artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Трамп, пропаганда, немножко Первой Мировой

Должен признаться, чем дальше — тем больше мне нравится Трамп. Когда он только вступил в предвыборную гонку — я рассматривал его как эксцентричного позёра и пустобрёха, который несёт порою потрясающую ахинею и, скорее всего, окажется очень немощным политиком, если каким-то чудом пройдёт в Офис.

Чудо свершилось, он прошёл в Офис, и порою он продолжает нести то, что по-прежнему представляется потрясающей ахинеей (но всё же не настолько ахинеей, как то, что доносится из левого лагеря), но вот то, что он делает на практике — скорее радует, нежели иное. Что и как(!) он делает. Может, не идеально — но всё-таки американская политика сделалась гораздо более вменяемой и конкретной, чем тот импотентный пиздец, который устроил Обама (да, тут уместна аналогия с Джимми Картером и Рональдом Рейганом).

Особенно вот понравилось, как Трамп отреагировал на очередную трагедию со школьной стрельбой. Попросту — послал нахер чокнутых хоплофобов с их визгами о запрете оружия и, фактически, предложил убрать со школ таблички «Приглашаются маньяки на сафари» (в смысле, Gun-Free Zone) и вооружить учителей.

Это, конечно, решают штаты в отдельности, но вот в тех, где нет требования о разоружении школ — отмечается наплыв учителей на полицейские и прочие курсы стрелковой подготовки. И это притом, что учителя публичных школ — очень сильно заражены болезнью левизны, с их профсоюзом, с их партийной индоктринацией, etc. Но вот когда дело доходит до практики — начинают ценить Вторую Поправку.

Трамп, похоже, тоже её искренне ценит, а не просто заигрывает с правым электоратом. Похоже, он понимает, что вооружённость граждан и готовность их применить силу для самозащиты — важный предохранительный механизм против узурпации власти и чрезмерного разрастания государства. Это, если угодно, важный социально-психологический фактор — воспитание гражданской сознательности и ответственности через частное владение смертельным оружием. И хотя, попутно, в разных штатах выявляется чёткая положительная корреляция между свободой владения оружием и снижением насильственной преступности (то есть, стволы на руках у граждан — реально останавливают криминал) — но не это самое главное.

Частная вооружённость — это сама по себе значимая ценность, на фоне которой не так уж существенны тренды криминальной статистики (никакая самая разнузданная уголовщина не может и близко сравниться по степени опасности для общества с фашизацией консолидированной государственности), не говоря уж о спорадических этих выходках отдельных психопатов, которые, конечно, раздуваются до небес и становятся поводами для хоплофобской истерики (с привлечением «демократского комсомола», гневно изобличающего IRA и «купленных ею политиканов»), но вот Трамп нашёл в себе мужество игнорировать таковую истерику. В Штатах — это действительно требует мужества. Когда действительно шумные горлопаны очень громко изображают «вопиющее общественное мнение». Но чем особенно нравится Трамп — он научился посылать их нахер просто и без затей.

Собственно, именно поэтому — они его так и ненавидят совершенно чистой, первобытной, животной ненавистью.

Для иных моих друзей это было загадкой, почему его так люто, бешено, за гранью всякой рациональности, ненавидят мейнстримные (в прошлом) американские медиа, всевозможные философствующие «интеллектуалы» (чья философия, на поверку, оказывается махровейшим марксизмом, только что скудоумнее Маркса), не говоря уж о всевозможных «защитниках униженных и оскорблённых» (старающихся, впрочем, жить подальше от объектов защиты).

Казалось бы, даже наличие очевидных идейных расхождений — всё-таки не должно быть поводом для такой уж удушающей ненависти, выжигающей изнутри последние мозги. В конце концов, для политиков (и околополитических всяких журналистов) — должно быть привычно вести дискуссию с людьми, имеющими противоположные взгляды на многие вещи, при этом не срываясь на лай. Так почему же, когда дело касается Трампа, они не способны удержаться в рамках не то что «конструктивной дискуссии», но элементарно — в рамках приличия?

Думается, тут дело не в политических взглядах Трампа и даже не в его личности и даже не в его причёске. Дело гораздо глубже и интимнее. Дело в таком явлении, как пропаганда.

