artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Ещё раз про биткойн

Не так давно я довольно нелестно высказался о перспективах биткойна. А именно, сказал, что тот «хайп», который сейчас создаётся вокруг него уже не в профессиональных финансовых кругах, а в «народных», со всеми этими навязчивыми «историями успеха» - довольно чёткий признак того, что инструмент очень сильно перегрет и скоро обрушится.

Ну, некоторые считают, что такой скептицизм происходит от баттхёрта на почве того, что «вовремя» не вложился в биток, когда он копейки стоил, и проморгал своё счастье.

Что тут сказать? Да, я очень неразворотлив, нерасторопен в финансовых делах. Я вот даже свой приватизационный ваучер (помните, в начале девяностых такое было?) никуда не инвестировал, так до сих пор на стеночке в рамочке висит. Чубайс в своё время говорил, что при удачном вложении эта бумажка может стоить аж «как две Волги» стоить, но я сейчас, конечно, не отдам этот ваучер за две «баржи» (нахрена они мне?) Храню как память, как исторический документ.

Серьёзно же, в этом мире есть только один по-настоящему эффективный финансовый ресурс.

И это — невыносимо пронзительная укоризна лучистого взора. Вот кто-то должен тебе денег, решил зажать — приходишь к нему, заглядываешь в глаза, ему становится стыдно, он расплачивается. Этим ресурсом — я обладаю. А всё остальное — это так, наносное. Сегодня чего-то стоит — завтра может не стоить ничего. В иных ситуациях и золото на хлеб фунт к фунту меняется — но это не значит, что нужно вкладывать все активы в сухарики.

А все эти истории успеха, типа, мальчик нашёл на улице акцию, а через десять лет она стала стоить охуллион долларов — для меня то же самое, что и истории лотерейных мегапризов. Они показывают, что по жизни-то «мальчик» не умеет делать деньги, и просто на шару фартануло, но с очень большой вероятностью — скоро это снова будут не его деньги. Проебёт так или иначе.

Ну и вот уровень аргументации в пользу битка как перспективной валюты будущего, которая будет всё расти и расти — он заставляет задуматься о многом.

То есть, я не программер, но примерно представляю себе эту технологию, блокчейн. И сама-то по себе она может быть полезна во многих случаях, для сертификации какого-то факта (допустим, принадлежности земельного участка или удостоверения личности) одновременно во многих параллельно существующих «базах данных» с практической невозможностью фальсификации этого факта. Но вот ценность такой технологии конкретно для финансового инструмента, да ещё и для «криптовалюты»?

Вот опять же, не будучи программером, я немножко настороженно отношусь к такой «скрытной деньге», по которой не только что обслуживающий меня банк, но и любая собака, владеющая параллельной цепочкой, будет видеть историю транзакций между мной и моими контрагентами.

Нет, в иных случаях — это пофиг, кто там чего будет видеть и знать, но именно «крипторасчёты» - подразумевают те ситуации, когда не пофиг. Поэтому, скажем, нам не придёт в голову расплачиваться биткойнами за поставки военного снаряжения, чтобы не палить те фирмы, у которых мы покупаем некоторые вещи. Ну, мы же не Кремлёвские балбесы, которые влёгкую Симменс подставили с этими турбинами для Крыма. Мы уважительно относимся к интересам людей, с которым работаем. Поэтому проводки будут делаться так, чтобы никакие правительственные финансовые разведки даже ничего не заподозрили.

Но вот сторонники биткойна говорят: «Нет, это очень надёжно, это очень конфиденциально, там просто гениальная схема этого блокчейна, там даже, представьте себе, используется асимметричное шифрование!»

И с таким благоговейным видом, что сразу ясно: слова «асимметричное шифрование» чел узнал если не вчера, то позавчера.

Да, используется. Вот только происхождение, предыдущие транзакции - всё равно отслеживаются. И в этом смысле биток «пахнет» куда больше, чем обычный нал.

Хотя на самом деле, такой расчётный инструмент, который был бы реально анонимен, но при этом защищён от подделки — он был бы востребован. Именно для таких расчётов, которые не хочется светить. Вот только сдаётся мне, его покупательная способность, его ликвидность будет ограничена тем, что его-то правительства обязательно постараются объявить вне закона и ввести всякие анальные кары за операции с ним. Но биток таким инструментом не является, поэтому правительства даже приветствуют попытки каких-то особо наивных драгдиллеров или террористов использовать его в расчётах, и в целом относятся равнодушно.

Ещё говорят: «Нет, биткойн — это очень серьёзно. Вот раньше думали, что несерьёзно, а теперь, представьте только, уж и на ведущих мировых биржах торгуются фьючерсы по нему!»

И тоже — с благоговейным таким видом.

Ну, я перечислять устану, что в своё время торговалось на лучших фондовых биржах, и взлетало до небес — а потом рушилось в пыль.

В принципе, всё, чем люди хотят торговать, на чём хотят играть — то и торгуется, и играется. А уж за состоятельность этого инструмента, за реальность его курса — биржа, в общем-то, ответственности не несёт. Она, по хорошему счёту, просто предоставляет площадку, предоставляет некие правила игры, регистрирует сделки.

И бывало, что в основе какой-то ценной бумаги — лежит реально ценное обеспечение. Ну, скажем, вот решили построить железную дорогу (в драйзеровские ещё времена). Для этого создают общество, выпускают и размещают акции, чтобы поднять бабла на это предприятие (в этом, собственно, смысл акционирования — быстрое привлечение капитала в какой-то проект).

И в целом-то данная железная дорога — полезная затея. Она свяжет разные местности (где-то лес рубят, где-то стулья делают), по ней будут проходить грузы, она будет приносить доход.

Когда акции, изначально имевшие скромненький номинал, скажем, в десять долларов, размещаются — люди понимают, что вот это общество теперь реально имеет капитал для строительства дороги. То есть, это не выльется в пшик, дорога будет построена в обозримом будущем. От этого осознания — ценность акций повышается. Скажем, до пятнадцати долларов — и это ещё вполне соотносится с реальной ценностью той железки.

А вот дальше — запускается естественный механизм ажиотажного спроса. Дальше эти акции растут уже просто потому, что растут. Были по пятнадцать — стали по двадцать. Это значит, что и твой капитал, выраженный в этих акциях, увеличился соответственно. На это смотрит банк — и соответственно поднимает тебе кредитный лимит. Ты берёшь кредит — и покупаешь ещё тех же акций. И не только ты один. Отчего они прут вверх с дикой силой. Тридцать, пятьдесят, сто. Это — уже чисто ажиотажный спрос, создаваемый биржевыми спекулянтами (это не ругательство, это род деятельности).

И совокупная стоимость этих акций — теперь уже вообще никак не связана с ценностью той железной дороги. Все понимают, что столько(!) — она стоить не будет даже при самых благоприятных перспективах роста грузоперевозок леса и стульев. Да, эти финансисты-спекулянты — они не идиоты, они прекрасно это понимают. Как и то, что курс очень сильно перегрет, что он неизбежно рухнет. И кто успеет соскочить на пике, слить свои акции — тот успеет. Кто затормозит — мощно влетит на бабки. Но это — часть профессионального риска.

Пока же курс растёт — акции продолжают покупать. Ибо — почему нет? Глупо же упускать возможность взять сейчас за сто долларов то, что через две недели будет стоить сто двадцать. И рано или поздно, конечно, обвалится — но каждый надеется, что он успеет соскочить в оптимальный, пиковый момент, а пока пик не пройден — как-то жалко расставаться с этими стабильно растущими акциями.

Как можно определить, что близится вот этот пиковый момент, за которым последует неизбежный обвал перегретой бумаги?

Я бы сказал: когда в журналах для домохозяек начинают появляться истории про то, как кому-то посчастливилось прикупить этих акций по десять баксов, а сейчас они двести, и вот теперь та золушка стала прынцессой.

И это не обязательно даже заказуха (хотя может быть) — но просто вот когда какой-то финансовый инструмент начинает привлекать внимание уже не только профессиональных игроков, а домохозяек — то будет, конечно, ещё какая-то волна роста, спровоцированная вливанием теперь уже домохозяйских денег, но как раз на этой волне серьёзным людям лучше начинать уходить из этого актива. Раньше они не могли сливать крупные пакеты (потому что это тут же обвал вызовет), а сейчас, когда рынок подпитан «народными» деньгами — самое время.

И тут была речь про вполне себе реальное, объективно нужное и ценное предприятие, железную дорогу. Чьи акции, тем не менее, довольно быстро отвязываются от какой-либо реальной ценности, превращаются в довольно абстрактный инструмент биржевой игры.

Причём, с железной дорогой — ещё могут быть всякие сюрпризы. Вроде того, что её ценность изначально определялась доставкой брёвен на мебельные фабрики, а тут вот по маршруту нефтяное поле нечаянно нарыли, и теперь понятно, что значимость этой дороги немножко выше будет. Поэтому те, кто сливал акции по двести, обоснованно (на тот момент) считая курс дико перегретым — огорчатся, что поспешили. Потому что сейчас в эту глушь придёт какой-нибудь Рокфеллер и купит эту железную дорогу на корню хоть по пятьсот. Ему плевать, ему доступ к нефтянке важен (вернее, чтобы кто-то другой не успел перехватить).

Но что до этого биткойна — то это с самого начала чисто абстрактный такой финансовый инструмент, не привязанный к какому-либо конкретному обеспечению в материальном мире.

Ну и говорят, что валюты государств или облигации банков — ничем по существу не отличаются. Что это тоже абстрактные платёжные инструменты, которые люди просто согласились считать таковыми, использовать в такой роли. А реально-то — тоже ничем не обеспечены.

Так-то оно так — да всё же не совсем.

Облигация банка обеспечена хотя бы в пределах своего номинала — тем, что не все банки создаются лишь для того, чтобы набрать бабла и лопнуть. Некоторые — хотят всё-таки просуществовать какое-то время, занимаясь финансовой деятельностью. И при этом заботятся о репутации. И если выпускают свои облигации — то не хотят, чтобы к ним в офис приходили люди и заглядывали в глаза своими невыносимо укоризненными лучистыми взорами. Поэтому банк всё-таки старается гасить свои облигации на тех условиях, на которых размещал. Объявить же: «Извините, но мы пошутили, когда вот эти циферки на своих бумажках рисовали, а теперь решили, что они ничего не стоят и мы никому ничего не должны» - не во всех случаях может быть удобно.

С государствами и их валютами несколько сложнее. И конечно же, с древних пор правительства частенько норовили быть теми ещё свинтусами в финансовых делах. И задолго до появления не то что безнала, но и ассигнаций, когда в ходу была металлическая монета — тот или иной царёк мог найти привлекательной мысль о её порче. То есть, золота или серебра вдруг перестаёт хватать в казне, а расходы большие — и поэтому в монету начинают зафигачивать больше меди.

Правда, хоть тогда и не очень стремительной была скорость обмена финансовой информацией, со временем люди всё-таки начинали подозревать какой-то подвох и меньше ценить такую монету.

И это иногда могло приводить к неудобствам. Скажем, понадобилось тебе, как правителю, привлечь каких-то военных специалистов для решения неотложных проблем, они приходят и говорят: «Мы в принципе согласны поработать, но мы принимаем золото, серебро, или вот такие-то денежные единицы, которым доверяем, а своё это фуфло, которое ты начеканил — можешь засунуть себе сам знаешь куда. Или это сделают варвары, когда возьмут твою столицу».

И их, этих наёмников, бесполезно уверять: «Да вы посмотрите, какая красивая монетка! Какой рельеф, какие тонкие изящные линии, какое эстетическое совершенство!»

Ну и в целом отношение к жуликам, портящим свою монету, чтобы охмурить контрагентов, - конечно, было так себе.

При этом, понятное дело, золото и серебро как расчётные эквиваленты — это тоже условность. Они ценились просто потому, что сравнительно редки в природе, просто так не «намайнишь», к тому же не окисляются, а значит — подходящий материал для валюты.

Некоторые и сейчас считают, что «золотой стандарт» - это очень правильная была практика, от которой зря отказались, а вот хорошо бы вернуться, чтобы валюта чётко была привязана к золоту, обеспечена им.

Но я бы сказал, что от золотого стандарта отказались не потому, что захотелось лишить валюты «реального обеспечения», а потому, что золото в современных условиях его дать не в состоянии. Оно слишком волатильно, слишком изменчиво в цене, чтобы привязывать к нему реально серьёзную валюту.

Современные развитые экономики слишком сложны, чтобы их основная «кровь», национальная валюта, была привязана к какому-то одному товару. И по хорошему счёту, никому не хочется попасть в такую ситуацию, когда какие-нибудь папуасы вдруг нарывают у себя золотую жилу и начинают скупать валюту гораздо более развитой экономики за красивый жёлтый металл — только потому, что там принят был золотой стандарт и гарантировалась продажа их валюты за золото по неизменному курсу.

В целом же, если посмотреть цифры — ну вот сколько должно стоить золото, чтобы его запасы покрывали всю денежную массу, ходящую в национальной экономике? Да ему придётся в десятки раз стать дороже. Но это никому не нужно, поскольку оно является сырьём не только для ювелирных цацек, но и для электроники. Поэтому развитые страны вполне разумно решили уйти от золотого стандарта, не поддерживать завышенную стоимость золота своими валютами. То есть, чего не могут понять некоторые люди: когда те же амеры отказались от ЗС — это не доллар перестал обеспечиваться золотом, это золото перестало обеспечиваться долларом. То же сделали и все прочие развитые экономики, которые могли поддерживать гораздо большую стабильность своей валюты, чем это возможно для драгметаллов.

Чем при этом обеспечивается национальная валюта как таковая? Ну вот много есть рассуждений, что это вовсе пустые циферки, которые эмитент от балды рисует — и некоторые действительно так делают.

Правда, это можно сделать один раз — а потом тебе десятилетия понадобятся, чтобы восстановить доверие к своей валюте. И бывают какие-то извинительные чрезвычайные обстоятельства, вроде революции, войны, разрухи, когда приходится просто запускать печатный станок, чтобы хоть как-то заткнуть дыры в бюджетных расходах, но когда эмитент начинает вбрасывать мегатонны своих бумажек, просто решив, что он самый умный — ну, нескоро захотят снова иметь дело с таким эмитентом и такой валютой.

Возможно ли, что доллар внезапно грохнется, как не устают предрекать свидетели американского апокалипсиса? Да всё возможно в этом мире. Ну, придёт там к власти какое-то сумасшедшее (Трамп — ещё нет) правительство да и заявит: «Мы прощаем всем вам наш национальный долг, обрушиваем доллар, всем спасибо».

Правда, доллар потому и заделался «главной» мировой валютой, что в США, с учётом их исторического опыта и политической системы, это считается наименее вероятным, приход к власти откровенно сумасшедшего и безответственного правительства.

И их система эмиссии, со всей этой ФРС — она вообще не целиком государственная, она связана и с крупнейшими банками, которые тоже немножко дорожат своей репутацией. И за всю историю доллара, хотя и шла постоянная медленная его инфляция — однако не бывало каких-то радикальных скачков курса ни вверх, ни вниз. Эмитент, располагая изрядными ресурсами, следит, чтобы курс всё-таки был довольно стабилен — и способен откорректировать его, в случае надобности.

Именно это — и внушает доверие к баксу, такая его «история благонамеренности». Хотя понятно, что сам по себе он — условность (как и любой платёжный эквивалент). Но это такая условность, которая имеет реальные экономические, политические, исторические основания для доверия к ней.

Что же до биткойна, то, конечно, отраден оптимизм тех, кто прочит его на роль главной валюты будущего — но он, извините, на рынке-то существует без году неделя, по историческим меркам. Сравнивать его по надёжности с баксом, с фунтом, даже с этим евро (который «новорожденный», но всё-таки опирается на довольно развитые экономики) — это как-то несерьёзно.

Я не очень люблю государства и правительства вообще, но всё-таки некоторые из них — обладают хотя бы минимальной вменяемостью и ответственностью. Хотя бы такой, чтобы понимать: если они внезапно обрушат свою валюту — то огребут очень серьёзные проблемы. И во внешнеторговых связях, и внутри страны, когда те же военные или полицейские узнают, что теперь их пенсия будет стоить как буханка хлеба.

А вот кто, кроме держателей и майнеров битка, огребёт проблемы при его обрушении? Кому заносить претензии и смотреть в глаза с лучистой укоризной?

На что ответ: «А вот в том-то его ценность, что нет у него единого эмитента, а он генерируются и поддерживается Интернетом».

Ну да. Теми, кто производит с ним операции. Но — и до тех пор, пока они производят с ним операции.

Это так же верно, как то, что игровое золото World of Warcraft имело ценность, пока был популярен World of Warcraft. И были специализированные «биржи» в Интернете, где школота за реальные бабки брала то игровое золото, чтобы прикупить какой-нибудь модный редкий пузорез, или сразу покупала тот пузорез за бабки — и всё это было до тех пор, пока игрушка была на топе популярности (а сейчас я в этом не уверен).

И вот признаки «игрового» инструмента — биткойн обнаруживает. И, естественно, растёт, пока на него имеется спрос. По законам фондовой игры — растёт просто потому, что растёт. Пока не гавкнется при утрате интереса к конкретно этому инструменту.

Но вот признаки платёжного средства — биткойн проявляет как-то очень слабо. Именно потому, что позволяет себе так расти. А это как-то отбивает охоту использовать его для расчётов. Это не валюта, что имеет более-менее ответственного эмитента, который не позволит ей ни падать в резкую инфляцию, ни взлетать в дефляцию, удушая потребность в денежной массе. Он будет стремиться к тому, чтобы курс был более-менее предсказуемым, а объём денежной массы достаточным — и только тогда это может быть привлекательным расчётным средством.

Когда же народ (теперь уже - широкая общественность) усваивает мысль, что эта фигня стабильно растёт в цене — она автоматически теряет привлекательность как средство для расчётов. Просто слишком жалко с нею расставаться, когда ты предполагаешь, что через месяц она вырастет ещё на десять-двадцать процентов.

Тебе проще пойти в банк, показать свой счёт в биткойнах (вот какой я платёжеспособный!), взять кредит в обычной какой-то валюте — и ею расплачиваться.

Конечно, по кредиту будет какой-то процент, но — ничтожно малый по сравнению с ожидаемым ростом биткойна. Ты просто снова перекредитуешься — всего-то дел. А драгоценные эти битки тратить — ну что вы, что вы.

И таким образом расчётным средством это перестаёт быть. А чем остаётся? Инвестиционным средством? Которое имеет ценность... потому что теоретически ограничено предельное совокупное количество этих единиц? И потому что их нельзя подделать, протокол блокчейна это исключает?

А ещё какую ценность эта фигня имеет? Ту, что в неё многие сейчас играют и потому она растёт? Ну, зашибись. Вот только это далеко не первый в истории пример абстрактного актива, который растёт, потому что в него играют — но лишь пока не надоест.

Что ж, я не хочу быть брюзгой и обламывать чьи-то надежды, но должен сказать: в такие игры, конечно, бывает весело играть, но главное — не заигрываться. Чтобы через год не было такой ситуации, когда на вас висит кредит в банальных унылых долларах, выданный под ваш счёт в биткойнах при их курсе, скажем, двадцать тонн грина за биток, а сейчас банк говорит: «Извините, но нас не интересуют ваши биткойны, они вышли из моды, и мы хотим наши доллары».

И вообще, конечно, я зануда, но я достаточно насмотрелся на финансовых гениев, которые «чуйкой чуяли», что уж вот это (что бы то ни было) — точно золотое дно. Сейчас копейки вложишь — потом мультимильонщиком станешь.

Когда это были приятели, приходилось обламывать: «А ты уверен, для начала, что мультимильонщиком станешь именно ты, а не тот кекс, которого ты себе наймёшь начальником секьюрити?» Ну это при условии, что реально угадает с инвестицией. Что, на самом деле, тоже проблематично, если иметь именно такие ожидания, если жить надеждой на чудо, что вот вложился удачно — и проснулся богатеем.

Мир больших денег — он суров и полон разочарований. And night is dark and full of fears. And winter is coming :-)







Tags: финансы, экономика
Subscribe

  • Манифест оптимизма

    В последнее время ноосферу пучит многими мрачными, а то и прямо эсхатологическими новостями. Что мир не просто катится в тартарары, а «звеня и…

  • Не обманешь - не продашь?

    Лёшка, виконт Алексей Артёмович, в последние месяцы постигает жизнь простого российского гражданина. Ему это интересно и познавательно. То есть,…

  • О тётках и зарплатах

    Один либеральный (в более-менее приличном, не американском смысле) блогер рассказывает, как умыл феминистку на каком-то сборище. Она сетовала, что…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Манифест оптимизма

    В последнее время ноосферу пучит многими мрачными, а то и прямо эсхатологическими новостями. Что мир не просто катится в тартарары, а «звеня и…

  • Не обманешь - не продашь?

    Лёшка, виконт Алексей Артёмович, в последние месяцы постигает жизнь простого российского гражданина. Ему это интересно и познавательно. То есть,…

  • О тётках и зарплатах

    Один либеральный (в более-менее приличном, не американском смысле) блогер рассказывает, как умыл феминистку на каком-то сборище. Она сетовала, что…