artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Present Perfect vs. Simple Past или "Бой, которого нет".

Я уже писал в своих «лингвистических» заметках о так называемых «перфектных» конструкциях в английском. Но меня попросили уточнить кое-какие моменты, что я и постараюсь сделать.

А для начала, заранее выразив вполне искреннее своё уважение к научной лингвистической общественности, и к тем терминам, которыми она оперирует в своих научных дискуссиях, я просто скажу, что для практического изучения английского языка многие эти термины вообще не имеют никакой пользы, а лишь вводят в заблуждение.

Один из наиболее частых и типичных случаев такого заблуждения — проистекает из того, что студентов уверяют, будто бы в английском есть обычное прошедшее время (Past Indefinite или Simple Past), а есть Present Perfect, и вот надо уметь их различать и не путать. Из чего студент делает закономерный вывод, что Present Perfect – это некая специфическая разновидность прошедшего времени, и, естественно, начинает их путать.

Грамматические справочники (что русские, что родные английские) — пытаются помочь студенту, как-то очертить область применения того и другого. Выводят правила, стараясь расписать их как можно подробнее. Отчего, конечно же, студент начинает путаться ещё больше.

Видя это, иные добрые люди пытаются объяснить дело проще. Говорят, что Present Perfect – это что-то вроде совершенного вида глагола в русском. Что, разумеется, приводит к ещё большей путанице.

Ибо это, мягко говоря, некорректно, будто бы английские конструкции с have и пассивным причастием соответствуют совершенному виду глагола в русском. Иногда — переводятся так по смыслу, но далеко не во всех случаях.

Ну вот хочешь ты спросить, ел ли человек когда-либо устриц. «Есть» («кушать») - это глагол несовершенного(!) вида. Но по-английски, чтобы тебя поняли, о чём ты именно спрашиваешь — напротив, желательно употребить «перфектную» конструкцию: «Have you ever eaten oysters?” Чтобы ясно было, что речь идёт не про вчерашний фуршет, и не про годичной давности приём во дворце, а про сам по себе опыт поедания устриц как таковой, в целом.

С другой стороны, если студент поверил, будто бы английская «перфектная» конструкция (have done, “имею сделанным») тождественна русскому совершенному виду глагола — он начинает, ничтоже сумняшеся, изрекать примерно такое: «I have visited him last Friday”. Имея в виду, что навестил кого-то в прошлую пятницу. Ну, по-русски же так говорят — значит, и по-английски можно?

Что ж, вообще-то, мы — ни в коей мере не «грэммар-наци». И весьма «толерантны» к речевым ошибкам. Люди, даже образованные, непринуждённо разговаривая на своём родном языке, сплошь и рядом ляпают такое, что хоть стой, хоть падай. И оговариваются, и проговариваются, и заговариваются. Это естественно. Поэтому на самом деле мы даже учим своих «студентов» говорить «чуточку неправильно», учим наиболее распространённым речевым ошибкам, которые допускают «нативы», дабы не смущать туземцев чрезмерной нормированностью своей речи. Скажем, в обучении иностранца русскому — мы будем рекомендовать ему говорить «Я одел куртку». Так — неправильно, но так все говорят.

Но есть всё же некоторые вещи, которые «натив» скажет вряд ли, даже по очень сильной пьянке. И не потому, что в школе отучили, а потому, что ему вообще в голову не придёт так выразиться на своём языке, для него это звучит дико и чужеродно. Один из примеров — это вот «I have visited him last Friday”.

Русские этого часто не понимают «сходу», почему для англофона это дико звучит — и тогда мы используем следующий приём.

Конечно, в русском вообще не говорят «имею навещённым». И понятно, что сам по себе глагол «иметь» в русском употребляется гораздо Уже и реже, чем в любом другом индоевропейском. Но иногда — употребляется. Скажем, в немного архаичном и церемонном, но всё же понятном сочетании «иметь честь».

Так вот — просто замените “have visited” на «имею честь навестить(навещать)».

«Я имею честь навещать его (бывать у него в гостях)». Нормально звучит? Немного старомодно — но нормально. При этом понятно, что тут подразумеваются некие визиты, сделанные в прошлом, но о своей чести ты говоришь в настоящем времени, что ты вот сейчас её имеешь.

«Я имею честь навещать его в прошлую пятницу». Чего-чего? - скажет даже самый немудрящий гопник с рабочей окраины. Или «имЕЛ честь навестить тогда-то», или «я навещал его тогда-то, и это большая честь для меня», как-то так, но только не «имЕЮ честь навещать (!)тогда(!)».

Такая же реакция бывает и у англофона, когда он слышит «I have done it yesterday” или что-то вроде. Для него — это совершенно неприемлемая конструкция не по грамматике, а по жизни. В его англобуржуйской голове происходит то, что мы называем «дребезг смысла». Для него обстоятельство времени — относится к глаголу-сказуемому. Который здесь have, и это - настоящее время. Это то, что ты имеешь сейчас. А когда говорится «Я имею вчера» - это воспринимается как какой-то бред. «Я имею - но вчера... Вчера — но имею. WTF? Как такое возможно, чтобы и сейчас, и вчера? Да Марти Макфлай такого не имел и не умел!

Нет, ну на самом деле, конечно же, мало-мальски разумный англофон поймёт, что вы хотели сказать. Но поймёт он и то, что английский — для вас не родной.

Правда, это вовсе не значит, что он раскусит в вас именно русского. Нет, он может подумать, что вы француз. Потому что вот во французском есть такая грамматическая конструкция, Passe Compose (Составное Прошедшее), которая технически строится точно так же, как и «перфекты» в английском: глагол «иметь» (avoir) плюс пассивное причастие. А по смыслу и употреблению эта-то французская конструкция действительно в точности соответствует прошедшему времени русских глаголов совершенного вида («сделал») и допускает указание на некий момент в прошлом.

Но это потому, что лягушатники — очень легкомысленны, беспечны, нерачительны, им бы всё Марсельезы распевать, и они утратили понимание ценности глагола «иметь». Да и неудивительно, когда сам по себе он звучит «авуар» (что и в русском ассоциируется с неким достоянием), а «я имею» по-французски звучит как «жэ»(j'ai). Ибо, по той же причине легкомысленности, лягушатники ещё раньше разучились правильно писать доставшиеся им из латыни слова, а потом — забыли, как читать добрую половину букв в них. Тут немудрено запутаться в смыслах и формах своих глаголов.

Однако ж, жители Альбиона гораздо хозяйственней, буржуазней, поэтому английский(!) глагол have, “иметь»он им и остаётся во всех своих «ипостасях».

I have an orange - “Я имею апельсин» (По-русски мы бы сказали «У меня есть апельсин», но тут русский уникален среди всех индоевропейских, по причине нашего скрепного духа нестяжательства; вернее, потому, что вместо «я имею» русский воспринял финноугорскую грамматическую конструкцию).

I have a good time - “Я имею хорошее время» («Я славно провожу время» - что было бы в литературном переводе на русский).

I have done everything - “Я имею сделанным всё». Что может переводиться на русский как «Я всё сделал», а может - «У меня всё сделано(готово)»

И что важно понимать про have в английском: он, в любой своей «ипостаси», - это нисколько не «служебный» глагол, это смысловой глагол. Именно так лучше всего воспринимать его в любых конструкциях, включая и те, где он «тянет» за собой пассивное причастие («done”). И в целом эти конструкции — лучше всего воспринимать именно так: глагол «иметь» - и пассивное причастие. «Имею сделанным, имею навещённым, имею преуспетым» (have done, have visited, have succeeded).

Да, по-русски так не говорят. А по-английски — говорят. И это естественная манера речи англобуржуинов, которые всё любят «иметь», а когда имеют — то подчёркивают это, как своё достояние.

Что же до этих табличек Tenses — лучше забыть о них, оставить академическим ребятам для их упражнений в сравнительной лингвистике. И не верить тем, кто утверждает, будто бы в английском очень много каких-то специфических глагольных форм. Нет, грамматически английский язык очень, невероятно прост, максимально облегчён. Это аналитический язык, в нём смыслы передаются прежде всего путём сочетания разных слов, а не путём изменения их через разные суффиксы и приставки.

И вот есть форма пассивного причастия совершенного вида (одна из двух форм причастий в английском, когда вторая - «инговая», активное причастие несовершенного вида) — и она сочетается с глаголами be, get, have, иногда и с другими.

Тот случай, когда это причастие сочетается именно с have – угодно было господам-грамматикам выделить в особую статью, обозвать сие «перфектом». Потому как по смыслу это сочетание иногда совпадает с теми истинными глагольными перфектами в других языках, где они на самом деле есть (латынь, русский).

И это может иметь смысл для научных целей, но «студенту», который просто хочет освоить язык, лучше думать, что это просто такой вот «жаргон» лингвистов, когда какие-то конструкции обзываются некими терминами. Но ему — оно просто лишнее, забивать себе голову теми терминами. В английском — так уж точно.

Ему лучше сосредоточиться на смысле слов. И понимать, что «I have done” означает «Я имею сделанным... вот оно, получите, распишитесь». Именно такой смысловой нюанс подчёркивается. И подчёркивается он не тогда, когда этого якобы требуют какие-то правила, а когда хочется(!) его подчеркнуть.

Когда может возникнуть такое естественное желание, не акцентировать внимание на времени какого-то действия в прошлом, а «выпятить» результат, «достояние» на данный момент?

Ну, скажем, вот сидит некий журналист-фрилансер, перебивающийся случайными заработками и думающий, где бы ещё перезанять денег, чтобы расплатиться по тем трём кредитам, которые на нём уже висят, и тут ему приходит письмо с предложением писать рецензии на фильмы жанра «экшен» по десять баксов за слово (это довольно много даже в ведущих амерских киноревю). Но работодатель желает уточнить, насколько близка автору эта тема.

И вот что бы ответить в такой ситуации?

Ну, наверное, «As a kid, I used to watch action movies” - “Мальцом, бывало, посматривал я боевички... да детство-то давно кончилось».

Нет? Но тогда - «I watched some action movies”. Что может значить «Я смотрел кое-какие боевики, так, время от времени». Ну или «Я повидал кое-какие боевички». Довольно неопределённо — о делах минувших.

Тоже как-то не очень «в жилу» (в золотую жилу!) такой ответ?

Конечно же. Поэтому наш страждущий мастер пера ответит: «I have seen TONS of action movies. Actually, I have seen more of them than there ever has been produced because I love to watch imaginary action movies in my dreams, too”.

Что буквально означает: «Я имею просмотренным ТОННЫ боевиков. Реально, я имею их просмотренным больше, чем их имеется снятым, потому что я люблю смотреть и воображаемые боевики в моих снах».

Ну, конечно, «имею просмотренным» - по-русски звучит ужасно (вообще «не по-русски»). Но вот «имею опыт в чём-то, в каких-то делах, имею какие-то достоинства» - это то, что любой соискатель «аппетитной» вакансии пытается впарить на интервью, стремясь «продать» себя. Тут-то — и в русском, несмотря на всю духовность, живо подключается понимание ценности обладания чем-то.

А буржуины, с их деловитостью, - они постоянно живут так, что им приятно подчёркивать обладание чем-то. Поэтому они так любят глагол «иметь» и используют его не только с яблочками-апельсинчиками, но и с пассивными причастиями, указывающими на обладание результатом каких-то действий, опытом этих действий.

Но в любом случае ты говоришь «я имею сделанным» - когда хочешь(!) так сказать, когда считаешь это важным. И это твой выбор. Но говоря о событиях в прошлом — ты всегда можешь использовать прошедшее время, если желаешь сделать акцент именно на действии, а не на его результате к нынешнему моменту. То есть, если у тебя нет естественного и органического желания сказать «I have done” — ты всегда можешь сказать I did. Тут нет никакого противоречия, никакого конфликта грамматических правил.

Однако ж, сама по себе эта школьная замороченность разграничением Present Perfect и Simple Past, где якобы существуют некие строгие правила, и не дай бог ошибиться — она озадачивает даже людей, в принципе неплохо знающих английский.

Помню, одна подруга, учительница английского и барышня весьма смышлёная, как-то заморочилась расхожим киношным штампом. Ну, когда герои чего-то там героически преодолели и восклицают: «Yes, we did it!”

И вот она «редактирует»: «А разве тут не «We have done” должно быть? Ну, имеется же в виду, что «мы это сделали»?»

«Солидаризируюсь»:

«Да что уж тут попишешь? Набрали, понимаешь, в Голливуд мексиканцев-«мокроспинок», сценарии в подвалах строчить за буррито с текилой — где им представление взять о правильном «королевском» английском? Ты им напиши, предложи себя в консультанты по грамматике и стилистике».

Она: «А что не так-то я сказала? И почему нас учили именно так?»

Ну, этот вопрос — конечно, следовало адресовать советскому (тогда ещё) Министерству Просвещения. А его тогдашние представления об английском языке — весьма своеобразные бывали. Во многом и сейчас остаются.

Но что касается разграничения have done и did вот хотя бы в таких простеньких фразочках? Да это целиком зависит от того нюанса, который хочет передать говорящий.

«Нам было трудно это сделать, но мы молодцы, что сделали» - акцент на действии, на его «героичности». Поэтому - “We DID it”. И этому нисколько не мешает то, что подразумевается совершённое действие. В английском нет разделения глаголов как таковых (а не причастий) на совершенный и несовершенный вид. Поэтому did – может означать и «сделал», и «делал». Если «We did it, we are the champions!” - конечно, «сделали».

Если «We did it every day” - конечно, «делали».

А грамматически - это всё прошедшее время глагола do. Уточнение же конкретного смысла, совершенности или несовершенности, регулярности или одноразовости действия — по контексту.

Можно же сказать «We used to do it” - что подразумевает оттенок «Мы, бывало, поделывали это». То, что, в латыни или в испанском (а также и в русском) будет передаваться грамматической формой имперфекта (которая реально существует и используется вне зависимости от того, знают ли «нейтив-спикеры» сам по себе такой термин, «имперфект», понимают ли, что «поделывали» - оно и есть).

Но когда говоришь по-английски «We have done” – тут важно понимать не то, что это «перфект» (что спорный вопрос, на самом деле), а то, что это — НАСТОЯЩЕЕ время глагола have. А когда так — оно не терпит указаний на какие-то конкретные моменты в прошлом в той же фразе. Ибо чушь получается. Носитель просто не скажет так, I have done it last Sunday — потому что он соображает, что говорит «имею». Значит — сейчас, а не в прошлое воскресенье. Даже если и сделано то было — именно в прошлое воскресенье. Но когда ему угодно будет подчеркнуть именно это — он скажет: «I did it last Sunday”.

Русскоязычным же «студентам», покуда не войдёт в привычку английское отношение к этим конструкциям с have и пассивным причастием — мы рекомендуем вот этот уже помянутый трюк с перефразированием на «имею честь делать/сделать» или «имею опыт делания чего-то». Ну и смотришь, насколько оно в русском осмысленно получается.

«Имею честь приветствовать вас позавчера» или «Имею опыт курения марихуаны в день своего восемнадцатилетия» - оно и по-русски звучит не только что стилистически чудаковато (это-то ладно), но и по смыслу — бред. И в английском — то же самое, когда говоришь «имею» (have), но при этом акцентируешь внимание на каком-то моменте в прошлом. Тут, конечно, прошедшим временем нужно пользоваться, просто и без затей. «Прах к праху», что называется.

Но на самом деле, что мы всегда пытаемся втолковать своим студентам-новичкам: тебе вовсе и необязательно использовать прошедшее время, повествуя о событиях в прошлом. Если ты не отчёт официальный какой-то пишешь, а в живом, более-менее неформальном общении чего-то рассказываешь. Тебе достаточно один раз, во вводной фразе, дать указание на то, что это было в прошлом — «It was like this...” - а потом чесать в настоящем.

Собственно, и в русском, когда «неформально» рассказывают и о том, что случилось много лет назад — запросто переходят в настоящее время. Можно даже считать это художественным приёмом для пущей «атмосферности», для эффекта погружения.

Этой очевидной фишки, по каким-то совершенно непонятным причинам, не раскрывают в школах — но это очень полезно. Чтобы человек сначала просто научился говорить на языке, осваивая лексику и не парясь над глагольными формами прошедшего времени (включая иррегуляры). Чтобы просто рассказывал так, как будто ведёт репортаж из эпицентра событий, здесь и сейчас. Ибо освоение хотя бы базовой лексики, чтобы научиться кое-как выражать свои мысли — это уже очень немало. Большинство выпускников языковых школ и, зачастую, специализированных языковых вузов — этого нихрена не умеют, пользоваться самыми простыми и естественными словами, чтобы выразить самые простые мысли. Почему? Потому, что их в своё время не «разболтали». Грамматикой загрузили по самое темечко, включая и все эти монстрозные фикции, вроде табличек Tenses – и вот человек, учивший язык пять, десять, пятнадцать лет — тупо нихера не может сказать. Прочесть — что угодно может. Слова все знает, вроде бы. А раскрывает рот - и его клинит на тему того, какое бы из Tenses тут употребить.

Поэтому мы и стараемся учить тому, как максимально упрощать себе жизнь, а не так, чтобы «в гамаке и стоя». И при этом, ещё раз, иметь в виду, что английский — это аналитический язык, где смыслы передаются не столько грамматическими формами и формулами (они крайне скудны), сколько сочетаниями слов, которые все, на самом деле, сохраняют собственный смысл, а не являются чисто «служебными».

В следующий раз мы поговорим о том, какие на самом деле имеются глагольные и отглагольные формы в английском (их «аж» четыре с хвостиком) и как при такой крайней грамматической простоте язык выкручивается, передавая разные смыслы и нюансы путём комбинирования этих форм. Сейчас же, поскольку заявленная тема была «разграничение» Present Perfect и Simple Past — не буду уходить за пределы. Но сущность этого «разграничения» - в том, что прошедшее время — это прошедшее, а т. н. Present Perfect – это просто фикция. Это настоящее время глагола have с причастием, не более и не менее того. И лучше забыть о том, что в академических кругах такое сочетание называют Present Perfect. Поверьте, не видел ни одного человека, которому бы знание этого термина помогло освоить употребление данной конструкции. Это только путает, что её предлагается считать некой особой грамматической категорией.

Иногда, однако, такой подход оправдывают тем, что в этих конструкциях с причастием глагол have обретает некий «привилегированный» статус, образует вопрос или отрицание без участия «do”.

То есть, когда хочешь спросить: «Есть ли у тебя яблочко?» - говоришь «Do you have an apple?” (Это если не чисто интонационно вопрос строить, без каких-то изменений утвердительной фразы, что сплошь и рядом делается в устной речи).

А когда спрашиваешь, имеешь ли ты купленным яблоко (ну, буквально) — говоришь: «Have you bought an apple?” Если же сказать: «Do you have bought an apple?” - это будет речевая ошибка как раз того рода, что носители не допускают даже по пьяни, ибо это просто противоречит их чувству языка.

Но в этом, пожалуй, всё и дело. Когда уже имеется сочетание глагола и причастия — как-то неэстетично присовокуплять ещё и «do”. Поэтому вопрос строится выносом глагола have вперёд — как, собственно, делалось с любым глаголом ещё каких-то четыреста лет назад, в шекспировские времена, когда «do” только входил в моду и имел «усилительное» значение что в утверждениях (здесь оно сохраняется и сейчас), что в отрицаниях и вопросах (а здесь «do” сделался обязательным — но не во всех случаях).

Случаи, когда вопрос или отрицание обходятся без «do” – касаются и «can”, и «may”, и will, и «be”. Спросить “Do you can give me an apple?” - для англофона ещё более, наверное, дико, чем «Do you have bought an apple?” И причина, в общем-то, та же: язык чисто эстетически сопротивляется чрезмерному нагромождению глагольно-причастных торосов. Но никому ж не приходило пока в голову объявить конструкции «can”+инфинитив или то же с «may” - неким ещё одним из пресловутых этих «Tenses”? И слава богу.

Ну и не будем рассуждать о причудливых путях развития языков и грамматических их описаниях (порою — ещё более причудливых), а просто отметим, что в комбинации с пассивным причастием глагол have обретает такую «собственную силу», что умеет обходиться без «do” в вопросах и отрицаниях, ведёт себя как «be” или «can”. Это можно считать некоторым нюансом, который следует иметь ввиду, но это вовсе не повод считать такие конструкции неким особым «аспектом» того глагола, от которого образовано причастие, чуть ли не «особенной временной формой», а have записывать в «служебные». Это просто не соответствует той языковой реальности, которую носители прекрасно чувствуют, даже если вовсе малограмотные, а иностранцев, изучающих язык — вводит в заблуждение сама по себе концепция Perfect Tenses. Она — для теоретической лингвистики, а не для «школы».

На том — и довольно на сегодня.

Tags: инглиш, лингвистика, педагогика
Subscribe

  • Дети и дубьё: о правильной культивации порослей

    Заседали сегодня попечительским советом Кошки, Корпоративной Школы для наших исчадий, обсуждали, в числе прочего, проблему буллинга. То есть, я-то…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.2

    (Продолжение) В чём действительно может быть (и бывает) сложность с английскими этими конструкциями — так это с запоминанием, где требуется…

  • Пара слов про т.н. Complex Object, ч.1

    Продолжу, пожалуй, умиротворяться рассуждениями об английской грамматике. Ну, не результаты же российских выборов обсуждать? Среди моих читателей,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments