artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Полиция как дети

Некоторые мои читатели выразили недоумение и даже возмущение тем, что в этой скандальной истории с задержанным мальчиком, читавшим Шекспира, я не то чтобы встал на сторону полицаев, но всё же не увидел в их действиях какого-то беспредела.

Ну да, не увидел. Конечно, они могли бы действовать как-то профессиональнее, чтобы не создавать этой малоэстетичной картинки с орущим пацаном и отбрёхиванием от набрасывающейся на них его мачехи, выдающей себя за соседку, и так несколько минут. Но с другой стороны, и ничего вопиющего они не делали. Не били мальчишку, рук ему не заламывали, даже уши не крутили. Поэтому меня раздражает чрезмерная патетика в комментариях к этому инциденту, когда звучат слова «зверство», «садизм», «опричники». У меня вообще аллергия на кликушество. И вот как вызывают оскомину ватные визги про «Одесскую хатынь, где фашиствующие маньяки заживо сжигали людей» - так же раздражает и живописание людьми противоположного идейного лагеря ужасов российской ментовки там, где их на самом деле нет.

То есть, иногда, бывает, менты действительно жестят по-чёрному, творят чёрт знает что. Но, следует всё-таки отдать должное этому ведомству, в последние годы они здорово очеловечились, эксцессов стало на самом деле меньше. И с этим мальчиком — ничего злодейского они не творили. Если, конечно, не считать злодейством само по себе воспрепятствование уличным выступлениям малолеток с коммерческой компонентой и профилактику детской безнадзорности. И это такие вопросы, что неизбежно порождают разные мнения. И кто-то говорит: «А вот в некоторых штатах запрещено аж до двенадцати лет даже дома оставлять ребёнка одного», кто-то возражает: «Это потому, что в этих штатах заправляют охуевшие социалисты, и лучше смотреть на другие штаты, где ребёнок может в одиночку гулять по лесу и в семь лет, но при условии, что у него есть шотган для обороны от гризли и беглых каторжников». В общем, дискуссионные вопросы.

Но когда от полиции требуют проводить профилактику возможной безнадзорности десятилетних уличных артистов — она проводит, как может. Притом, что, конечно десятилетние ребёнки — не самый типичный для них контингент. Потому и не совсем ясно, чего с ним делать, когда он верещит и вырывается. Отсюда — изрядная растерянность и неуклюжесть. Но с другой стороны, можно порадоваться, что в рядах столичной патрульно-постовой службы, очевидно, нет профессиональных киднепперов, которые бы спаковали пацана за пару секунд, закинули в тачку и были таковы.

Вообще же, не скрою, у меня несколько сентиментальное отношение к ментам. Есть в них что-то трогательное. Они ведь сами как большие дети. И если среди омоновцев реально многовато тупорылого бычья, то опера, следаки, пепсы — как правило приличные ребята.

Но они же прислужники насквозь криминального путинского режима? Ну, да. Однако МВД из всех российских силовых структур меньше всего замарано в тех мерзостях, какие творили Кремлёвские на внешнеполитической арене в последние годы. И после коллапса этого режима я рассматриваю именно ментовку как естественного и наиболее дееспособного союзника в обновлении России. Они, конечно, феодалы — но довольно доброкачественные феодалы, не заинтересованные в том, чтобы срать там, где кормятся.

Поэтому я искренне полагаю, что ментов не следует обижать понапрасну и пинать без повода. Эти ребята, конечно, неидеальны, но в целом, если относиться к ним по-человечески, они отвечают взаимностью. С другой стороны, если их провоцировать — да, они могут сорваться. Поскольку обычно всё-таки не настолько профессиональны, чтобы совершенно отрешаться от эмоций.

Это мы стараемся втолковать нашим младшим родичам, о чём я не раз писал. То есть, если тебе десять лет, как тому шекспировскому мальчику, - ты ещё можешь закатывать истерики и вырываться. С большой вероятностью, менты тебе ничего не сделают, тем более в людном месте. Но если ты старше — они могут воспринимать тебя как угрозу. Это естественно при характере их работы, что они в любой момент даже от подростка ожидают какой-то подлянки, типа ножа под броник. А ну как он удолбанный и вообще ничего не соображает? Или просто псих. Если рыпаться, оскорблять их, истерить — это лишь укрепит их в таком подозрении, что ты или псих, или удолбанный. А с перепугу или огорчения — запросто могут и пережестить.

Поэтому, наставляя своих младших родичей, мы подчёркиваем: если до тебя докопались мусора — сразу прикинь свою линию поведения, тот максимум, на который ты готов пойти. То есть, ты готов их вырубить и скипнуть? При этом ты должен понимать, что это может повлечь некоторые последствия, что они тебя целенаправленно могут начать искать. И не дай бог тебе их при этом поломать, причинить серьёзный вред их ментовскому здоровью. Тут уж МЫ покараем так, что мало не покажется. Соответственно, даже если на тебе ствол или наркота — ну, хорошо подумай, стоит ли оказывать сопротивление. Из отдела мы по-любому вытащим, и получишь ты по ушам, что вообще привлёк к себе ментовское внимание, имея на себе нелегал — но это не самое страшное. А сломаешь ненароком кадык пепсу, который просто выполнял свою работу — будет по-настоящему плохо. Для начала, ты полжизни будешь пахать, чтобы компенсацию выплатить.

Но самое хреновое — полумеры. То есть, такое сопротивление, которое не преследует цели эффективно вырубить и уйти. Которое вообще непонятно с какой целью осуществляется. Вот всё это брыкалово-кричалово-кусалово. Это просто идиотизм. Перед тобой — парни с пушками и на стремах. И не важно, что ты о них думаешь, но если ты их напугаешь или распалишь своей враждебностью — могут и выстрелить. И плевать, что там должно быть по закону. Они — не роботы. Это живые люди. В некоторые минуты — они могут совершенно забыть про закон, если ты навяжешь им противостояние.

Да и в конце концов, это просто недостойно юного джентльмена, упираться, раскорячиваться, визжать: «Куда вы меня тащите, клоуны-пидарасы?» Недостойно — потому что это иррационально. Или ты думаешь, что они от тебя отстанут, когда ты упираешься? Возьмут под козырёк и: «Ах, извините, если вы на самом деле так не хотите ехать с нами, то счастливо оставаться»? Ну, даже «наивностью» не назовёшь. Дубинками просто отмудохают и по-любому уволокут.

Поэтому в любом случае рекомендуется вести себя корректно, вежливо, сдержанно. Даже если ты твёрдо решил, что не пойдёшь с ними, что будешь вырубать — тебе по-любому нужно усыпить их бдительность, чтобы иметь успех. Хотя для такого решения — нужно иметь очень серьёзные основания. А так-то лучше и проехаться с ними в отдел. Ну, поинтересоваться, в чём они тебя конкретно подозревают. Опять-таки, вежливо, без крика, без хамства.

И вот я рассказывал, как наши школьнички одно время взяли себе моду, развлечения и тренировки ради, вырубать и разоружать ментовские патрули (потом, правда, возвращали стволы без палева перед ментовским начальством). Мы это пресекли, поскольку такие шалости проходят всё же по статье «жестокое обращение с нашими младшими серыми братиками».

И многие не верили, что это возможно, чтобы пара шестнадцатилеток могла заломать и разоружить дядек в форме. Хотя — чего тут удивительного? Эти хищнички, наши школьнички — они реально очень хорошо подготовлены. И по единоборствам, и по психологии. А среднестатистический пепс? Ну, в лучшем случае — в ВДВ каком-нибудь когда-то служил, что было «давно и неправда». С тех пор — воюет с фонтанами на второе августа, в остальное время — с пивасиком. Когда-то, может, он в состоянии был отжаться сотню раз от пола, но сейчас он с трудом припоминает те времена — и, естественно, у него мало шансов против парня, который пусть легче, но каждое утро отжимается сотню раз в стойке на руках. Просто, грубо говоря, соплёй перешибёт.

Однако ж мы убедили нашу молодёжь, что куда интереснее и «зачотней» — разводить ментов «по-доброму», нежели реализовывать своё очевидное физическое превосходство. Что это всё равно, как сторожевого ротвака приласкать и очаровать, что есть «высший пилотаж».

А для этого, конечно, для начала нужно не выказывать никакой враждебности. Наехали на тебя, чего-то хотят? Ну, даёшь понять, что готов выполнять все их законные требования. Готов к «сотрудничеству».

Убедиться, что это реально менты, а не какие-нибудь ряженные бандосы? Ну, нашим детишкам приходится иметь в виду, что могут подвалить и киднепперы, ряженные под ментов, хотя могут быть и менты, выполняющие заказ киднепперов, всякое бывает, но скорее всего, в большинстве случаев — это просто менты, которые не знают кто ты, откуда ты.

Самое глупое — требовать предъявить корочку. Тут плевать, что должно быть по закону и служебным инструкциям, но чисто практически, если ты предполагаешь, что перед тобой ряженный — чего тебе прояснит эта корочка? Да как форму прикупил — так и ксиву себе липовую сделает. Или ты на глазок определишь, настоящая она или фальшивая?

Если не тупо отксеренная, если мало-мальски качественная печать — хрен ты определишь подделку, не взяв в руки. Но кто же даст свою ксиву в чужие руки?

Поэтому практичнее задать некий пусть кондовый, но «контрольный» вопрос. Напустить этакий ботанский вид и - «Извините, я правильно понимаю, что вы подозреваете меня в совершении деяния, предусмотренного 131-й статьёй КоАПа?»

Тут и у самого дремучего мента, если он всё-таки настоящий, будет разрыв шаблона. Он не может не знать 131-й статьи Уголовного Кодекса, что это «Изнасилование». Собственно, это и любой уголовник знает. Но вот про статью 131 КоАПа — уголовник может и не знать. Что такой в принципе быть не может. А патрульный мент — он всё-таки представляет себе структуру КоАПа.

Конечно, это грубая прокачка. Но мент, скорее всего, не обидится на неё. Поймёт: человек хочет убедиться, что перед ним именно сотрудники полиции, а не абы какие бандиты. То есть, человек различает тех и других, ему не всё равно, а значит — уважает полицию, что ли? Это — горделиво.

Поэтому настоящий мент, услышав про 131-ю статью КоАПа, скорее всего, покажет своё знание. А вот если проглотит, как так и надо — тут уж ты получаешь основание считать его ряженым. И такая элементарная пробивка - это вернее всяких там корочек.

Но в большинстве ситуаций даже наши младшие родичи, видя перед собой людей в форме, имеют дело с настоящими ментами, а не ряжеными. Хотя исключать нельзя ничего, поэтому на всякий случай многие наши младшие родичи носят с собой оружие. Они хорошо выдрессированы обращению с ним, уж точно лучше армейских или ментовских офицеров, у нас, тьфу-тьфу, ни разу не было каких-то дурацких происшествий с личным оружием, но иногда — конечно, это может быть чревато некоторыми проблемами, наличие боевого ствола при тебе.

И тут вспоминается случай с одним нашим десятиклассником, пусть его зовут Камиль, который отвисал в клубешнике, когда туда нагрянула облава по наркоте.

В этом отношении Кама был абсолютно чист, но имел при себе девятнашку в наплечной кобуре и Вальтер в наголенной. В общем-то, обычная наша «комплектация» - запасной волын обязательно имеется.

И что делать? Как-то сбрасывать стволы — малореально. Поздняк метаться, в зале уже полно мусорских тяжёлых, всё наблюдается. Поэтому Кама решил пойти напролом, но вежливо. Когда дошла очередь до него, на прошмонать — он очень спокойно и доброжелательно уведомил: «Господа, лучше я сразу скажу, во избежание недоразумений: у меня подмышкой макет пистолета».

Ну, посмотрели, убедились, изъяли, отвели в кабинет к майору, который рулил операцией. Тот, конечно, спрашивает: «А нафига тебе это самое?»

Кама улыбается: «Ну как, нафига? Перед девчонками понтоваться, конечно».

Майор рассматривает волын, щурится:

«Вот просто понтоваться?»

Кама: «Понимаю, о чём вы думаете. Что и макет можно использовать в разбойных каких-то нападениях. Но зачем бы я тогда его в клуб притащил? Что бы под раздачу влететь, как сейчас? Нет, смею вас уверить, я эту игрушку ни в каких противозаконных целях не использовал. Но, конечно, я готов, что вы меня сфоткаете, сверите с ориентировками, дадите на опознание по разбою, всякое такое».

Майор (подрачивает затвором, посмеивается): «А это точно макет?»

Кама: «Господин майор! Ваше превосходительство! Это — изображает Глок-19. Пистолет, который в России имеется только у чекистов. Ну и я — изображал перед девчонками чекиста, не стану отрицать своё гнусное коварство».

Майор: «Ну и чего, давали? (вертит пистолет в руках, с видом «сомелье» рассматривает отблески света на корпусе, будто на бокале) Отделочка-то, между нами, говно-с. Сразу видно — китайщина!»

Кама (расплываясь в улыбке, чтобы не заржать): «Ну это вам, офицеру и знатоку оружия, видно. А девчонки — они такие девчонки».

Была некоторая дискуссия у ментов, возвращать ли «макет» - но вернули. Ибо, если это никакой не нелегал — то чего отбирать? Тем более, когда эксперт сказал, что «китайщина». Да они и так нормально лавандоса сняли в той акции с пушеров. И дальше Каму шмонать не стали. Разошлись без ущерба друг другу.

Вот так это работает — выдержка и доброжелательность. Когда, казалось бы, палево голимое — боевые волыны на шестнадцатилетнем пацане в ночном клубешнике. Но, во-первых, у Камы всё-таки были водительские права, по которым ему восемнадцать, а во-вторых — он сумел убедить ментов, что это абсурдно предположить, будто бы он может носить боевой Глок.

Такие примеры мы и любим приводить подрастающему поколению. Что хорошо победить в драке — но ещё лучше избежать, когда на самом деле никому она и не нужна. С ментами, которые просто выполняют свои функции, которые по-любому неизбежны, как осенний дождь или триппер в хореографическом училище, - лучше избегать драки. Ибо — ну не упразднишь ты полицию в сколько-нибудь развитом и обширном обществе, каковы б ни были твои либертарианские мечтания.

Когда твоё общество чуть больше племени в несколько сотен человек, где все друг друга знают и слушаются неких старейшин, уважаемых всеми, - это общество обречено иметь специализированные институты арбитража и инфорсмента в частных конфликтах. И отмени ты любую полицию, которая есть, - завтра её нишу займут бандосы, которые будут вынуждены точно так же обслуживать запрос общества на инфорсмент. И они, эти бандосы, могут не называть себя «полицией» - но они будут выполнять её функции.

Но когда уже имеется более-менее «устаканившаяся» полицейская система, которая не такая уж зловредная, не такая уж беспредельная — ну, это надо ценить. Поправлять в случае ошибок — но не «огально охуивать», цепляясь ко всему и вся на ровном месте.

И то, что они формально служат Путину и его криминальной братве - да сложное это дело. В принципе, они же шли всё-таки в эти органы, чтобы как-то порядок в обществе поддерживать, многие из них. Они в этом отношении ничем не хуже сотрудников, скажем, Крипо, немецкой уголовной полиции времён Райха, которые формально служили Гитлеру, конечно, но многие из них просто честно выполняли свои социально полезные обязанности.

Поэтому я против демонизации всех этих нынешних российских полицаев, против изображения их какими-то бездушными монстрами, которыми они в большинстве своём не являются. Но если их слишком сильно гнобить — могут стать. «Скажешь сто раз кому-то, что он свинья — на сто первый захрюкает».

Tags: Россия, менты, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments