artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Не и ни: как грамотно посылать граммар-наци

Как известно, начальники — не опаздывают. Они только задерживаются.

Точно так же и реально культурные человеки — не допускают речевых ошибок. Они просто имеют индивидуальные речевые особенности. Которые всегда могут обосновать - что так и было задумано, что это имеет глубокий стилистический, семантический, метафорический и прочий весомый смысл.

Но когда чел не может обосновать отступления от литературных норм в своей речи — это, конечно, выставляет его не в очень выгодном свете. Особенно, если он рассуждает о каких-то глобальных и тонких материях, вроде политики, искусства или детоводства, а не просто рассказывает, как бурить лунку для подлёдной рыбалки. И если при этом он изъясняется неграмотно — конечно, это не прибавляет авторитетности его антимониям. Поверьте, реально культурными людьми гораздо великодушней воспринимается злоупотребление вульгаризмами и обсценизмами, нежели путаница в орфографии и синтаксисе. В конце концов, матерщина показывает лишь, что человек умеет дружить со всеми лексическими пластами языка, тогда как безграмотность заставляет заподозрить, что он не дружит с языком вовсе и вряд ли скажет на нём что дельное, когда и сам, верно, хрен понимает, чего несёт.

И одна из самых популярных ошибок (после смешения «тся» и «ться», разумеетЬся) — это употребление «не» вместо «ни». Во фразах вроде «Как он не старался, ничего не получалось». Так сплошь и рядом пишут даже вполне образованные люди. И если задумаются — то смогут правильно объяснить, что отрицание содержится только во второй части, «не получалось», а в первой — никакого отрицания нет и близко, поэтому, конечно же, должно быть «НИ старался». Но — всё равно ляпают.

Это можно было бы считать простой царственной небрежностью, поскольку русский — не испанский, в безударных позициях «е» и «и» фонетически не различаются в большинстве случаев. А значит — пиши, что угодно, до чего быстрее пальцы дотянулись, и ниипёт (а вот здесь, строго говоря, должно было бы быть «не»).

Но вот как-то я задумался, что, возможно, с этим смешением «не» и «ни» в подобных конструкциях — дело несколько глубже. Потому что некоторые люди (и довольно много их) не только пишут «не» вместо «ни», когда оно безударное, но и говорят — когда под ударением. Скажем, «Где бы я не был, всюду находил приключения». Да, весьма часто доводится слышать именно «не был», с ударением на «не». Хотя, по логике, конечно же, должно быть «ни». Но людям плевать, они говорят «не» совершенно автоматически и чувствуют себя вполне комфортно с этим. Даже вполне интеллигентные люди.

И это позволяет заподозрить, что здесь мы сталкиваемся с чем-то большим, нежели просто укоренившаяся ошибка, вошедшая в речевой обиход. Возможно, это и не ошибка. А фишка, обусловленная историческим развитием языка.

Чтобы в этом разобраться, для начала — попробуем очертить сферу применения этого ударного «не» вместо «ни». Ну, очевидно, что перенос ударения на частицу, будь то «не» или «ни» - идёт тогда, когда следующий за ней глагол — коротенький, односложный. «Где бы я нЕ был» - говорят (равно как и «где бы я нИ был»). Так же — доводилось слышать «где бы нЕ жил» или даже «где бы нЕ пил». А вот представить себе «где бы я нЕ проживал», с ударением именно на «не» - честно, затрудняюсь. Там-то акцент на себя утянет глагол.

Далее. В рассмотренных случаях то были глаголы в форме прошедшего времени (был, жил, пил). А может ли быть перенос ударения на частицу, когда она употребляется не с прошедшим временем, а с настоящим, или с инфинитивом, или с повелительным наклонением? «Где я нЕ есть...», «где бы нЕ быть мне...», «в какой стране нЕ будь (а Родина о тебе вспомнит — икать замучаешься)». Не знаю, может, кто-то так и говорит, но — ни разу не слышал и, честно, представляется ненатуральным.

Поэтому можно предположить, что переход ударения на частицу имеет место тогда, когда односложный глагол за ней стоит в прошедшем времени. Если это происходит с какими-то другими формами (чего я не слышал лично, но могу допустить) — то, вероятно, по принципу уподобления.

Между тем, что такое наше нынешнее прошедшее время глаголов, которое имеет суффикс «л»? Ну, я как-то писал уже в своих заметках, что тысячу лет назад это было вовсе никакое не прошедшее время, а совершенное причастие.

«Откуду есть пошла русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуду Русская земля стала есть».

Ну вот «нача» - это прошедшее время (тут не будем углубляться в систему прошедших времён в древнерусском, где там аорист, где имперфект, но все они имели совсем не такой вид, как сейчас). А «есть пошла» и «стала есть» - это причастие при глаголе «есть». И если ПВЛ (как свод из более ранних летописей) датируется первой половиной двенадцатого века, то отношение к этим формам с суффиксом «л» как к причастиям — сохранялось ещё долго.

Если посмотреть, скажем, Лаврентьевскую летопись, то можно увидеть, скажем, как князь Олег (не важно, какой), выговаривает родичу своему Святославу, упрекая в учинённом беспределе: «Чему еси затерял правду, взложил еси имя разбойничье на меня и на себя?» Ну то есть, по современному - «Ты чего в натуре рамсы попутал, подставил и себя, и меня, так, что люди нас теперь отморами считать будут». Такой смысл. И это — конец тринадцатого веке, запись за 1285 год. Но вот, как видим, «еси затерял», где еси — второе лицо от «быти» в настоящем времени.

Более того, в финальной «аннотации издателя» (в приписке летописца, который свёл прежние хроники в то, что мы знаем теперь как «Лаврентьевская летопись») - тоже сохраняется отношение к этим формам с «л» как к причастиям. Хотя это уже 1377 год, конец четырнадцатого века.

«Начал есмь писати книги сие глемый Летописец». То есть, не просто «начал», а «начал есмь» (это первое лицо от «быти» в настоящем времени - «я начал»). Или - «оже ся где буду описал или переписал или недописал...». Здесь эти причастия — при «буду», что являлось первым лицом будущего времени от «быти» (как и сейчас в русском). То есть, там летописец говорит, что если окажется, что где-то он накосячил, то не судите строго, вносите правку ради «блага дела», но не кляните.

Ну и это довольно торжественная такая «аннотация», поэтому в ней летописец пытается придерживаться очень грамотного, «академического» стиля. Это видно и по тому, что он старательно передаёт все начальные «о» черед омегу, «стильно». Хотя в самих летописях, не поминая уж писанину попроще, уже давно просто «о» писали.

Да, пользуясь случаем, хотел бы поинтересоваться. Вот много есть в Инете «ыкспертов», которые влёгкую читают, скажем, этрусские надписи — и всегда выходит, что они на чистом русском языке, причём современном, а содержание сводится к «Россия вперёд!» или «Слава Путину!» Особо продвинутые — находят и дешифруют некие секретные надписи на кроманьонских фресках в пещере Альтамира. И тоже всё на современном русском оказывается.

Вот тут — настоящий русский текст, Лаврентьевская летопись. И я хотел бы спросить у таких «ыкспертов» - что, по их мнению, означает слово «глемый», применительно к летописцу? Ну, оно так идёт в тексте. Вот это «глемый» - и наверху волнистая чёрточка, т. н. «титло».

Впрочем, даже если «ыксперту» хватит сообразительности, чтобы догадаться, что это «глаголемый», что они так пергамент экономили, имея общеупотребимые и потому понятные сокращения (как у нас сейчас «кол-во», скажем) — это ещё не значит, конечно, что кроманьонцы в Альтамире по-русски чего-то писали (или на каком бы то ни было ином языке — хотя картинки очень симпатичные).

Однако ж, вернёмся к этим причастиям на «л» в древнеруссокм. Да, этот суффикс — он изначально служил для образования прилагательных и причастий. «Светлый», «блёклый», «подлый», «волглый». Ну и то же самое - «был», «пошла», «стал». Довольно долгое время — они не употреблялись в сказуемом отдельно, без управляющего глагола. Как правило — подобающие случаю формы «быти».

Но с некоторых пор — стали употребляться самостоятельно. И вот если послесловие составителя Лаврентьевской летописи, хотя дано аж в 1377 году, но довольно выспреннее, архаичное, и потому следует исконному синтаксису, где допустимо только «начал есмь», а не просто «начал», то в самом тексте даже более ранних лет — уже проскальзывает употребление этих л-форм без управляющего глагола.

Скажем, в записи от 1301 года:

«Данило, князь Московский, приходил на Рязань ратью и бился у Переяславля, и Данило одолел». Безо всяких «есть» - совершенно современный синтаксис.

И если уж такое самостоятельное употребление этих причастий проникло аж в летописи, которые создавались самыми академичными ребятами, самыми консервативными в рассуждении языковых новшеств — понятно, что в разговорном-то языке давно уже так повелось к тому времени, что эти причастия сделались новой формой прошедшего времени и употреблялись без управляющего глагола.

Ну, примерно так же, как в разговорном английском некоторые могут сказать что-то вроде: «I never seen a girl like you”. То есть, не «have seen” - а просто «seen”, даже без намёков на управляющий глагол have в сколь угодно редуцированном виде ('ve, of, a).

На данный момент — это, конечно, считается неграмотным. Пока — так говорят преимущественно школьники-двоечники и негры. Но через какое-то время (лет сто) — может, станет нормой, самостоятельное употребление перфектных причастий. В русском — стало.

Но, само собой, этот процесс был неравномерным в разных вариантах русского. Само языковое пространство — было неоднородным. Даже если отбросить влияние новгородского и староболгарского языков (а в обоих случаях оно очень значительно), то - огромная территория, никакого единого школьного образования (по хорошему счёту, даже летописные традиции — в каждом монастыре свои были), никакого кина и телевидения.

Неоднородным и неравномерным было не только стремление этих л-причастий к тому, чтобы стать новыми формами прошедшего времени, но и изменения форм глагола «быти», который ими управлял.

В «классическом» древнерусском — он имел разные формы в настоящем времени (так же, как во многих западноевропейских языках). Я — есме (краткое концевое «е», передававшееся через мягкий знак), ты — еси, он — есть, мы — есмо (краткое концевое «о», передававшееся через ер), вы — есте, они — суть.

Но в современном русском форма настоящего времени — единая для всех лиц. Просто «есть». А современный украинский язык — пошёл ещё дальше, низведя эту единую форму настоящего времени к просто «е».

Архаичные формы — сейчас используют преимущественно для того, чтобы выебнуться и, обычно, неправильно. «Царь есмь надёжа и опора». Чо? Ты — царь еси? Таблетки, что ли, принять забыл? Или - «Россия суть Азия». У тебя там сколько тех Россий, чтобы говорить про них «суть» и отдать какие-то из них Азии? Россия — это множественное число, что ли, как «дреколья»?

Мне, как заслуженному ушкуйнику Новгородской Феодально-Боярской Республики, это дико бывает слушать, такие извращения. Но вот современные восточнославянские языки ушагали так далеко от древнерусского, что просто утратилось понимание того, с какими лицами употреблялись те или иные формы «быти».

Ну и, думаю, понятно, что такие изменения происходили не в одночасье и не потому, что австрийский генштаб решил выдумать украинский язык, чтобы перетянуть на свою сторону русинов, а Екатерина Вторая повелела Ломоносову создать великоросский (наверное, чтобы щёлкнуть по носу франкоязычное дворянство). А допрежь того Ломоносов, как и все жители Холмогор, должно, сам не знал, на каком языке ему говорить, и мог только мычать, но до того умнО, что Екатерина обратила внимание, поручила сделать русский язык и основать МГУ.

Нет, это всё были длительные, фундаментальные такие процессы трансформации живого языка, происходившие в разных местах по-разному.

И в местностях, где «есть» тяготело к усечению до «е», но л-формы пока ещё сохраняли свои причастные свойства, не рассматривались как прошедшее время глагола, вполне могла возникать такая ситуация, когда люди говорили «Где бы я ни е был». То есть, «был» - это совершенное (перфектное) причастие от «быти». «Е» - управляющий при нём глагол. «Ни» - усилительная частица, которая в данном случае не намекает ни на какое отрицание (сам по себе вопрос о становлении частиц «ни» в русском, об их конвергенции от разных «исходников» — он довольно интересный, но здесь его касаться не будем).

При этом, по представлениям о благозвучии, какие имеются в каждом языке и бывают различны, в русском — ненатурально звучит «ни е» под ударением. То есть, в испанском, уже помянутом, - всё в порядке. Оно перейдёт в «пинцетное» такое «нье». Но в русском — оно переходит в «не», убирается йотирование.

Вот так и получилось, что люди говорят «Где бы я нЕ был». На самом деле — исходным для этого служило «ни е был». И, соответственно, ошибки нет — это просто слияние «ни» и «е».

Это, конечно, всего лишь досужая гипотеза. И я, хотя изучал лингвистику на филфаке, но не могу назвать себя экспертом в данной области («Льняную книгу» вологодским говором — уж точно прочесть обломаюсь).

Но, какова бы ни была научная ценность данной гипотезы — она может быть полезна, если вы скажете «где бы я нЕ был», а какой-то граммар-наци начнёт до вас доёбываться, самоутверждаясь и указывая, что правильно - « где бы я нИ был».

Тут можно мило улыбнуться и разложить всю эту картину. Что «был» - это исторически причастие, требовавшее управления глаголом «есть». В редуцированной форме - «е». А потом — произошло слияние «ни» и «е» в «не». И говоря это, делая акцент на «не» - вы очень хорошо отдаёте себе отчёт в том, почему так говорите, вы чтите культурно-языковое наследие своих предков (которых знаете всего до тринадцатого века, к сожалению, но помните, как они говорили, что имели в виду).

И вот — примеры из летописей, показывающие, что нынешние глаголы прошедшего времени, с суффиксом «л» - это изначально причастия. А во время оно — были совсем другие формы прошедшего времени глаголов. От которых остались лишь «отсветы», вроде довольно вторичной фразочки «Единым махом — семерых побивахом». Нелепость коей вы осознаёте, поскольку суффикс имперфекта (но не аориста или перфекта, боже упаси!) соседствует с окончанием будущего времени для первого лица множественного числа.

После этого критик, скорее всего, побежит охлаждать свой церебральный процессор под струёй холодной воды из крана. И вряд ли захочет снова докапываться.

Спору нет, грамоту знать надо и употреблять правильно, но иногда — полезно уметь отмазываться, когда на вас наезжают, пытаясь уличить в неграмотности. А в сетевых дискуссиях — это почти всегда делается не ради научной истины, а ради персонального самоутверждения путём принижения культурной состоятельности оппонента.

И тут может быть полезен режим «У меня нет ошибок, а есть только намеренные эрративы». К тому ж, имеющие фундаментальное лингво-историческое обоснование. Желаете обсудить процесс перехода перфектных причастий в самостоятельную форму прошедшего времени, вытеснение аориста и специфику сохранения имперфекта в русском? Нет? Ну, чего и следовало ожидать, буэнас ночес! :-)

Помню, как-то лет в пятнадцать в школе, с бодуна заявившись на урок литературы (обычно-то прогуливал, ибо чего я не знаю в тех литературях), ляпнул в сочинении диковинное слово «интелегенция». Ну реально с похмелья был, а в таком возрасте, конечно, юный организм ещё не адаптирован к пагубному действию этанола.

Пришлось объясняться с учительницей (очень толковой), как я вообще сподобился так облажаться. Ну и тут, конечно, пришлось занять «агрессивно-оборонительную» позицию.

«Вы что же, полагаете, будто я на самом деле могу не знать, как пишется слово «интеллигенция»? Но здесь, однако, подразумевался намеренный каламбур. С народнических времён — так уместно было называть ту часть просвещённых людей, что пытались нести свою просвещённость в простой народ, всячески заигрывая с ним и заискивая перед ним, запрыгивая, можно сказать, в крестьянскую телегу. Потому «интелегенция» - это, можно считать, ироническое обозначение «вотележенных» просветителей. И я думал, что это будет понятно, потому, каюсь, забыл поставить кавычки, в чём и есть mea culpa”.

Я это втирал, импровизируя на ходу. Но забавно было наблюдать за реакцией той учительницы (очень толковой, повторю). Реакция, мысленная: «А вдруг это действительно так? Вдруг на самом деле был в ходу такой каламбур с «интеллигенцией» и «телегой» в народнические времена, а я просто не знаю, а этот профессорский сынок – знает, где-то слышал, и ну его к чёрту, занижать оценку» (да, я тогда посетил урок литературы, поскольку нужно было написать сочинение, чтобы на основании хоть чего-то мне можно было поставить пять в году, - но был с похмела, школьные годы чудесные).

Ну и то — школа. Где подразумевается, что учителя учат учеников и проверяют их знания. Но когда в Инете, в общении взрослых людей кто-то начинает уличать собеседника в языковом невежестве, - это вовсе другое дело.

То есть, когда я ставлю кому-то на вид его неграмотность и некомпетентность — это разумно, это правильно. Я могу быть несогласен с его идеями, но чтобы не тратить лишние усилия на опровержение социализма — я могу сказать: «Да ты вообще чурбан неотёсанный, пишиш с ашипками, тако ж и мыслишь».

Когда мне предъявляют какие-то претензии к моей грамотности что в русском, что в английском — тут реакция другая. «Ты чего, охуел, что ли, смерд? Да я на тысячу лет вглубь оба эти языка знаю, представляю себе, как там что было, как менялось, и если говорю так, как говорю, - то с глубоким смыслом».

Даже если просто по пьяни сначала писал в настоящем времени, по-английски, потом решил перевести в прошедшее, автоматически добавляя -ed к глаголам, и получилось, скажем, digged вместо dug.

Но я могу обосновать, что это и была правильная форма прошедшего времени для данного глагола ещё веке в шестнадцатом. А просторечное и провинциальное dug — стало нормой позже. И я, говоря «digged”, - выражаю культурную солидарность с Вильямом нашим Шекспиром, а кто не понял — тот профан, невежда и вааще илотъ.

И в таких отмазках — разумеется, нет поиска научной истины. Но чтобы эффективно их конструировать, такие отмазки — чего-то всё же надо знать о языке, о его истории, о его динамике.

Поэтому можно рекомендовать для школоты — чтение летописей в оригинале (там есть некоторые проблемы с тем же сокращением слов через титло, но к этому быстро привыкаешь), чтобы учились креативно подходить к вопросам языкознания, учились обосновывать, почему они говорят так, как говорят, и почему это правильно.

Насколько валидна моя гипотеза о «Где бы я нЕ был» как следствии слияния «ни е был»?

Не знаю. Так же, как не могу оценить научную основательность той моей гипотезы, что антитеза «немец-словен», имеющаяся во всех славянских языках, возникла от знакомства с готами, племенем заморских (забалтийских) северян-германцев, наступавших на юг по линии Вислы, которые, как истинные нордики, были очень немногословны. И вот оно отразилось в той антитезе-дихотомии. «Немцы» - немногословные, но не буквально «немые», лишь шуточное такое их обозначение, а «словене» - любящие слово, говорливые. И на самом деле, даже современные славяне, даже северные — они очень болтливы, они реально достают своей болтливостью (если, конечно, ты не после Италии в их среде оказался).

Но навскидку, вроде бы нет каких-то неистребимых противоречий в той гипотезе, что, по мере унификации и сокращения всех форм настоящего времени «быти-бути» до «е» - происходило слияние «ни Е был» в «нЕ был».

Соответственно, говорить «где бы я нЕ был» - вполне грамотно, лингвистически и исторически оправданно. И вообще употребление «не» вместо «ни» с прошедшим временем глаголов, даже в безударных позициях частицы, — может быть оправданно (не современными нормами русского языка, конечно, а вот ретроспективным воззрением на него).

«Как он не старался — ничего не получалось».

Лучше, конечно, так не писать. Это неграмотно. Но если написали — можно обосновать, что в вас живёт лингвистический код предков и вы понимаете, что «как не старался» - это на самом деле «как ни е старался», где «старался» - причастие («старавшийся»). А «ничего не получалось» - тоже слияние «не е получалось» («не есть получившимся»).

Tags: лингвистика, психология, русиш
Subscribe

  • Альтруизм и этика

    Лёшка Зимин давеча сказал — уж не важно, по какому поводу, но весьма уместно: «Самое печальное в альтруистах — то, что иногда они…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • Пара слов о протестах и перспективах

    Гостил у нас нынче князь А., старинный мой приятель. Он — либерал в «исконном», правильном смысле. Гоббс-Локк, «государство…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments