artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Новый Год и пиянство

Новый Год близится, а я почти что бросил пить. Вот два года назад курить бросил, безо всяких веских причин, хотя курил с отрочества и это было частью моего лайфстайла — а теперь и почти не бухаю уже месяца три. И тоже — вне каких-либо здравоохранительных мотивов (ну, уж чего-чего, а здоровье у меня такое, что при моём приближении гамма-излучение норовит стыдливо укутаться в свинцовую рубашечку, дабы не быть растоптанным силой моих флюидов :-) ).

Но вот просто — как-то перестало вставлять от бухалова. Нет, я и раньше не то, чтобы алкаш был. Даже во студенчестве — всё же нет. И когда по работе приходилось бухать — ну, без ложной скромности скажу, людям нужно было очень хорошо меня знать, чтобы понять, что я вообще пьян. Потому как лишь притормаживаю немного, против обычного. Но не то, что язык заплетается или ноги сами собой куда-то гуляют. Когда так да после лет шестнадцати (подросткам-то многое простительно) — это значит, что челу лучше вообще не пить, наверное. Подпитие здорового человека — это когда он просто немножко притормаживает, когда бухой. Скажем, волын из кобуры за полсекунды извлекает, а не за ноль две, как положено. Ну или пятнадцатый знак Пи после запятой высчитывает с некоторой задержкой (а вернее, вообще берётся сам его высчитывать, как будто в этом смысл есть).

Тем не менее, в уютной и укромной атмосфере собственного жилища, в тиши своего кабинета, я позволял себе, после рабочего дня, пописывая бложики, уговорить за вечер литровочку вискарика или банок двенадцать-пятнадцать пива.

Знаю, некоторые интеллектуалы считают и такое потребление алкоголя чрезмерным. Доводилось и слышать откровение академика Йоффе, мол, стоит ему выпить сто граммов шампанского на Новый Год — и потом месяц мозг его нормально работать не может.

Но здесь должен удивиться слабости мозговой организации математических умов. Вот для меня, гуманитария, и литр вискарика — самое оно, чтобы на ходу разрабатывать комплексные лингвоисторические и всякие иные теории. А вопрос самоконтроля для меня, не слишком ли я пьян — он действительно математический, но очень простой. «Вот если есть тор переменного сечения, и известен шаг того сечения, но лишь в части случаев, то могу ли я вычислить объём этого тора?»

Здесь для меня ответ — он в том, что я в принципе задаю этот вопрос. Ибо это значит, что я начал впадать в пьяное занудство, и пора спатеньки (это «супин» в русском?) Ибо, разумеется, я могу узнать объём того долбанного тора, даже нифига не зная о перемене шага его сечения, даже нифига не зная формулы для измерения объёма тора. Всё гораздо проще — но я не буду бегать от этого сознания голым по улице, как какой-нибудь сицилийский грек.

Тем не менее, вот даже то очень умеренное потребление алкоголя, какое было у меня, - оно выглядит, вероятно, сверхвысоким по меркам моего сынка, которому не столь давно стукнуло четырнадцать.

А что меня озадачивает и обнадёживает одновременно в этих новейших тинейджерах — они к бухлу вообще никакого энтузиазма не испытывают (да и к наркоте тоже). Хотя Лёшка, со своим доходом косаря в три от своего видеобложика, мог бы позволить себе всё, что угодно, и к нам с Женькой в «карманные» деньги не залезая. Но просто — как-то не тянет ни его, ни дружков, хотя они вовсе не «ботаны», не зануды. И это даже радует, ибо если б мой сынок решил подсесть на какой-нибудь «винт» (метамфетамин) — я бы не смог это контролировать. Он с шести лет знает, что всё, что на нём есть, может иметь жучки (хотя я бываю очень деликатен в разглашении добытой с их помощью информации) — но он давно научился «конспирации». И будет надо — сделает так, что я ничего не заподозрю (ну, если уж прямо глазоньки его винтовые не увижу).

Хотя с другой стороны, я считаю, что Европа стала тем, что она есть, во многом благодаря тому, что вкусен был винных ягод сок, и кто-то, охмелев, умел держать себя в руках, а кто-то, оборзев по пьяни, не мог и отрубленную свою голову в руках удержать. Так происходил естественный отбор.

Но сейчас, возможно, тема изменилась. Контроль над своей «животностью» - подразумевается как нечто само собой разумеющееся. И для расслабухи бухло даже не требуется.

Вот во времена моей юности (длящейся до сих пор) вино (хорошее вино) бывало важной приправой к половым отношениям. Не то, что девочку надо напоить, чтобы соблазнить — но просто как-то расслабиться, настроиться на игривый лад игристым вином.

Эти новейшие тинейджеры, которые наши детишки, возраста моего Лёшки и около того — они какие-то невероятно рациональные и прагматичные. Нет, я не лезу в интимные его дела, но он сам иногда делится откровениями. «Вот я читал в скрижалях, что надо усосать с ней бутылку Дом Периньона, а то и две. И мне бабок не жалко. Но так же просто хуже... получается. И я какой-то не такой, а девчонки — так они по жизни дуры, вот же ещё от вина им дуреть. По-моему это какой-то... мизогинизм, накачивать её и без того слабые женские мозги бухлом» (да, Лёшка шутит, у него наш семейный юмор, и он «шоумен», в каком-то роде, но тут — доля шутки).

Возможно, в этом и дело, что у них (у наших, по крайней мере) детишек — очень прагматическое отношение к сексу. Ещё одна развлекуха — и только-то. Ну, серьёзно, дочки родителей, получающих пятнадцать тысяч в месяц, не готовятся «на выданье», они скорее готовятся к тому, чтобы «не тем местом» на жизнь зарабатывать, а уж тем более парни таких же родителей. И для них секс — это просто приятная активность, не связанная, тем не менее, с какой-то сакральностью, чтобы «чувство вины топить в вине». А нет вины — нет вина.

Та же рациональность и прагматичность проявилась в эпизоде, о котором я рассказывал пару-тройку-лет назад. Так-то Лёшка, конечно, тинейджер, «вещь в себе», но иногда — советуется. И вот тогда он выяснил (и поделился), что школьные дружки за глаза называют наше семейство «Ланнистерами».

И тут, конечно, можно было бы подумать, что это от того, что я вообще самый высокопоставленный (из Корпорации) спонсор школы, «лорд Артём», да и Женька — не последняя леди в юридическом департаменте, а Ланнистеры — одно из самых влиятельных семейств в Вестеросе, если не самое.

Но мы прекрасно понимали, что дело в другом. Не только в этом. Дело в том, что мы с Женькой и выглядим практически как брат и сестра. И даже когда она, сходя вынести мусор, стояла в растрёпанных чувствах перед захлопнушейся дверью, где я с нею и познакомился, делая поквартирный обход по одной нашей операции, - мы оба обратили внимание на внешнее наше сходство. Но, как вскоре выяснилось, никакого родства. Ну а дальше там была сплошная романтика. Я мог бы отрыть эту жестянку чуть ли не ногтем — но предпочёл героически перелезть через лоджию двенадцатого этажа, Женька настояла, чтобы я обвязался верёвкой (хотя для меня это — чисто kid stuff было, более чем рутинное упражнение). А когда я нырнул в её лоджию и вошёл в комнату — Женька внезапно вспомнила, что там кто-то ещё есть, и стала кричать: «Нерри, фу! Нерри, свои!»

Но мы к тому моменту уже познакомились с Нерри. Он тогда всего лишь щеночком был, меньше года и едва ли больше восьмидесяти кило. А так-то — на удивление крупный волкособ, метис волка с хаски. Огромная чёрная махина с льдисто голубыми (в мамашу) глазами. Удивительный зверь. И Женьке-то его подарили друзья из Карелии, реально щеночком, не подозревая, что он вымахает с ирландского волкодава — только вдвое массивнее. И вот Женька его растила, воспитывала, и он на удивлением спокойным и даже интеллигентным псом был. Он, видимо, понимал, что может пополам порвать хоть Жеводанского Зверя — а потому и нет причин нервничать.

Я же тогда решил, что на Нерри определённо стоит жениться. В смысле, девочка, сумевшая приручить такого пса — чего-то да стоит.

Потом, когда я, поладив с Нерри, открыл квартиру и Женька поила меня чаем с печеньками, мы разговорились, выяснили, что не родственники (ну, ДНК тест потом показал где-то минимум десятую степень, поскольку моя матушка из архангельских поморов и Женькины иные предки оттуда же — но это вообще «ни о чём», у зулусов с инуитами бывает ближе). Мы сошлись так или иначе (я не намерен был упускать хозяйку Нерри), а потом и размножились.

И вот мы с Женькой белобрысые, и Лёшка тоже, и этого достаточно для его дружков, чтобы зубоскалить по поводу «Ланнистеров». Прекрасно понимая, что это именно зубоскальство — да и против кого-либо из нашего семейства они на самом деле ничего не имеют.

Но Лёшка тогда напрягся. «Понимаю, что бред, но это подразумевает какие-то такие намёки, на которые, видимо, я должен ответить».

«Ответить — чем?»

«Ну, по шее дать».

«Хорошо, пацанам, допустим, и раздашь. Что будет, когда и девчонки повадятся дразнить тебя «Ланнистером»?»

Он признался со вздохом: «Вот это — больше всего напрягает».

Я сказал, как матёрый дипломат, каким могу позволить себе быть в районе сорокета (но, честно, не знаю, как бы отреагировал в школе, если б кто-то про мою матушку сомнительные какие-то намёки стал себе позволять — возможно, просто в рыло бы двинул). Я сказал: «Тебя это напрягает — потому что кто-то хочет тебя напрячь. Кому-то прикольно видеть, как ты напрягаешься. Но знаешь, что? Ты ведь разучился насвистывать главную тему GOT? (Да, Лёшка — фанат этого сериала, как и многие в их школе). Но как насчёт Reins of Castamere?”

Да, красивая песенка — и она часто звучит в сериале как этакий «неофициальный гимн» Ланнистеров. Я в своё время даже переводил её, но вкратце суть сводится к тому, что вот был такой гордый лорд Рейн из замка Кастармира, сказавший Тайвину Ланнистеру: «А ты кто такой, чтобы я твоим вассалом был?» Ответ на данный вопрос озвучил дождь, заливающий залы Кастамира, но тот шум дождя уже некому было слушать.

С тех пор, говорят, когда Тайвину Ланнистеру требовалось кого-то ещё призвать к порядку — он просто просил своих солдат, подступающих ко враждебному замку, исполнить эту песенку на волынках, губных гармошках, патефонах — и что там было ещё в Вестеросе. И все всё понимали.

Лёшка — тоже загорелся идеей. Его «троллят», за глаза обзывая наше семейство «Ланнистерами»? Ну, пусть. Если кто-то в лицо обзовёт его «инцестуальным ублюдком Джофри» - это другое дело. Это наезд, притом глупый. Но просто быть «Ланнистерами», переиграть эту подколку в свою пользу — это круто.

И он научился насвистывать «гимн Ланнистеров», будто бы ничего такого не имея в виду, и время от времени отпускает фразочки вроде You know, a Lannister always pays his debts (после карточного расчёта, скажем).

Иногда, правда от a Lannister съезжает, особенно на уроках с «делегациями», в «A boy has no name. A boy is nobody. But if someone betrays a boy's family, then not only rains will weep over someone's hall, but someone will taste a pie stuffed with the sons of his own. Are we clear on this? And now, what exactly is what you want to hear from me about London's being the capital of the United Kingdom, or what?”

Ну, на языковых-то уроках Лёшка преимущественно дурака валяет. Как и вообще в школе (хотя кое-что — с интересом впитывает, ту же физику, для построения моделей для тех мультиков, которыми перемежает свои ролики в Ютъюбе; то есть, он читал и мануалы по три-д моделированию, но вот интересно бывает освоить базу).

Но в целом, мы вот с Женькой всё сидели на стремах: «А, сейчас начнётся «трудный» возраст, он пустится во все тяжкие (когда и бабок, как у дурака фантиков), он будет приползать под утро в заблёванной куртке, он будет экспериментировать со всевозможной наркотой, и благодари Бога, если дело ограничится снятием с памятника Юрию Долгорукому, куда он забрался на спор голым по укурке».

Сейчас, конечно, Лешке всего четырнадцать, он совершенно финансово независим (да чтоб я в его возрасте столько бабла на сетевых обзорах и летсплейках поднимал — но их просто тогда не было!) И он совсем не зануда (а где-то и хулиган даже), не «ботан», не «нёрд» по жизни (хотя постигает какие-то такие штучки, необходимые для работы).

Но главная проблема «потребления веществ», с которой мы покамест сталкивались, - это что он слишком много кофе повадился пить, увлекаясь своими этими роликами, работая над ними многовато. И я, включив наивозможную деликатность и манипулятивность (потому что Лёшка — упрямый, как чёрт) убедил всё-таки, что надо бы подурезать хотя бы до восьми, что ли, кружек в день. Иначе, какое бы здоровье ни было, но стимулятор — он на то и стимулятор, что запускает движок на запредельных оборотах, и это в любом случае не может быть полезно «в долгой гонке».

Но к бухлу — вообще никакого интереса. Так, держит коньячок в чаёк да бальзамы всякие, чисто для вкуса, приятелей угощает, когда заходят. Но и они такие же. Десять капель бальзама в чай — и нормально. Никакого социального пьянства. Социальное у них — обсуждение игрушек, кинцов да роликов. Ну и девчонок, конечно, тоже, но вот без этого, как её подпоить, чтобы развести на секс. У них подразумевается, что это не проблема вообще.

И вот, пожалуй, вынужден признать, что Лёшка на меня дурно влияет. Вплоть до того, что вот будет Новый Год, люди соберутся, и вроде как надо «гусарить». Типа, смотри, как папа может: двести грамм вискаря одним глотком да с локтя.

Но я буду читать во взоре своего сына что-то вроде: «А вот если ментовскую дубинку проглотить, да так, чтоб из жопы торчала — то это, наверно, ещё круче?»

И я мог бы возразить: «Ничего ты не понимаешь, щегол! Это наша культурная традиция. Вот взять того же Льва Толстого... Да, я его терпеть, вообще-то, не могу, через занудство и морализатортво его — но тут возьмём. Вот поручик Долохов — на спор выпил, чисто «винтом из горла», боттл рома, стоя на подоконнике. Чтобы показать, какая у него офигенная координация».

А Лёшка, хотя тоже не любит Толстого, но «ВиМ» читал, ответит: «Да вот такая у него офигенная была координация, что потом, усосавшись рому, он привязал спина к спине медведя и квартального мусора да пустил по Неве на одном плоту. Что, между прочим, жестокое обращение с животным. И прежнее пьянство ради куража — тут нисколько не извинение».

И будет, в общем-то, прав.

«Веселие Руси есть много пити»? Но тогда не водяра и вообще не какой-либо «крепняк» имелся в виду, этого просто ещё химически не было. Но даже и с лёгкими всякими медами — сомнительное утверждение.

Ей-богу, до поры я, пожалуй, нуждался в таких наркотиках, как никотин и алкоголь. Ибо хотелось что-то приличное сделать из этой страны, чем я активно занимался, а посмотришь очередную медийно-политическую харю на ТВ — так рука сама тянется и к сигаретам, и к вискарю.

Но со временем я, видимо, просто спокойнее стал смотреть на вещи. Да, как ни жаль наших усилий, Россия погибла. В очередной раз утянута на дно дегенератами, из которых Вова Путин — ещё не самый злобный, а просто очень трусливый и слабовольный для своей роли. Он на самом деле испугался нациков на «Манежке» и решил, что хорошая идея — услать их «на Изюмский Шлях» (а если там кто выживет - то в Сирию).

Что ж, я один раз видел уже крушение Российской Империи, которая тогда называлась Советский Союз. И видел аж году в 88-м людей, которые искренне думали, что никакого коллапса нет, что всё идёт отличненько. А потом, конечно, после Беловежских Соглашений декабря 91-го - «мы внезапно проснулись совсем в другой стране и понять не могли, как такое случилось». Да, некоторые вещи сложные. Для некоторых.

Сам же, как бы ни была мне неприятна мысль, что похерено всё, что я делал для обустройства России, для её включения в транснациональные отношения, - теперь я отношусь к этому «философски». До такой степени, что и в алкоголе не нуждаюсь, когда касаюсь этих тем. Да тут ещё дети дурно влияют со своим алкогольным пофигизмом. Малая-то — ещё ладно, она только-только болтать начала, можно сказать, но Лёшка — мог бы быть правильным «проблемным» тинейджером, который утро встречает в сточной канаве, куда завалился по пьяни.

Но — нет. Разочаровывает папу. Который в его возрасте той ещё «оторвой» мог быть. Вечером — звонок с таксофона родакам, «Мам-пап, я в порядке, мы тут у друзей фильмы смотрим, но там телефона нет», а потом — много всего весёлого бывало. Вплоть до пробуждения в лесочке в обнимку с пенёчком.

Лёшку, правда, ещё и оружие, наверное, немножко дисциплинирует. Он с восьми лет носит Вальтер-ППК, и не хочет менять, хотя сейчас-то лапа уже до «девятнашки» выросла, но его устраивает именно скрытность этого «культового» волына.

И, понятное дело, направо-налево он пушкой не размахивает (не дебил всё же), но осознаёт, что о её наличии могут знать не только друзья, но и все, кому дружки проболтаются.

Как понимает и то, что если заснуть по пьяни в канаве, то у тебя могут достать ствол, потом положить обратно, а потом по нашей пульзогильзотеке выяснится, что вот такому-то товарищу мозги вышибли из волына, который числится за моим сыном. А этот Вальтер — он только выглядит, как игрушка. На самом деле его малокалиберные пули очень даже способны попадать в головы и делать там дырки в черепушке. Почему я и выбрал в своё время именно этот волын для Лёшки (помимо эргономических достоинств). Чтобы в случае чего — с первого же взгляда в дуло было понятно, что это не травмат, что слишком мелкий для этого. Ну и демонстрация в виде, скажем, простреленого носа подошвы ботинка, без повреждения мяса, - она впечатляет. Она как бы намекает, что если не тормознёшься — то же самое у тебе сейчас в лобешнике будет. Вот такая маленькая аккуратненькая дырочка.

Ну и Лёшка понимает, что если бухать да зависать где попало, то его могут серьёзно подставить со стволом. И даже если размотаем убийство, то вот нужно будет как-то договариваться с СК, чтобы конкретно этот вальтер нигде не светился, чтобы мой сын со своими сомнительными компаниями нигде там рядом не светился. А это будет стоить такого дипломатического ресурса с моей стороны, что Лёшка разумно ожидает: «Извини, пистолет тебе давать нельзя, когда из него потом левых каких-то челов мочат, но поскольку охранять тебя надо — за тобой всюду телок будет ходить. Но когда ты с девочкой — будет отворачиваться».

Это, конечно, не тот вариант, который бы устроил Лёшку. И замечу, когда сам я был безбашенным школьником — у меня всё-таки не было волына, врать не буду. Но как появился уже в 18 лет, вместе с ксивой лейтенанта ФСБ (корпоративный подарочный набор) — мне бы в голову не пришло прийти с этой шнягой на какой-то левый сейшен, набухаться и зависнуть там, чтобы потом узнать, что с использованием моей ксивы было совершено вымогательство, а из моего волына кого-то продырявили. Это в любом случае неприятные открытия, даже если потом какие-то люди докапываются до правды и покрывают твоё распиздяйство. Но это они — перед официальным уголовным процессом покроют. А начальство-то знать будет, что ты «пистолеты где попало разбрасываешь». И коллеги знать будут, что ты распиздяй.

Но всё-таки думаю, что мой Лёшка не бухает — прежде всего потому, что и не хочет. Он физически развитый паренёк, но не профессиональный спортсмен, который бы маниакально следовал диетологическим рекомендациям. Он в общем-то «шоумен» как ведуший своего канала, он, можно сказать, творческая личность, а это всё исторически располагало к той или иной наркомании (включая алкоголизм), но вот парню уже 14 лет, а ни разу не ужирался до сине-зелёной зюзи. И коксом не балуется, и на гердосе — не сидит, это бы я сразу заметил. Мне никаких этих дурацких химических тестов типа «будь уверен» - не нужно. Я этого столько навидался, что по зрачкам и по их движениям выкупаю на раз. И вообще, если какой-то родитель не может понять, нормальный у него ребёнок или вмазанный — так какая ему разница?

Но Лёшка — нормальный. Аномально нормальный «ненаркоман» для своего возраста и бабла. И не комповый задрот всё же, хоть и занимается своим каналом, не фрик, не нёрд. Вполне обычный паренёк.

И вот это наводит на мысли, что, может, мир изменился. Что теперь даже Россия — не такое место, где нужно бухать без просыху с двенадцати лет, а то вдруг очнёшься и - «Бля, да я ж в России!»

Может, теперь можно жить в России и не бухать, не испытывать желания накатить стопаря, глядючи на окружающую пасмурность и мёрзлость? Особенно, если в монитор смотреть. Ну или — что редкость для реальных жителей России, оказавшихся прирождёнными северяны — ценить картины скудной нашей природы.

Понимаю, этот пост под лозунгом «меньше бухать» звучит жестоко и даже кощунственно в канун Новогодия. Но всё-таки подумайте: вот насколько меньше будет заботы медикам, если крутые мужики меньше будут играть в игру «кто кого перепьёт»?

Тогда медики сумеют оперативнее выезжать на вызовы, скажем, о ножевых ранениях за праздничным столом. Которых, впрочем, тоже будет тем меньше, чем меньше крутые мужчины будут соревноваться в том, насколько они крутые, подкрепляя каждое своё заявление новым стопарём.

Хотя, может, во мне и зависть говорит. Я и пил-то мало (литровку вискаря за весь вечер или дюжину банок пива), нынче вовсе практчески не пью, но и в лучшие самые буйные годы реально на спор литровку водяры винтом, аки Долохов, мог усосать, стоя на карнизе или где ещё, но после этого не околоточных с медведями стыковал, а выпадал в очень тихую такую нирвану.

Отчего, возможно, и завидую гусарско-семёновской удали, потому и пишу.

P-s.: Да, конкретно данный текст написан не без участия алкоголя, поскольку перед Новогодием я счёл необходимым "размяться перед бочкой с красненьким" (из старого советского анекдота). А конкретно - усосал две литровки Мартини с одной поллитрой водки и большим количеством сока. Это нелассичные пропрорции для мартини с водкой - но у меня и не было цели слишком одухотворяться. Так, только размяться, восстановить форму на одну ночь, в общем-то. Потом думаю вообще бухла избегать настолько, насколько работа позволит (так-то на иных встречах совсем трезвенником вести себя не комильфо; от кокса ещё можно отказаться, но от вискаря или коньяка - нет).

И ещё я заметил, что когда совсем трезвым пишу те же лингвофрические свои заметки - начинаю слишком быстро гнать и опускать как бы очевидные места. Забывая, что это они для меня очевидные, поскольку я всё-таки околачивался на факультете словоёбства и всё такое.
И вот выдаю что-то вроде "германское "фюнф" (пять) могло так исказиться против ожидаемой формы "финф" под влиянием "фюр"(четыре)".
На что люди справедливо пишут: "С чего это в дойче "фюр", когда вовсе даже "фир"?"
Ну да, в современном литературном немецком, в основу чьего стандарта был положен верненемецкий, хохдойч. При этом "верхний-нижний" - это просто по течению рек от Альп к Балтике.
Но там вообще очень запутанная история со взаимоотношениями германских диалектов, покруче англйской, и долгое-то время как раз нижние диалекты доминировали, поскольку это торговля шведским железом, впоследствии - ганзейские города. И у меня-то перед глазами этимологический словарь, где указывается, скажем, старосаксонская форма, "фьюварт". А она-то не только на Полабье влиять могла, но и на хохдойч. И в такие времена, когда... "восемь" в славянских тоже не говорили, окей?

Но впредь, "напишая" свои эти опусы по трезвому, всё же проговаривать такие моменты, даже если это немножко занудно будет выглядеть.

Да, и всех ещё раз с Наступающим!


Tags: бухалово, грядущее
Subscribe

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.2

    (Продолжение) В чём действительно может быть (и бывает) сложность с английскими этими конструкциями — так это с запоминанием, где требуется…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.1

    Продолжу, пожалуй, умиротворяться рассуждениями об английской грамматике. Ну, не результаты же российских выборов обсуждать? Среди моих читателей,…

  • Смысл через грамматику

    В недавней своей заметке про Tenses я сказал, что эти устойчивые сочетания со специфическими служебными глаголами можно любить уже за то, что они…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments