artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Трамп и инглиш

Этот парень, Дональд Трамп, всего полгода в Офисе — а уже стал объектом многих филологических исследований. Хотя, в действительности, лингвисты заговорили о феномене языка Трампа ещё в самом начале гонки.

Как бы его охарактеризовать в двух словах? Ну, скажем так, он не шокирует пышностью вокабуляра и вычурностью конструкций. По хорошему счёту, это очень простой язык, оперирующий весьма ограниченным набором слов, которые зачастую по многу раз повторяются. Особенно такие любимые, как «amazing”, “tremendous”, “huge”.

В целом справедливы утверждения, что это смахивает на манеру шестиклассника, желающего донести какую-то очень важную мысль, но несколько стеснённого в языковых средствах. Поэтому ему приходится брать эмоциональностью, задушевной напористостью интонаций и акцентированием этих своих нескольких любимых словечек.

Впечатление, конечно, усиливается, если принять во внимание, что и стилистически, и даже грамматически, речь Трампа далековата от эталонной.

Ну, я в своё время отмечал, что он говорит «all of the sudden”, хотя резоннее всё-таки «all of А sudden”, поскольку с определённым артиклем sudden будет не такой уж sudden. Правда, шутил я, парень, переживший шесть банкротств, с какого-то момента имеет право говорить про их внезапность «of THE sudden”.

Но это-то такой тонкий нюанс употребления идиом, корнями уходящих в глубь веков, и это дискуссионно, а некоторые вещи — звучат откровенно неграмотно. «I do it good, but they never write good”. Причём, это не просто оговорка, какие бывают у всех, а он раз за разом использует good как наречие. Что, как раньше считалось, всё-таки не очень уместно в речи топового бизнесмена, претендующего на высшую политическую должность. Во всяком случае, в школах такое подчёркивают красным и на полях пишут «well”.

Также он очень любит наречие bigly, которое, вообще-то, имеет право на существование, но, опять же, не очень привычно звучит в устах президента. Ну как, не знаю, «мощно», по всякому поводу. «Я мощно решу эту проблему, которая мощно мешает нам жить». Что-то подобное.

И вот, при известной и пылкой любви «либералов» к Трампу, неудивительно, что его постоянно уличают в кондовости, примитивности, некомпетентности, невежестве, не забывая, в частности, и его отношения со стилистикой.

Некоторые договариваются до того, что он, возможно, вовсе не умеет или почти не умеет читать, страдает дислексией (в его случае — наслаждается, скорее), и как вообще можно было избрать такого дебила?

Что ж, мне вообще-то нравятся антитрампистские видеопамфлеты этого парня (на которого дал ссылку), он довольно остроумен как для «либерала», и сам я, в общем-то, не фанат Трампа (в гонке Круз мне нравился гораздо больше), но должен сказать со всей прямотой: нет, ребят, в данном случае дебил кто угодно, но только не Трамп.

Почему? Ну потому, что он победил. Он поставил себе задачу стать Президентом США — и стал. При этом — никого на самом деле не зарезал, не застрелил, не подсылал каких-то быков с бейсбольными битами, не подкупал избирательные комиссии.

Даже если он как-то и причастен к действиям предположительно русских хакеров, взломавших сеть демократского штаба и сливших оттуда содержимое, показавшее, какой у них там творится пиздец, - то, для начала, не надо было такой пиздец разводить, не надо было обсуждать в своей переписке весьма сомнительные махинации, и тогда бы хакерам просто нечего было предъявить.

Но в целом — Трамп победил вполне честно и открыто. В публичных дискуссиях. Сначала — добился номинации в своей партии (где на самом деле вовсе не является любимчиком реповского истеблишмента), а потом — уделал несравненную Хиллари, чьи красноречие и интеллектуализм так превозносили сторонники.

И что настоящий дебилизм, так это сейчас, уже после драки — настаивать на том, что эту аристократку духа и богиню политеса размазал по стенке тупой неотёсанный чурбан, не могущий связать и двух слов. Ибо тогда получается, что если уровень Трампа — где-то шестой класс средней школы, то демиков — киндергартен.

Что, впрочем, будет и правдой в отношении тех продемократских трибунов, которые и сейчас, поймав Трампа на каком-нибудь «резком» высказывании, тотчас тычут его всем в нос: «А, посмотрите, он плохо отзывается о политкорректности! Он нападает на эту священную американскую ценность!»

Это — уж действительно запредельный кретинизм, так и не понять, что Трамп победил ИМЕННО потому, что он осмелился бросить вызов «сакральной» политкорректности, которая, в клинических своих формах, давно и надёжно заебала если не всех американцев, то вот достаточное число, чтобы Трамп победил.

Более того, заебало в целом лицемерие политиканов из обеих партий, плохо скрываемое под лоском фальшивого сочувствия всем и вся, заебало их бессмысленное балабольство, где за пышностью фразы и пафосом позы сквозила банальная импотентность, неспособность и нежелание что-то делать, кроме присвоения себе ещё больших привилегий и полномочий.

Трамп это верно прочувствовал. Наличие достаточно значительного протестного электората, который сыт по горло всем этим вашингтонским балаганом и проголосует хоть за чёрта лысого, если тот, ворвавшись в Белый дом, задаст им жару.

Важное условие, правда: этот кандидат в черти — должен серьёзно отличаться своими повадками и риторическими манерами от своих конкурентов, более-менее «благообразных» профессиональных политиков. Он должен смотреться очень «неправильно» на их фоне.

И Трамп — вполне справился с этой задачей. В том числе — создав и риторическими средствами образ этакого простецкого рубахи-парня, который только что в рукав не сморкается.

Более того, сама по себе небезупречность, некоторая шероховатость речи Трампа — конечно же, шокирует те десятки тысяч людей, которые положили годы на шлифовку и огранку своего языка, зато — скорее радуют десятки миллионов других людей, которые не претендуют на изысканность слога, но, возможно, немножко комплексовали от несовершенства своего красноречия. Или же — раздражались тем, что какой-нибудь краснобай видит в своём краснобайстве почву для чувства собственного превосходства над каким-нибудь реальным трудягой, сам при этом будучи, по сути, пустышкой.

А тут — появляется такой вот себе Трамп, который реально говорит, как шестиклассник (и не отличник притом), чья речь может служить «индульгенцией» для кого угодно, весь такой простой-простой, совершенно не парящийся тем, как он выражается, - и людям это нравится.

Ещё задолго до Трампа мне доводилось много общаться с людьми, хорошо знающими английский (в основном — учителями), и я подчёркивал, что в нашей корпоративной системе языковой подготовки мы не учим и не стараемся научить говорить безупречно правильно. Мы, скорее, учим совершать «правильные ошибки». Такие, какие были бы типичны и для натива, когда он не очень парится над академизмом своей речи.

Естественно, школьным учителям зачастую бывает трудно понять данную концепцию. «Да как же так? Говорить — и неправильно? Но это же путь к деградации и хаосу! В этом мире и так слишком много людей говорят «позвОнишь» вместо «позвонИшь», а если такие вещи поощрять намеренно — то куда же он скатится, наш мир?»

Но по хорошему счёту, в этом мире, который, считайте, и уже скатился в пучину массовой безграмотности (после, разумеется, повальной и тотальной грамотности в предшествующие столетия), лишь очень немногие и очень специфические люди способны искренне восхищаться безупречно правильной и выспренней речью.

Остальные — могут сделать вид, будто бы в восхищении, даже отвесить какие-то комплименты, но в действительности будут испытывать нарастающую напряжённость в присутствии этого «переобразованного» педанта. Со временем — и враждебность, подспудно.

Для нас же язык, прагматически, — лишь одно из средств установления контакта, вхождения в доверие. Более широкая задача — нравиться людям, чтобы плодотворно с ними сотрудничать. А чтобы нравиться людям — нежелательно вызывать у них напряжённость и, тем более, внутреннюю враждебность. А для этого — не надо обострять у них комплексы неполноценности. Надо стараться избегать этого, где возможно. И вот язык, когда ты не устраиваешься, конечно, на кафедру английской литературы — это хорошее поле для того, чтобы иногда демонстрировать свою небезупречность, свою человеческую природу, если угодно.

Как по мне, это совершенно базовая штука в психологии и социальной инженерии. Да, необязательно плюхаться на жопу в присутствии Екатерины Великой, чтобы стать её фаворитом (как предок Фамусова, кажется?), но, и без приглашения, поправлять в беседе её русский или французский — едва ли разумно.

Но, со всей очевидностью, такие элементарные вещи плохо доходят до людей, почитающих себя «рафинированными интеллектуалами». Если б доходили — они бы не называли себя так.

И вот они до сих пор чешут репу: «Как мог победить парень, который говорит «I do it good”? Да он же, небось, полторы книжки всего за жизнь прочёл!»

Вместо того, чтобы просто признать: сколько бы он ни прочёл книжек, - ну вот этого оказалось достаточно, чтобы в глазах десятков миллионов избирателей побить гораздо более красноречивых и «лощёных» соперников. И что этот парень не захотел уподобляться им, в том числе и речью, когда они всем надоели, хуже осени, со своей «вшивой интеллигентностью», - говорит как раз о его неплохих умственных способностях и недурном тактическом чутье. Правда, что там будет со стратегией, с принятием решений — это, конечно, будет видно уже по делам. Пока — всё довольно «вменяемо», даже лучше, чем ожидалось (несмотря, конечно, на бешеное обгавкивание всеми «либеральными» медиа).

Строго говоря, и Путина не следует считать каким-то тупорылым дебилом. Да, гопник из подворотни. Да, уголовник и гангстер. Да, международный преступник, которому, конечно, давно в тюряге прогулы пишут. Да, психопат. Да, в последние годы у него со всей определённостью протекла крыша на почве паранойи и мании величия. Поэтому, возможно, он закончит свои дни не в тюряге, а в психушке.

Но при этом, пацан шёл к успеху — и пришёл к некоторому успеху в своём понимании. Такого не случается с совсем уж полными дебилами. И если брать лингвистический, риторический аспект, то вот эти его «мочить в сортире», «плюнь в глаза — божья роса» - это вполне удачные пиаровские штучки. Ей-богу, у него же не было задачи очаровать профессуру филфака (которую, большей частью, куда проще купить по рублю пучок, что он тоже сделал). А что до его массовой целевой аудитории — туда-то зашло нормально всё это «арго». И кто бы сомневался.

Но я, конечно, не ставлю знак равенства между Трампом и Путиным, поскольку тот-то пока ещё не сделал и близко ничего такого, чтобы можно было назвать его «гангстером». Ну, уход от налогов путём фиктивных банкротств — это, ей-богу, скорее, не преступление, а подвиг для противника «большого государства», действенное ему сопротивление. Поэтому, с окончательной оценкой Трампа я пока не спешу. Конечно, в его предвыборной риторике было много такой демагогии, что оскомина на целую лимонную рощу, но таковы издержки публичной политики при равном избирательном праве, что приходится развлекать электорат клоунадой не очень высокого пошиба.

Что, при этом, в действительности с культурным уровнем Трампа? Что ж, персонально мы пока не встречались. Но одна общая знакомая, тоже плантаторша, как и я, только из Джорджии, как-то заметила: «Представь себе, он цитирует Блейка».

«Чего, правда?» - удивился я.

«Ну, по крайней мере вот это: «Sweet babe, in your face Soft desires I can trace”. Правда, - она вздохнула, - это было давно».

Что ж, возможно, с тех пор он выучил что-то ещё. И что точно: он далеко не так прост, как кажется. Ему просто хватает ума казаться простым :-)

P-s.: Да, но несмотря на всю простоту своей речевой манеры, как-то он озадачил "рафинированных интеллектуалов" из демократского лагеря, употребив слово "braggadocious". Которое звучит в обычной человеческой речи - ну, весьма редко. У меня лично - где-то на очень далёких задворках памяти кое-как валялось, с той поры, когда в юности переводил всякие книжки, и там в репликах чего-то такое было.
То есть, это такая причудливая ироническая помесь чисто английского brag (бахвалиться, кичиться) и, вероятно, audacious ("отважный", "удалой" - французского, естественно, происхождения). Звучит - ну, примерно как "бахвальёзный". А изначально восходит к "говорящему" имени персонажа Спенсера, Braggadoccio, "Бахвальочи", как-то так.

И вообще-то, лично я не поставил бы в упрёк Трампу, если б он сам придумал такой неологизм, но, как ни трудно было поверить в то многим интеллектуалам, отстаивающим всякое diversity на своих кампусах, такое слово было изобретено до Трампа. Хотя, повторю, едва ли часто его услышишь.

Tags: США, Трамп, инглиш, политика, психология
Subscribe

  • Школа и оружие

    Не так давно, когда случилась бойня в казанской школе, обсуждали на досуге с соседушками этот вопрос. Типа, как обезопасить школы от маньяков с…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Школа и оружие

    Не так давно, когда случилась бойня в казанской школе, обсуждали на досуге с соседушками этот вопрос. Типа, как обезопасить школы от маньяков с…

  • Украина, Россия и Чехов

    Многие сейчас всерьёз приморочились будто бы неминуемым обострением российско-украинского конфликта. Иные эксперты уж инструкции публикуют, как…

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…