artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Про "метатезу плавных" (не так заумно, как звучит)

Очередная моя «как бы лингвистическая» заметка, где я продолжу продвигать свою довольно сумасбродную теорию о наибольшей близости (хотя бы в некоторых моментах) древнерусского к наиболее древнему состоянию праиндоевропейского.

Поэтому — общий дисклеймер.

И — перечень посылок, из которых я исхожу, с некоторой попыткой их обоснования.

Итак, один из особо важных для моей этой теории моментов — вопрос о соотношении полногласных и кратких форм в словах вроде «город», «голова», «ворог» и т. п. То есть, я выдвигаю версию, что русская полногласная — может отображать более древнее состояние, чем не то что краткие формы в других славянских языках, но и даже чем, скажем, «галва» в литовском. И что сохранившиеся (вследствие очень консервативного развития праславянского и, далее, древнерусского) полногласные формы — морфологически членимы на корень и суффикс. А потому наилучшим образом пригодны для выявления не только индоевропейских этимологических и семантических связей, но и ностратических.

Тут, я так полагаю, любой лингвист схватится за голову и возопит: «Как будто мало было иных лингвофриков с их мифическими исконно русскими австралопитеками!»

Но нет, я немножко не из этой публики. Я просто пытаюсь разобраться в тех вопросах, которые действительно остаются спорными в научной лингвистике. Стараясь смотреть на вещи «младенческим» взглядом, имея и "младенческие" познания, прямо скажем.

И вот один из таких вопросов (который очень тесно связан с моей «теорией» и будто противоречит ей) — это так называемая «метатеза плавных» в славянских языках.

Я не буду подробно расшифровывать здесь, что это такое (можно посмотреть и в Википедии), но если кратко, то «метатеза» - это перестановка, а плавные — это вот специфические фонемы «р» и «л». Специфические — потому что в некоторых своих вариантах они могут хорошо тянуться, просто «слоговыми» выступать.

И вот эта гипотеза, про метатезу плавных — старается объяснить (с изрядной оглядкой на литовский, как близкий к славянским и притом очень консервативный язык), как, в частности, возникло полногласие «оло-оро» в древнерусском. При той посылке, что изначально его не было, что праславянские формы были близки к литовским: «голва», «горд», «холд» и т. п.

Но и не только это пытается объяснить данная теория. Перестановку фонем в начальных слогах — она тоже объясняет.

Вот знаете слово «алкать»? Да, архаичное, «пафосное» такое для современного русского — но пока существует.

«Лакомый» или «лакать» - более житейские. И на самом деле — это одного происхождения слова. Просто «перепрыгнули» начальные фонемы (ну, во всяком случае, так предполагается).

То же самое, скажем, с «р», «град» (в польском - «грод») - и «гард» в германских. Вот это всё скандинавское — Асгард, Мидгард, Гардарика (страна городов, как они Древнюю Русь называли). Это не заимствования — это развитие одного слова из праиндоевропейского в разных языках. Изначальный смысл, конечно, не буквально «город» был, в нашем понимании, а — «огороженное место». «Гвардия», естественно, с этим тоже связано.

Ну и давно лингвистов занимал вопрос, как в этих явно родственных словах фонемы будто бы «перескочили» с места на место. То есть, как произшла эта метатеза.

И надо сказать, в описании конкретных механизмов — чувствуется изрядная неуверенность. Что неудивительно. Поскольку это не очень-то естественное для языка явление — вот так взять и переставить фонемы.

Да не в заимствованном слове (как, скажем, персидский «зиян» превратился в «изъян», с этакой «ассимилиционно-восстановительной» морфологией), а в самых что ни на есть родных и широко употребительных.

Да не в частном каком-то отдельно взятом случае, как, скажем, «сыроватка» только в русском из всех славянских превратилась в «сыворотку» уже в довольно позднее время, - а вот сдвиг по многим словам.

Однако ж, что если предположить следующее. Вот есть у вас язык (не важно, как именно он называется — но очень древний, общий предок и праславянского, и литовского). У его фонетического строя есть некоторые особенности. «Р» и «л» в нём произносятся примерно так же, как в современном русском. То есть довольно артикулированно. А ещё — этот язык любит открытые слоги, не любит столкновение согласных, но не любит и чрезмерное нагромождение гласных, как в каком-нибудь кечуа (Атауальпа). То есть, у него стандартный слог — это согласная с гласной.

И есть в нём слова «аладья» (лодка), «алакати» (желать, вожделеть), «арамо» (плечо, лопатка, вот эта часть). Они легко произносятся и сохраняют такой вид по мере расселения носителей этого языка с исторической прародины.

Но вот кое-где некоторые племена, вышедшие из этой некогда целой общности, сталкиваются с другими народами, которые произносят «р» и «л» немного по-другому.

«Р» у них мягкое, как в немецком или даже английском. Ладно, пусть как в немецком. «Л» - тоже не очень звонкое, а тяготеющее к «уо». Почему так — я попробую обосновать в другой заметке, о возможном влиянии среды обитания и образа жизни на фонетический строй языка, но сейчас намекну: потому что это лесные охотники.

Эта манера новых соседей — вольно или невольно проникает в язык. Тут даже не важно, кто доминировал, те или другие, но проникновение, изменение некоторых фонетических мод — возможно в любом случае.

А теперь — попробуйте выговорить «арамо» с мягкой германской «р» между двумя открытыми твёрдыми гласными. Ну, можно, конечно, но, вообще-то, не очень удобно. «Р» получается само по себе уже почти гласным — и всё это сочетание редуцируется до «арм».

То же самое — с «город». «Р» смягчается — одна из гласных пропадает.

То же самое — с этим нечётким, приглушённым «л», которое ближе к «уо». Было «аладья» - стало «алдья» (или «ладья»). Тут, конечно, в каждом отдельно взятом языке закономерность редукции будет соблюдаться, но в разных языках — может качнуться в ту или другую сторону.

Правда, что касается древнерусского — возможно, он вообще не обретал мягкого «р» и «уо»-образного «л». Потому что потом — вряд ли бы восстановил. Это довольно дискомфортные, трудные звуки, резкое русское «р» и чёткое, звонкое «л». Их порою с логопедами детишкам ставить приходится. Причём, детишкам - которые вполне себе в русскоязычных семьях родились, с детства правильную речь слышали, безо всяких влияний немецких диалектов (это-то - отдельный случай), а - всё равно бывают проблемы. Да, русские "р" и "л" - они трудные. Но когда поставлены, они позволяют легко втыкать себя между твёрдыми гласными.

И тут, в древнерусском, утрата начальных «а» в этих предположительных (только мной предположительных, сразу оговорюсь) «алодия», «арамо» («рамо» в древнерусском — это плечевую конструкцию и означало, нынешнее значение «рамы» - более позднее) и т. п. - могла иметь другую причину.

Вот замечено, что древнерусский вообще очень не любит начальные «а». Даже в заимствованных словах, вроде греческих имён «Александр», «Анфим» - норовил заменить на «о» (которая тогда отличалась от «а» на слух даже в безударных позициях). Что сохранилось и в современном украинском - «Олександр». Или — норовил «прикрыть» начальную «а» йотированием. Так местоимение «я» получилось: «азо» - «яз» - «я».

Почему древнерусский так не любил эту начальную «а»? Да потому, что в разговорной речи сплошь и рядом всякая новая фраза начиналась с «а». Это очень чётко видно в тех же новгородских берестяных грамотах. Это и сейчас в быту сохранилось. «А знаешь, что я вчера видел?» А тогда — просто как чуть ли не обязательный речевой этикет было. В каждой новой фразе буквально. Даже на письме, довольно дорогую бересту (она не просто со ствола срывалась, она специально готовилась) — тратили на это «а».

Ну и при таком раскладе — неуклюже могли бы выглядеть сочетания вроде «А алодии». Потому что русский — не любит избыточного нагромождения гласных. И таким образом это начальное «а» могло отпасть в тех словах, где было. Когда (возможно, ещё в единой праславянской общности) прижилась эта мода говорить «а» в начале фразы.

То есть, моя идея объяснения механизма «метатезы плавных» - в том, что её на самом деле не было, никакой метатезы, перестановки. Были изначальные сочетания «оро», «оло», «ара», «ала» и т. п. - а при смягчении срединной согласной происходила редукция одного из этих гласных звуков. Ну и в разных языках — на разный манер, конечно, редуцировалось.

Здесь, правда, имеется то возражение, что будто бы эта самая метатеза — просматривается в заимствованиях из славянских или попытках передать звучание славянских имён в других языках уже в более-менее недавнее время, где-то в седьмом-девятом веках новой эры.

И это, конечно, ценный источник для восстановления фонетики дописьменного языка. Но — тут неизбежны искажения (причём, «сингулярные» такие, не всегда подчиняющиеся общему правилу заимствования даже в одно время).

Вот сейчас, скажем, мы заимствуем много слов из английского. И в России много людей, которые если и не в совершенстве владеют английским, то всё же имеют представление о его фонетике. Знают, допустим, что «а» в закрытом слоге, как правило, даёт «э». Но при этом traffic («трэфик»)заимствуем как «трафик». Хотя manager – как «менеджер». А уж тысячу с лихом лет назад — всё могло быть ещё немножко «эклектичней». Как кому послышалось — так и заимствовал.

Нет, некоторые фонетические факты — конечно, анализ заимствований или передачи имён в других языках позволяет установить. Как, скажем, внезапно появляющееся «н» в имени князя Святослава, что в греческом, что в скандинавских («Свендислейф») - намекает на то, что тогда ещё звук, обозначавшийся юсом малым, был носовым. Иначе — просто неоткуда этому «н» взяться.

Но вот когда говорят, что имя, скажем, словенского князя в хронике Фредегара передано как «Walduc” (что ассоциируется с «владыкой», что-то вроде), а значит, тогда ещё не произошла эта метатеза, перестановка в «ал-ол» - да это, по хорошему счёту, ничего не значит. Он мог быть и «Валадич», но средняя безударная гласная просто не расслышана была немцами. Для них-то естественны сочетания «лд».

И вообще, немного обнаглев, и не в обиду западным и южным славянам, но скажу, что их-то языки веку к седьмому — они уже сильно искажённые были, со всею неизбежностью, по сравнению с праславянским исходником. Они сколько контактов имели с немцами или с греками? Да это ж по определению должна быть этакая «креольщина» (опять же, не в обиду). Разве так чистоту древнего наречия блюдут?

Нет, нужно сидеть до упора в Пинских болотах (или у Ильмень-озера), ловить рыбку и водить хороводы. Вот тогда — наибольшая сохранность древних форм будет. И это не великорусский шовинизм (да многие-то черты древнерусского — больше украинский сохранил, чем современный русский), а просто здравый смысл. И потому восстанавливать исходники праславянского из западной и южной ветвей — нужно с оглядкой на то, что они со всей неизбежностью претерпели больше изменений, чем восточная. Да, что-то и в них могло лучше сохраниться, тогда как в древнерусском отмереть, но в целом — он должен быть ближе к праславянскому.

По хорошему же счёту, полногласие при русском акцентированном варианте произношения «р» и «л» - никуда на самом деле и не исчезало толком. Вот попросите маленького ребёнка, который уже знает буквы, но ещё не знает грамоты, записать слова «метр» и «смысл». Он, скорее всего, напишет «метар» и «смысал». Почему? Да потому, что мы так говорим. Эти акцентированные «р» и «л» - они очень плохо сочетаются с другими согласными без хоть какой-то "прокладочной" огласовки. Это, скажем, французское «mettre” (“класть») можно легко произнести без огласовки между «т» и грассирующим этим «р». А в русском — нет, так не скажешь. А то, что мы эти огласовки не воспроизводим на письме — ну, это просто традиция письма.

При этом, ставя под сомнение эту «метатезу плавных» как явление вообще (когда я предполагаю, что была не перестановка, а просто частичная редукция уже имевшихся гласных по тому или иному паттерну) — разумеется, я меньше всего хотел бы оскорбить учёных-лингвистов, которые занимались этой проблемой. Они — проделали огромную работу, собрали массу материала, и плодами их деятельности, доступными нынче в Интернете, я и пользуюсь.

Но ведь, думаю, всякий лингвист, который исследовал ту предположительную «метатезу», сиречь перестановку фонем, не мог отделаться от мысли, что это какое-то всё же очень странное явление, когда вот эти гласные и плавные согласные вдруг в одночасье (по историческим меркам) взяли и перепрыгнули, поменялись местами. Не в одном слове — а в десятках, если не сотнях. И это не того рода сдвиг, когда какая-то фонема в определённых позициях исподволь, незаметно для носителей, переходит в другую («п» в «ф», «к» в «х» и т. п.) Тут — попробуй не заметь, когда у тебя вдруг целый слог берёт да изворачивается задом наперёд.

И всякий лингвист, думаю, скажет мне: «Ты, Тёма, думаешь, что такой умный? Думаешь, никто раньше не допускал такой возможности, что в языке-предке было полное сочетание вроде «алакати», а потом прошла частичная редукция, и где-то стало «алкати», а где-то «лакати», «лакомый»? Но вот — научные данные говорят, что было как-то иначе, а как именно — до сих пор голову ломают».

Да научные данные, в этом конкретном случае, имеют дело с очень сильно дописьменными языками, чья фонетика очень так приблизительно реконструируется из новейших состояний и из известных заимствований в другие языки (хорошо, если они сами были письменные, а не какой-нибудь финский образца седьмого века, который сам нуждается в некоторой реконструкции, несмотря на его консервативность).

Поэтому, я всё-таки думаю, что не было никакой «метатезы плавных». Была частичная редукция имевшихся фонем в полногласных сочетаниях.

Да, «я так думаю» - это научный аргумент.

А ещё — я вампир, я жил тогда и припоминаю, как мы говорили. С трудом, постепенно, но припоминаю :-)

Tags: лингвистика, русский
Subscribe

  • Риторика и этика

    На настоянию тёщи (она у меня знатная оппозиционерка) посмотрел интервью Навального с Дудём. В целом — миленько. Я действительно рад, что с…

  • Как RT садится в лужу с Гугл-переводчиком

    Попался на глаза материал Раши-Тудой про отравление Навального (не спрашивайте, каким образом вышел на него: в Интернете всяко возможно). Смысловую…

  • Проходя эпоху умиротворения

    Вот я — не люблю быть морализатором. Я не считаю себя настолько святым и праведным человеком (мягко говоря), чтобы другим людям, не моим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • Риторика и этика

    На настоянию тёщи (она у меня знатная оппозиционерка) посмотрел интервью Навального с Дудём. В целом — миленько. Я действительно рад, что с…

  • Как RT садится в лужу с Гугл-переводчиком

    Попался на глаза материал Раши-Тудой про отравление Навального (не спрашивайте, каким образом вышел на него: в Интернете всяко возможно). Смысловую…

  • Проходя эпоху умиротворения

    Вот я — не люблю быть морализатором. Я не считаю себя настолько святым и праведным человеком (мягко говоря), чтобы другим людям, не моим…