artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Category:

Canicula - doggie time

Задумался тут вот над каким вопросом вселенской важности (ну, пока там война Штатов с Ким Сунь Вынем ещё не началась, пока ВСУ не перешла в контрнаступление на Белгород).

Собаки. Собачьи породы. Вот как приходит и уходит мода на них?

Знаете, в советские времена, что бы ни говорили совкодрочеры, на самом деле не было у каждого трудящегося по пёсьей своре для загонной охоты в своих угодьях, что потом будто бы украл Чубайс (ладно, совкодрочеры не утверждают именно это — но у непосвящённых может сложиться такое впечатление, будто бы тогда любой работяга жил как какой-нибудь Гаврила Троекуров).

Но и в отличие от уверений иных молодых «совкохейтеров», не было такого, чтобы мясопродуктов не хватало даже для людей, а потому никто не мог держать собаку. То есть, мясопродуктов не хватало для человеков, о чём иногда кричали бабки у магазов, провожая своим возмущённым клёкотом собачников с пакетом всякой мясной шняги, но — многие люди держали собак так или иначе. В том числе — породистых.

И вот не вникая в социально-экономические вопросы, интересно посмотреть, как изменились породные предпочтения.

Сразу скажу, немцы — они вечные. Некоторые даже считают, что это единственная «настоящая» собака. Я и сам так в детстве считал, выгуливая Герду, немку знакомого мясника, который давал её нам на передержку летом. «Волчарка», как я тогда их называл. Потому что там реально дофига волчьей крови, не меньше четверти при селекции в девятнадцатом веке, но это — очень управляемый «волк». И — премило «универсальный».

Но, должен сказать, немцы — очень сильно зависят от личности хозяина, от воспитания. Обычно — они сдержанные, послушные, разумные. Но встречал и таких мудаков среди немецких овчарок, под стать хозяевам, что туши свет.

Так или иначе, немцы (включая и то, что называлось «восточноевропейской овчаркой», несколько укрупнённый советский вариант) — были очень популярны тогда, в восьмидесятые, остаются популярны и сейчас. Ну, из крупных — это, наверное, вообще порода нумеро уно во всём мире.

Но были при Совке весьма популярны породы, которые сейчас редко встретишь.

Скажем, колли, шотландская овчарка. Остроносая, пушистая, очень милая, добродушная, с неожиданно тонким голоском. Их было дофига в России в моём детстве. И не потому, что кто-то тащился от фильмов про «Лэсси» (да откуда бы?), а просто вот их было много.

Сейчас — довольно редко увидишь в России колли. Вероятно, как «семейно-детская» собака она была вытеснена лабрадором. Ну или «лабрадором-ретривером». Для меня, уж простят кинологи, тут разница примерно такая же, как между немцем и восточноевропейцем.

Вот лабрадоров — при Совке не было нифига, а сейчас их очень много, чуть ли не больше, чем немцев (если не брать служебных, где орднунгу всё-таки служат дойчи).

Но это и понятно: довольно крупная, но абсолютно неагрессивная псина. Если на какой-то лавровый венок и можно повязать ленточку со словами «семейный любимец» - то вот на тот, что надеть на шею лабрадору. То есть, я допускаю, что каким-то образом можно воспитать злобного лабрадора (или ретривера) — но я бы заподозрил, что у такого хозяина у самого какие-то суровые проблемы с психикой. А так-то — не видел ни одного злобного «лаврика».

Между тем, примерно в этом классе — при Совке весьма популярен был ирландский сеттер. Красивая золотисто-рыжая псина, тоже очень благодушная. Но, возможно, она сошла на нет, поскольку требует интенсивных пробежек туда-сюда, чтобы быть в форме. Ну, не то, чтобы совсем их не осталось — но существенно меньше, по моим наблюдениям, чем было в восьмидесятые.

То же — можно сказать про догов. При Совке — весьма часто можно было видеть немецкого дога, а иногда и датского (мраморной чёрно-белой, «иньянной» раскраски). Это всё классические «дожьи» dogs поджарого сложения, очень высокого роста (рекордно высокого), длинными лапами.

Сейчас — их гораздо меньше (ну и на самом деле, для России московских широт — эти собаки, пожалуй, реально слишком гладкошёрстные).

Некоторую «компенсацию» в постсоветский период — предоставляет проникновение на здешний рынок ирландского волкодава, который схож с догом по сложению и «размерностям», но при этом немного «кучерявей». И порою было забавно наблюдать, как миниатюрная барышня, даже знающая о присутствии айриша на территории, всё равно немножко ойкает, когда заходит за угол и нос в нос упирается с этим «телёнком», который просто стоит.

Такой же эффект бывал при встрече нос к носу с нашим Нерри, с той лишь поправкой, что ойкали и не очень миниатюрные юноши. И им казалось, будто бы он смотрит на них сверху вниз, что было бы неправдой, если б они стояли на ногах, поскольку у Нерри всего 122 в холке, но обычная реакция человека при встрече с ним — человек приседает. Но Нерри — это не какая-то отдельная порода, это просто исключительно крупный метис волка и хаски.

Что до пород — вот были ещё в советские времена весьма популярны такие, как эрдель-терьер, ризеншнауцер (и его здешняя разновидность «чёрный терьер»), боксёр. И я не скажу, что они вовсе «вымерли», но их гораздо реже увидишь на улице или где-либо ещё.

Пожалуй, помимо «немца» - обильно сохранился с тех времён (а то и приумножился) лишь ротвейлер. Да, не очень рослая, но мощная и весьма серьёзная собачка. Возможно, даже слишком суровая, чтобы иметь её как семейную.

А так-то в девяностые, с падением «железного занавеса», в страну обильно хлынули мастифообразные псины «бойцовых» пород. Не столько даже питбули (их и сейчас не очень много здесь), сколько всякие мастино неаполитано, бордосские доги, аргентинские доги, кане корсо.

И про всякую такую породу, естественно, втиралось, что это выведено было как уникальная собака с уникальными свойствами, и под страхом смертной казни запрещено было их вывозить оттуда, где вывели, но вот вы счастливчик, можете приобрести щенка.

Помню, в середине девяностых одна сокурсница, хорошая подруга (в смысле, мы трахались), загорелась желанием купить филу бразилейра (из той же мастифной серии). За полторы штуки баксов при тогдашней своей зарплате в пятьсот.

Я спросил: «Ты чего-нибудь знаешь о них?»

«Я чувствую, что это именно та собака, которая мне нужна, ведь надо же расширять горизонты! И да, я знаю. Это собака, которая в одиночку могла биться с ягуаром, и она использовалась в охоте на беглых негров по джунглям, что, впрочем, не мой случай, и она всегда верна своему хозяину! И ещё — у неё есть на лапках перепонки, отчего она лучше плавает».

Ну, про то, чтобы хоть какое-то псовое могло на равных драться с кошачьим того же размера — не стал разочаровывать. Разумеется, кошка, будучи и втрое меньше, запросто порвёт псину, один на один. Кошки — индивидуалисты, псины — стайные охотники, этим всё сказано. Никаких шансов у сенбернара против рыси, не говоря уж о мастиффе (или что-то подобное) против ягуара.

Но охота за беглыми неграми, преодолевая водные преграды на перепончатых лапах, - что ж, это могло смотреться полезным свойством для Москвы.

Так или иначе, она купила щеночка. И он вырос, следует отдать должное, под стать хозяйке. Немножко придурковатым — но в целом незлобивым. Вот восемьдесят кило незлобивой игривой придурковатости. И когда я бывал у неё в гостях, а поутру хозяйку ломало вставать с кровати, а с этим сукиным сыном надо было прогуляться, но он изволил порыкивать, когда я надевал на него ошейник — достаточно было прихватить пальцами за щёку: «Чего, блин, сказал?» - и он переходил в режим: «Да нет, тебе показалось. Пойдём уже гулять, а? Я буду таким послушным, что ты даже представить себе не можешь!»

Но в целом вот эти мастифообразные собачары — они довольно трудные. Они до трёх лет — по сути подростки, «тинейджеры». Когда дури дофига, а разумения — не очень. Что, конечно, зачастую усугубляется дурью хозяев, которые сами примерно того же свойства, вот хочу собаку самую вот такую, «крокодила в меху», чтобы всех могла порвать — и что ты будешь делать, когда она реально кого-то порвёт просто от игривости или недоразумения, наплевав на твоё истеричное «фу»?

Поэтому сейчас, по моим наблюдениям, собак бойцовых мастифообразных пород — в России не так много. Вот как-то, после мании девяностых, люди больше переключились на какие-то более безопасные варианты, вроде лабрадоров или старых-добрых немцев. Ну, иногда доводится видеть алабаев, но тоже не очень понимаю тех, кто заводит их не для пастушеской работы, а как семейного питомца (или нужно просто очень хорошо знать эту породу, мастерски уметь с нею управляться).

Да, вот что всегда радует — вид одной семьи в наших краях с швейцарским зинненхундом. Это такой косматый трёхцветный «мишка», кило 90 весом (или так кажется из-за шкуры?), этакий аналог ньюфаундленда, каких, опять же, было много при Совке, а сейчас чего-то не очень. Ну, такая же огромная добродушная похухоль (но, естественно, очень много жрущая и требующая хорошего ухода, с его-то шкурой).

Что до «мелочёвки», собачек, которых мой Лёшка называет «тявкающими крысами» (а более благообразно - «комнатные собачки»), то вот нельзя не отметить нашествие гавкающих бело-рыжих «медведок» породы с названием «Джек-Рассел (терьер)». При этом, в чём их удобство, они, вроде, не так уж много гавкают, а в чём ещё их прелесть — хозяевам судить.

Ну и ещё веяние новейшего времени — африканская собака, «бассенджи». Её плюс — она вообще не лает, только воет или взвизгивает, когда уж очень припечёт, но это случается крайне редко.

Её минус — она производит впечатление игрушки, но на самом деле это собака. Только очень загадочная, про которую никто не может знать, что у неё там внутри — она никак это не обнаруживает.

И я знаю случаи, когда это будто бы совсем безобидное существо — ни с того ни с сего бросалось на маленьких детей и довольно серьёзно кусало (да, маленьких детей - может).

В случае хотя бы с таксой, хотя бы карликовой — было бы понятно, когда она в ярости (насколько это возможно для такс). С этой «африканкой» — нифига не может быть понятно. Она практически не «интерактивна».

Но смену мелких пород по сравнению с Совком — я не буду особо обсуждать, потому что, как по мне, если тебе нужен зверь размером с кошку — то вполне сгодится кошка.

А вот крупные — да, претерпели некоторое изменение, их набор, их частота. Но, возможно, это разумно и закономерно, что в сравнительно холодной стране — тебе лучше сравнительно устойчивые к её климату псины.

Да, забыл ещё добермана. Он был очень популярен в Союзе — а сейчас их мало. Ну потому что наш климат всё-таки требует особой заботы о доберах, а им при этом нужно резвиться-беситься на просторе, что зимой становится мукой.

Но вот почему сникли эрдель и ризен, которые вроде бы адаптированы к нашему климату даже больше ротвака, - не знаю даже.

А про политику Трампа — в другой раз напишу. Сейчас — просто под впечатлением дружеских посиделок, где много было разных собачек.

Tags: история, собаки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

Recent Posts from This Journal