Я не раз говорил, что это, возможно, самая переоцененная вещь в современном мире. Ведь что такое пропаганда, просто и в двух словах? Это навязывание широкой общественности неких нужных тебе идей путём «правильного словоговорения» (ну и прочих приёмов воздействия на сознание: визуальные ряды, тональность, иногда — и фоновая музыка). Очень близкое явление — реклама. По сути, это одно и то же, просто в политическом применении это называют «пропагандой», а в коммерческом - «реклама».

Ну и вот долгое время бытовало мнение о чуть ли не магической всесильности пропагандистского инструментария. Что если освоить это волшебной искусство убеждения, научиться неким заветным приёмам — то можно убедить кого угодно (широкие массы, во всяком случае) в чём угодно. Заделаться властителем дум и манипулировать общественным сознанием в свою пользу.

И вот тысячи раз мне доводилось слышать, как изрекают с очень умным, едва не торжественным видом: «Слово сильнее, чем меч!», «Перо журналиста — острее, чем нож». Я же всегда думал: «Чего за херня? Вот приставлю я тебе к горлу меч — очень интересно будет посмотреть, как ты попробуешь парировать его словами. Нет, дружок, правда в том, что нихера ты не сумеешь навязать мне в этом случае своё мнение, а будешь делать то, что скажу я. И ещё правда в том, что если ты так превозносишь значимость журналистского пера — это свидетельство того, что хер ты умеешь обращаться хоть с чем-то более существенным. И я это принял к сведению — что тебя можно в хуй не ставить, ты ни на что не способен».

Ну, немножко утрированный, конечно, «варварский» подход — но вот как-то так.

В общем, правда жизни — выражается, скорее, в песенке Цоя: «Чего будут стоить тысячи слов, когда важна будет крепость руки». Но, конечно, это очень неудобная правда жизни для тех, кто предпочитает витать в иллюзиях о силе пропаганды, о том, что стоит лишь освоить эту заветную магию, воздействие на сознание правильными словами, правильными приёмами (вплоть до «нейролингвистического программирования», my ass) – и ты будешь всесилен, даже если по жизни слабовольный задрот.

При этом, я не отрицаю, что некоторое воздействие на сознание (мобилизующее, убеждающее) — слова действительно оказывают. Но только в том случае, если а) за этими словами стоит нечто действительное, реально способное влиять на материальный мир; б) они ложатся на удобренную почву и в принципе не противоречат уже имеющимся внутренним убеждениям и устремлениям аудитории. И, this said, крайне опасно переоценивать пределы и возможности вербального убеждения, каким бы действенным оно ни казалось по каким-то частным примерам. Ну, это примерно то же, что привыкнуть к безупречному послушанию твоей персональной собачки, возомнить себя повелителем зверей и пойти чего-то впаривать львам в Серенгети.

Откуда же вообще идёт миф о всесилии пропаганды? Думается, от неправильного понимания феномена Геббельса. То есть, понятно, что риторика как таковая использовалась с незапамятных времён для продвижения своей политической позиции, но вот именно Третий Райх и деятельность ведомства Геббельса создали превратное представление о том, будто бы целенаправленная и массированная пропаганда способна творить чудеса с народным сознанием, промывая мозги целой нации. И хотя Геббельс был, конечно, плохой парень, двигавший порочные идеи — но можно же использовать его инструментарий и для хороших дел, для продвижения хороший идей, не правда ли?

Гхм... На самом деле, я бы признал потрясающую эффективность Геббельса и его аппарата — если б он, скажем, сумел навязать немцам ту мысль, что они повинны в развязывании мировой войны и должны, стиснув зубы и затянув пояса, смиренно и покаянно нести ответственность за эту бойню, расплачиваясь с миром за содеянное.

Вот если б Геббельс проповедовал что-то подобное и преуспел в том, если б с его подачи массовое немецкое сознание прониклось именно такими покаянно-пацифистскими идеями — вот то было бы истинно чудо пропаганды.

Между тем, в период Веймарской республики бывали ораторы, и вполне красноречивые, которые проповедовали нечто подобное. Что Германия сама виновата в тех бедствиях, которые претерпела, что ей надо смириться и не возбухать — как-то так. Но, мягко говоря, подобная риторика не имела особого успеха. То есть, возымела — но потом. После очередной мировой войны, когда подкреплена была реальными, осязаемыми вещами, вроде дымящихся развалин немецких городов и оккупационной администрации, доходчиво объяснявшей немцам силой оружия, как им себя вести, чтобы им вовсе разрешили быть.

То же, что говорил Геббельс и наци вообще — это было по определению очень близко народному немецкому сознанию.

Во-первых, что Германия совершенно незаслуженно объявлена была чуть ли не единственным виновником этой бойни и что санкции на неё были наложены совершенно незаслуженно.

Что ж, это близко к правде. Которая состоит в том... да честно, трудно сформулировать, в пределах одного не то что «эссе», но в пределах одного тысячестраничного тома всю правду о причинах Первой мировой. По хорошему счёту, и непосредственные её участники, прежде всего правители наций — не очень понимали, что они делают и зачем они это делают и во что это выльется. А когда затянуло — действовали уже по инерции.

В советской «школьной» трактовке — всё просто. Перецапались, понимаешь, империалисты за передел мира. Но эта версия, мягко говоря, очень наивная и очень мало соотносится с действительностью.

Ну какой, к чёрту, передел мира между европейскими державами? Англия и Франция — и так имели чуть ли не весь этот мир в кармане. Но - «чуть ли». Потому что и Германия, и Италия (и даже Бельгия) — тоже располагали весьма обширными колониями в Африке. На которые вовсе не претендовали англофранцузы.

По хорошему счёту, этих колоний у всех было столько, что осваивать и осваивать («грабить», если угодно). Никакие войны между европейскими державами для этого не требовались, а могли только помешать приятному и полезному процессу колониального империалистического грабежа.

Что ещё? Борьба за рынки сбыта? Да я вас умоляю! А то были какие-то суровые проблемы с реализацией что английской, что французской, что немецкой продукции! Да одна только Латинская Америка, быстро богатеющая на экспорте сырья и тропической агропродукции, но индустриально недоразвитая — это был огромный рынок сбыта, где всем хватало места. И Россия, в общем-то, тоже. Кто угодно — приходи, инвестируйся в выгодные производства и сбывай свои товары. Что и делалось ударными темпами.

Что анекдотично, для Первой мировой войны — вроде бы вообще не существовало сколько-нибудь разумных, фундаментальных причин. Вот, скажем, для Гражданской войны в США — такие причины были. Индустриальному Северу вовсе не улыбалось, чтобы аграрный Юг сблизился с Великобританией на почве нарастающих торговых отношений и превратился в плацдарм для очередной британской «реконкисты» (тогда, в середине девятнадцатого века, подобные опасения казались небеспочвенными: всего-то полвека назад англичане Вашингтон сожгли).

Но к моменту Первой мировой войны — чуть ли не единственной её возможной причиной казалась историческая настороженность европейских держав по отношению друг к другу. Они всю дорогу цапались между собой, по любому поводу, и вот чтобы этого не допустить впредь, в это новое просвещённое и гуманное время, когда все вроде бы осознали пагубность войн — на всякий случай назаключали таких союзов, чтобы всякий потенциальный агрессор знал: стоит ему напасть на кого-то одного — и будет всеобщая бойня.

Представлялось, что это очевидное соображение должно автоматически гнать всякие агрессивные мысли даже из самых горячих голов. На практике это привело к тому, что вполне себе частный инцидент, который в ином случае ограничился бы локальной войной Австро-Венгрии с Сербией — вылился во всеобщую бойню. Поскольку все люди просвещённые и мирные, все придерживались обязательств по ранее заключённым договорам, все пытались предотвратить большую войну, демонстрируя свою решимость влиться в неё всею своей мощью — ну и влились.

Если и выделять кого-то как наиболее значимого виновника европейской войны, кто бы действительно был в ней заинтересован, надеясь урвать нечто новое и будто бы полезное для себя в Европе — ну это, конечно, не Франция, не Англия, не Германия, не Австро-Венгрия. Им, по хорошему счёту, нечего было делить в Европе, нечего приобретать. Не ценой большой войны, по крайней мере.

Но вот одна держава — действительно последовательно, почти что маниакально стремилась распространить своё влияние на Балканы и завладеть вожделенными проливами. Для чего усиленно натравливала молодые славянские государства на Австро-Венгрию, чтобы воспользоваться любым предлогом для войны с ней. И когда такой предлог случился (был создан) — таки воспользовалась.

Да, не очень приятная истина, но если говорить о наиболее существенном виновнике Первой мировой — то, конечно, это Россия. Остальные — втянулись постолько, поскольку связаны были союзническими обязательствами с той или с другой стороной.

Но Россия после войны оказалась немножко «невменько», с неё нечего было спрашивать, Австро-Венгрия рассыпалась на новые государства, а Германия — оказалась крайней. На неё и повесили всех собак. Отчего, конечно, немцы малость прифигели. Версаль — это для них казалось слишком уж циничное vae victis.

Чем, разумеется, воспользовалась националистическая пропаганда. Но мысль о несправедливости послевоенного положения Германии — это не есть нечто, высосанное из пальца и навязанное той пропагандой немецкому народу. Это очень даже естественная была для немецкого народа мысль, которую нацистская пропаганда попросту подкрепила, которую эксплуатировала.

Но и творчески развила, конечно, с позиций превосходства белой расы (а в нужных случаях — не просто белой, но «арийской», притом, что «арийцами» назначались, в общем-то, кто угодно по обстоятельствам).

И эта мысль, о превосходстве белой расы, не была, в общем-то, чем-то диковинным для первой половины двадцатого века. Скорее — считалась общим местом. Нацисты просто несколько вульгаризировали эту идею, для простоты народоного восприятия, и сделали чуточку практичнее, нежели абстрактные рассуждения о превосходстве «истинных человеков» над «дикими недочеловеками» (каковые рассуждения впервые породил даже не Гобино: они бывали, естественно, и раньше).

Нацисты, по сути, сказали своей аудитории: «Во-первых, нас несправедливо обидели Версалем, а во-вторых — мы самые классные, потому что самые арийцы. Мы очень умные, креативные и достойные. Поэтому должны занять в мире то место, какого достойны. И иметь все ништяки. Вот, скажем, где находится Кёльнский собор? Правильно, в Кёльне. А почему не в какой-нибудь Варшаве? Да потому, что поляки — унтерменши. И вообще все славяне такие. Если чего у них и было создано — так только благодаря германскому элементу. А значит, мы, германцы, и должны рулить этими всякими недотырками, и земля, опять же, ресурсы, ням-ням. А французы — они, может, и не унтерменши, и девчонки у них ням-ням, и вот Лазурный берег тоже клёво, и шампань, и коньяк. Французы нас обидели — поэтому мы в своём праве. Возьмём у них своё. По праву. Но сначала — у евреев. Они вообще противные. Они пьют из нас все соки через свои банки и биржи, а возможно — и кровь наших младенцев. И пейсы носят. И потные лапсердаки. Вот скажите, достоин богатства недочеловек, чей дядя носит пейсы и лапсердак? Вопрос риторический, конечно. Короче, понеслась!»

Ну, примерно так. И это — конечно же ровно тот вид пропаганды, который очень даже приветствуется любым простонародьем (особенно же тем, которое чувствует себя обиженным). На такую пропаганду с полуслова отвечают: «Уболтал, чёрт языкастый!»

Да, это очень соблазнительная мысль с палеолитических времён — дать пизды соседнему племени и отобрать у него все ништяки. От каковой мысли удерживает не кантианский «нравственный закон внутри», а элементарное соображение: «Но что, если нам пизды дадут?»

Каковое соображение становится тем актуальнее, чем больше племён видят друг друга на карте и знают о делах друг друга, и если кто-то творит беспредел — другие людские сообщества могут объединиться против него просто из чувства самосохранения.

Но вот нацистская пропаганда сумела заверить: «Да не ссыте! Эти наши противники — они вообще ни на что не способны, чисто как лесные зверушки. А мы — наклепаем лучших в мире танчиков, потому как арийская креативность. И вообще, в прошлую войну мы проиграли только из-за внутренних противоречий между нами самими, из-за развала тыла. А так бы — ни в жисть нас не одолели. Но если сейчас сплотимся, будем едины — будет нам счастье».

Ну и у Германии-то были объективные основания рассчитывать на свою военно-индустриальную мощь. Хотя, конечно, они немножко переоценили свои возможности. Но тогда, в тридцатые, всё представлялось несколько более радужно, чем вышло в действительности. И в любом случае, нацистская пропаганда опиралась, во-первых, на вполне естественные народные устремления, «отобрать и поделить», а во-вторых — на вполне реальные, не умозрительные вещи, вроде оценки военно-промышленного потенциала (что в соотношении сил была допущена ошибка — это уж другое дело).

Поэтому, никакого чуда словоговорение Геббельса не явило. Просто, когда элита оказывается настолько безответственна, что начинает потакать троглодитским чаяниям сильно обиженного народа, вслух озвучивая то, что он сам думает про себя — конечно, это находит отклик. Другое дело, что потом-то мечты обламываются о суровую реальность, когда на смену рупорам приходят жерла орудий и наступает момент истины.

Другой любимый среди профессиональных пиздоболов пример якобы успешной пропаганды и мирного сопротивления — Ганди. Да, ему удалось, в конце концов, убедить англичан предоставить суверенитет Индии. И он действительно действовал мирно, добрым словом. Но надо принимать во внимание контекст.

Ганди — был далеко не единственный борец за независимость Индии. Просто, он был единственным «пацифистом». Он и его сторонники. Остальные индийские националисты — вполне себе допускали вооружённую борьбу. И даже вели её. В том числе — сотрудничая с нацистами гораздо интенсивнее, чем столь нелюбимые совками украинские «бандеровцы». Но индусов не принято этим попрекать, что они предпочли сотрудничество с врагами человечества Британскому Раджу.

И вот британское правительство оказалось в очень сложной ситуации. Чтобы удержать контроль над Индией — нужно было или задабривать аборигенов, отбирая ресурсы от Метрополии (что, вообще-то, очень извращённая концепция «колониального грабежа», которую веками исповедовала Московия, потому и смотрится самой шизанутой империей в мире), либо прилагать военные усилия для подавления сепаратизма с неясными перспективами. Более того, во время ВМВ Британия довольно сильно зависела от своих индийских войск — а они могли бы и прямо взбунтоваться, если начать проводить на их Родине какую-то лютую репрессивную политику.

И в конечном итоге Британия решила отказаться от полной политической власти над Индией, предоставить независимость. Но так, чтобы максимально сохранить экономические отношения и вообще не разругаться. А для этого — конечно, наиболее удобной оказалась фигура Ганди, который принципиально не стрелял в британских солдат. Потому что остальные индийские националисты — ещё как стреляли.

Ну и называть эту ситуацию «Ганди победил Британскую Империю исключительно благодаря своей умелой мирной пропаганде, незлобивым словом и ненасильственным протестом» - это, мягко говоря, натяжка.

Благодаря означенным своим проявлениям — он оказался наиболее удобен для Британской Империи, когда она вынуждена была отпустить Индию. Но сама такая нужда — возникла вовсе не из-за Ганди. И покуда не сложились реальные предпосылки для окончания Британского Раджа — этот Ганди рассматривался просто как чудик, который чего-то там бормочет, но это мало на что влияет. Слова есть слова, сотрясение воздуха. Его даже в тюрьму англичане ни разу не сажали, насколько знаю. Хотя если б видели хоть какую-то опасность в его проповедничестве — думается, с ним бы произошёл какой-нибудь несчастный случай гораздо раньше, чем это сделали сами же индусы, менее пацифистски настроенные националисты.

И к чему я это всё? К тому, что всесилие пропаганды, словоговорения — это миф. И каждый практический случай, в котором превозносится эффективность «промывки мозгов» - при ближайшем рассмотрении оказывается передёргиванием с игнорированием реальной ситуации, когда именно та, а не какая-либо другая пропаганда, пришлась «в масть».

Тем не менее, есть целые толпы людей, которые подвизаются на ниве профессионального пиздобольства. И настолько уверовали в действенность своей риторики, что реально возомнили себя властителями дум, способными убедить широкие массы в чём угодно.

И будь это так — их пропаганда могла бы рассматриваться как существенный политический и экономический ресурс. Их должны бояться, с ними должны считаться. Покажут на кого-то пальцем, обольют кого-то помоями, скажут своей аудитории, что это плохой дядя — и всё, ему конец. Безо всякого насилия, безо всяких реальных усилий — вот просто одними словами прикончить того, кто тебе не нравится (или твоему заказчику).

А тут появляется Трамп. Который ведёт себя совершенно возмутительно, который нарушает все мыслимые заповеди политкорректности (а в глазах мейнстримных медиа — оно виделось уже чуть ли не религией, отступники от которой обречены на остракизм), а этим «властителям умов» открытым текстом говорит: «Да пошли вы нахуй! Вы — fake news, чихать я на вас хотел, вы для меня никто».

Здесь эти клоуны всерьёз надеялись, что сейчас-то уж аудитория, которую они считали совершенно «зачарованной» их словесным искусством, гневно воспрянет против Трампа.

На деле — воспрянула горстка быдловатых погромщиков, которым, в принципе, пофиг ради чего дебоширить. В целом же — народу как раз очень понравилось, что нашёлся человек, который наконец-то послал нахуй этих пидарасов с их опыстылевшей пропагандой PC и всего прочего. Да, американцы в целом очень доброжелательные и сочувственные ребята — но и им в конце концов надоело выслушивать, что они должны каяться перед всяким отребьем за то, что они имеют наглость быть успешными (а временами, страшно сказать, и белыми, а некоторые — даже белыми мужчинами).

И вот по мере того, как Трамп доказывает, что он настроен довольно серьёзно, что его предвыборные «скандальные» заявления не были пустым позёрством (не все) — его рейтинг растёт. Теперь, думаю, совершенно однозначно, что если ему хватит здоровья (дай бог!) - он выиграет и второй срок с гораздо лучшим даже счётом.

Ну и главная претензия к Трампу со стороны мейнстримных журналистов, левых интеллектуалов и политиканов — не в том, что он проводит какую-то политику, с которой они не согласны. А в том, что он наглядно продемонстрировал их собственное убожество, бессилие и никчёмность. Они годами, десятилетиями витали в фантазиях о собственной значимости, о могуществе слов, которые они научились говорить — а оказалось, что это всё не стоит ломанного цента. Болтовня есть болтовня — и, как выяснилось, никого они толком не «зачаровали» своей пропагандистской магией, никакого реального влияния не обрели.

А тут ведь не только Эго ущемлено оказалось (хотя для левых, которые через одного психопаты с непомерным Эго — и это больно) — тут и финансовые интересы затронуты.

Да, СМИ, так или иначе, торгуют своим влиянием. Или даже — берут дань, когда их влияние, их способность внушать аудитории те или иные мысли, казались чуть ли не абсолютными.

А когда выясняется, что всё это фуфло? Что в действительности всем (ну или значительной части аудитории) попросту насрать, чем там гундосят клоуны с какого-нибудь CNN в плане «правильного морально-нравственного воспитания», поскольку их самих мало кто считает моральными, нравственными, а теперь — не считают и влиятельными.

Тяжёлый удар по эфирному замку тех иллюзий, в которых привыкли обитать эти ребята.

Не менее тяжёлый — наступающее осознание, что Трамп в действительности превосходит их в чисто интеллектуальном плане и способен вести игру, которую они даже не могут понять, но вот каким-то чудесным образом добивается успеха.

Что ж, это неудивительно. Трамп — бизнесмен, делец. А значит, существо, стоящее в умственном отношении несравнимо выше самозванных интеллектуалов, подвизающихся на политаналитике. Он — привык реально вести трудные переговоры и заключать сделки, действительно склоняя оппонентов к нужной ему позиции. При этом — неся реальную ответственность за возможные проколы и неудачи. А это немножко не то же самое, что сидеть в «ящике» и на умных щах разглагольствовать об «умной дипломатии».

Последняя претензия к Трампу — что он, гад такой, поздравил Путина с выборами. Хотя вроде бы его же сотрудники категорически (кэпсом) предписывали ему в мемо не делать этого.

Oh my god! Есть ли вообще пределы этому слабоумию? Да какую игру будет вести Трамп с Путиным — я расписал ещё задолго до его избрания (в которое, по правде, я не очень верил, немножко недооценив провальность и клинический идиотизм кампании Клинтон).

Путин — не только что сам тщеславен и падок на грубую лесть (хотя падок, с его-то закомплексованностью), но, главное, его пропагандистский аппарат очень ценит любые знаки внимания со стороны влиятельных иностранцев. Ну, это историческая планида Московии — надувать щёки, превознося свою самодостаточность, но при этом посматривать, нравимся ли мы «настоящим белым людям», в глубине души считая себя самих всё-таки отсталыми дикарями. По хорошему счёту, главное «низкопоклонство перед Западом» - в Московии всегда демонстрировало правительство, до такой степени, что Европу это иногда и шокировало, такое отсутствие национального достоинства. А при Путине — это вообще клинических форм достигло. Порой думается, что он и «хулиганит» лишь для того, чтобы обратить на себя внимание Запада. Да, собственно, он и не скрывает, что для него главное — чтобы с нами говорили, чтобы нас слушали (и не важно, о чём бы говорили, и в чём бы слушали, и нужно ли это России, а вот просто посидеть за одним столом с «Ты меня уважаешь? - Я тобой горжусь! - Наливай!»)

Ну и Трамп, имея знакомство с нравами наших сановных папуасов, конечно, играет на этом. Конечно, он разводит их с позиции «Люблю я вас, ребята, и уважаю, и хотел бы дружить — да вот есть обстоятельства, мешающие раскрыться моей любви в полной мере. Поэтому — вот что ещё вы должны сделать...»

По нашим меркам — это очень простая игра. Детская. Такая незатейливая манипуляция, которая парируется просто влёт (и безо всякого обострения).

Но российский официоз — он сейчас действительно находится в совершенно олигофреническом состоянии. И они реально ведутся на это, что «Дональд Трамп, Наш Царь Всея Руси, Надёжа-Опора», в очередной раз похлопал по плечу или потеребил за щёчку «Орла Нашего Дона Рэбу». Им это реально приятно и «горделиво» - до такой степени они ущербны.

Впрочем, и свою доморощенную оппозицию — он так же развёл. Создавая вот те самые «обстоятельства», которые якобы мешают ему в полной мере раскрывать объятья тем или иным зарубежным контрагентам. «Ребята, я за вас всей душой, но у нас в Америке ведь демократия и разделение властей, и не любят там меня многие упыри, и копают под меня, подсидеть хотят. Поэтому нам надо скрывать нашу дружбу. Вот, скажем, я немножко ракетами по вам ёбну, чтоб никто не догадался, как я вас люблю. А вы — вот что должны сделать...»

Ну, тоже очень простенько. Во времена какого-нибудь Дизраэли — вряд ли бы проканало. Но при нынешнем совсем уж незамысловатом уровне «друзей народа» - прокатывает.

Особенно умиляет эта категорическая «директива» кэпсом - «DO NOT CONGRATULATE”. И протечка этого, в общем-то, внутреннего документа, и возмущение Трампа в связи с протечкой.

Гхм, попробовал представить, как бы Анечка, моя секретарша, вдруг начала мне указывать в «напоминалках», чего мне делать и не делать, да ещё в такой форме и кэпсами. Ну, я бы её на больничный отправил — немножко головку остудить. Хотя, конечно, это был бы нонсенс с её стороны — она очень толковая девочка. Если б только нам не захотелось разыграть спектакль, рассчитанный на совсем уж «юных» зрителей.

Что до самого поздравления Путина — так это полностью соответствует линии, которую выбрал Трамп в общении с этим персонажем. Потрепать по плечу, потеребить по щёчке — да ёбнуть. Но с улыбкой. Доброй, немного усталой. Не удивлюсь, если сейчас снова чего-нибудь в Сирии амеры разнесут. Но, конечно, российский официоз заявит, что это всё фигня, ведь главное, что поздравил — а значит, уважает (а бьёт — значит, любит).

Вообще же, вспомнилась одна древняя, но прикольная компьютерная игрушка. Jagged Alliance 2. Я в своё время зависал на ней на досуге.

Как бы, военная стратегия с элементами RPG, где нужно было рулить отрядом наёмников, освобождая банановую республику из-под власти маниакальной банановой диктаторши. И там много было всяких «пасхалок», для атмосферности, для юмора, а в частности — можно было послать этой диктаторше букет цветов по почте.

После чего — с ней делалась натуральная истерика, любо-дорого смотреть. А когда её полоумный советник выдвигал предположение, что, может, это любовь — она его вообще чуть не убивала.

Ну потому что хоть и маниакальная диктаторша — а всё-таки чего-то соображает. Что — вряд ли это любовь.

Однако что российский официоз, что американские ненавистники Трампа — находятся где-то вот на уровне этого полоумного советника.

Tags: Трамп, политика, пропаганда
Subscribe

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…