artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Санскрит и выборы

Я тут решил выучить на досуге санскрит. Так, для общего развития. В том числе — для развития моей довольно безумной гипотезы, что будто бы в праславянском (вплоть до вышедших из него языков, включая древнерусский) могли сохраниться некоторые очень ранние праиндоевропейские формы. Реально очень ранние. Существенно более ранние, чем имелись в более-менее общем ПИЕ в Причерноморье на момент исхода будущей индоиранской ветви на восток и даже раньше исхода будущих италийской и германской ветвей на запад.

Почему именно в славянском? Да потому, что на север, вверх по Днепру, в предположительную праславянскую прародину (где-то в Пинских болотищах) могли уйти только очень простые люди, ещё не знающие развитого земледелия, привыкшие больше ценить рыбный промысел. И таким образом обособление древнейшей группы будущих славян могло произойти реально рано. Не в третьем тысячелетии до н.э. (как выдвинулись будущие индоарии), а где-нибудь в шестом.

Потом-то, конечно, когда Причерноморские эти степи заполонили скифы (те же индоарии, но уже верховые кочевники-лучники), а потом другие такие же весёлые ребята — от них бежали и более поздние земледельцы вверх по тому же Днепру, в места, недосягаемые для конницы. И как бы наслаивались на ту праславянскую прародину, принося и новые языковые моды.

Но до того, на протяжении тысячелетий, развитие языка этой общины — могло быть исключительно консервативным. Вследствие того, что... у них была Академия Наук, которая следила за сохранением словесных традиций.

Ладно, вследствие того, что эти племена занимали довольно ограниченный ареал и имели очень примитивный быт. А вот как раз наплыв более «продвинутых» сородичей с юга, бежавших от скифов в первом тысячелетии до н.э., мог поспособствовать интенсификации развития этой праславянской общности, поскольку с ними приходили и новые технологии. А там и готы подоспели, в начале н.э., краешком так коснулись той славянской прародины на своём пути от Балтики в Причерноморье, тоже технологий кое-каких подкинули. Ну а через несколько веков — уже и собственно славянская успешная экспансия началась, с дроблением языка на ветви.

Но в самых консервативных своих течениях (а это восточная ветвь, прежде всего, поскольку она заведомо меньше имела культурных контактов с другими индоевропейцами) — действительно могли уцелеть в довольно сохранном виде очень и очень древние, «реликтовые» формы.

Вот одним из таких реликтов я считаю полногласное «оло-оро» в древнерусском. То есть, вот я, Артемиус Феррус, именем Сената и Народа Рима, так считаю, при всём уважении к научной лингвистике, что не было никакой «метатезы плавных» в славянских, что просто была изначальная полногласная форма, которая потом редуцировалась по мере ускорения темпа речи.

И я настолько сумасшедший, что считаю, что эти полногласные формы, вроде «голова», могут быть членимы на морфемы. А что латинское, как санскритское «кап-ут» - это результат последующей стяжки основы «голов-» при дестабилизации срединного жёстко сонорного «л» и, соответственно, перехода «оло» в гласную. И что в целом это результат действия тех же процессов, которые вызвали ротацию согласных по закону Гримма в прагерманском (сводящуюся преимущественно к их оглушению). И что причиной такого фонетического сдвига — была специализация на лесной охоте, что требовало приглушённой речи, чтобы подкрасться к дичи, ну и с веками это дало такой эффект.

Но тут я наговорил много умных слов, показывая, какой я офигенно крутой лингвист — а на самом-то деле никакой. Латынь читать ещё могу, готский — с трудом, а вот санскрита - не знаю вовсе. Поэтому и решил выучить. Чтобы получше убедиться, прав ли я насчёт того, что это «новодел» по сравнению с теми формами (некоторыми), которые уцелели в праславянском и древнерусском (при гораздо более консервативном развитии этих языков, чем там могло быть у ариев, прошедших неблизкий путь до Индии и контактировавших там со всякими интересными людьми).

Заодно — развеяться как-то от политических дел, поскольку скоро, я так чувствую, мне будет не до лингвистики.

Да, вот тут российские оппозиционеры всё дискутируют, стоит ли ходить на выборы Путина в Путины, или стоит их гневно бойкотировать. И одни говорят, что нужно уносить или портить бюллетени, а другие говорят, что нужно бойкотировать выборы.

И в обоих случаях, де, слишком очевидны будут приписки, а значит, окажется, что Путин — нелигитимен. Что он как бы «ненастоящий выбор российского народа».

О, гхосподи, детский сад, штаны на лямках! Да кого, простите уж политологический сленг, ебёт, то ли он настоящий выбор российского народа, то ли нет? Это вот какого народа? Того, который - «хахлы придатили, захатели в Гейропу, продались пендосам, но мы фсех нагнём?» Вот этого народа? Да это худший зашквар для политика — одно только подозрение, что он легитимно выбран этим народом и представляет его волю!

Нет, легитимность политических лидеров в этом мире — определяется вовсе не тем, реально ли их избрало местное поголовье, или нет. Вот монархи Саудовской Аравии — они как бы вообще не избираются тамошними бедуинами, окей? Но с ними — имеют дело. Как и Председателем КНР, который тоже не на всенародных выборах выдвигается. А Саддам Хуссейн — наверное, вполне по-честному набирал бы сокрушительное большинство на выборах среди иракского народа. Но на это всем плевать.

Легитимность политического режима — определяется прежде всего тем, насколько он вменяем, насколько удобно вести с ним бизнес. Не начнёт ли он чудить, создавая проблемы «мировому порядку».

И что до Кремлёвских, до Путина лично — да он уже(!) начудил столько и создал таких(!) проблем, что всем глубоко посрать, любит ли его российский народ, реально ли избирает или всё подтасовано. Если реально — ну, тем хуже для российского народа, только и всего. Но «чистота» выборов в России, с её-то московитским анамнезом, включая большевизм, — вообще никак не влияет на легитимность Путина и его режима.

Тем не менее, и резкая смена власти, переворот — тоже породит множество проблем. Ну, чисто технически — вот я бы мог хоть завтра ввести в Москву свои легионы, разоружить Таманку и Кантемировку, да арестовать всю эту Кремлёвскую шоблу.

И внутри-то России — естественно, ни одна собака не почешется, не тявкнет, когда это произойдёт. Ну, когда я, своей сиятельной персоной, покажусь на ТВ, пояснив, что вот был Путин, но он изобличён как враг галактики, потому теперь я замест него — кто-нибудь может, конечно, спросить: «А вас, Артём Викторович, можно ругать?»

На что я мог бы ответить: «Вполне. Но только при свете полярного сияния». И на этом вопрос с «легитимностью» у российского народонаселения (и мейнстримной прессы) — будет закрыт.

Но мне это просто противно, менять одну диктатуру на другую, продолжая традиции «московизма». Я же Новгородчину всё же возродить тут хочу. А это — более хлопотно, чем просто те же гайки чуть на другой манер прикрутить, под себя.

К тому же, за пределами России, если нам (Корпорации, к которой я имею честь принадлежать) вот так проявиться — могут возникнуть более серьёзные вопросы, чем внутри России, где всем всё пофиг, по хорошему счёту.

Для начала, нам придётся открыто признать, что мы есть. «Мы — вот такая частная компания, специализирующаяся на услугах силового профиля, у нас есть свои бригады спецназа, боевые корабли, ракеты, мы крышуем бизнесы по всему миру, но мы при этом охуительно хорошие ребята».

Лох-обыватель — этого боится, каких-то частников с ракетами и пушками. Вот государств — он не так боится. Потому что это привычно. И вот сколько бы кровавых безумств ни творили государства в своих разборках — обыватель всё равно доверяет им больше, чем частным буржуинам с серьёзными военными средствами. Почему? Да потому, что если б у него была логика и место под неё в голове — он бы не был лохом-обывателем. Но большинство людей в любой нации — да, они очень тупые. Им приятно верить в добродетельность национальных государств — и в имманентную злокозненность частных буржуинов.

Но даже серьёзным мужчинам с Уолл-Стрита, которые знают нас, знают, что с нами можно вести дела, - придётся учитывать мнение испуганных обывателей в их собственных странах. Вот если вместо Путина на посту российского лидера появится какой-то вовсе непонятный парень (типа, я), и начнёт вещать, что мы тут возрождаем новгородские традиции, а я, типа, посадник. И что вообще теперь тут вместо национально-территориальной государственной монополии на насилие — будет параллелизм частных силовых (крышевых) компаний, которые люди смогут выбирать по своему вкусу.

Это — будет слишком свежая мысль.

И вот хотя я считаю, что за ней будущее — к её внедрению следует подходить осторожно, во избежание шока.

Пока — мы решили просто дать возможность этому Кремлёвскому режиму дискредитировать и разрушить не себя даже (да тоже мне важность!), а саму идею государственности как территориально привязанной монополии на насилие, чтобы вот де факто всё больше нарастал параллелизм силовых крыш на одной территории, чтобы всё больше была важность экономической вовлечённости жителей российского «захолустья» в некую полезную транснациональную активность (ну хоть в покер играть онлайн, хотя и не только).

В конце концов, от каких-то резких агрессивных действий эти Кремлёвские ребята давно уже отказались даже в Украине, хорошенько получив по зубам от ВСУ (даже вот в том «разобранном» состоянии, в каком она была в 14-15) и осознав реальную «ценность» своей военщины. Сейчас, в общем-то, Кремль ниже травы, тише воды. С прискорбием наблюдает фрустрацию своего галлюцинаторного величия.

Поэтому — нет смысла форсировать события по смене власти в России. Ибо — хлопотно это очень будет, объяснять, кто мы такие, зачем мы, и про меня любимого конкретно — что я за хрен с бугра. И я лично вообще ненавижу мысль о том, чтобы заделаться публичным политиком. Да меня мой приватный, теневой статус — прекрасно устраивает. Кому надо — те знают. Кому не надо — тем не надо.

И потому, пользуясь некоторой передышкой — попробую, что ли, действительно выучить санскрит, хоть немножко. А то ведь я предполагаю, что сохранившиеся в древнерусском формы могли быть гораздо «первобытнее» новейших праиндоевропейских исходников для санскрита — но чтобы сколько нибудь всерьёз такое предполагать, для этого же мало знать лишь какие-то этимологические соответствия в санскрите. Нужно смотреть на структуру языка, как там однокоренные слова существуют, всякое такое.

И мне это, честно, интересней, чем выборы Путина в Путины. Это всё вообще микроскопический ободок накипи на котле истории. «Московия» - несколько более жирный и грязный слой на том котле. Но тоже — пятьсот лет всего. Есть вещи и древнее, и интереснее.

И котлу со слоями прежнего жира и накипи — конечно, место в историческом музее. А для современного приготовления гигиенически здоровой пищи — берут чистую посуду.

Tags: Россия, выборы, лингвистика, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments