artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О пылкости сестрицы Венеры

Признаюсь честно, я не являюсь экспертом в области квантовой физики. Так, со школы помню кое-что про Постоянную Планку, но вот где именно она висит, эта планка — уже смутно.

И экспертом в климатологии — я тоже не являюсь. Хотя имею аграрный бизнес, но мои познания в нём сводятся к тому, что если, скажем, стоит засуха — надо озаботиться поливом (а ещё лучше — озаботиться системой полива раньше, на случай засухи), а не сливать из бака на землю солярку с мантрой: «Будь ты проклято, ископаемое топливо!» (Или что там ещё предлагается в рамках борьбы с Глобалвормингом?)

Но в чём я всё-таки обладаю некоторой «экспертизой» - так это в распознавании попыток манипуляции сознанием. То есть, я более-менее умею различать, когда человек говорит искренне и как есть, а когда — пытается создать нужное впечатление, навязать некое мнение и вообще подать/продать информацию в нужном ему свете.

Не скажу, что я «любого вижу насквозь» (так говорят только плохие полицейские мелким жуликам), но всё же у меня есть некоторый опыт в выявлении того или иного лукавства (как безобидного, так и не очень безобидного). Поэтому я даже могу смотреть российское телевидение без существенного риска для рассудка, психики и веры в человечество. Серьёзно, вот хоть десять минут могу смотреть, хоть даже пятнадцать, не вру.

Но ладно, российское телевидение — это, конечно, уникальный случай вранья, передёргивания, подтасовок и просто шизофрении. Возможно, не имеющий аналогов в истории случай, поскольку ни советский агитпроп, ни ведомство Гёббельса, ни даже антиуптопический Миниправ — близко рядом не лежали в такой навозной луже морального падения. Обычно же люди, хоть немного дорожащие репутацией (хотя бы — чтобы дальше подавать инфу под нужным им углом и восприниматься хоть сколько-то всерьёз) — так явно и грубо не врут. Но тем не менее, бывают признаки, по которым можно установить, что они не вполне искренни, чего-то недоговаривают, что-то намеренно выпячивают — чтобы сманипулировать и добиться нужной реакции.

Ну вот скажем, некий зоолог начнёт убеждать вас в том, что домашние кошки — смертельно опасные для человека животные. И говорит: «Возьмём, к примеру, леопарда из Рудрапраяга. Он убил больше четырёхсот человек. Или — кумаонский тигр-людоед. На его счету триста жизней. Какие ещё нужны доказательства?»

От слушателя, который имеет хоть какое-то представление о домашних кошках — может последовать недоумённый вопрос: «Извините, но какое отношение имеют эти монстры-людоеды к Муркам да Барсикам? Они же разные».

А лектор отвечает: «Ну, это на обывательский взгляд они «разные». А с точки зрения Науки — у них ДНК совпадает на 99% Это очень, очень близкие виды. И это специализированные крайне эффективные хищники. Лучшие хищники на планете. Псовые — они всё же не такие убийственные. Кошки — конструктивно созданы как идеальные машины для убийства. Любые кошки».

Слушатель: «Что значит: любые? Они же по размерам разные».

Лектор (саркастически): «Ну да, ну да. «Размер имеет значение». Типичный подход дилетанта, не сведущего в Науке. Вы так озабочены размером? Но вот десять кошек — это уже как маленький леопард. Это уже тревожно. А сто кошек — это уже как очень крупный тигр. Это безусловно смертельно опасно. Или, может, вы расскажете родственникам тех убитых кошками мышек, что кошки «не опасны»? У вас хватит на это цинизма? Но запомните: сегодня мышки — а завтра вы. И это Научный факт, по которому имеется полный консенсус».

Передёргиваю ли я сейчас, явно намекая, конечно же, на риторику потеплистской алармистики? Да, конечно. Но — ради юмористического эффекта. Ибо, конечно же, никто из людей, знакомых с домашними кошками, не возьмётся доказывать, будто бы они смертельно опасны для нас. Кроме, конечно, тех случаев, когда бывало точно, в полном соответствии с тогдашним научным знанием, установлено, что они ведьмы, особенно чёрные кошки, и что именно они повинны в эпидемиях чумы. Но это было давно, с тех пор люди стали умнее, они не дают себя так легко одурачить. Они дают себя — только «сложно» одурачить.

И здесь должен быть какой-то изящный и плавный переход к заявленной в заголовке Венере, но — пусть будет лобовой переход. А именно, что Венера в потеплистской риторике — это примерно как Кумаонский людоед применительно к мысли об опасности кошек как таковых.

Ей-богу, пытаясь вникнуть в эту потеплистскую тему (а мне нужно было оценить, насколько перспективны мои инвестиции в пляжные ресорты на Таймыре, это естественный интерес бизнесмена) — я слушал разные лекции, читал разные материалы. И я обращал внимание не только на факты, там отмечавшиеся, но и, прежде всего, на подачу этих фактов (поскольку это очень сильно влияет на самое веру в добросовестность сбора данных и строительства моделей).

И, как метко признают сами потеплистские учёные (которые реально учёные), Венера — это «poster-child of the Climate Science”. То есть, «плакатное дитя» для демонстрации пагубных последствий парникового эффекта.

Действительно, Венера — это планета, максимально близкая к Земле по многим параметрам. Габариты, масса. Она, правда, ближе к Солнцу, примерно на двух третях от пути до Земли, поэтому закономерно получает более интенсивный поток солнечной радиации.

Но Меркурий — ещё ближе к Солнцу. Совсем рядышком. И получает ещё больше солнечных фотончиков на га поверхности. Тем не менее, средняя температура поверхности Меркурия — ниже, чем у Венеры. Почему? Потому, что у Меркурия нет атмосферы, нет парниковых газов (вообще никаких нет), а у Венеры есть, и там много CO2, который образует парниковый эффект. Поэтому у Венеры — просто чудовищная температура поверхности, в районе 460 цельсиев.

И лектор-потеплист — он прямо, конечно, не говорит, что Земля получит такой же венерический пиздец, если не прижмёт свою углекислоту. Но всё же намёк подобный — подразумевается. Что много углекислоты — это плохо, поскольку это парниковый газ. И вот на Венере его много — и смотрите, что вышло.

На этом месте - хотя я не эксперт в астрономии, а так, в детстве интересовался — хочется спросить: «Чел, а ты ничего больше про Венеру-«сестрёнку» мне рассказать не хочешь?»

Ну вот например, как-то уточнить, на сколько именно больше углекислоты в атмосфере Венеры, нежели в земной.

В земной — её было примерно три сотых процента сотню лет назад, сейчас стало четыре сотых процента. Вероятно, во многом благодаря нашим выбросам при сжигании ископаемого топлива, тут сложно да и не нужно «отпираться».

В венерианской атмосфере — углекислоты действительно больше. Примерно — 96 процентов. Остальное — сернистый газ и прочие интересные вещества, делающие жизнь на Венере прекрасной и удивительной. Но не очень долгой. Если память не изменяет, на поверхность Венеры сажались всего два исследовательских зонда, советский и американский, которые судорожно сняли показания, трясущимися антеннами отправили их в Центр — да и окочурились через пару часиков. После этого и в Союзе, и в Штатах состоялось восстание машин (его удалось скрыть от широкой общественности), которые поставили условие, что они готовы служить «кожаным ублюдкам», но на Венеру — ни ногой, ни посадочной лапкой. С тех пор туда ничего и не сажали, и наши представления об активности на поверхности Венеры — мягко сказать, фрагментарные. Но что там доминирует в атмосфере углекислота — это верная информация. Да, немного больше её там, чем на Земле. 96 процентов против 0,04 процента.

И атмосфера Венеры — она немножко плотнее земной. Ну, примерно на два порядка. И это не фигура речи. Там давление у поверхности где-то девяносто с лихом атмосфер, и общая масса венерианской атмосферы — во столько же раз больше земной. И вот всё это, почти полностью — углекислый газ.

Что нам нужно сделать на Земле, чтобы достичь «венерических» кондиций? Ну вот мы сейчас выбрасываем в атмосферу примерно тридцать миллиардов тонн углекислого газа в год, и это пугающая цифра, а общее его содержание в нашей атмосфере — около семисот миллиардов тонн. Ну да, он усваивается растениями, морскими организмами и собственно водой, которая очень хорошо и охотно его в себе растворяет, поэтому, со всеми своими выбросами углекислоты, мы всего лишь на треть и сподобились повысить её содержание в атмосфере по сравнению с доиндустриальной эпохой.

На Венере — масса атмосферы 4,8 * 10^17 тонн. И это на 96 процентов углекислота.

Что такое 10 в семнадцатой степени тонн? Ну вот отбрасываем девять нулей, чтобы перевести в миллиарды, и оставшиеся восемь нулей — это сотни миллионов. То есть, 480 миллионов миллиардов.

Я нигде не ошибся? Я могу, я ж всё-таки гуманитарий. Но если не ошибся — то вот если мы будем выбрасывать не тридцать миллиардов тонн углекислоты в год, как сейчас, а 48 миллиардов — то венерианского уровня содержания углекислоты мы достигнем где-то через десять миллионов лет.

Правда, я положительно не знаю, чего мы такое должны сжечь на Земле, чтобы столько дохерища углекислоты произвести. Разумеется, запасы нефти, не говоря уж про уголь, оказались гораздо выше, чем стращали любители «пика нефти» ещё совсем недавно. Сейчас у нас, видишь ли, очередная страшилка не в том, что нам не хватит нефти, а в том, что нам не хватит «планетарного холода» на уже открытую нефть. Но вот таких резервов углерода для его окисления, чтобы достичь венерианских уровней СО2 — как-то и близко под рукой не видится.

Загадочно, конечно, и откуда Венера взяла столько углерода для его окисления. Но она хранит свои тайны, а её атмосфера (которую в нижних слоях уместнее было бы называть «океаном углекислоты») - настолько зубаста, что соваться туда боязно.

Но если вдуматься, реальные достижения Венеры как «постер-чайлда Глобалворминга» - они очень скромны. Она имела во много миллионов раз больше «парниковой» углекислоты, чем Земля. Она гораздо ближе находится к Солнцу, соответственно получая от него куда больше родительского лучистого тепла. И вот всё, чего она достигла — это 460 градусов Цельсия на поверхности (да и то, если офигевшие от прохождения через кислотные облака зонды — не соврали; ладно, шучу, не соврали).

И это мы, считай, ещё ничего не знаем про собственную «венеротермальную» активность там. Строго говоря, мы про внутреннюю геотермальную активность собственной планеты, про наше земное ядро — мало что знаем.

Но даже если брать только такие факторы, как строение атмосферы и парниковый эффект в ней — то, да, у Венеры он очень значителен. За счёт углекислоты, окей. За счёт такого(!) количества углекислоты, какого на Земле за миллионы лет не достичь, как ты ни жги всё подряд.

А так-то планеты - «сестрёнки», конечно.

И вот когда учёный-потеплист говорит про Венеру — он обязательно упомянет, что там много углекислоты, которая образует парниковый эффект. При этом, конечно, забудет упомянуть, во сколько именно раз (сотен тысяч раз) её там больше, чем на Земле.

А когда он говорит о Марсе — он скажет, что там в целом очень слабенькая атмосфера, но опять же «забудет» упомянуть, что и эта слабенькая атмосфера состоит почти полностью из СО2, и вот даже в этих легковесных марсианских условиях его там гораздо больше, чем есть углекислоты в земной атмосфере. Ведь в действительности, и чтобы достичь марсианского количества СО2 в атмосфере — нам неведомо что надо пожечь.

Но хоть как-то акцентировать внимание на том, что и у Венеры, и у Марса в атмосфере преобладает (близко к ста процентам) углекислота, - это потеплистам не хочется. Ибо если венерианскими 460 градусами на поверхности можно пугать, как следствием парникового эффекта, то марсианской «жарой» вряд ли напугаешь тех, чьё представление о жаре отлично от пингвиньих. Хотя там тоже есть некоторый (!) парниковый эффект, а углекислоты, повторю, больше, чем на Земле, несмотря на в целом скромные параметры атмосферы.

И так любой учёный-потеплист — может разглагольствовать на лекциях об опасностях парникового эффекта и Глобалворминга, используя Венеру как «постер-чайлда», и притом не быть пойманным на прямом вранье. Ибо он — и не говорит, что параметры атмосферы Земли и Венеры хоть сколько-то близки или могут оказаться близки. Если прямо скажет, что будто бы возможно сделать из Земли подобие Венеры за какое-то «осязаемое» время, меньше миллиона лет — ну, для учёного это всё же переход в разряд уличных шарлатанов.

Но вот просто сопоставляя нынешнюю Землю с растущим СО2 в атмосфере и Венеру с её огромными температурами — он этак ненавязчиво пугает аудиторию, манипулирует ею, продвигая свою «тему».

И тут дело может даже быть не в том, что учёные, подсаженные на правительственные гранты, легко становятся блядями, обслуживающими клиента (хотя и это — тоже, и это не только советско-российское явление). Но просто людям свойственно повышать значимость своего дела, придавая ему какое-то устрашающее значение в глазах публики. И желая раздуть значимость своей работы — да человек невольно, сам для себя неосознанно, порой начинает использовать вот чисто пропагандистские фишечки в презентации информации, умалчивая неудобные для себя места, выпячивая наиболее «нужные». Ну, все мы люди. И предрекать великие опасности — конечно, гораздо увлекательней, чем занудно констатировать, что ничего особо страшного не происходит в наблюдаемой тобой области (климатологической той же).

Но надо понимать, что когда учёный-климатолог (или астрофизик) вдруг начинает уподоблять Землю Венере по части парникового эффекта — здесь он переходит из учёного в конферансье. Он — намеренно замалчивает те помянутые различия, которых не может не осознавать. А значит — работает на публику, выдавая не научную информацию, а страшилки на потребу той публике (и некоторым политическим кругам).

И опять же, хоть сколько-то серьёзный учёный, хоть как-то дорожащий репутацией — он не скажет, что Земля может превратиться в Венеру. Но вот активисты-потеплисты попроще — запросто.

Что ж, на это можно очень просто отвечать.

«Пятьсот градусов на поверхности, говорите? Да, многовато, чтобы просто понежиться на солнышке. Значит, в пещерки, в уютные хобичьи норки. А что на поверхности — это ж сколько энергии? И всё — из возобновляемого источника, если парниковый этот эффект не спадёт. Но это ж прогрессивно, разве нет?»

Вообще же, вот почему я не люблю потеплистских алармистов (любых алармистов, поднимающих кипиш на ровном месте)? Потому, что лишают меня доходов от долей в нефтяных или угольных компаниях? Нет, будь лишь то — я бы давно сманеврировал финансами в сторону «зелёных» компаний. Но, собственно, я давно и вышел из российских голубых фишек (завязанных на нефтегаз, так или иначе), играю по ним на понижение, преимущественно, а значительную часть своих средств влил в Теслу (но не потому, что машинки Маска «энергосберегающие», а потому, что они прикольные, и этот парень умеет вести бизнес).

Алармистов же Глобалворминга я не люблю потому, что на их фоне и Путин, и любой другой петрократический вожачок — смотрятся чуть ли не приличными ребятами. С позиции «пусть все врут, но эти хоть не пытаются убить экономику ради каких-то химер».

А массовый отказ от выбросов углекислоты — это чистейшая химера. И очень вредная. Это вот опять — назначение игры с нулевой суммой, где теперь ограниченным объявляется такой ресурс, как возможность дышать, в буквальном смысле. Это — прямое приглашение не к тому, чтобы проявить сознательность и урезать свои притязания на «роскошь» (ага, щаз!), а к тому, чтобы перебить «лишних» людей, которые мешают вкушать роскошь. И если какие-то прекраснодушные идеалисты не понимают, что это именно так — ну, у них очень серьёзные проблемы с головой.

Если же говорить о заботе о климате - что ж, её надо проявлять. Впереди, в каких-то считанных тысячелетиях, маячит очередной ледниковый период (чьё наступление, видимо, обусловлено бывало циклическим смещением оси Земли с интервалом в сотню тысяч лет), и мы должны подойти подготовленными. Чтобы в действительности не допустить оледенения. Мы должны не пугать климатом всяких папуасов (заодно давая им вечные отмазки, почему у них крокодил не ловится, не растёт кокос), а научиться управлять климатом. С тем, чтобы в любой момент иметь в целом тёплую, приятную для жизни планету (то что сейчас - это межледниковье, но всё равно слишком холодно, градусов на пять выше будет получше) с комфортным для флоры содержанием углекислоты в атмосфере где-то на уровне 1000 ppm (а не чахоточные 200 ppm в ледниковье, когда еле-еле жизнь вообще теплилась).

Сейчас 400 ppm - и видно, что жизнь на планете заметно приободрилась. Это хорошо. Ну и 1000 ppm - это, наверное, реалистичная цель. То есть, одна тысячная доля СО2 в атмосфере. Хотя надеяться при этом на сколько-нибудь серьёзный парниковый эффект - не приходится. На Земле всё-таки главный парниковый газ - это водяной пар. Но это очень гибкая система, работающая как на удержание инфракраса, так и на отражение солнечного света облаками. Значение углекислоты для термобаланса - оно просто ничтожно на Земле. И не может быть иным, при таком-то ничтожном содержании. И тут как раз пример Венеры показывает, насколько в действительности слабый парниковый газ - углекислота. Вот там её в сотни тысяч раз больше, столько, что мы даже теоретически за миллионы лет не произведём (тупо не из чего) - а температура всего-то чуть выше, чем у Меркурия, который вообще никакой атмосферы не имеет.

Ну и это - что на самом деле показывает пример Венеры. Что углекислоты можно начинать бояться в смысле парникового эффекта - когда её не в разы, а в тысячи раз будет больше в земной атмосфере, чем сейчас. Но это просто нереально, абсолютно. Не нашими усилиями, во всяком случае.

Tags: глобальное потепление, грядущее
Subscribe

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • Ксенофобия и логика

    Не раз доводилось слышать примерно следующее: «Вот есть люди, которые говорят: «Я, вообще-то, не антисемит, у меня даже есть…

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…