artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Старая имперечница

Получил намедни письмо, где один товарищ недоумевал: почему я возражаю против присоединения Крыма к России. Неужели я сам, на месте Путина, не сделал бы этого, когда подвернулась возможность? Ну, пусть не так грубо, - но ведь сделал бы?

Отвечаю. Я сам – не только что в сослагательном наклонении, но и в изъявительном захватывал Крым. Не один раз. И не только Крым – но всю долбанную Османскую империю. И «подвернулась возможность» - означало лишь одно: у меня достаточно войск. Это – достаточное условие для агрессии, оккупации и аннексии.

А за пару тысяч лет до этого – я захватывал Грецию, Египет, Карфаген, Испанию. Всё Средиземноморье.

Можно сказать, я довольно квалифицированный, неоднократный император. Но при этом – великодушный. Покоряя города, я никогда не устраивал геноцид. Предпочитал обращать жителей в рабство. Не знаю, чего здесь больше: доброты – или жадности? Возможно, это чувства одной природы. Мы добры к тем, кого считаем своей собственностью, так или иначе, кого жаль терять.



Это всё было в игрушках серии Total War?
Смею заверить: живи я в античные времена или даже в восемнадцатом веке – я бы делал то же самое в реале. Не моргнув глазом, без малейших угрызений совести.

А живи я в десятом веке, где-нибудь на севере Европы, – я бы приплывал к чужим берегам на драккаре и безбожно грабил бы города и сёла, угоняя в плен девиц (только симпатичных, конечно). Я бы делал это до тех пор, покуда не осознал бы, что разбой – круто, но крышевание – ещё круче.

Собственно говоря и если называть вещи своими именами, крышевание – это как раз то, чем мы с коллегами занимаемся в реальном современном мире (когда не шпилим в компьютерные игрушки, конечно). А поскольку мы занимаемся этим в довольно крупных масштабах – имеем некоторое представление о том, как устроен этот реальный современный мир.

Некоторые говорят, что он стал добрее и нравственнее за последние лет двести, а некоторые говорят, что он, напротив, утратил некие высокие идеалы, погряз в «потреблядстве», и всякое такое, но, честно сказать, мне, как парню, хорошо знающему историю, малоинтересны и те, и другие рассуждения. Ибо все они – не отражают главного.

А именно: этот мир изменился прежде всего социально-экономически. Изменилось само представление о том, что есть выгодно, что есть полезно, а что есть вредно.

В имперские времена – безусловно (почти безусловно) было выгодно захватывать новые земли, водружать над ними свой флаг и устанавливать там свою администрацию. Если это цивилизованная какая-то нация с развитыми ремёслами – её можно было обложить налогом. Если там жили дикари – их можно продать в рабство. В любом случае, ты получаешь дополнительный доход, на который можешь нанять больше воинов и построить какое-нибудь прикольное сооружение в столице. Соответственно, польза от новых колоний – очевидна.

Но всё сделалось не так просто и не так очевидно, когда обнаружилось, что тебе всё труднее поддерживать разделение между истинными гражданами, жителями метрополии, и «эксплуатируемыми туземцами», жителями покорённых колоний под твоим флагом. Если юрисдикция единая – жители колоний желают пользоваться правами граждан. Иметь те же социальные стандарты, вынь да положь. А иначе – бунтуют и тебе приходится это расхлёбывать. Теряя выгоду.

К тому же, торговля, бизнес – стремятся стать транснациональными. Им так удобней, когда задействованы разные крупные игроки-государства, имеющие оживлённые экономические отношения между собой. Но, естественно, транснациональные бизнесы вовсе не заинтересованы в том, чтобы государства, кормящиеся с ладони этих бизнесов и ублажающие свой электорат в метрополии (ради стабильности), распространяли всю эту социальную халяву и на бесконечное множество жителей колоний.

Таким образом, складывается ситуация, при которой иметь рычаги воздействия на колонии – нужно. Эксплуатировать их – выгодно (хотя это в оба края, конечно, эксплуатация, ибо все друг друга эксплуатируем в этом мире). Но вот окрашивать их территорию на карте в свой цвет, признавать за ними те же социально-экономические права, что и за жителями метрополии, - это крайне невыгодно.

На самом деле, должен признаться тем, кто меня не знает, я – лютый противник государственного социализма во всех его проявлениях. Я настолько правый, что для меня и Айн Рэнд – «левачка» :-)

И мне кажется крайне оспоримой даже та мысль, что в метрополиях нужно ублажать собственный охлос «социальными гарантиями» во имя стабильности. Как по мне: или ты делаешь нечто полезное людям, за что они добровольно платят тебе деньги, или – иди нахер. Содержать тебя за счёт госбюджета, формируемого из налогов, взыскиваемых принудительно, – никто не обязан. Тебе право на жизнь гарантировано только в том смысле, что тебя нельзя безнаказанно завалить. А право на хорошую жизнь – ты должен заработать себе сам.

Но вот в современном цивилизованном мире господствует та доктрина, что налоги всё-таки можно пускать на социальную помощь всяким голодранцам. Я считаю это аморальным (ибо если граждане искренне хотят кому-то помочь – то для этого есть частная благотворительность, а государство – оно немножко «про другое»), я считаю это растлевающим общество, поощрение халявнических инстинктов охлоса, я считаю, что Рим пал именно из-за этого, - но приходится терпеть эти социалистические миазмы в современной цивилизации.

И их можно терпеть, покуда они ограничиваются лишь ублажением голодранцев метрополий. Но будет каюк, если распространять те же «соцгарантии» (в том смысле, что ты, не делая нихрена полезного, всё равно будешь кайфово жить) на весь мир.

Поэтому, складывается такая система, при которой вменяемые государства стремятся не приращивать осенённые их флагом территории – а, наоборот, убирать свой флаг отовсюду, сокращая число халявщиков, которых, будь они граждане, пришлось бы обеспечивать себе в убыток.

Эта система начала складываться уже в начале двадцатого века, по мере транснационализации крупных бизнесов и мировой торговли вообще, и она исключает привычный «имперский» подход, оправдывающий завоевания и присоединение новых территорий.

Последний романтик классического имперского подхода – был понятно кто. Конечно, Адольф Гитлер. Хороший, к слову, художник – только людей не рисовал почти никогда. Но пейзажи со строениями – очень недурные у него есть. И вояка бравый. Но вот в понимании изменившихся политических и экономических реалий – оказался слабоват.

Чтобы исповедовать классический экспансионистский империализм – ему пришлось подключить все эти расовые бредни, как обоснование моральности его завоеваний. Римлянам - этого вовсе не требовалось. Они не считали тех же галлов или испанцев «расово неполноценными». У них не было нужды подводить такой базис под своё право покорять другие народы. Для них «право» покорять - было тождественно физической возможности, не более и не менее того. И они, римляне, - имели эту возможность (до поры).

Ну а Гитлер – не имел её физически. Он даже на оккупированных славянских землях вынужден бывал проводить какую-то социальную политику, задабривать аборигенов, а не обходиться с ними, как Цезарь с галлами, зачищая и порабощая тотально, но вот всё равно это было анахронизмом и стало жалкой пародией на римские завоевания. Поскольку Райх не Рим, и никто после Рима – не Рим.

После же Гитлера, на фоне той неприязни, какую сыскала его анахроничная политика, - стало уж и вовсе западло проводить репрессивные меры в колониях, объясняя аборигенам, что они – неполноценные граждане. А признавать их гражданами, предоставлять все права и соцгарантии – этого никакая экономика не выдержит.

В этом, собственно, секрет того, что вскоре после Второй Мировой стали распадаться колониальные империи. Они могли бы удержать туземцев в повиновении военной силой – но это просто невыгодно было. Вообще невыгодно стало держать свой флаг там, где ты должен нести политическую ответственность перед кем-либо за лояльность и «невозбухаемость» туземцев. Оказалось выгодней – предоставить им суверенитет.

Таким образом сложилась принципиально новая, отличная от имперской, система, называемая в иных кругах «неоколониализмом».

В чём она выражается? В том, что бывшая метрополия (а вернее, транснациональные корпорации) имеют экономическое сотрудничество с какой-то туземной территорией (и хорошо для туземцев, если оно есть), а политические и социальные вопросы – целиком отданы суверенному национальному правительству. Вот их там выбирают – пусть сами и договариваются со своими избирателями.

Но в случае, если захотят прокинуть инвесторов и партнёров, - им напомнят, кто есть who в этом мире, и что pacta sunt servanda. И как же здорово, что эти аборигены – НЕ граждане метрополии, и что их территория – это НЕ территория метрополии.

И это очень выгодно, такое положение дел.

Ну и вот возвращаясь к вопросу с Крымом – я недоумеваю: какими же долбоёбами нужно быть, чтобы сознательно стремиться включить в состав своей страны ещё два миллиона человеков, которые теперь будут гражданами РФ и которых придётся ублажать за счёт российского бюджета?

Да можно подумать, в самой России – мало охламонов, которые нихера полезного не делают, но лишь тянут соки из бюджета (наполняемого из моих, между прочим, средств). Будто своей гопни да своих халявщиков мало! (Я бы, конечно, как истинный патриот России, предпочёл, чтобы её вообще не было).

Ну и мне тут писали, что я слишком резко высказался в адрес тех крымчан, которые не скрывают, что поддержали вступление своё в Россию прежде всего из-за надежд на лучшие бюджетные подачки, чем были со стороны Хохляндии.

Они не скрывают – так и я не скрываю, что считаю их блядями, норовящими поживиться за мой счёт. Причём, не честными проститутками, которые обслуживают клиента, предоставляя ему востребованные им услуги, а – лукавыми шантажистками, которые плачутся, как им плохо под «украинским игом», но нихера сами не делают, чтобы отстоять свои права, а пользуются желанием Вована попиариться перед российским лошьём, и он это делает, присоединяет Крым, который сам по себе нахер не нужен России, только обуза, когда под российским флагом (это уж не говоря о тех охуенных проблемах, которые мы на свою голову нашли, присоединяя Крым таким беспардонным и провокативным образом!)

«Но это же русские люди, а русские своих не бросают!»

Чего-чего? То есть, мы теперь будем защищать и присоединять к себе всех русскоговорящих нытиков, которые за двадцать лет не сподобились ни защитить права своей диаспоры, ни интегрироваться в то общество, в котором живут? И стоит какому-нибудь амбициозному опездолу щёлкнуть пальцами, прохныкать про свои притеснения, и – «вы нам только шепните, мы на помощь придём»?

Извините, но я так не думаю. Как по мне, Россия (ну, чем она была до крымской авантюры) – это закрытый элитарный клуб. И её гражданство – это привилегия, а не бросовый товар для всех нытиков и недотёп, претендующих на русскость.

Иммигрантов принимать, когда они подходят под наши стандарты, - это дело одно.
Но отвоёвывать территории, чтобы сделать приятное тамошним русским, когда это нам, России, абсолютно в убыток? Да идите ж вы нахуй, тамошние русские! (Пользуясь дипломатическим языком).

Вся эта сентиментальная пурга в духе «ну они же русские, они же свои» - на меня лично не действует никоим образом.

Я считаю «своими» - моих родичей, моих друзей, и тех людей, которые мне полезны и приятны (вне зависимости от национальности).

К остальным людям, которые мне не мешают жить, не докучают, - у меня отношение нейтральное. Я готов им простить, что они дышат моим воздухом, - но и только.

К тем же людям, которые, не убедив меня в своей приятности и полезности, начинают чего-то требовать от меня, - отношение враждебное. И мне плевать, то ли это нигерийские бандиты у крышуемых нами нефтепромыслов, то ли русская гопота в деревне по соседству с моей картофельной плантацией под Калугой (ну этим-то просто бывает сеанс политинформации провести), то ли крымчане, желающие жировать за мой счёт.

Мне пофиг абсолютно национальная принадлежность. Я не делю людей по каким-либо признакам, отличным от их поведения. Но по поведению – я делю людей. На «гопников», «халявщиков» и «собственно людей».

И когда мне навязывают на содержание энное количество халявщиков (а также гопников) – да, я это не приветствую. И мне похер, чего там какая депутутка на сей счёт думает, поскольку и она на мои деньги содержится (хотя мне совершенно не нужна и не полезна), так что лучше б вообще пасть не разевала.

И когда в нынешних условиях, в реалиях современного мира – мне навязывают этот чёртов Крым, который был бы России гораздо выгодней, когда бы над ним хохляцкий флаг развевался, - я тоже это не приветствую.

А уж как его навязали, как эта аннексия обстряпана была, какие это потери для бизнеса вообще и для репутации России повлекло – это, конечно, отдельный вопрос.

Но вот первичное: нам этот Крым просто нахер не нужен, мы не получаем никаких преимуществ, водрузив над ним свой флаг, мы гораздо лучше им бы пользовались, если б не прибирали к рукам.

В восемнадцатом веке – нам нужен был Крым, именно под российским флагом. Сейчас – нет. Это обуза, это бессмысленное, конъюнктурное решение, брать его под свою юрисдикцию. Которое, при манере исполнения, породило такие проблемы, что икаться ещё долго будет, десятилетия после того, как Вован ласты склеит.

Хотя, что касается отношений с хохлами, - они-то восстановятся рано или поздно. Вот как Штаты от Англии обособились в конце восемнадцатого века – а уж в начале двадцатого были партнёрами и друзьями…



Tags: геополитика, империи, философия
Subscribe

  • Альтруизм и этика

    Лёшка Зимин давеча сказал — уж не важно, по какому поводу, но весьма уместно: «Самое печальное в альтруистах — то, что иногда они…

  • О мирном протесте

    Решил по-настоящему приударить за испанским, всё-таки выучить его наконец так, чтобы не путать por и para или индикативо и субхунтиво.…

  • Пара слов о протестах и перспективах

    Гостил у нас нынче князь А., старинный мой приятель. Он — либерал в «исконном», правильном смысле. Гоббс-Локк, «государство…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments