artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Дары леса и цветы жизни

Проснулся нынче от того, что почувствовал в своей опочивальне чьё-то присутствие. Не то, чтобы совсем постороннее (при нашей паранойе — несанкционированное проникновение на территорию немножко маловероятно, меня бы разбудил мобильник), но всё же — чьё-то не вполне «легальное» присутствие.

И точно: приоткрыв полглаза, не поворачивая головы, вижу, как Лёшка, сынок мой, очень деликатно тырит с тумбочки ключ от Туарега.

Гражданка Мама на очередном своём шибко международном арбитраже, мы с ним вдвоём на Сенской гасиенде. Ну, не считая «гвардейцев», которые уже прочно, с семействами, пустили корни на соседних участках, которые я выкупил для «временного размещения охраны». Уж и замков собственных вокруг моего понастроили, скоро, того гляди, межвассальные усобицы пойдут. Заря феодализма как она есть (может, у России и есть будущее, и оно здесь).

Покашливаю так же деликатно, как Лёшка прикарманил пульт. Не то, что я не даю ему пользоваться тачкой (парню скоро четырнадцать, водит он весьма неплохо и на удивление ответственно, а главное — в любой момент может собственные колёса прикупить, на собственные доходы). Но всё же этикет требует хотя бы уведомления о «прокате».

Лёшка, мимолётно покривившись, отмазывается по-английски, как привык делать всегда, когда накосячит: «A boy has a good reason for what might be unjustly misconstrued as theft. A boy merely didn't want to disturb you, ser!”

Да, ещё у него обострение GoTизма на почве недавнего седьмого сезона. Я-то решил пересмотреть (и не без удовольствия), а Лёшка — как бы фанат. И почему он говорит про себя «A boy”? Потому, что «Валар Моргулис», потому, что «Чёрно-Белый Дом». Я не раз отмечал, что если не пугаться артиклей как таковых в английском — то всегда можно обосновать, почему ты употребил «a” или “the” или «нулевой». В данном случае — это фишка «Безликих», что они чужды какой-либо грамматической определённости. Ну, если собственный еблет менять всякий раз под тон нового рубища — какое уж тут может быть «the”.

Лёшка покамест так «фантомасничать» не умеет (хотя на пути, у него выразительная мимика), но с клинком, кроме шуток, неплохо управляется. А оно — полезная физкультурка, ко всему прочему, и пока не замечен в принятии «ассассинских» заказов - пусть себе.

Однако ж, замечен в том, что «несправедливо и ошибочно можно истолковать как кражу» ключей от тачки. Поэтому отвечаю:

«Oh, is it so? Not to disturb our... “Serness”? Then I suggest that next time a boy just hotwire the fucking mount for the sake of even greater lack of disturbance”

Hotwire, сленговое словечко, означающее скручивание проводов напрямую, в обход замка зажигания – это, конечно, немножко анохронично для реальности GoT, но поди знай, как там назывался процесс угона дракона.

Лёшка ухмыляется: «You said, and not that this proposition seems inappropriate or technically impossible”.

О да! Чему не научили в школе — научили мои невольнички с Плантации, где каждый пятый — весьма даже талантливый угонщик.

“Ладно, Лёх, - говорю. - Зачем тебе «тузик» в такую рань?»

“Сюрприз!»

Но я примерно догадывался. И точно. Вернулся — в багажнике четыре шестидесятилитровых мешка с отборными, рябиново-красными подосиновиками.

Объясняет: «С утречка решил метнуться на байке, проверить свои места. А там, по ходу, с газонокосилкой промышлять можно. Косячок выкурить не успел (это он выделывается — А.Ф.) — рюкзак полный. Вернулся, выложил под куст, вторая ходка, а там вааще поляна такая, что подосины сами тебя вот-вот соберут. Я видел, как они на меня плотоядно скалились. Пришлось занять круговую оборону. И тесны были их ряды, и были они исполнены решимости стоять до конца — но не выстояли. Но и не все полегли в мои короба, иные остались оплакивать павших товарищей. Невыносима была их скорбь, и я вернулся, дабы даровать им умиротворение милостью своего клинка. И ты будешь смеяться, но когда я возвращался с «лутом» в четвёртый раз, повстречались две дивные пейзанки, некогда юные, в коих самое дивное было их лукошки, являвшие взору совершенство своего плетения как бортами, так и донцами. Работа мастера, такого же, что вставил в уста сим девам улыбки, съёмные на ночь, дабы отпугивать те ужасы, коими ночь полна и темна. И одна пейзанка спросила, как дойти до Фосфоритного, а другая — почему в лесу нет грибов».

«Веришь ли, и жестокое моё сердце разобрала такая жалость, что я ответил на оба вопроса. На второй было проще: «Потому что здесь был уже я». На первый — хотелось уточнить, какого вихта они делают в десяти километрах от Фосфоритного, если то для них дом родной? We are poor little lambs, we have lost our way”.

“Но что ж, я дал им наставление, как выбраться на трассу, чтобы поймать за хвост удачу, иль автобус, иль такси. И в их лукошки звонкие опорожнил заботливо пакет один моих подосинов... Ведь если си несчастные создания заблудятся, по-новому и сызнова, а вероятность выше тангенса прямоугольного, то что ещё послужит пищей им в чащобах этих пагубных?»

Да, я точно знаю, что Лёшка пока не баловался никакими наркотиками. Не то, что я его как-то проверяю — я такой мысли даже не терплю, расписываться в том, что не можешь понять, удолбанный твой ребёнок, или нет. Если разница для тебя неочевидна — то и хер ли париться? Но Лёшка, когда в эйфории — просто норовит выражаться цветисто, что, думаю, позволительно возрасту.

А тут — да, он славно потрогал подосиновички за апельсиновые шляпки, и для него это такое занятие, что если взамен предложить девичьи перси, он скривится: «Да чего я там-то не мацал? И что б вы понимали в истинном оргазме!»

Вообще, он явно когда-то соблазнил грибную фею. Он уже давно, направляясь в лес, говорит «Пойду, возьму(!) грибов». И берёт, даже в такую засуху, когда мох под ногами хрустит, как чипсы по рту анорексички. Но он знает некие заветные косогоры у неведомых даже Гуглу прудиков, сокрытых древесными кронами, где всегда можно «взять» хоть какие-то «благородные» грибы.

На Калужской Плантации — речь в основном о белых. Здесь, в Сенском районе — белых очень мало. Здесь вообще уникальное место, где фосфоритные карьеры перебуробили литосферу метров на двадцать и более вглубь, выбросили наверх песок с юрскими морскими ископаемыми вперемешку. Нет, ихтиозавров не находили, но белемнитов («чёртовы пальцы») и аммонитов (спиральные ракушки с «голограммным» отблеском) находят до сих пор.

Потом бывшие карьеры засаживали сосёнками, но по мере увлажнения низин (образования над песком влагоудерживающего почвенного слоя) — они зарастали «листвянкой». Берёзки, осины. Соответственно, грибы — подберёзовики, подосиновики. И, честно, как по мне, гастрономически подосиновик не хуже белого, но при этом, пожалуй, эстетичней.

Я сам, когда вижу на полянке в траве россыпи рыжеголовых подосиновиков и крепеньких подберёзовиков с шоколадными шляпками (а они тоже гастрономически ничего себе так) — испытываю если не экстаз, то прилив вдохновения, которое рисует картину эпической битвы негров с баскетбольными мячами, вид сверху.

И вот Лёшка, почти тайком почти стащив брелок от Туарега, будучи героем дня со своей добычей (теперь я обязан буду показать гвардейцам и соседушкам кое-какие свои рецепты с грибами), - и вот Лёшка лыбится:

«А дашь Туарега в Сенск метнуться? Тёлочек зацепим, побухаем, пыхнем, а может, на спидах порезвимся».

Пожимаю плечами:

«Ну, ключи-то у тебя остались. Езжай, конечно, месяц мой ясный. Заслужил немножко оттяга. Мне — этот «тузик» не нужен будет до понедельника».

Лёшка негодует:

«Вот что ты за... What kind of father are you? Вообще никакого подросткового бунта против тебя, душитель свобод! В смысле — какой это, нафиг, будет бунт?»

Да, он тоже читал дофига психологической литературы о проблемах «отцов и детей». Которые сейчас обострились главным образом из-за того, что отцы и дети слушают примерно одну и ту же музыку. И ничто в самовыражении детей — не может шокировать папаш, которые, если не в склерозе, понимают, насколько их дети менее конфликтны, чем были они сами, папаши, в том же возрасте.

Если честно, меня это больше всего тревожит. Наше полное взаимопонимание с Лёшкой. И ведь если начать его пороть — это ничего не изменит. Он только будет подзуживать: «И это всё, на что ты способен? You should try harder than this!”

Мы, наше поколение распиздяев, вступавших в зрелость в девяностые, вырастили монстров. Которые тем монстрознее, что никак не обнаруживают своей монстрозности, даруя добытые ими подосиновики совсем незнакомым заблудившимся пенсионеркам вкупе со вполне доброжелательными топографическими наставлениями :-)

Tags: детоводство, филосопельки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments