artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Раболовецкий Залив - часть два

Во-первых, даже если невольник взят в плен с бою, а не продан в рабство за преступления, долги или по самозакладу, я бы предложил рассматривать это как некий контракт.

Ты приставляешь клинок к его горлу, и у него есть выбор: то ли броситься на острие, то ли сдаться, выбрав жизнь вместо свободы. И, как говаривал один мой приятель: «Тех, кто пытается броситься на острие — я стараюсь держать поближе к себе, а через пару лет делаю своими лейтенантами. Обычно — это самые стоящие ребята».

Но если выбрал плен и услужение — значит, выбрал. Это равносильно подписи на контракте самозаклада.

С другой стороны, и хозяин заключает тот контракт, по которому тоже имеет обязательства. Если цена его была — жизнь, то хозяин обязуется сохранить жизнь своему пленнику. Не убивать и не калечить его, покуда тот пребывает в услужении и не восстаёт. Ибо то было условие, на котором пленник согласился пойти в услужение.

Слегка высечь за нерадивость, - да, возможно. Иначе — совсем на шею сядут, если увидят, что ты не сделаешь с ними и этого. Но — не причинять необратимого вреда жизни и здоровью. Ибо человек сдался тебе — не для того, чтобы утратить жизнь и телесную целостность. Значит, ты должен соблюдать свою часть сделки в этом отношении. Иное — будет аморально. И непрактично: вряд ли кто ещё захочет сдаться тебе, когда ты убиваешь или калечишь своих рабов от нехер делать и про тебя такое будет известно.

Во-вторых же, если речь не идёт о каком-нибудь серийном убийце-маньяке, которого просто нельзя выпускать в общество, я рассматриваю рабство как временное состояние. Оно гораздо легче переносится, когда невольник знает, что это временно, что это просто необходимо, чтобы подготовить его к достойной жизни свободного гражданина. Когда он это знает — ему нет никакой нужды бунтовать или пытаться удрать. Или, думаете, домашние рабы в Греции и Риме, совершенно свободно перемещавшиеся по городу, не могли убежать в любой момент? Но для них это не имело смысла. Что имело — держаться близ своего хозяина, учиться на его примере, вживаться в это общество, постигать его устройство, а став вольноотпущенником — порою очень нехило подняться, как сказано было.

Хрисогон был вольноотпущенником Суллы. Клеандр был вольноотпущенником Коммода. И эти ребята, бывшие рабы, обрели очень большую власть — которой, правда, немножко злоупотребляли, а потому плохо кончили (как и многие свободнорожденные патриции, тоже погрязавшие в коррупции). Но сколько было вольноотпущенников, которые, достигая успеха, обогащали собой римскую элиту, давали свежую кровь для неё, приносили огромную пользу обществу?

В этом, собственно, смысл ассимиляции варваров через частное рабовладение. Отбирать наиболее способных, развивать их, просвещать, приближая к себе и получая прибыль от эксплуатации их толковости — и это взаимовыгодно что для цивилизованного общества, что для хозяина таких рабов, что для них самих, и что даже для варваров в лесах и степях. Ведь в ином случае, если не покупать у них пленников — их будут тупо резать, а не брать в плен.

А теперь, наконец, перенесёмся на Эссос, в Slavers' Bay, которую я вольно перевёл как «Раболовецкий Залив».

Название не случайно, поскольку, хотя все вольные города в Эссосе допускают рабовладение, но здесь — сосредоточены работорговые центры. Мирин, Юнкай, Астапор. Огромные процветающие города, каждый из которых «не глядя» заткнёт за пояс Королевскую Гавань Вестероса (притом, что все прочие поселения на Вестеросе — просто «дерёвни»). И там — особенно процветает работорговля.

Почему именно в этом регионе?

Что ж, тут Мартин очень логичен (поскольку знает историческую экономическую географию).

С одной стороны — есть удобное место для морских портов. С другой, на севере — обширный степной регион, известный как «Дотракийское Море». Где обладают вот те самые кочевые конные варвары, дотракийцы.

Которые, разумеется, неминуемо будут набегать на осёдлые поселения. Ну, это их охотничья первобытная природа — брать ту дичь, какая кажется доступной. Всякие крестьянчики, возделывающие свои поля — разумеется, это очень доступная дичь для прирождённых охотников, конных лучников. Благо, естественно, эти вольные охотники — за людей не считают «мужиков, что землю пашут» (но считают их жён и дочерей за подходящие вместилища своей похоти).

Если объявить тотальную войну докучающим тебе дотракийцам — ты не сможешь их победить. Ты не сможешь зачистить всё Дотракийское море, по которому кочуют эти воинственные дикари. Выжившие — будут продолжать разорять деревни, кормящие твой город, подрывать твою продовольственную базу, когда ты их базу — подорвать не можешь. Ну, не скосишь ты всю траву в степи.

Поэтому единственный нормальный выход — торговать с дотракийцами, чтобы им неинтересно было тебя уничтожать. А было интересно — нападать как на вольные поселения, так и на другие кхаласаты, чтобы добыть пленников и выменять на них какие-то прикольные товары у тебя.

При этом, естественно, рабы становятся важнейшим товаром в твоём обороте. Тебе в городах — столько не нужно, сколько поставляют дотракийцы. Поэтому излишки — ты сбываешь в другие места. Торговля процветает, а с нею — и эти города в «Раболовецком Заливе».

И тут приходит эта Дайнерис Таргариен, Бурерожденная Мама Драконов и бла-бла-бла — и рушит к чёртовой матери сложившийся баланс мирного и взаимовыгодного сотрудничества.

Почему? Потому, что она славная добрая девочка, ей омерзительны некоторые жестокие эксцессы в обращении хозяев с рабами.

Опять же, если тебе не нравится именно это — ну так и борись именно с этим. Я бы, ей-богу, тоже призвал к порядку соседа, когда б он повадился распинать своих рабов вдоль дороги. Я бы обосновал, что это наезд на меня, такие проделки, поскольку я вовсе не хочу наблюдать такие зрелища, а он мне их навязывает.

Более того, я бы обосновал, что обходясь так бессмысленно жестоко со своими рабами — он нарушает свою часть контракта. Он презирает гарантию неприкосновенности жизни и здоровья, а потому внушает и своим, и чужим рабам ту мысль, что подчинение бесполезно, когда их в любом случае могут подвергнуть мучительной смерти за какие-то совершенно пустяшные прегрешения. А значит — он побуждает рабов «бросаться горлом на острие», чем подставляет всех рабовладельцев.

Я бы всё это ему расписал по всем понятиям, объяснив, что если такой дурак — не можешь владеть рабами. И за одно только зрелище своих бессмысленно жестоких развлечений, которому подверг меня и мою семью — должен мне столько, что дай бог сам в рабстве не окажешься.

Вот что должен объяснять особо туговатым рабовладельцам истинно мудрый правитель. Что «всех нужнее и дороже, всех доверчивей и строже в этом мире доброта». Именно это — должно быть девизом всякого вменяемого рабовладельца. Что ты, конечно, отвечаешь за поведение своих рабов, а потому должен их «строить», должен держать их так, чтобы они не создавали проблем другим гражданам. Но ты не должен их провоцировать на восстание, нарушая правила игры. Впрочем, повторю, когда за человека в твоём услужении пришлось заплатить какие-то деньги — обычно и не тянет «тратить» его совсем уж бездарно, из-за каких-то пустяков. Типа, он разбил чашку — и давайте его освежуем и посадим на кол. Он — в любом случае дороже той чашки. И нормальный рабовладелец — понимает это.

Поэтому, собственно, когда Октавиан Август был в гостях у одного богатея, и раб, подававший императору вино в хрустальной чаше, выронил её и разбил, а хозяин распорядился всыпать тому рабу близкую к смертельной дозу плетей, таким образом заискивая перед Августом, Октавиан велел своим преторианцам перебить весь хрусталь в доме.

Да, это немножко бесцеремонно по отношению к частной собственности, но так Октавиан «сделал пойнт». Что не надо перед ним заискивать, совершая бессмысленные жестокости. Что его оскорбляют такие вещи, и потому — да, он может взять плату хрусталём за свои оскорблённые чувства. Ибо если ты приглашаешь в свой дом гостей, типа Императора — ты должен заботиться об их чувствах. И когда император известен, как милостивый и добрый (всего одного ребёнка велел придушить, отпрыска Клеопатры от Цезаря, да и то ради мира на земле) — ну вот изволь тоже настроиться на добрую волну.

И Октавиан — был действительно толковым правителем (хотя и проебал легионы Варра в Германии, пытаясь склонить германцев к сотрудничеству исключительно добротой, лаской и римским правом).

Но что сделала Дайнерис, милая и славная девочка, - она обрекла эти работорговые города на вымирание. Запретив работорговлю, как залог их процветания и безопасности.

Сейчас — она увела бОльшую часть дотракийцев за собой на Вестерос. Но и тех, что остались в Дотракийском Море (в степном этом регионе) — хватит, чтобы очень быстро восстановить былую численность. И если города «Раболовческого Залива» не будут больше выполнять роль хабов по переправке рабов — то их ждёт судьба Крыма. Который имел ценность только как хаб по переправке рабов, а больше — не имеет никакой.

При этом, конечно, рабовладельцы тех городов — демонизируются у Мартина и в сериале. Ну да, это ж просто необходимо, демонизировать рабовладельцев в наши дни.

Когда собаки обретут избирательные права — конечно, будут демонизировать собаководов наших дней, изображая их так, что это были чудовища, которым дай только помучить своего четвероногого питомца. И, конечно, несложно будет набрать частных примеров, где бы какой-то маньяк мучил свою собаку.

В Астапоре, извольте видеть, выращивают «ансаллидов», «безупречных», из рабов, с раннего детства, которым отрезают яйца и делают из них «идеальные боевые машины».

Гхм. Вообще, идея сомнительная. То есть, известно много случаев, когда мальчиков кастрировали для каких-то целей.

В средневековой Италии — кастратами делали мальчиков с особо качественным звонким голоском, чтобы он сохранился. И официально там не было никакого рабства, это были формально свободные сыны формально свободных родителей. Но вот — с ними делали такое.

Во всех восточных культурах делали евнухов, чтобы они присматривали за гаремом, не угрожая при этом влиянием (впрыскиванием) своего семени.

В Китае — иногда евнухи достигали очень больших высот в иерархии, как тот же Чжэн Хэ, руководитель такой исследовательской экспедиции, на фоне которой предприятие Колумба спустя век — это просто детский лепет и песочница.

Серьёзно, если отрезать мальчику яйца в детстве, когда он сам толком не знает, зачем они, - он может быть очень прилежным, может стать очень учёным и целеустремлённым, думать головой, а не хуем, не отвлекаться на всякие «глупости».

Но фишка в том, что пружина, двигающая наш прогресс и Цивилизацию — это сплав рациональности и страсти. Страсти, исходящей от яиц, вообще-то.

И поэтому Колумб раз за разом обращался к разным европейским монархам, чтобы проспонсировали экспедицию, которая принесёт процветание ему и его потомкам. А Чжэн Хэ — сдулся сразу же, когда новый император объявил, что ему неинтересны заморские контакты (несмотря на феерические уже достигнутые успехи той китайской экспедиции).

Вообще же, если говорить о необратимых телесных модификациях, производимых без разумного согласия реципиента по причине его малолетства — то я лично считаю, что они вообще не должны делаться, если не обусловлены какой-то неотложной медицинской необходимостью, ради спасения его юной жизни.

И я неоднократно отмечал, что если где приду к власти, к официальной власти — то первым делом запрещу под страхом многолетней каторги младенческое обрезание. И мне плевать, что кто-то возбухнет против такого запрета — патронов хватит.

Но сейчас — это считается как бы нормальным, совершать такую необратимую телесную модификацию над существом, которое в принципе не способно оценить плюсы или минусы её, иметь к ней какое-то осознанное отношение.

Хотя усекновение клитора девочкам, практикуемое у иных мусульман — вроде, считается НЕнормальным? Аллаху акбар, аллилуйя.

Но столетия назад — считалось нормальным отрезать у мальчиков не только крайнюю плоть, но и яйца. И это делалось зачастую с их согласия, в более-менее разумном возрасте, а не во младенчестве.

«Видишь ли, Гвидо, у тебя дивный голос, который стоит много-много денег. Он приносит много денег. Но когда твой голос сломается — хрен его знает, будет ли он по-прежнему таким «эксклюзивным». А чтобы не сломался — можно отрезать тебе кое-какие бесполезные органы, которым ты сам не знаешь применения, да и всем мужикам — они только в тягость, только помехой бывают».

Но вот делать линейную пехоту из кастратов? Это довольно странная идея. Нет, для этого пушечного мяса (даже до изобретения пушек) — нужен высокий уровень тестостерона. Чтобы они бросались в атаку, веря в какую-то героическую хуйню, на которую падки мальчики с яйцами, а не без яиц.

Оно ж — и расплачиваться удобней. Сексом. Имей в обозе по одной шлюхе на десять твоих воинов — они будут счастливы получить доступ за заслуги.

И при взятии чужого города — да, конечно, это не обсуждается, что они там перетрахают всё, что движется. Это тоже один из стимулов. Обсуждаться может — чтобы не убивали всех подряд, поскольку рабы ценны живыми. Но захватчик с опорожнённой мошонкой — он и будет благодушен. А вот не имеющий мошонки — он будет чувствовать свою ущербность всю дорогу, и его труднее контролировать. Ну, это ж не кот, это человек.

И как бы то ни было, вот при всём желании показать, что хозяева в городах Slaver's Bay были какие-то изверги, а Дайнерис принесла туда освобождение, - не очень получается.

В геостратегической перспективе — или эти города восстановят частное рабовладение и продолжат перемалывать варваров из северных степей — или сгинут, если будут следовать этому аболиционистскому ражу Дайнерис.

И я не согласен с Аристотелем в том, что некоторые люди просто рождены для рабства, а потому им надлежит быть рабами.

Но некоторые люди, в некоторые периоды своей биографии — не могут быть ничем иным, кроме рабов. Только так — можно их контролировать, руками частного хозяина.

А когда они созреют до того, чтобы быть свободными гражданами — значит, созреют. И когда они полезны обществу, полезны торговле — их все признают за свободных граждан, какого бы рождения они ни были.

Tags: рабовладение, философия, этика
Subscribe

  • Out of Heaven's benediction to the warm Sun: из Ковида в диабет

    Ковид у Матушки вышел несколько муторней, чем хотелось бы. Всё-таки, довольно обширная пневмония, да ещё проявился диабет. Вообще-то, она сама врач…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments