artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Калашников и памятник

В связи с установкой памятника Михаилу Калашникову — в Сети обострились давние дискуссии о том, имел ли Калашников отношение к автомату его имени и насколько вообще хорош этот автомат.

Ну, по первому пункту — могу сказать только одно. Если предположить, что Калашников (как уверяют некоторые), был полуграмотным крестьянином, который вообще не соображал в технике, не умел читать и делать чертежи, и всё такое, а калаш на самом деле создали то ли немцы во главе с Хуго Шмайссером, вывезенные в СССР, то ли какие-то репрессированные зеки, то возникает следующий вопрос.

Именно: а нахрена нужно было назначать создателем этого автомата именно Калашникова, если он им не являлся? То есть, кем тогда был сержант Калашников, чтобы кто-то отдал именно ему такую честь?

Говорят: «Это нужно было для пиара. Типа, вот, в советской стране даже простой парень от сохи, немножко подучившись, создаёт лучший автомат в мире. Ну, как с Гагариным».

Гхм. Возможно, при выборе Гагарина на роль первого космонавта — и учитывалась его фотогеничность, его «подходящая» улыбка. Но вообще-то, он был профессиональный лётчик, прошедший соответствующую подготовку, а для его миссии, в действительности, от него требовалось не так уж много, помимо мужества и готовности рискнуть жизнью. Иметь хорошее здоровье, чтобы выдержать перегрузки, провести полтора часа в капсуле, суметь дать о себе знать по приземлении — вот и всё, собственно. И если б, тьфу-тьфу, запуск Гагарина оказался бы неудачей — ну, значит, первым советским космонавтом стал бы какой-нибудь другой улыбчивый лейтенант ВВС (по возвращении — майор). Выбор был велик — но и он осуществлялся среди профессиональных лётчиков, удовлетворявших ряду не столь уж исключительных, но всё-таки важных требований.

Что же до оружейных конструкторов — да кому бы пришло в голову продвигать этого сержанта Калашникова, тогда, в 47-м, если, как уверяют, в оружейных делах он был «ни ухом, ни рылом»? А то мало имелось в Союзе уже состоявшихся конструкторов? Симонов, Дегтярёв, Стечкин, Шпагин. Любой мог бы возглавить конструкторский коллектив по созданию нового перспективного личного оружия пехоты под промежуточный патрон.

И кем был тогда Калашников, чтобы его так возносить? Внебрачным сыном Кагановича? Или любовником Светланы Аллилуевой? Извините, но при всём моём не очень восторженном отношении к СССР (и социализму вообще), не могу не признать, что тамошняя (и тогдашняя) система продвижения кадров, особенно в военнопромышленных делах, была скорее «меритократической», нежели «непотической».

То есть, можно говорить, в некоторых случаях, что близость к высшим партийным бонзам оказывала некоторое влияние на распределение заказов и ресурсов. Скажем, поговаривают, что на решение передать поликарповский проект высотного скоростного перехватчика И-200 (впоследствии, в серии — Миг-3) микояновскому бюро — повлияло то, что Артём Микоян был родным братом Анастаса. Но, извините, он при этом не был «дочерью Пескова» или «сыном Сергея Иванова». Он реально был толковый авиаконструктор, который это доказал впоследствии.

Поэтому предположить, что в рамках той системы руководителем важного оружейного проекта поставят какого-то совершенно левого чела, чьим бы он там протеже ни был, - ну это бред.

Нет, Калашников — действительно был талантливым конструктором (пусть изначально — и самоучкой, sort of). И до начала работы над этим автоматом — он представлял проекты пистолет-пулемётов, которые, по результатам испытаний, признавались довольно удачными, по ряду параметров, но всё же не настолько, чтобы заменять ими ППШ и ППС.

И тут нужно понимать одну простую вещь. Удачная конструкция, дающая какие-то хорошие «потребительские» качества, - это, конечно, замечательно. Но переход промышленности и армии на этот новый, «продвинутый» дизайн — это легко бывает только в компьютерных игрушках.

«Вот, у нас был Mk.1, но наши «головастики» открыли Mk.2 – поэтому повелеваю всем фабрикам начать делать его».

В реальности — это целый бизнес, переход на новую продукцию. Там очень много головной боли, как это осуществить, как научить выпускать это новое изделие, когда у работяг уже руки заточены под прежнее, как обеспечить новые технологические решения, как минимизировать неизбежный в переходный период просад качества.

Особенно, когда речь идёт не об эксклюзивных каких-то изделиях, вроде, там, снайперских винтовок Accuracy (“аккуратки», как мы их называем), которые делаются заведомо очень квалифицированными специалистами для использования не менее квалифицированными стрелками, а о массовом оружии полуграмотной тогдашней пехоты, которое миллионными сериями будут делать, в условиях военного времени, засыпающие у станка пятнадцатилетние подростки.

Ну и чтобы принять на вооружение и запустить в серию новый дизайн такого массового оружия — оно должно иметь какие-то очень(!) веские преимущества.

И вот один из калашовских этих проектов пистолет-пулемёта — имел такую фишку, как полусвободный затвор. Это очень прогрессивно, это очень ценно, когда затвор не «бьётся» на откате, а плавно тормозился роликами в сходящемся «туннеле». Это мягкость стрельбы, удержание цели, любо-дорого шмалять. Но более-менее массово такую схему в мире реализует только одна фирма. Хеклер-унд-Кох, бывшая Маузерверке. Вот их знаменитые «пятёрки» (MP5) – они на этой схеме работают, потому и пользуются спросом. И многие пытались слепить чего-то подобное, по той же схеме — но не удаётся обеспечить такую же надёжность, как у немцев.

И у «ребят попроще», при выборе массового оружия, учитывается ещё и такая штука, как «технологичность» (а не только «дальность», «кучность», «целкость» и прочие параметры, которые важны в компьютерных игрушках). То есть, то, насколько проще и дешевле будет клепать эти новые изделия.

И вот, скажем, ППС-43, созданный в блокадном Ленинграде, - по своим чисто боевым свойствам — возможно, и уступал ППШ-41. Ну хотя бы — использование барабанного магазина на 71 патрон, что было удобно у ППШ, с его сравнительно бОльшим весом, с его деревянным прикладом, и это позволяло просто поливать кинжальным огнём какие-то кусты в трёхстах метрах, где заметил движение, и авось кого зацепит. ППС с барабаном — никогда не видел, только с рожком. И если в принципе туда барабан присобачивается — наверное, оружие получится слишком несбалансированным.

Но ППС — был существенно дешевле в производстве, существенно технологичней, а потому его приняли на вооружение, начали выпускать большими сериями. Потому что пехоту нужно вооружать «хоть каким-то» пистолет-пулемётом, пусть не «самым-самым лучшим». Для этого нужны миллионы стволов, и чем дешевле (но приемлемо всё же по своим качествам) — тем «подходящее».

И это важный момент, который приходится учитывать конструкторам при проектировании нового оружия (особенно — массового). Возможности промышленности и себестоимость, трудозатраты.

Поэтому, когда говорят, что калаш создали немцы под руководством Хуго Шмайссера — нет, это маловероятно. Они — могли ориентироваться на возможности германской промышленности, которую знали, с её технологической культурой. А советская промышленность и технологическая культура — они... Ну, скажем так: они проделали большой путь со времён очаковских, но всё-таки всегда имели свои некоторые особенности. Даже в производстве оружия, чему уделялось повышенное внимание, где сосредоточены были лучшие кадры, где был наивысший контроль качества — ну всё равно стандарты были немножко не такие, как немцев или американцев. Поэтому конструкторам приходилось делать скидку на неизбежные раздолбайство и криворукость, и проектировать так, чтобы даже при этих условиях изделие работало - и надёжно.

И понимая, кто будет применять это оружие (такие же раздолбаи) — приходилось закладывать повышенную «дуракоустойчивость».

Немецкие конструкторы — вряд ли способны были бы в полной мере учесть загадочную русскую душу. Поэтому, безусловно, германские специалисты, захваченные и вывезенные в СССР — участвовали в создании новых советских образцов. Но что было самое ценное в их участии — так это их способность растолковать про созданное ими(!) оружие, тот же Штурмгевер, что так к чему, как что делается в условиях германской промышленности.

С тем, чтобы советские коллеги — могли прикинуть один выпирающий орган к другому: «Да, ценная фишка, но в наших условиях — её, наверное, придётся реализовать вот так-то. Пусть попроще — но надёжней и в производстве,в и в применении».

Ну и в целом калаш получился, следует ему отдать должное, действительно кондовым, простым и надёжным.

Он имел некоторые «детские болезни», это неизбежно, иначе б не понадобилось морочиться с АКМ в 59-м, но вот уже эта машинка, «классика» - она вполне такая работоспособная.

Про мелкашные (5,45) варианты, АК-74 и подобные, - отдельный разговор, но вкратце: их эффективность очень сильно зависит от применяемого патрона (и пули в нём). «Базовый», 7H6 - рикошетирует от любого листика в лесу, что немножко напрягает. Но более новые, начиная с 7H10 – они уже довольно «вменяемые». В принципе, та же история, что с M-16. Её пули тоже очень сильно «гуляли» в зелёнке, пока не приняли бельгийскую SS-109.

Это была одна из детских болезней М-16 — которую сравнительно быстро исправили. К слову, и пресловутая «ненадёжность» этой американской игрушки — тоже. Ну да, когда эта машинка, где принципиально нет газового поршня (ради меньшей отдачи, ради плавности стрельбы очередями) попала в мозолистые руки, натруженные М-14 (которую можно вообще не чистить, «и так сойдёт») - конечно, бывали отказы из-за загрязнения нагаром. Но когда солдатики приноровились ухаживать за М-16, а конструкторы тоже немножко допилили, поверьте, эта штука — АРХИ надёжная. И очень приятная для «выпиливания лобзиком», в смысле, непрерывной строчкой, своего вензеля на фанерной мишени метрах в четырёхстах (ну, может, немножко утрируя).

Однако ж, вернёмся к «калашу». Честно, нет никаких причин сомневаться в том, что Михаил Калашников по праву считается создателем автомата своего имени (хотя, конечно, работает коллектив, а не один какой-то гениальный «Леонардо»).

Говорят, он больше потом ничего не создал? Ну, все последующие модификации калаша — наверное, он к ним всё-таки был причастен, хотя бы общее руководство осуществлял? Пулемёт Калашникова. В смысле, именно ПК и впоследствии ПКМ, поскольку РПК — это просто модификация автомата, можно считать. Но ПКМ — это полноценный ручной пулемёт под полноценный винтовочный патрон, и, без квасного всякого патриотизма, эта машинка считается одной из лучших в своём классе. Очень популярна в мире — и не только потому, что сравнительно дешёвая. Это просто хороший трёхлинейный пулемёт.

Хотя, конечно, можно говорить, что вообще все такие ручные пулемёты — восходят к немецким MG-34 и MG-42. Да, это верно. Даже при разных схемах работы автоматики — ну, просто немцы показали, на что способно такое оружие, довольно мобильный пулемёт с высокой скорострельностью и достаточным ленточным боепитанием. То есть, если английский Льюис времён Первой Мировой и более поздний советский Дегтярёв (вот эти фигни с диском наверху и «раструбом» спереди) были, в некотором роде, «порнографией», куцым эрзацем станкового «Маскима», то немецкие эмгэшки — показали, что ручной пулемёт может быть не хуже, а лучше «Максима» (и ему подобных).

И главное в них техническое решение было — не конкретные схемы работы автоматики (они-то все давно были известны). Главное решение — возможность оперативной замены ствола. Что потом и реализовывалось во всех пулемётах такого класса. То есть, выпустил пару лент (400 патронов), быстренько откинул раскалённый ствол, поставил новый. И нехер морочиться охлаждением ствола, нехер тратить на это энергию (обдув) или наращивать массу (водяное охлаждение), нехер «купировать» скорострельность. Что, вообще-то, было «бичом» Максима и ему подобных.

И в некотором смысле ПКМ — да, конечно, наследник MG-42 (как и американский M-60, как и бельгийский FN-MAG).

Но это всё же самостоятельная конструкция, имевшая много оригинальных технических решений (таких, что позволяли выпускать её в условиях криворукой советской промышленности — и всё равно быть вполне достойной). И поскольку хотя бы общее руководство над созданием этой машинки осуществлял Михаил Тимофеич — ну, честь ему и хвала. У меня лично — исключительно положительные воспоминания от работы с ПКМ.

Ну теперь — что касается достоинств и недостатков «калаша» сравнительно с другими подобными «штурмовыми винтовками».

Знаете, очень смешно бывает читать на всяких форумах споры вроде: «А вот, зато наш калаш может стрелять, даже если его окунуть в грязную лужу! - - А вот, зато М-16 может бить точнее и дальше, и что вы со своими калашами сделаете, когда у эмок превосходство в сто и более метров?»

Ну, для демонстрации надёжности оружия — конечно, можно подвергать его всяким «измывательствам» (в грязных лужах) и стрелять из него после этого. Но там есть свои трюки. Поскольку на самом деле самолично стрелять из оружия, побывавшего в грязной луже, чтобы вот эта взвесь набилась в ствол — будет только самоубийца. Какой бы ни был крепкий автомат — тебе запросто затвор в лобешник прилетит, если пуля застрянет в канале, а давление газов за нею всё ещё огромно. В лучшем случае — раздует ствол.

Но и ситуация, что вот, мы, два враждебных пехотных юнита, схлестнулись в таких условиях, где бы рулила прицельная дальность наших стволов — это где может быть? «Тут вдали у реки засверкали штыки — это белогвардейские цепи!»

Ну или — в Jagged Alliance, скажем (в своё время я много зависал над этой игрушкой, она классная, но — при полном понимании, что именно игрушка).

В реальности, тем более современной, пехота выкашивается воздушными ударами и артой. Благо, арта, хотя технически точно такая же, в общем-то, как восемьдесят лет назад, но — гораздо точнее наводится.

Ну и вот шестидюймовый американский современный Паладин — он мало чем отличается от собратьев времён Второй Мировой. Тот же снаряд, с теми же поражающими факторами, тот же ствол, по хорошему счёту. И его собратья вековой давности — они технически могли укладывать свои снаряды в десятиметровый круг.

Но сейчас — они могут делать это фактически. Когда получают точное целеуказание, позиционируют сами себя (в смысле, своё месторасположение, а также положение стволаа), компьютер производит расчёт — и снаряды реально летят строго туда, куда нужно.

И даже если пехота противника окопалась — её техника подпадает под удар. После этого пехотный юнит — уже «инвалидный», когда уничтожены его транспортные средства, уничтожены «припасы» всякого рода.

Но если всё же иметь в виду столкновение пехоты между собой, без артухи, без поддержки с воздуха — то я бы рискнул сказать, что оружие профессионала (помимо снайперов в чистом виде) — это что-то вроде Гаранда или СКС. То есть, такие многозарядные полуавтоматические карабины под достаточно мощный патрон, которые позволяют засечь вспышки на стороне противника, прицелиться, выстрелить несколько раз, перекатиться, снова начать наблюдение и выцеливание.

А все эти «автоматы» - ну, они, в полевых условиях, существуют для обнадёживания низкокачественной пехоты. «А, у меня автомат, я плююсь огнём во все стороны, я страшен, грры!»

Ну, так он и должен думать — до первой дырки в каске. И он так думает, поднимая свой автомат на вытянутых руках над бруствером и поливая кого-то(!) огнём.

Хотя по хорошему счёту, даже в таких столкновениях пехоты, «цепь на цепь» - самым лучшим «автоматом» является крупнокалиберный пулемёт. «Утёс» или что-то вроде, полдюймовое такое (или «зушка» даже, на 20-мм).

Ну, я сужу по опыту наших вооружённых сил, той Корпорации, к которой имею честь принадлежать, а мы немножко «опережаем время», но у нас это главное средство подавления вражеской пехоты, когда нельзя задействовать более тяжёлые игрушки (оно же — и очень дешёвое).

Турель с тем же Утёсом (зачастую, на выносной стреле, поднимающейся метров на дцать), сервоприводы защищены противопульными кожухами — и попробуй ты что ему сделай.

А он — лупит километра на два на открытой местности, дай только целеуказание, и шьёт зелёнку, как её вообще нет, пробивая вековые стволы навылет (мы потом высаживаем новые деревца, окей?)

Ну и против такого — какая, нахер, разница, калаш у тебя или эмка? Попробуешь из неё пострелять — тебя тут же засекут. Это от визуального обнаружения пламегаситель может помогать. От тепловизионного — нет, у тебя в любом случае очень горячие газы вырываются из ствола. И тебе тут же прилетит пачка полдюймовых приветиков, от которых никакая носимая броня не спасёт. В лучшем случае – инвалидом останешься, если тебе всего лишь руку или ногу оторвёт.

Где реально может понадобиться пехоте индивидуальное стрелковое оружие? Ну, может. Поскольку в значительной мере — пехота выполняет полицейские такие функции в контролируемых (оккупированных) населённых пунктах.

Но вот здесь неистребим тот идиотизм армейщины (разных стран), заключённый в том, что они всегда пытаются уповать на основное оружие пехотинца, автомат, штурмовую винтовку.

Да это довольно большая дура, ты не можешь изготовить её к бою и применить достаточно быстро! И в целом — ты не можешь всю дорогу стоять, приложив её к плечу и сняв с предохранителя. У тебя или руки затекут — или нервы взыграют. Нечаянно — обязательно кого-то не того застрелишь. А оно кому надо, такие осложнения?

В наших войсках — обязательно для всех бойцов наличие «бокового» оружия. Пистолета или компактного пистолет-пулемёта. Особенно — при патрульно-полицейских миссиях.

Ну, мы неоднократно, на совместных довольно жёстких учениях, показывали, как это бывает, когда у их солдатиков — только автоматики (на учениях — резиноплюи, но они могли бы быть болезненными для наших агентов).

Вот идёт патруль, к нему подбегает заполошная девица, кричит: «Там бандиты!»

Хорошо, они её остановят для начала метрах в десяти от себя. Но потом — всё равно подпустят, чтобы она им объяснила, где именно бандиты.

И вот она хватает одного солдатика за его автик, дёргает — чиркает ножом по горлу. Тут же, отчасти прикрываясь его тушкой, - другого. И так — человек десять здоровых мужиков.

Помогают ли им при этом автоматы? Нет, мешают. Стесняют движения. Они не могут толком пустить в ход руки (перекрываются автоматами), они не могут пустить в ход своё оружие (слишком громоздкое в данной ситуации).

Вот если б у них были пистолеты на боку — возможно, первый же чиркнутый по горлу, «а я такой, типа, из последних сил», достал бы его и застрелил злодейку в упор.

Почему в регулярных государственных армиях бойцы обычно не имеют пистолетов, помимо автиков — для нас это очень большая загадка. Ну, видимо, потому, что гребут в свои армии всякий сброд — и опасаются, как бы он не стал слишком опасен друг для друга, имея компактное оружие, которое и в бар протащить можно, и даже офицеру там угрожать. У нас — просто немножко другой подход к кадровой политике (и к «дрессуре», КМБ - тоже).

Ну и ещё пехота в современной войне выполняет порою такие функции, как непосредственная зачистка каких-то билдингов. Которые не хочется совсем уж в ноль равнять авиацией и артиллерией.

И тут, вот если б меня спросили, какое бы оружие я выбрал для такой работы — я бы ответил довольно «патриотично». Ксюшу. В смысле, АКС-74У. Ну, такая кургузая шняга, которая обычно болтается на «целлюлите» у российских патрульных ментов.

Мне серьёзно нравится эта машинка. И не только потому, что я в своё время, в середине девяностых, сделал очень хорошие бабки (по тем моим меркам), продав несколько тысяч таких стволов Мичиганской Милиции. Но я и сумел их продать — потому что они классные, эти «ксюши».

Функционально — это пистолет-пулемёт. То есть, он короткий, он ни за что не цепляется в помещении, его можно быстро развернуть в нужную сторону. Но при этом — с очень мощным патроном (как для «сабчика»). Полторы тысячи джоулей — это втрое выше, чем у пистолетного 9-мм парабеллума (каков, в том числе, мой Глок), и впятеро выше, чем у Макарова.

И вот когда рассуждают о пробивном и останавливающем действии пули — имеется в виду, какую преграду она способна пробить, а когда входит в тушку — то какую часть своей энергии отдаёт той тушке.

Но когда работаешь с ксюшей в замкнутом помещении — да это всё похер. Если враг был без броника — кому угодно хватит очереди в три эти довольно «мелкашечные» пули. Они повреждения вызывают такие, что хрен оклемаешься, без срочной медицинской помощи.

А если в бронике, очень крутом бронике — то вот вся их огромная энергия уходит в тушку. И даже если не пробьёт броник — то вряд ли чел, словивший очередь из ксюши, будет способен чего-то делать в ближайшие минуты. Бери его тёпленьким.

Что минус ксюши — она громкая. Это трудно отрицать. И это трудно заглушить, поскольку она использует сверхзвуковые патроны (а использование чего-либо пониженной мощности — будет «порнографией»).

Поэтому, да, иногда предпочтительней пользоваться хеклеровскими машинками, которые имеют либо интегрированный, либо съёмный глушитель. Но они используют и пистолетный патрон (который не всегда годен для пистолетов, есть разделение между люгеровскими 9-мм патронами под чисто пистолеты - и пистолет-пулемёты, повышенной мощности).

С «ксюшей» - такого сумбура нет. Её патроны — заведомо годятся для длинноствольных калашей того же калибра (включая и РПК-74). И это удобно бывает.

В общем, может, у меня слишком сентиментальное отношение к «ксюше». Поскольку я много с ней работал. Моё первое боевое крещение, когда мы с Поручиком хотели арестовать одну банду отмороженных горцев, но они были такие буйные, что пришлось их просто перешмалять — было с «ксюшей». Но вряд ли что сдвинет меня с того мнения, что «ксюша» - это очень годная машинка (хотя я пробовал много других и не умаляю их достоинства).

И эта игрушка — укороченный вариант «больших» калашей. Которые тоже неплохи для своих целей. А именно: постреливать очередями куда-то в камыши, где вроде бы скрылся враг, и надеяться, что кого-то зацепишь. При этом важно — чтобы эта фигня, твой автомат, не заедал, и калаш это обеспечивает.

Это вот — та функция, которая требуется для массового оружия линейной пехоты. Чтобы эти ребятишки считали, будто имеют грозное оружие, и потому сами круты. Хотя на самом деле, повторю, их будет крошить арта, их будут выщёлкивать снайперы, их будут резать девочки с ножиками.

Ну и само по себе оружие массовой пехоты, вот различия в системах между М-16 или АКМ или Г-36 — да это не имеет важного значения. Ну, они примерно одинаковы по своему функционалу.

И АК (включая последующие модификации) — вполне удовлетворял этому назначению. Чтоб у солдатика душа радовалась, что такая цаца у него есть. Надёжная, неубиваемая.

То есть, для своей роли — АК был более чем удачным оружием. А в новейших модификациях, вроде АК-74М — на него даже обвес поставить можно без проблем, вроде всяких прицелов дневных и ночных. То есть, изначальный автомат — в принципе не исключал таких возможностей модернизации, только чуть-чуть доработать напильником, приладить «ласточкин хвост».

Ладно, я не стебусь, на самом деле... Ну, немножко стебусь.

Но просто вот когда или «диванные» оружейники, или толстопузая бывшая десантура (что недофига разницы) начинает обсуждать, какой автик лучше — это смешно.

Да вас-то, с каким угодно оружием в ваших руках — легко положит девочка из нашей школы, имеющая шуруп-десятку в ладошке. Взвод — просто от нехер делать. Роту — когда завладеет вашим оружием. И в её руках калаш — будет убийственной штукой. А в ваших — средством мудя себе чесать прикладом.

Ну, если уж говорить о стрелковых дуэлях — там от человека многое зависит, от его навыков, а не от оружия как такового (которое примерно одинаково у стран, в принципе имеющих культуру военного производства).

Хотя, повторю, в реальной войне очень редки дуэли на автиках. Да засекли вражескую позицию или колонну на марше, ёбнули по ней артой или с воздуха — приветик. Средства обнаружения целей для удара и противодействия удару — вот, что рулит.

А при локальных стычках с какими-то плохишами, в замкнутых пространствах — там я уже сказал, что рулит. Навыки — в первую очередь. Ну и такое оружие, которое ты можешь быстро и разумно употребить. Ксюша — не последний выбор.

Поэтому, как ни крути, калаш — это действительно очень удачный дизайн, это легенда. Это оружие, которое ободряло многие поколения советских и российских опездолов, заставляло думать, будто они круты против НАТО (что в случае полномасштабного конфликта их просто размажут «дальнобойными» средствами — это уже за гранью «политинформации»).

И сам по себе дизайн — неплох, «для сельской местности». Да, кондовый, надёжный. Этого не отнимешь.

Поэтому я бы воздержался от того, чтобы лажать этот автомат (хотя есть лучшие) и от того, чтобы гнобить его конструктора, Михаила Калашникова.

Стоило ли ставить ему памятник прямо в центре Москвы? Не есть ли это символ новейшего российского милитаризма?

Разумеется, есть. Но после того, что новейшая Россия сделала с Крымом и Донбассом — кого-то всерьёз заботит «символизм»?

Я думаю, этот памятник останется и в Новгородской Республике. Поскольку детища Михаила Калашникова — они ж и обороне Украины были задействованы активно и массово, и в тех коллизиях, что будут в РФ, при возрождении Новгородчины — тоже будут использоваться.

Он просто талантливый конструктор, он просто создал хорошее оружие, действительно ставшее советским «брендом», — так почему бы не поставить ему памятник?
В общем,
"Машингвери, штурмгвери -
Вiдкрывай, мерзота, дверi" :-)

Tags: история, оружие
Subscribe

  • Стишок про крокодильчика из "Алисы". Перевод.

    Разучили с Киркой для садика стишок про крокодила из «Алисы» (нет, всю «Алису» целиком она пока не читает, дождёмся уж пяти…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Полфунта романтики к Празднику

    Наступает любимый день товарища Сухова под лозунгом «Женщина — она тоже человек!» И с этим трудно не согласиться: в умелых руках…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • Стишок про крокодильчика из "Алисы". Перевод.

    Разучили с Киркой для садика стишок про крокодила из «Алисы» (нет, всю «Алису» целиком она пока не читает, дождёмся уж пяти…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Полфунта романтики к Празднику

    Наступает любимый день товарища Сухова под лозунгом «Женщина — она тоже человек!» И с этим трудно не согласиться: в умелых руках…