artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Главное, что не похер в покере

Чего-то я в последнее время всё о преферансе да о преферансе, как-то увлёкся, молодость вспоминаю — но это несколько однобоко. Поэтому, чтобы скомпенсировать перекос в гомеостатическом мироздании, на сей раз — о покере.

Не, ну в самом деле — не про политические же успехи Путина? Он-то давно всех переиграл, если кто не в курсе. Ещё немного — и он сумеет впарить укропам Белгород. А может, даже и Ростов-Папу — в марьяж к Одессе-Маме. И самое главное, когда это будет происходить — в России всем будет уже похер (и этому цирку уродцев под названием «Российская Армия» - в первую очередь: она-то всегда, как никто, умела самоустраняться от таких скучных вещей, как национальная оборона). Поэтому лучше — про покер.

Иные алдовые преферансисты, узнав, что я поигрываю и в покер, не раз мне говорили: «Да ну, это как-то... неизящно, этот покер. Даже вульгарно в своей кондовости. Никаких, понимаешь, хитрых розыгрышей, никаких коварных сносов и гениальных впусток. Это — для деляг или авантюристов, а не для интеллигентов».

И знаете, отчасти я соглашусь — если считать, что речь идёт о пятикарточном дро-покере, каковая разновидность, наверное, прежде всего стала известна в здешних краях по всяким классическим кинам про «их нравы». Ну, когда просто сдаётся по пять карт, люди прикидывают, какие оставить, какие поменять, чтобы натянуть комбинацию посильнее, а поменяв — торгуются до сравнивания и вскрытия.

В кино, конечно, там рубятся пиковые флаш-рояли против червовых, что смотрится эпично, но на самом деле сплошь и рядом самые-то крупные куши срываются на битвах какой-нибудь шестёрочной пары против единичного туза. В целом, это игра про то, сумеешь ли ты убедить противника, что блефуешь, когда на самом деле — нет.

Что тоже интересно, чертовски увлекательно психологически и хорошая гимнастика для артистизма, но есть один минус. А именно: покуда у тебя нет на руках пикового флаш-рояля — ты сам не знаешь наверняка, блефуешь ты или нет. То есть, ты можешь только предполагать, что твоя фишка лучше, чем у соперника, но наверняка этого не знаешь. И он не может знать обратное. Поэтому, собственно, люди и блефуют на любой фигне.

Поэтому мне больше нравятся те варианты покера, где в комбинациях используются не только персональные карты, но и общаг, «борд», который виден всем. Омаха, холдем. Особенно — холдем.

И правила, конечно, незатейливые. Сдаётся по две карты на руки игрокам, три карты кладутся на борд рубашками кверху. Они пока неизвестны. Первый круг торговли идёт на тех картах, которые имеются у игроков.

И вот если следовать чисто математической логике, то следует впринципе входить в игру только на очень хороших стартовых комбинациях. Два туза, два короля, туз король одной масти.

Конечно, эти изначальные две карты — не гарантируют выигрыша всякий раз, когда вскроется весь борд (сначала три карты, потом ещё два раз по одной). Да реально-то может оказаться, что ты со своей парой тузов в пролёте, а вот парень вступил в торговлю, имея двойку и тройку, а пришло там ещё две двойки (или тройки), и у него сет.

Но чисто статистически — такая стратегия оправдана. Когда повторяется многократно. Поэтому, собственно, вот есть люди, преимущественно молодые, которые зависают в онлайновых покерных казино, у них там открыто по двадцать столов одновременно, и если со сдачи приходит «на карман» что-то меньше двух королей — они тупо сбрасывают. А если «удовлетворительная» фишка — только тогда торгуются вплоть до олл-ина (ва-банк). И если строго придерживаются таких правил — в общем-то, имеют небольшой, но стабильный доход. Как по мне, это довольно уныло — но у каждого свой кайф.

Однако есть и другой подход к холдему. И я, может, рассказывал одну показательную историю — но расскажу ещё раз.

Дело было пару лет назад на отровке P51D. Это наш корпоративный курорт для сотрудников, по совместительству — главная военно-морская база (но наш флот очень экологичен, среду не портит). И есть там, в числе прочих развлечений, вертеп игорного разврата, которым заправляет некто Дейв, тамошний главарь и по совместительству — капитан «Джека Керуака», нашего флагманского суперфрегата.

Дейв — это очень примечательная личность. С виду — раздолбай полный. Рыжий, кучерявый, вечно будто слегка поддатый, и оттого само благодушие. Реально — очень серьёзный парень. В том числе и в покере. Он частенько бывает в Пёрле, до которого оттуда всего триста миль, для американских морячков вообще как родной — поэтому, честно, я не уверен, что Тихоокеанский Флот США по-прежнему является собственностью правительства в той мере, в какой оно хотело бы так думать :-)

Ну и когда я там бываю (реже, чем хотелось бы) — конечно, не упускаю случая помусолить картишки в притоне имени Дейва.

А в те дни отдыхал на P51D младший родич одной нашей сотрудницы, юноша старшего школьного возраста, который немножко был со мной знаком, поскольку я часто бываю в нашей Корпоративной Школе, и вот он деликатно напросился на наши покерные посиделки, обмолвившись, что в Сети ему мало равных, поскольку он играет чисто математически, на что способно мало людей, и готов доказать превосходство своей формулы успеха.

Ну, почему бы нет? Я пригласил его, внёс за него «бай-ин», то есть, необходимый набор фишек, чтобы просто сесть за стол (так-то люди вольны докупать фишки в любой момент, бай-ином не ограничены).

Стали играть. Сначала этот паренёк вёл себя тихо, но потом, увидев у себя со сдачи что-то вроде двух тузов — объявил «олл-ин», как привык. Все немножко удивились — но тут же сбросили. Ему отошли блайнды (обязательные ставки), но они у нас ничтожно малы по сравнению с бай-ином, минимальным персональным капиталом. Это договорная фигня, размер обязательных ставок — и мы не случайно договорились, что они должны быть незначительны. И ответы на них, «коллы» - тоже будут незначительны.

И вот паренёк один раз причесал блайнды, пойдя олл-ин, потом ещё раз, ещё, и все пасуют, как вообще амёбы какие трусливые, ему понравилось это дело, он раздухарился — и уже на всякой сдаче объявлял олл-ин.

Публика могла бы заскучать, но Дейв развлекал нас анекдотами из своей флотской жизни про всякие забавные казусы, случающиеся при испытания перспективных систем, и тому подобные байки, весьма уморительные в его исполнении. И когда паренёк, кажется, уже близок был к тому, чтобы провозгласить абсолютное торжество своей математической системы и объявить себя властелином мира покера, Дейв, лениво глянув на свою фишку, сказал: «Олл-ин? Ну, отвечу, пожалуй».

Как и следовало ожидать, на сей раз мальчик зашёл с полной фигнёй, а у Дейва было два короля, и при розыгрыше (а на олл-ине все карты борда вскрываются «автоматически») Дейв таки выиграл.

Парень посетовал: «Да, это я зарвался, конечно. Изменил своей же системе. Но ладно, придётся докупить фишек. Сколько там за бай-ин?»

«Двадцатка», - говорю.

«Всего-то? - юноша явно разочарован нашим мелочным жлобством. - Окей, ноу проблем».

Достаёт из портмоне двадцатку баксов. И вот, клянусь, у всех за столом была истинно покерная выдержка: никто не заржал.

«Отойдём в сторонку?» - говорю.

Отошли.

«Послушай, друг мой математически выверенный, - говорю. - Если ты не понял, люди собираются здесь, чтобы получать от игры удовольствие. И тут тебя не твоя песочница с вашим «гриндингом».

Он, казалось, немного оскорбился, но уверил: «Хорошо, больше не буду мешать вам получать удовольствие от игры своими выигрышами. Так где фишки-то можно купить?»

Тут я всё-таки засмеялся:

«Тебе? Видишь ли, я понимаю, что рискую немножко повредить твоё Эго, но двадцатка — это фигуральное выражение. Ну как в России часто тысячи «рублями» называют”.

До него доходит: «Я чего, только что проебал двадцать косарей баксов?!»

И здесь надо понимать: наша сотрудница, которая своему родичу на курортик «путёвку» взяла — она-то довольно высокооплачиваемая барышня. Но он — школьник. Он такие бабки — первый раз в жизни в руках держал. И, конечно, был в шоке от новости, что так легко с ними расстался. И ведь даже погордиться своим нестяжательством не успел — поскольку не осознал, что фишки общим номиналом двадцать тысяч — это двадцать тысяч баксов. Зато — причесал блайндов баков на двести, а то и триста. Но и то всё — слил Дейву за один раз.

Разъясняю ему: «Понимаешь, где-то треть из тех людей, что ты видел за столом — это долларовые миллионеры. Ещё треть — мультимиллионеры. А другие — просто хорошие специалисты с приличными зарплатами. И вот чтобы никому не было обидно, и чтобы можно было пообщаться и поиграть в кайф — мы выстроили конвенцию так, что блайнды очень маленькие, а торгуются — те, кто, хочет торговаться. И имеют основания. Но вот эта концепция «олл-ина» на хорошей «карманной» фишке — она прокатывает, когда ты можешь её реализовать в сотнях сдач, где-то теряя, где-то находя. Тогда — включается статистика. Но здесь ты идёшь олл-ин против того же Дейва, ты его напрягаешь — и он тебе может десятикратным удвоением ответить. Он в любой момент может взять телефон, позвонить, попросить у банка кредит лямов на десять — чтобы не выдирать их из бизнеса. И ему — дадут такой кредит. И он тебя просто задавит. Хочешь статистических вероятностей? Они таковы, что тут будет действовать закон больших денег. Для тебя проигрыш двадцати, сорока, восьмидесяти тысяч баксов — это серьёзно. А для Дейва — тьфу и растереть. Поэтому он может тебе почти бесконечно навязывать олл-ин, и промахиваться много раз, но для него это не будет фатально, а для тебя первый же твой промах, когда тоже всё поставишь на кон — будет. Надеюсь, это понятно?»

Нет, ну так-то он умненький паренёк — поэтому, конечно, понятно было. Что играть в Сети на двадцати столах, когда ни на каком из них нельзя просрать больше пары баксов единовременно — это одно дело, а играть против парней, которые запросто могут ставить больше, чем ты будешь иметь, даже если свои яйца чёрным трансплантологам отдашь — это совсем другое дело.

Но мы договорились, что юноша осознал свою ошибку, ему вернули сток, и дальше он сидел, постигая и впитывая искусство холдема как оно есть.

Потом же, после того вечера, он задал главный вопрос: «Я вот наблюдал в основном за тобой и Дейвом, и я всё понять не могу: вы «лузовые» или «тайтовые»?»

Да, «тайтовым» называют игрока, который строго следует математической вероятности. Играет очень сдержанно. А «лузовый» - ну, значит, отвязный.

И вот каков был главный вопрос — таков был главный ответ:

«В реальном покере, который между живыми людями, - это самое главное, чтобы никто нихрена не мог понять, «лузовый» ты или «тайтовый». Чтобы никто не мог тебя просчитать, блефуешь ты или нет».

Причём, в отличие от пятикарточного, в холдеме примерная расстановка сил прекрасно просчитывается, когда открыты карты на борде.

Ну вот, скажем, ты зашёл в игру с ТД, а на флопе (первые три общаговые) открывается два туза и дама. В принципе, это уже практически абсолютный твой выигрыш. У тебя фулл-хаус со старшей тузовой тройкой. Что сравнимое может быть у любого партнёра «на кармане» — так это тоже ТД. Тогда вы равны, вы просто поделите выигрыш.

Но на данной стадии — важно не показать, насколько для тебя значительна данная фишка. Поэтому делаешь лёгкий рейз (чтобы отсечь случайных попутчиков, которым, мало ли, каре наиграется на ещё неведомых двух картах), потом коллируешь (сравниваешь) — и смотрим, что там дальше.

Открывается всё такое, что к фулл-хаусу тузов и дам уже не имеет особого отношения. И по мастям — заведомо не срастается в стрейт-флаш или флаш-рояль. Но ты делаешь рейз, один из партнёров делает ри-рейз, и ты понимаешь, что у него тоже фулл-хаус на этой фишке. Но скорее всего — у него две дамы были. А значит, его тройка в фулле — младше твоей. В крайнем случае — равна, если у него тоже ТД. И ты ничем вообще не рискуешь, задирая рирейзы.

Но что тут главное — так это репутация. Такая репутация, что ты можешь блефовать на ровном месте, изображая видимость того, чего у тебя нет. Чтобы в очередной раз игрок, имеющий сильную, но не «неубиваемую» фишку, смело пошёл против тебя, когда у тебя-то на самом деле «неубиваемая», но он отказывается верить, что ты опять не блефуешь на ровном месте, как делал не раз.

Причём, «блеф не раз» - обходится сравнительно недорого. Но важен сценический эффект, где ты предстаёшь как этакий фанфарон, к тому ж нетрезвый (официанты знают, по какому условному знаку вместо виски с колой подносить просто колу), который просто рогами упирается, видя у себя хоть какую-то фишку, и которого надо бы наказать.

И вот на создание репутации в глазах незнакомых партнёров — ты тратишь считанные тысячи. А когда вы схлёстываетесь так, что у тебя «абсолютка» (то есть, непобиваемая комба на этом борде), а у него всего лишь сильная карта, но он думает, что ты, сцуко, блефуешь и тебя надо наказать, - вот там бывали сражения, где и за двести, и за триста тысяч уходили ставки.

Правда, репутация — штука такая, что её трудно переменить, от неё трудно избавиться. Когда про тебя уже знают, что ты блефуешь только для того, чтобы затащить кого-то в горние выси на своей неубивайке — относятся с острожностью.

Вот, говорят, недавно был на нашем P51D с дружественным визитом адмирал Свифт, командующий амерским Тихоокеанским флотом, - так сразу предупредил, что в покер против Дейва (и ряда других наших капитанов) торговаться не будет принципиально, потому что знает их, бестий морских продувных. Но, говорят, немного посидев за столом и понаблюдав, как пьяный Дейв направо и налево блефует — адмирал всё же решил устроить взбучку зарвавшемуся сопляку, когда получил реально хорошую карту, на «кармане» и на «борде». И с тех пор, вроде, первый из введённых в строй сверхскоростных тримаранов «Индепенденс»-класса, призванный бороться с контрабандой — уже не вполне подчиняется этим задачам, а скорее обеспечивает нашу контрабанду. Но наша контрабанда — она всегда благотворна бывала. Потому что мы люди ответственные, как бы ни блефовали по мнимой пьяни в своих «салунах».

Да, ещё меня спрашивали не раз, почему такое странное название у нашего островного курорта, P51D. И я, вроде, отвечал, но и ещё раз объясню.

Наша милая корпорушка — в основе своей создана была ветеранами Второй Мировой, которые не хотели думать о «можем повторить». С разных сторон там были ветераны, в том числе с советской. Но в основном — англобуржуины, конечно.

И среди них был такой Говард О'Рейни, американский хирург на граждани, но он добровольно, имея лётную подготовку, ушёл ещё на Битву за Британию, истребитель-ас, и он всегда был против публикации своих персональных счетов, но самые его захватывающие воспоминания — связаны с Мустангом P51D, который сопровождал дальние бомбардировочные миссии.

Про этот самолёт он говорил: «Я любил его, во-первых, за совершенство, а во-вторых — за то, что это совершенство нихрена не даёт чувства безнаказанности, когды ты в сотнях миль от линии фронта и тебя сбить может даже случайный осколок от немецкой зенитки. Если карма есть — то как ещё её прочувствовать?».

Ну а в шестидесятые — было обострение между Говардом (прообразом, так сказать, представительства нашей фирмы в Штатах) и американским правительством по поводу целей и методов войны во Вьетнаме.

Ради же потепления отношений — ему Штаты подарили остров в Тихом океане, который, вообще-то, никому официально не принадлежал, но это было важно, что теперь Штаты считают его официально принадлежащим Говарду.

А он — назвал остров P51D, в честь своего любимого Мустанга.

Tags: игруши, карты
Subscribe

  • Стишок про крокодильчика из "Алисы". Перевод.

    Разучили с Киркой для садика стишок про крокодила из «Алисы» (нет, всю «Алису» целиком она пока не читает, дождёмся уж пяти…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Полфунта романтики к Празднику

    Наступает любимый день товарища Сухова под лозунгом «Женщина — она тоже человек!» И с этим трудно не согласиться: в умелых руках…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments