artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

О недавних терактах

Меня спрашивают, почему я ничего не пишу про недавние теракты — про очередной грузовик в Барселоне, про психа с ножом в Сургуте.

Ну а чего писать? Всё, что я имел сказать по таким поводам, я не раз сказал ещё до того, как завёл этот блог. Потому что моя работа весьма тесно связана с противодействием тем или иным угрозам, в том числе и таким.

Но тем не менее, повторю слова утешения.

Видите ли, этот мир никогда не был по-настоящему безопасным для нас. С тех самых пор, как наши далёкие пращуры спустились с деревьев на землю (но и на деревьях не было подлинной, гарантированной безопасности).

Мы уже освоили дубинки, копья, огонь — но всё равно запросто любой из племени мог сделаться добычей какого-нибудь дикого зверя, решившего разнообразить рацион.

Это никогда по-настоящему не угрожало выживанию нашего вида, происки хищников (всё-таки, мы не птички додо с одного изолированного острова, которых за год сожрал один-единственный котяра, привезённый смотрителем маяка). Но некоторую небезопасность — соседство с хищниками создавало вплоть до новейшего времени. А иные свихнувшие тигры, леопарды, львы, вставшие на путь антропофагии, и в двадцатом веке терроризировали целые районы.

Потом, правда, дикие хищники как угроза отошли на задний фон — но появились машины. Эти стальные монстры убивают сотни тысяч людей за год по всему миру. И как бы хорошо ни водил ты сам, ты никогда не можешь быть уверен, что машина, идущая по встречке, вдруг не «взбесится» и не вылетит тебе прямо в лоб, так, что по-любому ничего не успеешь сделать.

Мы могли бы очень резко сократить аварийность и смертность, если б, скажем, конструктивно ограничили максимальную скорость километрами шестьюдесятью. Десятки тысяч людей в год — остались бы живы.

Но мы не пойдём на это (как не откажемся и от нашего лучшего друга собаки, который тоже убивает десятки тысяч людей каждый год, но зато прикольный). В нашем разумении, овчинка не стоит выделки. Мы не для того живём, чтобы только лишь растягивать и оберегать свою жизнь. Это было бы слишком уныло. И мы готовы идти на некоторые жертвы, чтобы сделать жизнь веселей и комфортней. Микроскопические жертвы, в масштабах человечества. И нам не привыкать к тому, что где-то рядом может таиться смертельная опасность. Мы сотни тысяч лет с этим живём.

И такой вот «бытовушный» терроризм — недофига чего меняет. Ну да, ещё один фактор риска, вдовесок к тем, что были всегда. Ещё более микроскопическая вероятность умереть, выйдя на улицу, нежели от клыков собаки или колёс вполне «благонамеренной», но потерявшей управление машины.

Да в конце концов, всегда были какие-то психи, впадавшие в амок от шизухи и депрессухи и норовившие покромсать побольше народу вокруг, мстя за свою фрустрацию. В том числе — поехавшие на религиозной почве. Просто раньше о таких выходках узнавали максимум в соседней деревне, а сейчас СМИ заботливо собирают такие сюжеты по всему миру — и преподносят всему миру. В чём их трудно винить, поскольку людям это интересно, это ещё не утратило свежесть, когда ИГИЛ «в моде».

Но само то, что ИГИЛ в принципе прибегает к подобной стратегии, поощрение «автономных» психов, чтобы они творили свои бесчинства, но при этом присягали — в действительности показатель того отчаяния, в каком находится ИГИЛ.

Это ведь и не терроризм, на самом деле. Истинный терроризм — это, конечно, очень циничная, очень беспощадная, но всё же прагматическая концепция. «Или вы выполняете наши требования — или мы устраиваем бойню среди ваших избирателей».

То есть, обозначается угроза (заведомо «нелегальная», конечно, противоречащая обычаям войны и всё такое), указываются последствия — и у сторон есть выбор. Прежде всего, у того, кто такую угрозу выдвигает, у террориста. Он может реализовать её — а может тормознуться, если, вдруг, другая сторона склоняется к тому, чтобы выполнить его требования.

Точно так же и другая сторона знает, что террорист — контролирует ситуацию, контролирует свои действия. И сколь ни паскудный, но есть выбор: послать его и подвергнуть своих граждан неиллюзорному риску расправы — или выполнить требования, и тогда, скорее всего, он не будет воплощать угрозу в жизнь, ему это уже не надо, а главное — он в принципе может отменить свою акцию.

Чтобы, говоря о террористической тактике, не зацикливаться на бородачах с «аллах-акбаром» в зубах — хорошо, вот пример, когда её, в чистом виде, применили «хорошие ребята», как бы «силы добра». Хиросима (ну и Нагасаки, соответственно).

Да если называть вещи своими именами, это была террористическая тактика (собственно, тогда Союзники так и называли бомбардировки городов, заведомо влекущие многочисленные жертвы среди нонкомбатантов — terror bombings). Но тогда уже все давно озверели до такой степени, что плевать было, сколько погибнет гражданских у противника, если это сэкономит жизни твоих солдат и позволит быстрее закончить войну, сломив волю противника к сопротивлению, когда он поймёт бесполезность оного.

И вот амеры применили эти бомбы, намекнули, что могут со всей Японией то же самое сделать — и япы вынуждены были капитулировать. Угроза обозначена, требование предъявлено — и принято. И после капитуляции — амеры уже не бомбили Японию. И японцы знали, что не будут бомбить. Поэтому капитуляция и имела смысл (хотя морально была очень тяжким решением).

Однако же, случай с ИГИЛом. Вот какой смысл их подстрекательства всяких психов к единичным атакам? Когда некие зловещие акции проводят бойцы, подконтрольные некоему центру, - это можно рассматривать как форму террористической борьбы. Потому что этот «центр» может показать, на что способен, пригрозить новыми безобразиями — предъявить требования. При выполнении которых акции будут отменены. Поэтому, хотя бы теоретически, может иметь смысл выполнять эти требования.

Но вот с использованием этих «торпед-энтузиастов» - чем ИГИЛ кому может угрожать, какие-то требования выдвигать, какие причинно-следственные связи выстраивать?

«Если вы, неверные, не оставите нас в покое в Ираке и Сирии, то мы своей пропагандой разбередим ещё больше психов в ваших странах, которые устроят ещё больше безобразий!»

Ну, допустим. А в случае, если кто-то решит пойти на компромисс с ИГИЛом — что он может сделать со своей стороны с сочувствующими ему психами? Обратиться к ним через свои сайты с призывом к миру? «Дорогие психи, которым мы засрали ваши и без того увечные мозги! Концепция изменилась: не надо больше резать и давить неверных. Неверные — теперь хорошие. Пис, бро!»

Так, что ли? И это подействует? И кто-то поверит в то, что это подействует?

То есть, это только кажется, будто бы ИГИЛ, поощряя это спонтанное хулиганство психов-одиночек, открыл какую-то новую форму террористической войны, от которой нет спасения. Да полного спасения нет, естественно, и никакие усилия полиции не гарантируют, что на тебя не бросится псих с ножом, поехавший на религиозной почве (как и от психа, поехавшего на делирийной, - тоже).

Но что в действительности сделал ИГИЛ, прибегнув к такой дурацкой борьбе, - лишил самого себя каких-либо козырей, которые хотя бы потенциально мог бы разменять на какую-то «легитимизацию».

Да, история знает примеры, когда силы, начинавшие, в общем-то, как террористические, в конце концов получали некоторую политическую субъектность, обретали некоторую легитимизацию. Но тогда, когда они могли обещать контроль над своими бойцами, гарантировать, что те не будут безобразничать, при выполнении некоторых условий. Да, мне лично не очень приятна сама по себе идея переговоров с террористами, но этот мир — полон компромиссов.

Однако компромиссные соглашения — имеет смысл заключать лишь с теми, кто действительно контролирует свои возможности насилия. Кто может его прекратить. А ИГИЛ? Он уже нихрена не контролирует. Всё, что он может (в Европе) — причислять очередного «самопального» психа к числу «воинов Аллаха».

Но как-либо пресечь выходки таких психов? Нет, этого ИГИЛ не может. Хотя уже прочно ассоциируется именно с такими деятелями, которые наибольший резонанс и вызывают своими нападениями с грузовиками да с ножами. И их - ИГИЛ нихера не контролирует. А значит, с ним просто бесполезно о чём-то разговаривать.

Вот с ФАТХом имело смысл разговаривать, с ИРА имело смысл разговаривать — поскольку это были структуры, которые «умею терроризировать, но умею и не терроризировать». ИГИЛ же, со своей «революционной» стратегией, поставил себя так, что не может сказать «умею не терроризировать», и никакой пользы ни от каких договорённостей с ним — в принципе быть не может. Поэтому его просто раздавят. Без особой спешки, поскольку это борьба не за контроль над территориями, это борьба на физическую ликвидацию самой отборной отморози со всей планеты, но раздавят — неминуемо.

Прекратятся ли джихадистские теракты после того, как раздавят ИГИЛ? Нет, конечно. Психи-то — никуда не денутся и вряд ли вылечатся. И никакие превентивные полицейские меры — не помогут.

Да, в каждом случае про этих хулиганов всплывает информация, что они уже были на подозрении у спецслужб в причастности к джихадистской деятельности. И многие возмущаются: «Так почему их не депортировали?»

Да потому, что на десятки тысяч мусульман в Европе — есть какая-то информация, указывающая, что он знаком с кем-то, кто знаком с джихадистами. Сайты какие-то посещает. Соседям показался каким-то странным. И что?

Полиция — в принципе не может отработать все такие сигналы (ну или это Варфоламеевская ночь будет). И приставить наружку к каждому подозрительному смуглому юноше — тоже не может. Или — кто оплатит такие расходы, такую численность полиции? Извините, но несколько десятков или даже сотен погибших в терактах за год — столько не стоят. Пусть цинично звучит — но вот так.

Более того, и непосредственно в момент совершения теракта — не стоит уповать на то, что полиция окажется на месте, вмешается и предотвратит. При внезапном нападении — даже суперпрофессиональной охране топовых бизнесменов и политиков бывает трудно вовремя отреагировать и предотвратить. От уличной полиции — естественно, невозможно требовать такого профессионализма (хотя они бывают довольно самоотверженны).

Разумеется, некоторые меры — можно принимать, чтобы минимизировать риск. Ну я вот рассказывал о нашей программе «трудоустройства», когда просто у себя дома, посменно, сидят за мониторами всякие школьники или пенсионеры, отсматривают видео с уличных камер в городах за сотни километров от них — с тем, чтобы хоть какой-то шанс был заметить угон того же грузовика, просигнализировать об этом, дать хоть какую-то возможность его перехватить, пока он не врезался в толпу.

К слову, это очень реальная тема «занятости» в тех регионах, где люди есть, а работы нет, по причинам экономической географии. Работа, не требующая каких-то исключительных профессиональных и личных качеств (кроме мало-мальской добросовестности), и эти гаврики получают баксов десять в час, четыре часа в день (чтобы глаз не замыливался) — чем вполне рады. И, разумеется, это дешевле, чем ставить на каждом углу по взводу профессиональных полицейских.

Возможно, в недалёком уже будущем такие наблюдатели уличных камер — составят довольно значительную часть работающего населения. Поскольку это работа, где действительно требуется человек, чтобы понять, что чего-то не так. Робот — с этим не справится (или — зашкаливающее будет количество сигналов ложной тревоги).

Но, разумеется, никакие меры безопасности — не гарантируют её в полной мере. Не гарантируют того, что где-то очередной упоротый фанатик не врежется в толпу на грузовике или не набросится с ножом. Правда, вероятность стать жертвой подобного безобразия — всё-таки ничтожно мала, поэтому такой вот «бытовушный» терроризм рекомендуется рассматривать как minor inconvenience. Ну, как вероятность того, что в лес по грибы пойдёте — а вас там волки сожрут. Или (что даже скорее в нашей реальности) — леопард, сбежавший из зверинца.

Разумеется, и частная вооружённость граждан — тоже не является панацеей. Да, грузовик, несущийся на толпу, не так-то просто остановить из пистолета (а вот психа с кухонным ножом или бензопилой или даже таким же пистолетом — уже реально). Да это по-любому хорошая штука, частная вооружённость граждан, и мне было бы чертовски приятней осознавать, что рядом с моими близкими находятся вооружённые и способные применить оружие люди, а не беспомощные и безоружные. То есть, сами-то мы и так носим оружие вне зависимости от того, что на этот счёт думает та или иная обнаглевшая юрисдикция, но чем больше стволов в добрых руках по соседству — тем лучше. Поддержка огнём — лишней не будет.

И я уже не раз писал о коренных причинах хоплофобии как тяжёлого, на самом деле, психического расстройства — и неотъемлемой черты современного «либерального»(???) менталитета. И причина-то не в том, что они патологически боятся некоего конкретного куска металла, который называется «пистолет» (хотя иногда — и вплоть до такой клиники), а в том, что, начитавшись всяких великих, но шарлатанских литературей, эти в целом милые люди вбили себе в голову, что для них будет невообразимым шоком, если придётся замочить кого-то, даже обороняясь от агрессора. Им проще «виктимизироваться», допустить, что это их грохнет агрессор, но они умрут «незамутнёнными».

Смех и грех это наблюдать, как люди, в остальных отношениях будто бы разумные, начинают пытаться рационализировать свою фобию, как-то оправдать запрет на боевое оружие в частных руках — при этом, конечно, наглухо отключая логику, отключая здравый смысл. Не понимая, чего они на самом деле боятся. Принятия на себя ответственности за то, что вышиб мозги пусть и конченому отморозку, но он же — human being, и это будет невыносимо, сознание, что убил его. Смею заверить: нет. Сочинители великих гуманитарных литературей — врут. Вернее, просто рассуждают о том, в чём не имеют опыта.

Нет, это более чем естественно для нашей биологической и психической природы — убивать тех, кто пытается убить нас, уничтожать агрессора. Это же — и разумно. И самое сильное чувство обычно бывает в таких случаях — удивление от того, что в действительности не чувствуешь никакого шока.

Поэтому хоплофобам, ратующим за запрет оружия на руках у граждан, - рекомендовалось бы всё-таки головку подлечить, очистить от той бессмысленной требухи, что туда напихали шарлатаны. Хороших людей в мире — подавляющее большинство, они не бросаются, от делать нефига, друг на друга с бензопилами (которые вполне легальны и общедоступны, если кто не знал), они не стреляют друг друга из пистолетов, от делать нефига (ну, не считая случая Онегина с Ленским, но в деревне тогда, без Инета, реально было слишком скучно жить).

И, повторю, никто не говорит, что это панацея против террористов или просто маньяков, боевое оружие на руках у добрых граждан, но всё-таки — повышает шансы. Куда больше, чем любые какие-нибудь «курсы самообороны». Серьёзно, против той же бензопилы в руках маньяка — и я бы, наверное, довольно глупо себя чувствовал без волына, при всех моих каратистских статях. Теоретически — я знаю, как ей противодействовать, как входить, что хватать, чтобы отключить цепь, но практически — никто не отрабатывает защиту на работающей(!) бензопиле.

Что уж говорить про женщин и детей? Им — нужно иметь оружие хотя бы ради лучшего душевного комфорта. Да и вообще это полезно для гражданского самосознания и воспитания чувства ответственности — ощущение смертельно опасного металла на тушке. Да, ты можешь быть смертельно опасен. В любом случае можешь быть, даже без оружия, хотя это плохо осознаётся. Повздоришь с кем-то, толкнёшь — он упадёт виском на бетонный угол. Никто не хотел, никто не ожидал - но вот он мёртв, вообще низахуй.

Заведомо смертельное оружие — помогает лучше понимать опасность конфликтных вариантов поведения и стараться избегать их, насколько возможно. Но если избежать конфликта категорически невозможно (маньяк, бросающийся на людей с ножом) — что ж, тогда, по крайней мере, будет, что ему противопоставить.

Но, повторю, против атаки толпы на грузовике — пистолет, скорее всего, не очень поможет. Пробитие шин не даст вообще ничего на короткой дистанции. Место водителя, даже если прямо не защищено спереди двигателем (аллигаторного типа), по любому защищено металлическими конструкциями, от которых пули будут рикошетировать с большой вероятностью. А даже если смертельно ранишь этого маньяка — он будет давить на газ до упора, ибо маньяк. И ведь сама по себе ситуация с атакой пешеходов грузовиком — будет вскрыта только в последний момент, скорее всего. Считанные секунды от того, как он газанул — до того, как врезался.

Да, не будем тешить себя иллюзиями: даже если у каждого в этой толпе будет по волыну и все обучены быстро выхватывать и прицельно стрелять — у них мало шансов обездвижить грузовик под управлением маньяка.

Гранатомёт, вроде РПГ-7 или даже «мухи» (ну и AT-4 или LAW-72) – мог бы быть практичней против грузовика. Но не будем, опять же, тешить себя иллюзиями: даже при полной легализации всего и вся мало кто будет прихватывать на прогулку по набережной РПГ-7.

Но вот чему мы своих детишек учим в нашей Корпоративной школе, с первого класса, — так это «торреадорским» приёмам в «машинной корриде». Проще говоря — как избегать наезда на тебя машины, будучи на своих двоих.

В действительности, большинство наездов на пешиков (не террористических даже, а вполне обычных) — происходят прежде всего по причине беспечности и неподготовленности пешехода. Нет, беспечность водителя — тоже имеет иногда место, иногда и преступная, но в большинстве случаев, даже когда водитель полный мудак, пешеход мог бы, чисто физически, избежать наезда на себя, если б элементарно смотрел, нет ли ему угрозы — и не терялся, когда видит, что угроза есть, что несётся прямо на него.

Как нам известно из школьных задач по ранней физике (или даже арифметике), машина, идущая со скоростью десять метров в секунду — имеет «спидометорную» скорость 36 километров в час. А если втрое быстрее, тридцать метров в секунду, - то, соответственно, 108 км/ч. И это близко, наверное, к наибольшей скорости, с какой самый упоротый лихач может лететь по тихой узенькой извилистой улочке в черте города. Нет, на проспекте может быть и больше — но там его и видно за сотни метров.

А тут, на тихой извилистой улочке — возможна ситуация, что ты, переходя дорогу, заметил машину, идущую под 110, скажем, за двадцать метров до тебя, не больше (вылетел из-за слепого поворота, до которого шёл вообще 180, будучи ебанутым в черте города). Но это значит, что у тебя есть где-то две трети секунды для реакции.

И если не «замерзать» - за это время можно очень много дофига чего сделать. По крайней мере — сообразить, куда бежать от этой машины, которая летит прямо на тебя. Или — никуда не бежать, а подпрыгнуть, сгруппироваться, плюхнуться ей на капот, перекатиться через крышу, и безопасно упасть на дорогу.

К слову, большинство серьёзных травм при сбитии пешиков легковушками — обусловлены не ударом машины как таковой. Обычно-то — человека перебрасывает через легковушку. Но он падает так, что ломает себе шею или голову (только ключицу — если повезёт).

Если же грузовик на тебя несётся — тут, конечно, лучше продумать, куда убегать от него. Вернее, это на автомате должно быть: просчёт его траектории, просчёт своей траектории. И, конечно, разворачиваясь и отбегая назад, ты теряешь драгоценные доли секунды.

В толпе, которую давит грузовик — конечно, возможности для манёвра сужаются. Но тоже можно прикинуть, что лучше. Шарахнуться в сторону от его траектории, прихватив с собой ещё сколько-то людей, расставив руки — или напрыгнуть ему на бампер, когда он уже не очень быстрый, попытаться поразить водителя-маньяка через лобовуху.

Ну ладно, такие-то варианты — не для детей отрабатываются.

А для детей — вот как в принципе анализировать движение угрожающей тебе машины. Чтобы не паниковать, не впадать в ступор (что самая частая причина гибели и увечий пешеходов).

И мы этому учим в своей Корпоративной школе и на виртуальных тренажёрах, и в обстановке, приближенной к боевой (то есть, к уличной). Да, в ущерб Основам Православия, или что там нынче в моде по государственной программе?

Намеренная атака людей грузовиком, когда маньяк за рулём и не думает тормозить, а думает, как бы побольше народу задавить — конечно, особая ситуация. Не то, чтобы абсолютно непрогнозировавшаяся, но — особая.

Тут, когда осознал, что происходит, ребёнку нужно прикинуть, какие объекты на местности, скорее всего, будут непреодолимы для этого грузовика. Колонны всякие, арки. Особо толстые фонарные столбы — может быть. В крайнем случае — лечь под бампер, пропустить над собой.

Но, конечно, атака толпы людей грузовиком — это ситуация настолько чрезвычайная, особенно для детей, что не дашь каких-то пошаговых инструкций, что именно делать.

Однако общая подготовка к избежанию наезда, тренировки ухода от столкновения, — всё-таки даёт хладнокровие, способность хоть как-то оценивать такие чрезвычайные ситуации и принимать решения.

А абсолютной гарантии того, что все ваши близкие останутся живы и здоровы, несмотря ни на что, - её просто нет. И никогда не было.

Нынешний мир, во всяком случае в цивилизованных странах — безопаснее, чем был когда-либо. Да, сейчас вы узнаёте, что какой-то беспредел был совершён за тридевять земель — и «боже, как страшно жить». Лет тысячу назад в ваш родной посёлок могли прийти воины феодала, враждебного вашему, и просто вырезать вас всех нахер, и ни одно СМИ об этом не написало бы. Лишь когда счёт разорённых посёлков перевалит за сотни, летописец скупо упомянет: «Приходил войной князь такой-то, творил многия бесчинства». Поэтому, если вам предложат билет в прошлое, в безмятежно-пасторальный феодализм, надо очень хорошо понимать, что именно предлагается :-)

А в современном мире — ну да, по-прежнему нам сопутствуют смертельные опасности. Как всегда. В гораздо меньших вероятностях, правда.

Этот жалкий терроризм, мобилизующий умалишённых, всех свихнувшихся лузеров, - разумеется, представляет некоторую опасность для жизни и здоровья. И разумеется, он не может быть полностью искоренён усилиями правительств (да ничьими — полностью искоренён быть не может).

Но стоит подумать над тем, насколько жалок стал джихадистский терроризм, что вот к таким плачевным средствам прибегает, к использованию психов, которых не может контролировать никакой «центр», а потому не может и ставить какие-то условия.

А знаете, почему Кремлёвские выдернули с Донбасса Гиркина и Безлера в конце 14-го? Да просто, чтобы показать, что они-то, используя откровенно террористические методы, могут контролировать своих террористов. То есть, что они, Кремлёвские, ещё не опустились до такого ничтожества, каким является ИГИЛ. Показать, что они всё-таки — договороспособные террористы. Что могут и нагадить — но могут и зажать сфинктер.

Тут впору было бы сказать что-то пафосное, вроде: «Не думал, что Россия докатится до необходимости доказывать, что она лучше, чем ИГИЛ», но на самом деле — думал. Всегда думал, с конца восьмидесятых, по крайней мере. Что у нас неизбежен период имперского реванша, неизбежна последняя попытка Московии возобладать, используя свою гнусность, но вот что она будет настолько pathetic, эта попытка, вот вся эта скоморошеская путинщина, — да, история повторяется в виде фарса.

Но это уже другая история :-)

Tags: ИГИЛ, история, оружие, политика, террористы
Subscribe

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments

  • Белорусская распасовка

    Стараюсь не писать сейчас о политических делах — ну да разговорились давеча с молодёжью, должен поделиться, дабы предостеречь (кого-нибудь).…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…