример того, как не все способны усваивать исторические уроки и получать инъекцию здравого смысла.

Если им серьёзно кажется, что всё дело было только в том, что один народ оказался круче другого и потому победил — там, боюсь, уже и электрошоковая терапия не поможет, не то что инъекции.

Tags: война, история, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments