artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

О собаках, истинно вселяющих ужас

Продолжу, пожалуй, беседу о собачках — ведь это их год. Серьёзно, о российской политике говорить не хочется (всё давно сказано, и если кто-то чего-то не понял — мы не виноваты), заметки о лингвистике, даже на моём дилетантском уровне — требуют всё же изрядной работы со словарями и текстами, а о собачках — можно просто писать, что думаю про этих замечательных зверушек, имея некоторый опыт общения с ними.

Из прежних моих заметок могло создаться впечатление, будто я стараюсь показать, что не боюсь собак. Но я бы не стал прилагать усилия к демонстрации данного факта как некоего выдающегося достижения. Ибо для меня это примерно то же самое, что пытаться впечатлить кого-то отсутствием страха перед автомобилями.

«Вот я вижу огромный камаз-мусоровоз, он стоит, грозно рычит, он пытается надо мной доминировать, но я бесстрашно приближаюсь вплотную, я прохожу мимо него, могу даже потрогать за бампер — и он не осмеливается броситься на меня, я его подчинил своей воле, потому что не боюсь».

Согласитесь, такой человек будет восприниматься как немножко странный... фантазёр. Ибо понятно, что обычно камазы и так не бросаются на людей. А когда всё же бросаются — что ж, в жизни нужно быть готовым ко всему, в том числе и к эффективному уклонению от наезда, но что уж точно не поможет в данном случае — так это попытка психологического доминирования над камазом.

Ну и с собаками то же самое, в общем-то, с той лишь оговоркой, что это живое существо и в какой-то мере разумное (о пределах интеллектуализма псовых поговорим в другой раз, но сейчас замечу лишь, что в оперативные отделы генштабов их лучше не назначать; хотя Российской Армии и такая ротация руководства, возможно, пошла бы на пользу).

А будучи условно разумным живым существом — собака, вообще-то, не заинтересована в серьёзном конфликте с незнакомым человеком. Он воспринимается как всё же потенциально опасный противник. И уж точно — не как естественная добыча (если, конечно, конкретно эту собачку не готовили целенаправленно по программе «убийца-людоед», но это редкость в современном мире, в сколько-нибудь цивилизованной его части). Поэтому собака может гавкать, рычать, скалиться, но если её не провоцировать, если соблюдать минимальные правила разумного поведения (о чём тоже поговорим потом) — то с почти стопроцентной вероятностью не бросится, не станет кусаться.

Лучшая стратегия в таких случаях, когда подбежала где-нибудь на улице недружелюбно настроенная серьёзная такая собачка, - немец, кавказец, ротвейлер, стаффорд - просто ничего не делать, ничего ей не говорить (или очень хорошо чувствовать надо конкретно эту собаку), стоять, молчать, дожидаться, пока её отзовёт хозяин. Не размахивать руками, не щёлкать шокером, - и уж, конечно, не убегать: это просто не имеет смысла, но у собачки может включиться инстинкт преследователя и тогда уж она, сама потеряв всякий страх, может нагнать и броситься.

Тем не менее, есть категория собак, которые ведут себя как совершенно неуправляемые агрессоры, которые чихать хотели на все одёргивания, все «фу!» и «ко мне!» со стороны своих хозяев. И вот такие собаки, не буду лукавить, действительно заставляют меня бояться.

Почему оно вообще бывает, такое поведение? Ну, за вычетом особенностей индивидуального характера и специфики воспитания, собака имеет некоторую общую «прошивку в биосе». Где значится, что она — потомок тех волков, что выбрали сотрудничество с человеком. Они обязались помогать ему в охоте, защищать его стойбище от чужаков, как других людей, так и других собак, а за это — человек делится с ними добычей, предоставляет сравнительно комфортабельное пристанище, даёт погреться у огня, и всякое такое.

Но до некоторых собак — не успели дойти апдейты этого биоса. Где должно значиться примерно следующее. «Да, ты — конечно же, одомашненный волк, но такой, который конкретно в твоём случае и последние несколько веков называется «болонка». И от тебя, вообще-то, не ждут защиты стойбища от чужих людей, собак и волков. У тебя другие контрактные обязательства. Типа, там, иметь шелковистую, приятную на ощупь шёрстку и носить бантик».

Однако же собачка этого не знает, она по-прежнему думает, что должна отпугивать чужаков, но - просто поставьте себя на её место. Что люди, что большинство других собак — для неё неимоверно огромные. Она понятия не имеет, как в принципе может им противостоять — но думает, что надо. От этого, естественно, она дико нервничает, у неё заклинивает мозги — ей только и остаётся, что пытаться заглушить свой ужас отчаянным лаем. А то и попытаться тяпнуть — и будь, что будет.

Поэтому для меня лично всегда самой проблемной ситуацией было, когда приходишь к кому-то в гости, а там шмыгает по полу этакий шарик килограмма на три весом — болонка, шпиц, мелкий терьер, или дворняжка на базе чего-то подобного — ему вступает в голову, что надо проявить свои охранные добродетели, он дико пугается этой мысли, и начинает тявкать безостановочно.

Хозяева пытаются урезонить, говорят «успокойся!», поглаживают — ему пофиг (вернее, поглаживание и звук своего имени он ещё и как поощрение может воспринимать).

Если б такое было с догом или с ирландским вулфхаундом, когда хозяин говорит «фу!», «место!», а тот продолжает скакать вокруг гостя, обгавкивая его, скаля зубы, припадает к полу, имитируя готовность к броску — тут впору задуматься на тему умственной полноценности хозяев. Ну, заводить такую собаку и не научить её слушаться самых базовых «предохранительных» команд — это уж точно клиника.

А вот в случае с этими комнатными «тявкающими кошками» - это некоторые считают нормальным, совершенно не заниматься их воспитанием. Или даже поощрять проявления «грозности». Умиляться этому, особенно во щенячестве. «Ты мой защитничик, утю-тю-тю. Правильно, кусь-кусь его. Пусть знают, какие мы страшные».

И для хозяина это как бы игра — а для собачки-то нет. Она всерьёз усваивает, что должна как-то защищать свою территорию и своих хозяев — но ума не приложит, каким бы образом, с её-то размерами. Отчего впадает в панику.

У кошек сравнимого размера — таких проблем не возникает. Они обычно довольно благосклонно реагируют на чужих людей. Если не лезть конкретно к этой кошке, не дразнить её, не трогать там, где ей это неприятно (за живот, например) — ей, в общем-то, пофиг присутствие постороннего. Она не подряжалась, знаете ли, работать «цербером».

Некоторые мелкие собачки — тоже получили уже «обновление биоса» и усвоили, что их контрактные обязательства не подразумевают защиту стойбища от волков, других собак и иноплеменников. Скажем, пудель, даже карликовый, выводился как, в общем-то, специализированная цирковая собачка, поэтому он не должен был ни пугаться людей, ни пытаться пугать их. Таксы, некоторые охотничьи терьеры (тот же джек-рассел, который, правда, уже давно ни на кого не охотится) — тоже в целом спокойно реагируют на незнакомых людей.

Но вот некоторые мелкие собачки — впадают в такую истерику, что вплоть до конфуза. Оно всё тявкает, рычит, мечется, изображает готовность сожрать тебя на месте, мешает вести беседу, - и при этом понимаешь, что если попробуешь протянуть руку и погладить, то проблема будет не в том, что может тяпнуть, а в том, что может инфаркт схватить. Они реально бывают очень нервные, а уж в таком возбуждённом состоянии — любое резкое движение может повлечь непредсказуемые медицинские последствия.

И это для хозяев всё хиханьки да хаханьки, а собака-то — в натуральном ужасе из-за явного несоответствия своей охранной задачи, как она её себе понимает, и тех средств, которыми она располагает.

У крупных собак такой паники не возникает. Они могут обгавкать чужого, показывая, что выполняют свою часть контракта, но если он ведёт себя спокойно, если не провоцирует, если хозяин даёт понять, что не возражает против присутствия этого двуногого — обычно они быстро утихомириваются. Да даже и без хозяина — успокаиваются. Ибо, с одной стороны, им нет резона лезть в драку без крайней необходимости, а с другой — они имеют основания считать, что и человек тоже не полезет драться с хищником сопоставимого размера. Несколько другое мироощущение — когда понимаешь, что один пинок — и улетишь через забор. Поэтому — надо «пугать» безостановочно.

Поэтому успокоить крупную собаку, даже охранную свору на режимном объекте — это банальность. Если у них нет установки, что основной источник белка — это нарушители, то достаточно просто стоять и ничего не делать, чтобы они отгавкались да угомонились. Со временем эти грозные кавказцы начнут тебя воспринимать просто как элемент пейзажа, а там уж — можно им рассказать, что Ясон умыкнул золотое руно из Колхиды, а начальство утаивает от них данный факт, потому как запродалось эллинской разведке, и, значит, они должны оказать содействие в изобличении врагов народа и пособников Медеи. Ну или что-то такое.

Другое дело — подружиться вот с этакой «тявкающей кошкой», которая тебя почему-то невзлюбила (то есть, боится, воспринимает как угрозу). И может десять минут кряду заливаться лаем в истерике, а напугаешь это существо ещё больше — получит серьёзную психическую или даже соматическую травму. Это не шутки. У меня как-то приятель взял у подруги той-терьера на передержку, и в общем-то подружился с этим «покемоном», завоевал доверие, но решил как-то помыть (в салате изгваздалась) — у бедолаги натурально случился инсульт, и приветик.

Правда, здесь и невоспитанность этого «микроволка» можно обратить на пользу. Если он не обучен элементарному послушанию, если чихать хотел на любые хозяйские команды — значит, точно не обучен и тому, что нельзя брать жратву из чужих рук.

Серьёзная служебная собака — может воспринять само по себе предложение корма чужаком как провокацию и тяпнуть. Это всё равно что американскому копу предлагать взятку. То есть, возможно — но после некоторой обработки. А если сходу да от полнейшего незнакомца — гарантированно оскалится, зарычит и, может, даже заведёт уголовное дело.

Эти же комнатные собачки — в принципе, готовы жрать всегда и брать от кого угодно. Но иногда так боятся, так взвинчены, что требуются некоторые «танцы с бубном». Присесть на корточки или даже лечь на пол, чтобы не слишком подавлять превосходством в размерах. Попробовать поговорить, используя умиротворяющие интонации. Показать кусочек колбасы. Протянуть, дать понюхать. Если сразу не откусывает — отщипнуть, бросить перед ней. Вскоре — будет брать и с ладони. Там — позволит и погладить (но, конечно, нужно отслеживать реакции, чтобы не «взвинтить» обратно). А дальше — уже привыкнет. Если и будет гавкать — то игриво и просительно, а не «злобно».

Но это требует времени и терпения. И заботы о том, чтобы не напугать это существо совсем уж до одури какими-то слишком поспешными, слишком резкими действиями. Когда же это происходит на улице, когда идёшь себе спокойно, и вдруг подбегает этакий белый шарик да начинает яростно обгавкивать — просто в неудобном положении оказываешься. Он ведёт себя так, будто опознал в тебе маньяка-вивисектора, из чьих застенков вырвался лишь чудом — хотя вы вообще впервые видитесь. И люди начинают коситься подозрительно: что же такого нужно сделать бедной собачке, чтобы она так вызверилась? А даже если не конкретно этой собачке — то ведь они же чувствуют, где хороший человек, а где злодей, правда?

Поэтому завидев на улице овчарку или питбуля без поводка и намордника — я не напрягаюсь. Ну, подбежит, погавкает, быстро успокоится, если не провоцировать, да отвянет. В крайнем случае, если уж совсем какое-то невменяемое поведение будет демонстрировать — можно ухватить, ограничив «манёвр пасти», успокоить, сочетая лёгкий «пресс» и поощрительные действия, не рискуя при этом слишком сильно напугать животное. А там — попробовать найти хозяина и пообщаться с ним на тему того, почему его «волколак» бегает по улице и задирается с прохожими.

Но это, впрочем, крайняя редкость, чтобы крупная собака настойчиво проявляла немотивированную агрессию по отношению к людям. И да, воспитать-то собаку, любой породы, можно вообще без «пресса», но когда это взрослая зверюга, которая бегает по улице и ни с того ни с сего наезжает на людей — в воспитании явно имеются пробелы, которые приходится ликвидировать в авральном порядке. Главное: какой-нибудь питбуль не умрёт от разрыва сердца, если его слегка прищипнуть и зафиксировать, а прохожие не будут смотреть на тебя при этом как на живодёра. Они, скорее, сойдутся во мнении, что у него хозяин — редкостный мудак, когда так распустил собаку.

А вот с этой мелюзгой — считается в порядке вещей, что они могут себя так вести. И главное — могут на тебя озлобиться совершенно внезапно, на ровном месте, вообще безо всяких причин. Типа, «Я узнала вас. Вы белый офицер. Вы пытали меня во врангелевской контрразведке». И ты можешь сколько угодно говорить ей: «Чего ты несёшь, дура?» - её просто заклинивает от испуга. И люди задумываются: «Ну, насчёт врангелевской контрразведки — это, возможно, преувеличение, но что-то же, наверное, было?»

Поэтому — да, вид вот такого трёхкилограммового волкодава вселяет если не ужас, то некоторое опасение. Когда понимаешь, что его жизнь — может быть перманентным шоком, отчего он бесится (поскольку хозяева находили это «забавным», вместо того, чтобы «подкрутить программные настройки»), и при сближении у него в любой момент могут заехать шарики за тузики, он может устроить истерику, поставив тебя в неудобное положение.

Хозяевам же этих легко возбудимых комнатных собачек — стоит, наверное, всё-таки думать, как выглядит мир в глазах их питомцев. Где почти все представители городской фауны — многократно крупнее и сильнее этого «охранника». Ну и пытаться как-то разубедить его в том, что от него вообще требуется что-то охранять, кого-то пугать. И учиться как-то успокаивать это существо, снимать нервозность. Как конкретно это делать — тут я не специалист, у меня довольно «шапочное» (в хорошем смысле) знакомство с «болонкоидами», но, наверное, нужно как-то их развлекать и отвлекать от «охранных функций», побольше играть с ними, учить всяким трюкам за вознаграждение, чтобы они просто не клинились на «защите территории и хозяина», обретали какой-то иной смысл жизни.





Subscribe

  • Люди, звери и метро. Что делать?

    Прежде всего надо оговориться, что я не расист. На самом деле не расист. Так-то понятно, что чисто эстетически блондины круче всех, да и по-любому…

  • О стрельбе в Пермском универе

    Очередной скулшутинг в России. Определённо, входит в моду. Да, наверное, можно назвать и пальбу в вузах - «скулшутингом». По-любому…

  • Скоро будут выбора

    Да, уже скоро. 19-го сентября, если не ошибаюсь? И как всегда — титаны оппозиционной мысли с пеной у рта защищают свою стратегию…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments