artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О водных артериях и путях Цивилизации

В одной недавней заметке я утверждал, что рассуждая о причинах отставания Руси от Западной Европы — часто недооценивают такой фактор, как доступность водного транспорта. И тут Европа действительно имела огромное преимущество, поскольку со всех сторон окружена морем (да ещё изрезана так, чтобы заливам было удобнее подбираться к глубинам континента), а места, сравнительно удалённые от моря — всё же связаны крупными судоходными реками.

И если в раннем Средневековье товарооборот был очень мал по определению, то Промышленная Революция — просто не могла состояться без очень значительных перевозок по морю с географическим разделением труда. И кто имел лучшие возможности по обзаведению круглогодичными портами и флотами — разумеется, получал и большое преимущество в темпах развития.

Особо отмечу, что значимость морской торговли в жизни страны — имела и большие социально-политические последствия. Ну просто потому, что зависимость от купечества, от приносимых им доходов — сдерживала поползновения государства оборзеть и выродиться в деспотию (а такие поползновения имеет любое государство, вне зависимости от расы, языка, группы крови и т. п.).

Морскую торговлю — можно пытаться кое-как контролировать, пресекать контрабанду, чтоб мимо пошлин не разгружались, но если начнёшь слишком уж явно беспределить — бизнес этого не любит. Он всё же требует какого-то уважения к частным правам, какой-то законности, правосудия, соблюдения правил игры. И вообще, купцы — это люди всё больше прагматичные, самодостаточные, которым трудно запудрить голову какой-то идейной шизой, и себе дороже — прессовать их сверх приличий.

Таким образом, благодаря силе торгашества, формировался в целом тот буржуазный менталитет, который и определил, во многом, то, что сейчас называется «европейскими ценностями». Сначала в Англии, как в самой «водоплавающей» стране, поскольку это тупо остров, потом — в тех государствах, которые вынуждены были конкурировать с Англией, которые тоже хотели урвать свой кусок от глобальной морской торговли.

Руси же географически повезло гораздо меньше. Очень хреновые выходы к морям (и в ту пору — практически все порты замерзающие на зиму) — ну и речная система, требовавшая волока по-любому, чтобы пройти хоть из варяг в персы, хоть из варяг в греки.

До некоторого времени — это могло ещё удовлетворять потребностям товарообмена. Когда везёшь чего-то реально ценное (шкурки собольи, мёд... рабы) — можно довольствоваться малотоннажными лодчонками, которые переволакиваются иногда по нескольку десятков километров из бассейна в бассейн. Вернее, обычно для волока приходилось перегружать товары из более-менее крупных лодей в эти самые лодчнки, а потом — обратно. Тот ещё геморрой, конечно. Но когда речь идёт о считанных тоннах за рейс, а товар пользуется повышенным спросом — дело того стоило.

Однако ж, когда европейцы открыли морской путь в Индию, а потом и в Новый Свет, стали шастать по морям-океанам огромными галеонами водоизмещением под тысячу и более тонн — любая логистика, возможная тогда на территории Руси, стала смотреться очень жалко. Это просто несопоставимые затраты человеческого труда, прежде всего, на транспортировку единицы груза на единицу расстояния. А если говорить именно о создании условий под Промышленную Революцию, а не о торговле ценными сувенирами, то это — требует очень значительных объёмов перевозок. И даже безо всякого Татарского нашествия — Русь, скорее всего, была обречена на отставание от морских держав Западной Европы.

На это мне возражают: «А вот в Германии тоже имеются местности, удалённые от моря километров на семьсот». Ну, имеются. От моря. А от крупных судоходных рек, вроде Рейна, Эльбы, Дуная? Впрочем, некоторые места — были удалены и от них. Ну так они и отставали, были дыра дырой до появления железной дороги. И пусть БМВ в Баварии делают довольно давно — но всё же не с шестнадцатого века. Тогда — всё-таки Англия имела преимущества и перед Германией в темпах развития.

Ещё вот довелось услышать такое мнение: «Вот-вот: все нормальные люди и селились по крупным рекам, чтобы торговать нормально и развиваться, и только эта самая Москва — единственная столица, которая выехала на том, что забилась в такой медвежий угол, что даже татарам западло туда соваться было. То ли дело Киев на Днепре могучем».

Знаете, постоянным читателям, думаю, известно, как я отношусь к Московии как геополитическому концепту. Вот со всем её деспотизмом, холуйством и воинствующим маразмом. Я её терпеть не могу — и надеюсь, что Господин Великий Новгород ещё на моих глазах и при моём активном участии возьмёт реванш за битву при Шелони. Да, мы тогда проиграли битву, но не войну. А эту ошибку, под названием «Московия», не поздно исправить и пятьсот лет спустя. И никаких больше сраных царей на земле русской. И пусть первым властителем Московии (уже состоявшейся) был Иван Третий, человек несомненно большого политического таланта, то последним — будет поехавший крышей лунатик, в очередной раз обескровивший Московию дебильными потугами на «сверхдержавность» и своими идиотскими многоходовочками вызверивший против себя весь мир. После этого — надеюсь, Россия наконец осознает, что просто не может быть сверхдержавой, чисто географически, хотя имеет шансы быть достойной, нормальной страной.

Но при этом моё отношение к Московии, в галюцинаторном бреду провозгласившей себя «Третьим Римом», не распространяется на город Москву, где я, в общем-то, живу большую часть времени. И говоря о его географическом положении — нельзя не признать, что оно было весьма даже удачным чисто в торговом смысле (насколько это возможно в такой «гиперконтинентальной» местности). Это и предопределило политическое возвышение Москвы.

Для начала, однако, нужно немножко уточнить про Киев. Видите ли, это лишь кажется, глядя на Днепр с Владимирской Горки, что вот оно, могучая водная артерия, по которой возможна серьёзная торговля. На самом деле — всё не так просто.

Сейчас Днепр — действительно более-менее судоходен от устья до Киева и даже выше. Там он — да, спокойная, довольно глубокая равнинная река. Но вот в районе нынешних Черкасс — в старину существовала такая проблема, как пороги. Там Днепр, во-первых, дробится на несколько проток, и все они довольно бурные, довольно мелкие. И повсюды — гранитные рифы.

Преодолеть это даже на малой лодье — было просто нереально. Поэтому, собственно, и казаки, когда появились, свои оперативные базы создали в Запорожье, ниже порогов — ибо только оттуда уже можно было нормально плавать к Чёрному морю. А через пороги — приходилось перетаскивать судёнышки волоком. То есть, те же самые проблемы, что бывали и на Волжском пути, когда нужно было как-то перекидываться с Онежского озера в притоки Волги.

Сейчас этих порогов не видно — по причине Днепрогэса. Но когда в Войну его подорвали — они обнажились.

Поэтому, честно, Киев — тоже не имел условий для полноценной водной торговли, когда загружаешь тонн сто на свою каракку и плывёшь себе спокойно из точки А в точку Б. Если б имел, если б не было этих порогов — может, история и по-другому сложилась бы (в том числе — для Византии). Но это было очень существенной помехой. Поэтому, собственно, народ и угорал, когда в этом новейшем историческом блокбастере, фильме «Викинг», у Киева вдруг появляется огромный византийский дромон: «Он чего, телепортировался туда?»

Что до Северной Руси (условно, чисто географически), то там, конечно, главная проблема была про то, как перекинуться из Ладожско-Онежского бассейна в Волжский. То есть, Нева от Балтики — это просто как морской пролив, Ладожское озеро — это то же море, только маленькое, Онежское тоже, они связаны довольно полноводной Свирью, ну и с Онеги можно продолбиться кое-как в Северную Двину, а от неё через Шексну — в Волгу.

Это был главный путь, Заволоцкий, использовавшийся новгородцами. Он проходил так, что не затрагивал ни Тверское, ни Московское княжество. Даже когда москвичи хапнули Ярославль — Шексна впадает в Волгу ниже, поэтому пофиг.

Другие пути шли от Ильменя к Торжку (через леса-болота), оттуда либо по Тверце в Волгу, либо как-то ещё. Один из вариантов «как-то ещё» - это через Ламу перекинуться на Москва-реку (которая впадает в Оку у Коломны, а та — в Волгу у Нижнего).

И если посмотреть на карту — то вот в этой местности каждый третий город, наверное, назван в честь того или иного волока. Вышний Волочёк, Волоколамск (то есть, волок ламский), просто «волоков» полно.

В целом — можно себе представить, что это был за транспорт. Тут вспоминается анекдот девяностых, как новый русский садится в последний ночной троллейбус, единственный пассажир, говорит: «В Барвиху давай». Водила отвечает: «Я, вообще-то, троллейбус, а не такси. Я езжу там, где провода есть» - «Три штуки баксов!» Ну, водила где накатом доезжал, чтобы на другие провода перекинуться, где толкал, а в конце пути говорит: «Всё, не могу больше. Тут чего-то ямы какие-то сплошные, всё перерыто» - «Да ладно, приехали, братан, всё ништяк. А ямы — это я вчера на метро за червонец добирался».

То есть, возможно (ничего нет невозможного для целеустремлённых людей), но вот по сравнению с западноевропейской морской торговлей - «на троллейбусе за три косаря».

Тем не менее, из имевшихся вариантов — Москворецкий был не самый отстойный. Ибо нужно понимать, что Волга — конечно, великая река, но она течёт «издалека долго», а в своих верховьях (выше Углича, скажем) — вовсе не такая уж могучая артерия даже сейчас, когда уровень поднялся из-за водохранилищ на всём протяжении.

А Москва-река — это не Нева, конечно, где «Титаник» прошёл бы, кабы не мосты, но лодочки с осадкой до метра — от Волоколамска могли уже уверенно путешествовать.

И само собой разумеется, что в этой местности по всем законам сначала должны были появиться Коломна (на слиянии с Окой, идущей из Черниговских тогдашних земель — почему, собственно, у Черниговского княжества всегда были особо тесные отношения с Рязанским) и Волоколамск, потом только Москва, но её место — тоже довольно ключевое, стратегически.

На слиянии Москвы и Неглинки, где естественным образом кремль уже защищён с двух сторон водными преградами, а если ещё канальчик прокопать — так уже и с трёх. И — хорошее место, чтобы залудить притоны с блэкджеком и шлюхами для проплывающих мимо купцов. На этом — город и поднимался. Ну а дальше уже стали хитрожопые московские князья мутить, как бы у хана ярлык на сбор дани добыть. «Вот, у нас по-любому есть бабки, мы ответим, если что, потому нам и можно доверить это дело».

Конечно, немножко не тот образчик этнического патриотизма, на котором можно было бы воспитывать подрастающие поколения в наши дни. Но сказать правду, тогда ни у каких русских князей не было «этнического патриотизма». Они все были феодалы, они «своими» считали каких-то крестьян-соотечественников — только те и были своими, то есть жили на подвластной земле, платили подати. А так-то — и задолго до всяких татаро-монгол знай себе набегали друг на друга, разоряли, грабили, уводили в полон, продавали рабов, и творили прочие вещи, которые сейчас обычно рассматриваются уголовным законодательством как немножко асоциальное поведение. Только до татар русские князья привлекали для своих шалостей половцев, а как появились татары — стали использовать татар.

Поэтому укорять что Невского, что ранних московских князей в какой-то запредельной аморальности — ей-богу, бессмысленно. Это были довольно циничные ребята, которые использовали для своего личного возвышения те возможности, какие имелись (а та мысль, что они могут работать на что-то, помимо своего личного возвышения — естественно, вызвала бы у них безудержный смех). Но и Даниил Галицкий, которого часто противопоставляют Невскому и московским князьям его рода — да точно такой же был. Феодал, который бы просто не понял, если б ему начали втирать, что он радеет за будущее своей державы и народа. Да они это как оскорбление восприняли бы.

Но и более буржуазный свой любимый Новгород — я тоже не идеализирую. Нет, там тоже все были себе на уме и, думается, если б татары вдруг предложили Новгороду выступать сборщиком дани с земель русских — запросто согласились бы. Просто — татары были не идиоты, чтобы предлагать такое республике, которой едва-едва угрожать могли и которая в прямом контакте с Европой находилась. Это бы очень быстро кончилось. «Вот, мы тут собрали дань, но большие мужчины посовещались и решили: а не пошёл бы ты нахуй, хан какой-то там? У нас, на ту дань, теперь в городе тысячи ландскнехтов — милости просим, если что».

Собственно, так оно и с Москвой кончилось. «Здравствуй, хан Ахмет. Мне нужна твоя помощь, чтобы покорить Новгород. Искренне твой, Иван Третий. P-s.: Спасибо, за помощь с Новгородом, а теперь должен тебе сообщить, дорогой хан Ахмет, что ты идёшь нахуй». Там ведь между битвой при Шелони и стоянием на Угре — два года разницы. То есть, как только Москва подмяла под себя Новгород, не позволив состояться его союзу с Литвой, — татар послала как «лишнюю сущность».

Но поскольку Москва была в гораздо большей досягаемости для татар — какое-то время, вот эти два столетия, они могли требовать от тамошних князей покорности, рассматривать как своих «фискальных агентов». И для этого географическое положение Москвы тоже было оптимальным. Рязанское княжество — уязвимей для Орды, но ему далековато бегать по более западным русским землям. Тверское — имело ключевое срединное положение, но менее уязвимо перед Ордой (туда совершались карательные экспедиции, но они были затратны). Новгород — тем более. А вот Москва — как раз то, что надо, с точки зрения Орды.

При этом, повторю, экономический подъём Москвы — происходил по объективным причинам. Вот на то безрыбье годных транспортных путей, которым вообще страдала Русь, Московорецкий был одним из самых «рыбных».

Но всё это, конечно, слёзы и сопли, и мудовые рыдания, по сравнению с тем, что получили европейцы, освоив кораблики океанского класса, от каравелл начиная, и открыв уже «глобальные» торговые маршруты.

Там — просто объёмы перемещения грузов несопоставимы оказались. А значит — и темпы развития Цивилизации (ибо она — есть торговля).

Ну и вот в чём реально была многовековая дурость Московии — она всё отказывалась смириться с этим фактом, что её огромные сухопутные пространства в действительности играют против неё, что они требуют повышенных затрат на транспортировку грузов, а потому она не может быть «ровней Англии». Ибо ей просто гораздо дороже обходятся любые индустриальные усилия. И это не значит, что их вовсе не надо было совершать, но это значит, что нужно думать о своей выгоде, а не об абстрактных (и недостижимых) геополитических понтах.

Ибо если вбить себе в башку, что ты должен превзойти тех, кто по объективным предпосылкам экономически гораздо сильнее — это приведёт лишь к тому, что ты будешь стремиться ослабить их, как-то им подгадить. Чем Московия и занималась, в общем-то, на протяжении всей своей истории, просто сейчас это сделалось уж совершенно, до гротескного, рельефно, вследствие тотальной деградации качества московитской элиты. Ну вот вроде того, что генерал Ивашов, советник Путина, говорит открытым текстом: «Да, очень неплохо дестабилизировать Ближний Восток как один из главных нефтеносных районов, ведь только тогда мы сможем залатать дыры в своём бюджете, если снова повысятся цены на углеводороды, когда у конкурентов будет война».

В советское и тем более царское время — ну, разумеется, никто из людей, допущенных до микрофона, такого бы не сказал (хотя мог думать). Сейчас — ну вот до такой степени московитский идиотизм доковылял. Но это и явный симптом, что болезнь дошла до такой стадии агонии, что недолго пациенту мучиться осталось.

Хотя, повторю, Москва сама по себе — довольно интересный город, имевший вполне объективные исторические и географические предпосылки для возвышения. Но Московия — это была ошибка. Её не должно было быть. И она будет исправлена.

Россия как единое государство — может, и сохранится. Как этакая «большая евразийская Канада», тяготеющая к конфедерации самодостаточных регионов. А может — распадётся, и в регионах будет преимущественно треш и угар, но Московско-Питерская республика — по-любому окажется в большом плюсе, когда скинет с себя заботу о развитии регионов, о социальной политике в них, а будет просто покупать у местных вожачков ресурсы втрое дешевле, чем раньше (неоколониализм — вместо колониализма).

Но Московии — не будет, конечно. Вот «Третий Рим», «особый путь», «мессианская роль» - и вся подобная безмозглая фигня.

Нет, Россия, если выживет — будет очень умной страной. Ну или — выживет то от неё, чему достанет ума.

Tags: Россия, Украина, история, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments