artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Лингвистический дисклеймер

Я — не учёный. Я, можно сказать, «пытливый». В том числе — в вопросах, касающих родства и происхождения языков.

При этом, я знаком с научными методами, которые использует лингвистика, поскольку во время оно, бывало, пил пиво на «сачке» Второго Гумкорпуса.

Ладно, если серьёзно, я прекрасно понимаю, насколько малы мои познания в языках и науке о них для того, чтобы выдвигать какие-то теории. Да, я знаю несколько современных языков, русские и английские тексты могу читать на временную глубину примерно в тысячу лет (то есть, какие есть, какие сохранились) — но и только. Это, разумеется, капля в море от тех знаний, которыми обладают настоящие специалисты в лингвистике.

К их работе я отношусь с большим уважением, ни в коем случае не хочу и не имею ни малейших оснований ставить под сомнение их компетентность и добросовестность в стремлении к истине, подозревать в какой-либо ангажированности и предвзятости, тем более — по идеологическим или политическим мотивам.

И я благодарен этим людям, как ныне здравствующим (да пребудут!), так и ушедшим в вечность, за то, что сам я в своих «штудиях», вполне аматёрских, теперь имею возможность использовать плоды их трудов, от этимологических словарей до рассшифровок древних текстов.

Когда же я имею смелость выдвигать какие-то свои соображения на тот или иной счёт, то не для того, чтобы поколебать фундаментальные основы языкознания и уж, тем паче, оскорбить учёных исследователей, а лишь для того, чтобы обратить внимание на какие-то, возможно, спорные и смутные моменты, коих, разумеется, преизрядно, чего никто из учёных и не скрывает.

Равным образом, я ни в коем случае не имею в виду проталкивать идею превосходства одного языка над другим или одного этноса над другим. Эта расистская и шовинистическая чушь мне просто неинтересна. Да она и прямо иррациональна, даже шизофренична, поскольку трудно представить, как бы «превосходство» языка (что бы под этим ни подразумевать) служило реально эффективным инструментом подчинения народов (как бы кому в своё время ни мечталось).

Будь это возможно — наверное, Наполеон легко покорил бы Англию, поскольку французский очевидно ближе к священной и древней латыни, языку Pax Romana, на которую всю историю оглядывались все последующие европейские правительства. И англичанам было прекрасно известно, что французский ближе к латыни, а их собственный язык заимствовал до половины лексики из французского. И что?

Равным образом, уже к концу восемнадцатого века англичанам было прекрасно известно о древности санскрита и родстве его с европейскими языками. Они восхищались писаниями на санскрите и культурой Индии вообще. Но если говорить о политическом взаимодействии Великобритании и Индии (которое злые языки порой называют «колониальный грабёж»), то, опять же — и что?

Вы знаете хоть один пример в истории, чтобы одно сообщество людей вдруг узнало, что язык соседей «древнее» - и простёрлось перед ними ниц в честь сего открытия? Или, наоборот, чтобы некое слабое сообщество могло уберечься от агрессивного посягательства со стороны сильного хищника только лишь на том основании, что располагает более древним, а то и прямо родительским языком?

Что до политических вопросов, то здесь я смотрю на вещи прагматично. Как и на вопросы международного взаимодействия в целом, предпочитая сотрудничество, вне зависимости от того, насколько «древний» тот или иной язык, какой великой культуре он сопутствовал лет триста или три тысячи назад. Сейчас — мы имеем то, что имеем сейчас.

Да и вообще само понятие «древний язык», как сказано было не раз, применимо лишь к языкам мёртвым, чья форма зафиксирована в древности и с тех пор незыблема. О языках же современных уместно говорить лишь, насколько они, сравнительно других современных родственных языков, близки к тому, что был их общим прародителем, от которого они ответвились в тот или иной момент.

При этом большая архаичность языка или, напротив, большая его изменённость — само по себе это ни хорошо и не плохо. Есть много факторов, которые влияют на консервативность или динамичность языковых процессов. Скажем, укоренившаяся академическая традиция, всеобщая грамотность — изрядно «притормаживает» развитие языка. Что, вроде бы, атрибут высокой культуры общества. Но с другой стороны, энергичность социально-экономических процессов, обширные и интенсивные контакты с носителями других языков — неизбежно ведут к этакой «переплавке» собственного языка. И все эти факторы действуют комплексно, да так, что, честно сказать, порою ногу сломишь в том, как именно они действуют, какую результирующую в каждом случае дадут разнонаправленные эти вектора.

Но поскольку в значительной части моих этих лингвистических заметок речь будет идти про русский язык, то касательно него, вроде бы, общее место, что он на большей части своей истории развивался очень консервативно, очень неспешно. И под «русским», когда особо не оговорено иное, я буду подразумевать «древнерусский», непосредственно вытекающий из старославянского и праславянского. Язык, чьё состояние уже более менее обширно и достоверно известно нам на первые века второго тысячелетия, а некоторые его черты — и на более ранее время. Язык Древней Руси, чьими наследниками являются все современные языки восточнославянской ветви.

Исходя из гипотезы о белорусской славянской прародине ("вторичной" по отношению к прародине ПИЕ в Северном Причерноморье по Курганной гипотезе), помещая её куда-то в район Пинских и Припятских болот, я предполагаю, что именно в этом месте, наименее досягаемом (да и столь же привлекательном) для любых вторженцев на протяжение всех тысячелетий, миновавших от прихода сюда людей из Северного Причерноморья, будущий русский (общей праславянской своей стадии) язык варился в практически собственном соку и на наименее медленном огне из возможных. А соответственно — мог наилучшим образом сохранить черты того состояния ПИЕ, которое унёс «вверх по Днепру».

Здесь я не буду подробно останавливаться на свидетельствах о более ранних, чем 5-6 шестой века, попытках экспансии славян из этого «очагового» ядра в Верхнем Поднепровье, при всём уважении к этим смелым ребятам, но считаю, что их исход просто не мог существенно повлиять на лингвогенез в этом самом «очаге», довольно ограниченном как по территории, так и по средствам к цивилизационному развитию (а они были скудны: у них не было доступа к металлам для инструментов и оружия, покуда не появилась технология добычи железа из болотной жижи или покуда железо не стало поступать из нынешней Швеции в те места в достаточных количествах).

В принципе, я готов допустить не только то, что «скифы-землепашцы», о которых писал Геродот, были славянами или родственны славянам, но даже и то, что вандалы были славянами (или, хотя бы, смешанный славяно-германский союз отчаянных авантюристов, крюком прошедший всю Европу до Испании, далее до Африки, нынешнего Туниса). Но просто — какое это может иметь отношение к развитию старославянского языка там, где остались жить менее непоседливые сородичи? Меня интересует именно развитие старославянского, далее древнерусского языка, а не гордость за вандалов, что они так славно погуляли.

И потому, когда дробление славянства на западную, южную и восточную ветви состоялось, а такие новейшие выходцы из этой общности, как будущие поляки, чехи, сербохорваты уже уверенно закрепились на новых рубежах, отдалившись от «вторичной прародины», я полагаю, что есть основания считать именно восточную ветвь, оставшуюся практически на своём месте (до поры), по-прежнему тогда ещё имевшую наименьшее число контактов с иноплеменниками — наиболее консервативной теперь уже среди новых славянских языков. А потому — и сохранившей большую приверженность исходному языку, больше черт от него (хотя наследование черт языка-предка у потомков — вариативно, конечно: где-то сохраняется одно, где-то другое, поэтому я буду то и дело поминать в своих штудиях и другие славянские языки). И для меня это важно не для того, чтобы выяснить, кто «лучше» или «хуже» ("Ляхи нас предали, в немцы подались да в лытыняне!" :-) ) - а для того, чтобы посмотреть, какой из славянских языков всё-таки больше может приблизить нас к ПИЕ и, соответственно, к ностратическим связям.

Более того, я набрался смелости выдвинуть гипотезу (прекрасно понимая, что мой уровень знаний по теме совершенно недостаточен для этого), что и сам по себе исход будущей праславянской группы из праиндоевропейской общности (то есть, вверх по Днепру куда-то в болота) — состоялся чуть ли не первым, когда эти люди были ещё преимущественно речными жителями, рыболовами, а земледелие только осваивали. Ибо — кому бы ещё пришло в голову уходить из причерноморских степей на север, в леса и болота (а об угрозе со стороны степных конных кочевников - тогда, по моим прикидкам, речи ещё не шло)?

Для целей лингвистики это может означать, что русский язык (древнерусский) не только что ближе к тому состоянию ПИЕ, которое запечатлел на момент отделения, но и что само это состояние более древнее, нежели то, которое унесли с собой в восточные степи будущие создатели Аркаима, Авесты и Вед. А возможно, и более древнее, нежели то, которое пошло в западноевропейские языки.

Я знаю, что это предположение противоречит некоторым лингвистическим фактам, и прежде всего — конфликтует с изоглоссой «кентум-сатем». Поскольку славянские в целом «сатемные» - считается, что они не могли отколоться от ПИЕ сообщества раньше, чем «к» в соответствующих позициях (что унесли с собой в Европу предки современных западноевропейских языков) перешло («палатализировалось») в «с» или что-то подобное. И если «к» перед мягкими гласными переходит в «с» (ч,ц) довольно естественно, потому что это просто физиологически удобно, а вот чтобы «с» перешла в «к» - тут нужны какие-то очень специфические причины.

У меня есть соображения, почему славяне могли уйти раньше, но не быть на данный момент «кентумными» (и соображения, не сводящиеся только лишь к позднейшему воздействию ираноязычных степных кочевников, заведомо «сатемных»). Но — это в отдельной заметке.

В целом же, как обойти данное противоречие — я, честно, не знаю. Чего не стесняюсь констатировать. Поскольку не принадлежу к числу избранных да ясновидящих, которые знают всё и обо всём, вроде того, что Урарту» это «Ура-рту», то есть «Слава Гласу», а Ниневия — это «Новая Невия», поскольку прежняя Невия — это Питер. Или какие там ещё бывают чудеса?

Даже будучи тем наивным профаном в лингвистике, компаративистике, этимологии, каков я есть — ну, всё же я стараюсь руководствоваться не голосами в голове, не сакральным наитием, а какими-то более разумными, пусть и приземлёнными соображениями. И держаться здравого смысла, учитывая возможные (хотя, увы, не столь хорошо известные) обстоятельства бытия тех народов, которые жили и говорили там и тогда.

Само собой, мои заметки ни в коей мере не претендуют и не могут претендовать на какую-либо научность. Но вместе с тем, хочется тешить себя надеждой: а вдруг именно по причине отсутствия обширных и системных знаний, воспринимая предмет довольно инфантильно и наивно, я где-то возьму да и ткну пальцем в небо устами младенца (сам сейчас задумался над фразой)?

В любом случае, я сам люблю побаловаться на досуге лингвистикой (понимаю, как дико это звучит для тех, кто посвятил жизнь сей реально достойной науке) и, вообще-то, рекомендую этимологические упражнения в изучении чужих языков.

Когда люди понимают, как на самом деле много общего — язык становится менее чужим, немножко трескается барьер невосприятия, робеет робость. Да в любом случае — полезная зарядка для извилин и упражнение по работе с источниками.

Поскольку же я намерен продолжить цикл (или что оно там?) своих "языкомучительских" заметок, то, чтобы не давать перед каждой из них весь этот дисклеймер целиком, размещу здесь, а перед текстом буду давать ссылку.

Tags: лингвистика
Subscribe

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • О предустановке российского софта

    С первого апреля наконец-то вступает в силу давно вымученный закон о том, чтобы все мало-мальски умные девайсы, продающиеся в России, имели…