artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

С чего начать переустройство России

Признаться, долгое время я довольно снисходительно относился к т.н. «кремляди», подразумевая под этим понятием всё стадо алкоголиков, наркоманов и моральных уродов, присосавшихся к бюджету через канонизацию Солнцеликого. То есть, политический корпус современной России (включая его силовые элементы со всеми кланами), приближённых ко двору бизнесменов и пропагандистскую обслугу.

Да, эти люди подонки, большей частью, но они казались адекватными хотя бы в той мере, что хотят сытно жрать, сладко спать, и вовсе не хотят умирать. Этого – было достаточно, чтобы Корпорация, к которой я имею честь принадлежать, поддерживала с ними в целом приятельские отношения. Ну и некоторые из этих уродов – лично мои друзья, кое-кто с детства. Не было смысла «бороться с Системой», поскольку она достаточно конформична, чтобы её использовать. К тому же, она органическим образом порождена российским обществом, и в целом признаётся им как власть, а потому, конечно, мы не будем записываться ни в беззаветные революционеры-бомбисты, ни даже в "герцены", чтобы пробуждать кого-то там и внушать чувство собственного достоинства тем, кто просто не хочет его иметь.

Но что-то делать надо. Поскольку они откровенно охренели и зарвались. Они почему-то решили, что если мы их не трогаем, то и НАТО им не страшно. Как-то упустив из виду, что мы их не трогаем, поскольку они не лезут в наши дела и не притесняют наших подкрышных клиентов, а НАТО (не как формальный военный союз, а как совокупная крыша мировой торговли) их обязательно тронет – поскольку они влезли самым беспардонным в чужие дела, совершив немотивированную агрессию и захват территории.

Таких вещей не прощают – и накажут всенепременно, тем или иным образом. И не просто накажут, а сделают так, чтобы впредь подобные выходки были физически невозможны для России. При том же неравенстве сил, какое существует между Россией и Цивилизацией, которой Россия имела неосторожность себя противопоставить столь резким образом, - исход конфликта может быть неясен только полному кретину (а безразличен – только шахиду «русского мира»).



Поэтому, как говорится, «систему надо менять». Причём желательно – менять самим, изнутри, сформировав достаточно широкий и мощный общественный запрос на такие перемены, чтобы Россия снова вернулась в лагерь Цивилизации и перестала рассматриваться, как мартышка с гранатой.

Иначе – это сделают за нас, перемены. И весьма болезненным образом, что бы ни говорил Бжезинский о том, что «русский народ не должен пострадать». В действительности – это не будет и не может быть высшим приоритетом, комфорт народа, который выбрал себе такую власть и аплодирует любому говну, которая она устраивает на глобусе. Поэтому, по крайней мере некоторые западные круги (и не только западные) – пойдут по пути поддержки сепаратизма в России с целью её расчленения. Как кавказского, так и сибирского. Или кто-то думает, что один Путин такой умный, чтобы нанимать боевитых люмпенов по пять штук в месяц и устраивать с их помощью вакханалию на чужих территориях? Или кто-то уверен, что абсолютно все граждане России в проблемных регионах настолько ей преданны, что сохранят безусловную лояльность, даже когда их поманят огромными, в их понимании, деньгами за провозглашение каких-то своих республик?

Что этого не делалось до сих пор в отношении России (вернее, делалось, но там копеечные были арабские вливания в ваххабизм на Кавказе) – так лишь потому, что Россия не рассматривалась как враждебное государство, которое следует ослаблять. Напротив, Западу была выгодна единая Россия под контролем пусть авторитарного, пусть немножко одиозного, но всё же казавшегося вменяемым режима.

Однако внешняя агрессия – это ровно та точка бифуркации, после которой режим перестаёт казаться вменяемым даже самым заядлым его бывшим симпатизантам, связанным с ним многими приятными коррупционными делишками. Конечно, они по инерции выгораживают этот режим, мол, не бейте их слишком больно, их ведь можно понять, но – лишь с тем, чтобы постепенно «разочароваться» и потом заявить: «ну, когда я с ними мутил – они были другие».

Есть при этом страны, которым сходят с рук внешние агрессии, порой не очень качественно мотивированные (честно, вторжение США в Панаму в 1989 году – было некоторым произволом). Но эти страны – демократические. Там нет узурпации власти единым политическим кланом, не говоря уж о едином фюрере. И чрезмерная внешнеполитическая активность (в смысле, когда их военщина начинает заигрываться) ведёт к тому, что смена власти происходит автоматически на очередных выборах. А народ – он, типа, всегда против агрессии и войны. И в этом на самом деле есть некоторая гарантия того, что никакой правящий режим не оборзеет и не зарвётся чрезмерно. Поскольку он не вечен и знает это.

В консолидированных нациях под единым авторитарным управлением, явно не собирающимся никуда уходить, - такой гарантии нет. Поэтому к ним и относятся с некоторой опаской. Тем большей, чем больше и могущественней сама нация. Ну а уж когда они начинают оттяпывать у соседей территории и засылать к ним диверсантов-террористов – настороженность неминуемым образом перерастает во враждебность. И кто бы что ни говорил на дипломатическом уровне – это ровно ничего не значит. Враждебность эта теперь экзистенциальная, объективно обусловленная, и она никуда не рассосётся сама собой.

Преодолеть угрозы, исходящие от неё, можно двумя способами. Первый – завоевать весь мир или по крайней мере сокрушить Запад, покорить его своей воле. В десятом веке – я бы, честно, рассматривал именно такой вариант как наиболее привлекательный.
В двадцать первом – рассматривать его, боюсь, немножко нереалистично.
Поэтому остаётся второй: сделать так, чтобы они перестали видеть в нас угрозу, убедились в сменяемости и вменяемости российской власти, заинтересованной в добропорядочном партнёрстве с миром, а не в кидании понтов на потребу политическому охлосу. Иначе – будет очень плохо и очень больно. Гораздо хуже, чем в начале девяностых, и, вероятно, гораздо больнее, чем после семнадцатого.

И я не призываю ни к каким антиконституционным силовым переворотам (если б мы хотели, то сделали бы это без призывов, но самое неопределённость последствий такого шага делает его невозможным для нас). Но вот давить на власть, на Кремль, чтобы эти ребята спустились с небес на землю и почувствовали некоторую свою подотчётность обществу, чтобы не питали иллюзий, будто они там навечно небожители, - уже надо.

При всём действительно плачевном состоянии нашей «оппозиции», хоть сколько-нибудь эффективно такой давление осуществляет господин Навальный. Его движение приобрело некоторую популярность, но всё же незначительную.

Рискну предположить, причина в том, что он делает основной упор на изобличении коррупции, хотя на самом деле она мало волнует народ, покуда сам он не считает себя бедствующим. Ну, воруют чинуши. Так всегда воровали. Это Россия. Это страна, где в одно время миллионные массы были подняты на восстание под лозунгом грабежа, и потом десятилетиями эта страна жила по принципу «тащи с работы каждый гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость». Потому народ весьма снисходителен к вороватым сатрапам, купающимся в роскоши. То сознание, что воровать просто недостойно, неприлично – это всё мимо. Это зарабатывать своим умом и руками «недостойно», ибо «от работы кони дохнут». А уж честный и бедный чиновник в России, живущий на одну зарплату, это – «ебать, ты лох!» в массовом сознании.

Дожидаться же, когда экономика на самом деле обрушится, когда разъярённые голодные толпы будут рвать в клочья депутатские бэхи – как-то не хочется. Это уже хаос, это уже пиздец.

Чтобы этого недопустить – давление общества на власть должно начаться раньше. Но его не будет, пока есть доверие. В российском же случае «доверие» не означает «уважение». Многие иностранцы любят рассуждать о раболепии российского народа, когда он терпит во власти откровенных ублюдков и считается с ними только потому, что они власть, но на самом деле это работает немножко не так.

Вот говорят: «лучше иметь дело с подлецом, чем с дураком». И это, как правило, верно, поскольку подлец более предсказуем и им проще манипулировать. Именно это – составляет сущность отношений российского народа с властью как политическим корпусом в целом. Который на самом деле может состоять сплошь из подлецов, и всем это прекрасно известно, и по-человечески могут их презирать (мне доводилось, изредка, встречать людей, которые искренне считают выдающимся политическим деятелем лично Владимира Владимировича Путина, но не знаю в России никого, кто бы не презирал «кремлядь» и не считал подлецами многочисленных путинских хуесосов от молодёжных движений до депутатов Госдумы; да они сами себя считают подлецами, но гордятся этим).

Но вместе с тем народ уверен, что эти подлецы «себе на уме» и знают, что делают, если уж удержались и закрепились в этом террариуме. Именно такая надежда – являет собой то, что в России принято называть «доверием народа к власти». А вовсе не наивная убеждённость, будто кто-то во власти может оказаться честным человеком и не пилить бабло и не брать откаты. Да разумеется, не может! Кому он там нахер нужен, такой ангелочек? Все это прекрасно понимают, но считают, что он ушлый сукин сын, и сам выкрутится, и народ за ним не пропадёт.

Чего же по-настоящему не прощает народ представителям власти – так это когда они оказываются дураками, лохами и лунатиками. Поэтому, собственно, так горячо приветствовались репрессии тридцатых в отношении высших государственных и партийных деятелей. Было совершенно не важно, правда или нет, те бредовые обвинения, которые им предъявлялись. Важно – что они позволили предъявить себе эти обвинения. Позволили себя схарчить. А значит – дураки и лузеры, обманувшие народ уже тем, что полезли во власть, будучи дураками и лузерами. А Сталин – молодец уже потому, что переиграл их, сожрал. Значит, ушлый парень, за ним не пропадём (ну и это-то немножко оспоримый момент, полезность или вредность сталинского правления для русского народа).

Так или иначе, самое серьёзное прегрешение политика в глазах русского народа – это быть идиотом, который сам не знает, чего творит. И когда есть именно такое подозрение – за ним действительно никто не пойдёт, никто не встанет под его знамёна, не сплотится вокруг него.

При этом, идиотизм захвата Крыма как бы ещё не очевиден многим даже мыслящим людям в России (поскольку они мыслят: «Ну не мог же Путин, такой коварный и опытный игрок, попросту ебануться и облажаться! Наверняка он знал нечто такое, чего не знаем мы. И наверняка вынужден был так поступить в силу каких-то очень важных соображений»).
Но вот идиотизм вивария под названием ГД РФ – это давно общее место. Поверьте, в России никто практически не называет нижнюю палату парламента иначе, как «Госдура» или «взбесившийся принтер». Поскольку дурость их «законов» - самоочевидна.

Однако ж, терпят и эти публичные проявления идиотизма, поскольку есть надежда, что «депутутки» просто прикалываются, пиарятся, «отвлекают внимание», а законы по-любому работать не будут (что спасительная правда в России). Терпят – но до поры. Покуда не закрадывается подозрение, что эти зверушки не играют. Что они – реально неадекватны. А вот сумасшедшие во власти – это уже слишком стрёмно даже для самых аполитичных пофигистов. С вором и подлецом – можно договориться. Можно и поставить его в такие условия, чтобы ему невыгодно было нарушать свои обязательства по сделке. С психом – договариваться бесполезно.

При этом понятно, что эти люди как бы не могли попасть во власть, изначально будучи слабоумными и психически больными. Но они могли потечь крышей под воздействием некоторых факторов.

Поэтому, на чём, вероятно, следовало бы сосредоточить общественный протест – так это на требовании, чтобы все государственные деятели категории А (депутаты, сенаторы, министры) проходили регулярное независимое (с привлечением иностранных экспертов и втёмную) обследование на употребление наркотиков.

Строго говоря, такой наркотик, как этанол – они и так, в большинстве своём, употребляют без стеснения. А уж российские силовики – это всегда и были алкоголики, которые руку друг другу пожать не могут без того, чтобы пузырь при этом раздавить (и главная беда не в том, что нажираются накануне своих совещаний, а в том, что не опохмеляются поутру).

Но эта-та слабость считается на Руси исконной и простительной. Русские почему-то уверены, будто умеют пить (хотя большинство – абсолютно не умеют, на бычку лезут по пьяни), что это чуть ли не главная национальная добродетель, а потому пьянство здесь компроматом является даже меньшим, чем воровство.

Однако ж к другим наркотикам, «новомодным», отношение в обществе очень отрицательное, отчасти перегретое разнообразными мифами.

Хотя наркотики действительно не игрушки, и так или иначе воздействуют на сознание. Даже марихуана, штука в целом гораздо более безобидная, нежели этанол, - всё равно погружает в некое специфическое состояние альтернативной реальности, где существенно меняются мироощущение и приоритеты. Поэтому, когда я позволяю себе расслабиться и дёрнуть косячок, а кто-то звонит по каким-то делам, я честно предупреждаю: «Я сейчас укуренный». Но если человека это не смущает и он всё равно просит совета – то меня тем более не смущает. Особенно, когда укуренный :-)

Кокаин – штука ещё коварнее. Если кто не видел, как ведёт себя человек под мощной дозой кокса – можно получить представление, понаблюдав за Владимиром Вольфовичем Жириновским. При этом, я не говорю, что он употребляет, я готов дать, что называется, the benefit of the doubt, но просто вот так ВЫГЛЯДИТ человек под воздействием кокаина. Мания величия в острой форме, я, типа, бог, а вы все черви, ощущение полнейшей безграничности своих возможностей.

А при регулярном и неумеренном потреблении – кокс действительно плоховато действует на мозг. Провоцирует микроинсульты, а то и настоящий инсульт, и не то чтобы улучшает умственную деятельность в «долгой гонке».

Опиаты (морфин, героин) – это, конечно, самая коварная дрянь. И не потому даже, что на них реально садятся, физиологически. А потому, что героин – это истинно «сушёное счастье в конвертике».
Что бы ни говорили философы про «душу» и «совесть», но на физиологическом уровне все приятные ощущения, какие получает человек, обеспечиваются выбросом эндорфинов, воздействующих на опиоидные рецепторы. При этом непосредственный «триггер» может быть любой. Вкусная еда, стимуляция чувствительных зон, хороший поступок, удовлетворение от проделанной работы, прыжок с парашютом. И цепочка, приводящая к выбросу эндорфинов – может быть длинная. Но на конце – именно это. Воздействие на опиоидные рецепторы, создающее ощущение «благости» и эйфории.

А морфин – это заменитель телесных эндорфинов. Он даёт то же ощущение благости и эйфории БЕЗ каких-либо иных триггеров и цепочек. Он просто отсекает их за ненадобностью. А ещё – подавляет естественное производство эндорфина как таковое. Тоже – за ненадобностью. Отсюда, собственно, и ломка. Морфин извне поступать перестал, своё производство «гормона счастья» подавлено, всякое ощущение кажется очень дискомфортным, ввергающим в ужас и депрессию, которые нечем заглушить, пока не восстановится собственная «фабрика довольства». А это нескольких дней требует.

Но самое главное, торчок, - он неизбежно «дегуманизируется». Он может сохранять какую-то социальную адекватность, если имеет для этого достаточный интеллект, но в принципе – ему всё пофиг. Всё – кроме гердоса. Хорошо – это когда гердос есть, плохо – это когда его нет. Остальное – имеет очень малое значение. Никаких больше источников кайфа, никаких вообще серьёзных раздражителей. Поэтому я и говорю молодёжи, что идиоты, подсаживаясь на гер, думают, что рушат оковы и заключают сделку с дьяволом, когда на самом деле они вышибают себе зубы и заключают сделку с манной кашей. Поскольку ничего другого жрать не смогут.

И в принципе-то, я считаю, что это личное дело человека, какие вещества употреблять, только бы другим людям не вредил (и это – его ответственность). Хотя если человек садится на опиаты, зная, что это такое – я не уверен, честно, что очень хорошая идея его спасать. Возможно, лучше – обеспечить дешёвым кормом, и пусть торчит себе тихо. Он хотел простого счастья – и пусть имеет его. Но главный факт, что он его захотел и сам решил на всех насрать ради этого. Хотя, конечно, бывают нюансы, типа, там, горе, боль нестерпимая, всякое такое.

Но при некоторых обстоятельствах употребление наркоты перестаёт быть личным делом, становится публичным.

Например, когда я сажусь в самолёт – я предпочёл бы по крайней мере знать до вылета, дёрнул пилот косячок на дорожку, или нет. Возможно, ему и не повредит пара тяжек, и ничего страшного не случится, – но я просто хочу это знать. Имею право.
Точно так же, доверяя свои деньги политикам, которые их пилят на «общее дело» и частные коттеджи, я хочу знать, не употребляют ли они при этом всякого рода веществ, погружающих их в состояние изменённой реальности. Ну вот так, из чистого любопытства хочется это знать.

Надо ли говорить, что многие их заявления и законодательные инициативы порождают стойкое ощущение, что эти ребята сидят на чём-то очень суровом и сидят плотно? (Во всяком случае, это было бы скорее даже оправдание для них).

Все эти войны с кружевными трусиками и кедами, уличение Виктора Цоя в том, что тексты ему писал Голливуд по заказу ЦРУ – не могут не порождать подозрений в аберрациях сознания, вызванных теми либо иными факторами.

И если какие-то законы, при всей своей нелепости, совершенно безобидны, поскольку их никто не принимает во внимание и не собирается исполнять (менты ж у нас, как правило, всего лишь алкоголики, а не полинаркоманы), то какие-то действия даже этого шутовского сборища, называемого парламентом, могут иметь очень серьёзные эффекты.

И вот когда зашла речь о возможности применения российских вооружённых сил на Украине – фактически это было голосование о «зелёном свете» для Третьей Мировой.

Поэтому мне просто интересно, в каком состоянии находились люди, посовещавшиеся часок по этому вопросу и принявшие единогласную резолюцию «за».

А то ведь картины в голову самые разные лезут.
Травокуры: «Третья мировая? А чо, прикольно! Третья – и мировая. Приколись, пельмень? Третий Рим – третья римовая. Круто, да?»

Кокаинщики: «Властной своей десницей мы пошлём ракеты в дальние пределы, но и остановим их в любой момент прямо в воздухе, буде на то случится наша милость! А нам – хрен кто ответит. Ничтожества, копошащиеся у подножия нашего трона».

Героинщики: «А похуй. Мы все и так умрём. Мы все и так давно мёртвые. Смерть – это хорошо. О, холодненькая пошла!»

Поэтому очень хотелось бы знать, кто на чём сидит. А то, может, если б немецкий народ знал про Геринга, что он морфинист конченый – немножко по-иному относился бы к блистательным победам Люфтваффе и к стратегии своих лидеров вообще.

Соответственно, это должно стать главным требованием оппозиции – проведение наркологического обследования высших должностных лиц. Причём такого, чтобы его объективность и достоверность гарантировались, насколько возможно.

В таком требовании нет ничего противозаконного, ничего «крамольного». Разумеется, власть вправе отказаться выполнить это требование, но едва ли это прибавит ей популярности.

Вообще же, предположение, что многие высокопоставленные люди России, принимающие решения или влияющие на принятие решений, очень сильно злоупотребляют теми или иными наркотиками, - это не шутка. Это, по хорошему счёту, уверенность. Я не буду здесь называть конкретные лица, но иные персоны и нас, при нашем либеральном отношении к наркотикам, шокируют силой своего пристрастия и, главное, своей, скажем так, неспособностью адекватно оценивать степень своей неадекватности, пребывая под кайфом.

Этих подозрений, зная о в целом негативном отношении к наркоте у народа, они реально боятся. Поэтому и полез судиться с Навальным тот депутат, когда Навальный обозвал его «наркоманом».

Поэтому, думается, они и Ройзману аж отдали «на княжение» Ёбург, чтобы он не лез снова в Госдуму и не мелькал среди них на федеральном уровне. Он, конечно, тот ещё борцун с наркотиками, но всё же имеет опыт по этой части и может определить, когда собеседник под гером. И, думаю, имеет достаточно смелости, чтобы об этом заявить и устроить скандал для своего пиара. Он, конечно, фрукт тот ещё, – но точно не трус и довольно амбициозен.

Другой немаловажный момент – именно благодаря негативному отношению общества к нетрадиционным наркотикам, высшие лица, публичные политики, политологи и публицисты, становятся очень уязвимы для компромата (то же касается и нетрадиционной половой ориентации, которая тоже в тех кругах процветает).

Заснимешь пьянку каких-то генералов с шалавами в сауне – сейчас это вряд ли будет таким уж скандалом. Они могут огрести по шапке от начальства, но в обществе их не особо осудят. Ну, оттягиваются мужики – вот и молодцы.

Но заснимешь, как депутат вмазывается гердосом или нюхает кокс – у него будут проблемы. Особенно, если не легальный ход делу дать (это-то похоронят), а выложить на Ютъюб.

Этого они боятся, а значит, становятся заложниками тех, кто имеет на них компромат. И складывается немножко аномальная ситуация, когда какой-нибудь мутный дядечка с холодной головой и ещё более холодным, рептилоидным сердцем, получает возможность вертеть людьми, участвующими, так или иначе, в принятии стратегических решений. Всё - чтобы обстряпывать какие-то сугубо свои делишки, в общем-то копеечные, имея целью нарубить бабла и свалить за бугор.

Чтобы этой ситуации не возникало – нужна некоторая прозрачность власти. И я не говорю, что всех депутатов и чиновников, уличённых в потреблении наркотиков, надо непременно выгонять – но по крайней мере этот факт будет известен и не сможет быть компроматом, используемым какими-то мутными офицериками спецслужб в своекорыстных целях.

А уж как относиться к деятельности политика, про которого известно, что он нюхает кокаин или долбится гердосом по вене – это избиратели решат. Но когда сам факт известен – вряд ли этот деятель будет предлагать такие законы, которые производят впечатление составленных непосредственно в момент прихода.

Таким образом, обоснование этого требования – вполне логичное и никоим образом не противоречит интересам России в самом широком их понимании. В отличие от требования «Россия без Путина», которым помахали на Болотной, но всем было понятно, что Путин не уйдёт из-за сотни тысяч «хомячков», вываливших на площадь, а если и уйдёт – то принципиально ничего не изменится. Ну, нового Путина этот вертеп себе нарисует и распиарит краше прежнего. Делов-то: занюхнул кокса – и пошёл чесать, какой это великий вождь!

Точно так же, не стало массовым и движение против «жуликов и воров» из Едра. Поскольку в России простительно быть жуликом и вором. Да вообще всем плевать. Главное – не идиотом и не психом.

Но вот движение за то, чтобы просто знать, кто во власти какой наркотик употребляет, - оно может стать массовым. И оно будет ОЧЕНЬ раздражать кремлядей (поскольку они реально торчки, большинство из них), но они не смогут подавлять его так, чтобы выглядеть благопристойно и адекватно. То есть, пакости активистам, конечно, они будут делать любые – но в массовом сознании это будет работать против них. Как борьба охреневших наркоманов за право продолжать быть охреневшими наркоманами.

К тому же, российский народ сейчас примерно в том же состоянии, что и «друзья Путина» в европейских кругах.
В принципе, в глубине души, все понимают, что продались. Поддерживали всю эту едросовскую мерзость – ради наживы.
Но это неприятное сознание. Народу никогда неприятно признавать, что он навыбирал во власть заведомых тварей только потому, что они обещали подкинуть подачки из бюджета. И что терпел любые их выходки, становясь соучастником в их делишках, покуда эти подачки кидали.

Говорить: «Нас обманывали» - это тоже несерьёзно. Это уж детский лепет в двадцать первом веке.
То же самое – упирать на фальсификации выборов. Ибо – либо ты не терпишь, чтобы тебя нагибали и подменяли твою волю, либо терпишь - и тогда вполне закономерно, что это делает любая сволочь. Более того – имеет право делать.

Но вот хороший вариант - принять такую концепцию. «Мы их выбрали – когда они производили впечатление приличных людей, а может, и были такими. Но потом они сторчались на наркоте и свихнулись с ума».

Спасительный для народа, мыслящей его части, я бы сказал, вариант. Да и для политиков российских – тоже спасительный вариант признать, что они были неосторожны с сильнодействующими веществами, по причине своей неопытности, и потому лишились возможности трезво оценивать свои действия и их последствия.
Иначе – всё будет очень плохо, и для них тоже.


Tags: Россия, оппозиция, политика
Subscribe

  • Амадей мой, Амадей

    Посмотрел фильм «Амадей». Раньше как-то не задавалось — а тут задалось. Фильм отличный, всё хорошо. Но подумалось вот что.…

  • Кортес и мы

    Виконт Алексей Артёмович сызмальства любит посматривать исторические кинцы. Что художественные, что документалки. И просто любознательность —…

  • Все на форум! Р-рубидий! Капитолий!

    Естественно, обсуждались американские дела. Что ж, это было довольно курьёзно, штурм Капитолия. Главное — практически бескровно. Одну даму,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments