artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Великая Украинская стена

Сообщают, что Игорь Коломойский выразил готовность реализовать проект укрепления украинской границы на всём протяжении так, что мышь не проскочит. И лично инвестироваться.

Что ж, олигархи, вопреки расхожему в народе убеждению – умные люди. Дурак – попросту не удержит крупное состояние, даже если оно свалилось ему на шару. Поэтому, если человек имеет хотя бы ярд баксов в течение длительного времени – это означает, что у него есть мозги (иначе – через неделю это бабло будет иметь тот, кого он наймёт себе бодигардом). Тут даже каторжная физиономия Романа Абрамовича не должна вводить в заблуждение: на самом деле и он далеко не дурак. А уж Беня – вовсе умница. И, пожалуй, никто не сделал столько для спасения Украины в последние месяцы, сколько он.

Говорят, он делал это, не упуская из виду и собственных интересов? Что ж, это ещё один критерий ума: что бы ты ни делал, следует иметь в виду и собственные интересы. Только так достигается гармония альтруизма и здравого смысла. Но важно то, что он всё-таки связывает свои интересы с сохранением украинской государственности, а не с её развалом.

Но после этого дифирамба должен сказать, что затея с созданием нерушимой, непроницаемой украинской границы – чистой воды популизм.



Да, я в курсе, сколько народу сейчас кричит на Украине: «Перекройте границы! Лишите террористов возможности получать пополнение и вооружение!»
Но это из серии: «Безобразие! Разразился шторм – и волны захлёстывают мой виноградничек! Ну-ка, выпей море, Ксанф!»

Чтобы был понятен масштаб проблемы – вернёмся во времена Второй Мировой. Когда могущественнейшие государства вели ожесточённейшую войну, мобилизовав гигантские армии. И государственные границы, конечно, летели к чертям, но возникали линии фронта. Когда он стабилизировался – тотчас там выгрызались траншеи в две-три-десять линий, натягивалась колючка в пять рядов, с системами той или иной сигнализации, громоздились замаскированные дзоты и доты, ставились минные поля, и всё это прифронтовое пространство было переполнено огромными массами войск, и велось круглосуточное наблюдение, и ночь была «как в Питере летом» от осветительных ракет - и что же?

А ничего. Разведгруппы ходили друг другу в гости – как к себе домой. И диверсии устраивали, и языков утаскивали, и прочие шалости. Это – когда на линии фронта, примерно соответствующем протяжённости российско-украинской границы, сконцентрировано было единовременно где-то миллионов пять человек очень бдительных и мотивированных войск.

На самом деле, это в принципе нерешаемая задача, защита сколько-нибудь протяжённых границ от проникновения малочисленных и профессиональных групп (а в современном конфликте – никто ж ведь и не говорит о незаметной переброске дивизий и корпусов).

Помню, когда случился Норд-Ост – многие наивные граждане негодовали. «Каким образом террористы могли просочиться в Москву в количестве аж тридцати человек да с оружием да со взрывчаткой?»

А вот таким образом, что – нет ничего проще. И можно измордовать страну проверками на дорогах да многокилометровыми очередями на блокпостах – но это не поможет. Это всё делается – для галочки, для отчётности, и для спокойствия особо наивных обывателей («Мы принимаем меры, ситуация под контролем… до очередного теракта»).

В действительности же, это просто нереально, предотвратить случаи проникновения кого угодно и с чем угодно на территорию страны и в любой её крупный город. Это – не граница крохотного, но очень богатого Израиля с его арабскими «друзьями», которую, с огромными вложениями, ещё можно сделать труднопреодолимой (хотя всё равно есть у террористов масса способов проникновения в страну). Это – не советская граница, на охрану которой маниакальные вообще ресурсы тратились, но всё больше – чтобы исключить бегство отсюда, а не вторжение сюда. А сюда – да кто хотел, тот и заходил. Желающих, правда, мало было (ну или крупно в покер нужно было продуться, чтобы позволить заслать себя нелегальным резидентом в СССР :-) ).

И вот люди, требующие запереть российско-украинскую границу, - они верят ли, что у Штатов ресурсов немножко больше, чем у Украины, и что они довольно серьёзные предпринимают попытки для перекрытия границы с Мексикой, от нелегальной иммиграции? Реально там стену забубенили. Успехи? Скорее, отрицательные, чем нулевые. Ибо раньше для мексиканцев пересечение границы было всего лишь бизнесом, а теперь стало ещё и спортом. Соревнуются на время: кто за две минуты эту стену преодолеет, кто за полторы.

Касательно же Украины – ну какое там в принципе может быть «граница на замке»? Мало того, что сухопутная граница с Россией слишком протяжённая, и проходит местами непосредственно по населённым пунктам, так ведь и с Белоруссией тогда нужно границу перекрывать. И с Молдавией. Иначе – вот же сложность для России будет засылать людей и скарб через эти страны!

А ещё – есть Азовское море. От Ростовщины до Донбасчины – час ходу на казанке. Поди засеки её, поди останови! Было б это возможно – давно б с браконьерством рыбным покончили везде и всюду.

А ещё – есть Чёрное море. С территории Крыма – в любую точку на побережье континента можно переправить что угодно и когда угодно. А в шторм – там хоть крейсер «Москва» подойдёт вплотную к одесскому рейду, и разгрузится, и хрен его на радарах заметят.

А ещё – есть легкомоторная авиация. Вот Руст на своей Цесне-172 пролетел со скандалом – потому что у него цель была, поскандалить, попиариться. Поэтому он и границу пересёк так, чтобы его заметили, и на Красную площадь сел, чтобы уж точно не упустили.

Когда на тех же 172-х летают «по-партизански», метрах на пятидесяти-ста – их в принципе никакие радары не берут и вообще никуда не поступает информация о нарушении границы. Об этом просто никто не узнаёт. Особенно, если садится эта птичка не на центральной площади страны, а на лесной полянке какой-нибудь.

В общем, вариантов по доставке сравнительно немногочисленных групп диверсантов и снаряжения – масса. Хоть ты всю сухопутную границу рвами ископай да вал насыпь да частокол взгромозди – это ничего не изменит. Мартышкин труд. Тупо – деньги на ветер.

Что меняет положение дел – вдумчивая аналитическая и агентурная работа. Проникновение в планы противника насчёт того, кого и куда и с какой целью он мыслит забросить. И вот тогда – уже можно реагировать в конкретных местах по конкретным данным.

Что несколько облегчает задачу в наш электронный век – средства наблюдения и обнаружения. Замаскированные видеокамеры, включая тепловизионные, датчики движения, программы распознавания объектов. Такие приблуды – действительно облегчают наблюдение. И стоят сейчас не столь уж дорого. Такого добра – можно натыкать на границе так, чтобы иметь возможность мониторить все участки.

Но вот любые механические преграды на российско-украинской границе – это просто бред. Малочисленные диверсанты это элементарно обойдут, крупные силы – ещё более элементарно преодолеют, потратив минимум времени.

Глухая оборона на границах, когда в тылу совершенно спокойно перемещаются довольно крупные отряды противника, - это нереальная задача. Роскошь, которую Украина не может себе позволить. Для приграничных группировок это будет война не то что с перевёрнутым фронтом, а фактически в окружении. Собственно, так и бывало со многими погранотрядами на Луганщине.

Поэтому – не надо питаться утопиями, будто бы кто-то может перекрыть границы. Лучше сосредоточиться на нейтрализации тех сил, которые уже там есть. Оборудовать не линию на политической карте, повторяющей все изгибы во всех местах, удобных и неудобных для обороны, а создать опорные базы, военно-торговые лагеря. Исключительно в удобных для обороны местах. Их – укреплять, расчищать пространство вокруг, исключая возможность скрытного приближения снайперов и гранатомётчиков. Если есть возможность удерживать города – можно попробовать (вроде, зачистка Красного Лимана и Мариуполя относительно с малыми потерями прошли, но одно дело взять, другое – удержать). А самое главное – иметь группы как немедленного реагирования, так и «вольной охоты», работающие в режиме «поиск-уничтожение».

Но, конечно, тут очень хорошая нужна связь, координация усилий, чтобы друг друга не пошмалять к чёртовой матери. У регулярных армий с этим всегда бывают проблемы, а Украинская – по-прежнему ещё очень «расхлябанная».

Тем не менее, это реалистичная задача, закрепление на опорных базах, проводка конвоев к ним, и постепенное перемалывание сил противника. С тем, чтобы в отбить у него охоту соваться на территорию. Чтобы пересекал-то он границу свободно, а потом внезапный обстрел из зелёнки или удар с воздуха по колонне - и вот он отлепляет кишки от асфальта, понимая, что это не «страйкбол» здесь, как ему обещали.

Ещё никто и никогда не выиграл войну посредствам глухой пассивной обороны. Только – путём активных действий, нацеленных на уничтожение живой силы противника и нарушение его коммуникаций.

Поэтому – не надо даже пытаться блокировать пути подвоза наглухо. Во-первых, нереально, во-вторых, затратно, в-третьих – бесперспективно. А вот если позволять заходить на территорию, но создавать нешуточный риск уничтожения в любой момент – это работает гораздо лучше. Это создаёт для противника очень сильный момент непредсказуемости и деморализует его. Потери – деморализуют всегда больше, нежели отказ от операции в силу невозможности её проведения.

Ради справедливости, Украина пытается претворять в жизнь некую подобную стратегию. И местами – небезуспешно (а местами – группы реагирования сами попадают в засады, и предстоит некоторая учёба, чтобы научиться минимизировать такой риск).

Есть, однако, ещё один род действий против оккупантов (а сепаратисты ДНР по сути являются оккупантами большинства мест на Донбасщине), который сопряжён с меньшим риском, даёт отличный эффект, но требует некоторого искусства.

Помню, в начале нулевых меня отрядили для решения дипломатических вопросов в одной Центральноамериканской стране, где у нас были интересы, а ещё там были несколько «обугленные» камрады, борцы за народную свободу, как водится, которые считали, что интересы там могут быть только у них, а все иностранные активы должны перейти под народный контроль, отобрать и поделить. Что, конечно, трогательная в своей инфантильности убеждённость – но хватит уж Кубы, хватит Венесуэлы.

Меня с моей группой направили для усиления, но наш парень там, который руководил операцией с самого начала, объяснил, что они и сами прекрасно справляются. Показал видеозапись.

Центр города, контролируемого повстанцами. Полдень, жара, народу никого. Только двое пацанов лет десяти-двенадцати, играют, обстреливая друг друга из водяных пистолетов. Да ещё – пеший патруль инсургентов, пятеро. Он проходит мимо этих пацанов, как-то перешучиваются, кое-кто из бойцов, видимо, просит окатить ему лицо водой, что ребята охотно делают, потом патруль проходит дальше, ребята на мгновение отвлекшись от своей игры, наставляют пистолетики в спины бойцам, те почти синхронно вздрагивают от лёгких уколов, которым, впрочем, не придают значения, лишь кое-кто почёсывается, проходят метров пятьдесят – и почти синхронно же падают.

Отсмотрев запись, покашливаю: «Гхм! Ну, что это было – я, конечно, понимаю. Но тебе не кажется, амиго, что привлекать к таким играм детей – это уже немножко чересчур? Даже если, там, их родителей убили эти повстанцы, или кошку любимую замучили, всё равно…»

На самом деле, самое трудное в войне – понимание, что большинство-то бойцов противника вовсе никакие не монстры с рогами и копытами, а хорошие, славные ребята. И требуется некоторая подготовка, некоторое особое мироощущение, чтобы изображать дружелюбие по отношению к ним, пользоваться их встречным искренним дружелюбием, и – хладнокровно убивать их. Не испытывая ни ненависти к ним, ни угрызений совести. Я бы сказал, это очень взрослое мироощущение. А у детей – может реально крыша поехать, если заставлять их это делать. Может, я старомоден и сентиментален, но на мой взгляд, дети на войне могут быть разведчиками, максимум – снайперами. Но не «ближними» ликвидаторами.

Но Мигель перебивает, посмеиваясь:
«Это не дети. Это наши боевые лилипуты. Они не младше тебя и не меньше повидали. Они знают своё дело. За шесть дней – пятьдесят ликвидаций. Противник – в тихой панике, перерастающей в громкую. Уже и колдуна индейского с гор вызывали, и с иезуитами возобновили контакты – с теми, кого не прибили сразу. Считают, что прокляты за разграбление церкви».

Потом я встречался с этой парочкой. Конечно, если приглядеться, видно, что это взрослые люди. Но – они чертовски артистичны, когда изображают детей.

Конечно, приём немножко подловатый. Даже у меня, при всём цинизме, двойственное было отношение. Но – чертовски эффективно оказалось. Этих инсургентов там в городе больше тысячи было, и если б мы пошли во фронтальное наступление – их бы там половина полегло, да ещё и неизбежные разрушения, и гибель цивилитиков (кстати, поскольку на Украине со всею неизбежностью какие-то снаряды и мины по-любому падают на мирные дома, в том числе и армейские снаряды-мины – я бы рекомендовал правительству принести какое-то общее извинение за доставленное неудобство и пообещать помощь в восстановлении по окончании боевых действий).

Ну а тут – подло, цинично, - но всего полсотни трупов и полная деморализация того повстанческого отряда.
На мой взгляд, предпочтительней всё же мочить лидеров, а не рядовых бойцов, но тут тоже есть риск, что утратив лидера они превратятся в вовсе неуправляемую банду (вернее, в неопределённое множество бандитов), с чем потом трудно будет сладить.
Идеально, конечно, живыми брать, демонстрируя свои возможности, равно как и гуманизм. Именно это я предлагал для Украины с самого начала, а потом подхватил Коломойский со своей акцией «сдай сепаратиста за десять тонн зелени». И, надо думать, поначалу акция работала, но потом слишком уж укрепились сепаратисты. И нет, вероятно, у Украины таких спецов, чтобы производить захваты и эвакуацию в промышленных масштабах.
Но ликвидация с целью посеять панику – тоже рабочий вариант. И это требует гораздо меньших усилий, гораздо меньшего изящества. По хорошему счёту, не требует даже специально обученных лилипутов, косящих под детей. Можно использовать и юных девиц, и леди преклонного возраста, но прошедших кое-какую специфическую подготовку. Да много есть вариантов с внешне безобидными агентами, которые, тем не менее, такого могут шороху навести, что конкретно на измену противник подсядет, когда пытается контролировать города, а его патрули выбивают один за одним.

И это – довольно реалистичные стратегии. Перекрытие границ – нет. В таких масштабах – это не удавалось никогда и никому. Это бесполезно.

Даже некие особо важные локальные объекты – хрен ты обезопасишь полностью от проникновения диверсантов. Взять тот же WTC в Нью-Йорке. Там всегда действовали повышенные меры безопасности. Но в 93-м один умник – сумел протащить внутрь здания пикап со взрывчаткой. Потом меры безопасности сделали чрезвычайными – и взрывчатку в пикапах больше протащить не пытались. Это помогло WTC? Нет. Угнали самолёты, долбанули ими.

Чем выигрывается война – нанесением противнику неприемлемого ущерба в большей степени, чем он может нанести тебе. Это как и драка выигрывается не блоками, а ударами. При этом, защищаться, конечно, необходимо – но без фанатизма, без чрезмерных трат и чрезмерных надежд на оборону. Главный акцент – всё-таки должен быть на уничтожении волка, клацающего зубами у поросячьих домиков, а не на крепость Наф-Нафа.

При этом, под противником Украины я подразумеваю не Россию как таковую, а вот те лунатичные, «мордорские» силы, которые взяли верх в политическом пространстве России и с которыми Путин, будучи привычным жуликом и оппортунистом, вынужден считаться (хотя ненавидит их).

Это бывает с самыми разными странами, в тот или иной момент их истории, а Россия, понятно, подвержена такой болезни в особенно сильной степени. Но это пройдёт. Довольно скоро. И нам нет нужды разграничиваться непреодолимой стеной (к тому же бесполезной), поскольку через год-полтора с этим кошмаром, русско-украинской войной, будет покончено. Как и с парадигмой московитского деспотизма вообще. Надеюсь, навсегда. Смерть Московии, да здравствует Новгородчина :-)

А Новгороду и Киеву нет причин быть врагами. Торговать есть причины.

Tags: Украина, стратегия
Subscribe

  • Байден, Зеленский, Путин

    Разговор Байдена с Зеленским длился целый час. Правда, двадцать минут из этого времени президент США вспоминал, кто такой Владимир Зеленский, и ещё…

  • Сетевая батрахомиомахия

    Роскомнадзор начал войну с Твиттером. И он действительно немножко замедлился в России (если не пользоваться байпассами через VPN или анонимайзеры).…

  • Трамп, речь, цензура

    Стоило Трампу закатить речугу (весьма занятную) на консервативной тусовке в Орландо — и Ютуб её удаляет везде, где увидит. Потому что Трамп…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments