artyom_ferrier (artyom_ferrier) wrote,
artyom_ferrier
artyom_ferrier

Categories:

Вся правда о современном лазерном оружии

В одной из недавних заметок я упоминал (как и ранее), что мы с друзьями рассматриваем лазерное оружие как весьма перспективное. А для защиты своих объектов от входящего артиллерийского и ракетного огня — используем уже сейчас.

И приходили люди, которые объясняли, что всё это чушь, что лазерное оружие — это в принципе один большой лохотрон. Да и самому мне доводилось читать в Интернете статьи, где вроде бы очень убедительно объяснялось, что применение лазеров в качестве оружия — это не более, чем фантастика. Что на самом деле такое применение невозможно либо, по меньшей мере, нецелесообразно по ряду причин. Из коих не единственная, хотя важная, что от лазера можно очень легко защититься, нанеся на объект светоотражающее покрытие.

Однако же, не столь давно я и про добычу сланцевых углеводородов читал очень убедительные научные статьи, где доказывалось, что всё это мыльный пузырь, что у этого дела нет никаких серьёзных перспектив. Но реальность последних лет показывает, что, кажется, всё-таки есть.

Мне вообще трудно судить о таких вещах, поскольку я вовсе не технарь. Я филолог, дипломат, местами инвестор. Но опыт именно в последнем качестве — научил меня тому, что можно, используя блеф, окрутить серьёзных денежных денежных дядечек один раз и ненадолго. Но вот впаривать им какую-то туфту, которую легко могли бы разоблачить настоящие учёные, десятилетиями?

Единожды обжегшись на каком-то революционном проекте, про который никому нельзя рассказывать («А то мы не будем первыми»), не получив от этого проекта сколько-нибудь вразумительных результатов, серьёзные инвестиционные дядечки обязательно обратятся к стороннему экспертному мнению.

И даже если их бизнес — пилить бюджетное бабло на оборонке (что, в той или иной мере, все делают) — то здесь имеется много способов, которые даже не подразумевают демонстрацию практического результата, но публика будет в умилении.

Лазеры же — они именно подразумевают демонстрацию, и до последнего времени нельзя сказать, чтобы она очень впечатляла. Ну да, скажем, система Зевс, смонтированная на Хамви, умеет распиливать лежащие на земле боеприпасы с сотни метров. В ясную погоду и секунд за десять (то есть, понятно, что удерживать такое время снаряд в воздухе - нереально). При этом не факт, на самом деле, что боеприпас (мина) после этого станет безопасным. Это вообще может быть всего лишь приманка, а настоящая мина — в земле, и её сенсор заточен на шаги человека (вполне реальная штука уже в семидесятые). Поэтому для разминирования лучше бы работать над роботом-манипулятором (что тоже ничего фантастического уже и двадцать лет назад, хотя идёт непрерывное совершенствование приборов наблюдения, ИИ, сервоприводов).

Тем не менее, ведущие страны (и прочие коллективные сущности) на протяжение десятилетий вкладывались в лазеры и в последние годы в этом деле наметился такой прогресс, который позволяет говорить о практическом применении не только в нарезании звуковых дорожек на пластиковом диске или обработке металлических заготовок в ближнем контакте.

И вот поэтому я, будучи гуманитарием, но имея некоторый вес в нашей шаражке, обратился к одному из ведущих наших учёных, специалисту по лазерам. Назовём его... ну «Доктор Эмметт Браун» будет слишком длинно, поэтому — просто Док.

Я: Скажите, Док, вот я видел в Инете много статей, и будто бы дельных, где опровергается самое возможность военного применения лазеров. Но в то же время я видел на полигоне, и не один раз, как одна наша лазерная установка, смонтированная на «мотолыге», за секунду выносит входящий пакет Града, а также всевозможные артиллерийские снаряды и мины. И понимаю, что войска, имеющие такую защиту от падающих по навесной траектории снарядов, и не имеющие её — это примерно как римские легионы против британских кельтов. То есть, можно потерпеть от них потери — но для этого требуется допустить какую-то невероятно беспечную глупость. А так-то, конечно, у «дикарей» шансов нет. Как бы вы это прокомментировали, что наши лазеры уничтожают эти снаряды и ракеты с такой скоростью? Ведь я, хоть на уроках физики преимущественно в преф играл в лаборантской, но понимаю, что не может этот луч иметь такую энергию, чтобы расплавить за доли секунды десяти- и более килограммовую чушку».

Док: Совершенно верно. Но здесь дело не столько в энергии луча, сколько в точности прицеливания. У нас оно, как вы знаете, Лорд Артём, прецизионное.

Да, тут нужно оговориться — и проговориться. Раскрыть одну военную тайну, которая уже давно не тайна, потому что мы несколько лет как продали патент США и Израилю (потому что они, в конце концов, сами, наблюдая наши машины на совместных учениях, начали догадываться, и сами бы дошли до конкретного технического воплощения, поэтому нужно было рубить бабло, пока дают :-) ).

Я ранее упоминал, что наши зенитные средства (что баллистические, вроде зушек и ДШК, что лазерные) стоят на «качающейся» платформе. И что это конкретно значит?

В действительности вот весь «маунт», само орудие, его станок с системой компенсации отдачи, поворотный механизм — оно не неподвижно крепится в кузове машины или на наземной платформе, а «висит» на валу. Который вращается со скоростью несколько сотен или даже тысяч оборотов в секунду. В общем, шустро так вращается. А этот вал — он немножко такой «кривоватый». То есть, он чуть-чуть (на миллиметры) смещён от той оси, которая должна была бы быть. И, соответственно, описывает круги вокруг неё (не люблю «круги вокруг» - но уж ладно). И вся эта фигня с зенитной установкой, которая опирается на этот вал — соответственно тоже ходит ходуном. Ну, как там она поддерживается с боков, чтобы не завалилась, как гасятся моменты инерции (не очень, впрочем, значительные, при круговом движении) — это уж отдельная песня, тут углубляться не буду, ибо и не спец. Мне-то — дай бог в дороге подкопаться к потекшей трубке радиатора и заглушить, не более того.

И вот получается, что при объявлении тревоги, когда тепловизионные сенсоры засекают входящий артиллерийский или ракетный огонь (а снаряды и ракеты довольно горячие, в небе прекрасно видны), эта зенитка для начала разворачивается примерно к точке встречи той цели, какая ей была назначена компьютером. Замечу, с поворотным механизмом там тоже есть некоторые хитрости, чтобы движение осуществлялось очень быстро (доли секунды), но при этом избежать коллизионных нагрузок на металл. Можно сказать, в нужной точке опора установки расцепляется с поворотным кругом, который проскальзывает дальше и плавно гасится, а стволы оказываются повёрнуты, куда надо, без удара по установке.

Механизм изменения угла возвышения — тоже устроен так, чтобы избежать резких нагрузок при быстрых движениях. Но и тут вдаваться в технические подробности не буду.

И вот через где-то три десятых секунды от получения команды с центрального компьютера стволы смотрят примерно туда, где ожидается точка встречи со входящим снарядом. Но чтобы точно поймать момент выстрела — для этого как раз нужно помянутое круговое вращение на валу. То есть, внешне это даже не очень заметно, когда смотришь со стороны, но стволы, глядя куда-то в небо, на самом деле описывают очень быстрые круговые движения (есть и варианты с другими паттернами, помимо круга, но, опять же, не буду углубляться). И таким образом многократно повышается их «охват». То есть, шанс ухватить снаряд именно там, где он будет. Что, конечно, рассчитывает компьютер, учитывая и «время реакции», то есть время срабатывания спускового механизма. Ибо, когда ты жмёшь на спусковой крючок у любого огнестрельного оружия — это ж тебе только кажется, что выстрел происходит мгновенно. На самом деле и для этих целей — не мгновенно.

Ну и таким образом снаряды, выпускаемые зениткой, проходят ОЧЕНЬ близко к цели. Чего никогда не добьёшься, наводясь вручную. Даже если будешь рассматривать ту ракету Града в тепловизионный увеличительный прицел. Я говорил как-то здесь, что реально крутые парни сшибают автоматной очередью миномётную мину, стреляя на звук — но это шутка была. То есть, теоретически возможно — но лучше так не экспериментировать.

А малокалиберная зенитка, оборудованная таким образом — она действительно ведёт очень точный огонь по малоразмерным воздушным целям. Который, правда, страдает от изъянов огнестрельного оружия как такового. Некоторые из которых компьютер может учесть и дать поправки (отдача, нагрев ствола), а некоторые — просто не поддаются прогнозированию. Скажем, индивидуальные особенности заряда. Чуть больше пороха, чуть меньше — и снаряд зенитки уходит сантиметров на десять выше или ниже. Даже при самом качественном производстве — такого разнобоя нельзя избежать полностью.

Ну или — ветровой снос. В целом, конечно, компьютер, рассчитывая траекторию входящих снарядов, делает поправку на боковой ветер. Но за то время, пока навстречу им летит снаряд из зенитки — ветер может чуть-чуть измениться, и даже при самом точном наведении два объекта не встретятся.

Правда, это лечится установкой на зенитный снаряд (достаточного калибра, от 20 мм хотя бы) взрывателя, который срабатывает, когда тот оказывается хотя бы рядом с целью. Компьютер рассчитывает расстояние до точки встречи, надульный программатор выставляет взрыватель выходящего снаряда соответствующим образом, и даже при расхождении на насколько десятков сантиметров — зенитный снаряд взрывается и бьёт цель так, что она может потерять свою функциональность, если не сдетонировать.

Но в чём прелесть лазера — у него-то луч уж точно не зависит от «заводского брака» и недовложения пороха. У него каждый лучевой импульс одинаков и предсказуем. И он бьёт мгновенно, со скоростью света, поэтому смена бокового ветра тоже роли не играет. И бьёт строго туда, куда смотрит.

Док продолжает: И вот такое прецизионное наведение позволяет поражать не корпус снаряда, а взрыватель. Отчего тот либо срабатывает в воздухе, либо в нём испаряется инициирующее взрывчатое вещество, а как вы прекрасно понимаете, сама по себе тротилово-гексогеновая смесь от удара об землю не взрывается. Собственно, и при рабочем-то взрывателе очень часто бомбы, снаряды, мины не срабатывают при падении, а уж если его вывести из строя — это просто болванка.

Я: Док, конечно, мои познания в физике ничтожны, но я видел работу наших зенитных лазеров. Продолжительность их воздействия можно считать мгновенной. И пусть воздействие лазера направлено именно на взрыватель, а не на весь корпус снаряда, но кажется удивительным, что за такое короткое время луч успевает до такой степени нагреть хотя бы его. Тем более, что наши зенитные лазеры, насколько могу судить, не такие уж и мощные.

Док: Да, совершенно верно. Обычно — не более пятидесяти киловатт потребляемой энергии. На выходе, соответственно, существенно меньше, поскольку КПД лазера как транслятора энергии в принципе невысок и тут мы никаких прорывов не осуществили. Иначе б, как вы понимаете, давно бы уж внедрили коммерческую передачу энергии лазерным лучом вместо высоковольтных кабелей. Но в боевом применении важна концентрация пучка. Это примерно как насадка на шланг, с меньшим сечением, за счёт чего возрастает напор струи при той же интенсивности подачи воды.

Я: Вы хотите сказать, что сумели сделать «насадку», что-то вроде «штуцера» на лазерный луч, уменьшающую его «толщину»?

Док: Конечно, сказать именно так — было бы вульгарно. Но в целом — да. Когда у других лазеров сопоставимой мощности луч бывал «толщиной», если вам так угодно, в сантиметр — мы смогли добиться нескольких квадратных миллиметров и менее. Даже после рассеяния через несколько сотен метров воздушной среды - «пятно» остаётся очень маленьким.

Я: Это замечательно, конечно, но если речь идёт о боевом применении, то узость луча может позволять лишь прорезание какого-то твёрдого материала. Но это в любом случае требует довольно длительного воздействия. А если моментальный импульс, пусть и с очень малым сечением луча, попадает на тот же взрыватель снаряда — что ж, в этом пятне металл вскипит, может быть, даже испарится, какие-то микрограммы, но это же ничтожно мало, чтобы повредить взрыватель в целом?

Док: Совершенно верно. Но, видите ли, Артём, только дилетанты, начитавшиеся про инженера Гарина, а прежде «Войны миров» Уэллса, рассматривают лазер как некий тепловой луч, который, передавая энергию из некоего источника на цель, производит тепловое же её разрушение. Серьёзные же люди всегда рассматривали лазер прежде всего как средство передачи информации.

Я: Как средство уведомления цели о том, что она должна разрушиться?

Док: Вот именно. Тут, знаете ли, история очень непростая. Началась она... уж не скажу, в каком году и где именно. Но так или иначе в ряде экспериментов было установлено следующее. Если взять крохотную частичку вещества — не в лурковском смысле, это-то было на теоретической стадии — поместить её в вакуумную камеру, где она висит в электромагнитном поле, не касаясь стенок, и подвергнуть ряду поистине бесчеловечных воздействий, то её атомы приходят в такое неистовство, что напрыгивают друг на друга, да с такой оголтелостью, что их протоны и электроны меняют зарядность.

Я: Извините за школьный вопрос, но я правильно понимаю, что речь идёт о получении антивещества?

Док: Да, можно сказать и так. Но не спешите говорить про «вечный двигатель». Конечно же, энергии для такого преобразования требуется гораздо больше, чем можно получить при аннигиляции полученного антивещества в каком-бы то ни было рабочем теле. Но вот что важно, были записаны изменения электромагнитного фона в камере, скажем так, в ходе этого жестокого эксперимента над бедной частичкой вещества. Получилось нечто вроде кардиограммы его страданий. Продолжительностью в микросекунды, конечно же. А потом кое-кому пришло в голову, создав лазер с модулируемыми параметрами, подчинить его модуляцию, в течение тех же микросекунд, той самой «кардиограмме».

Я (потряхивая головой): Погодите, вы хотите сказать, что этот лазерный импульс, вот эта краткая серия импульсов с определённым паттерном, создаёт антивещество в том теле, на которое направлен луч?

Док: Это предположение. Гипотеза. Но проверить её сложно, поскольку, как вы понимаете, аннигиляция на то и аннигиляция, что никаких остатков антивещества после неё не остаётся. Поэтому, осматривая обработанную таким образом цель, трудно сказать, то ли там имел место точечный нагрев большой интенсивности, то ли создание антивещества, скольких-то нанограммов его, и аннигиляция.

Я: А если аннигиляция — это точно не «вечный двигатель»?

Док: Нет. Получаемая от неё энергия — заведомо меньше той, которая была не то что необходима для работы лазера, но и той, что досталась цели от его луча. Другое дело — и что заставляет нас думать, что это именно аннигиляция — происходит будто взрывное воздействие на цель. То есть, тут всё дело не в энергии как таковой, а в моментальности её приложения. Ну вот как двигатель вашей машины, Лорд Артём, за час работы вырабатывает энергии столько, что можно было бы ту машину на молекулы разобрать. Но не причиняет ей сколько-нибудь существенного вреда. А если подложить под днище заряд граммов в триста пластита, чья энергия в разы ниже, чем у литров бензина, сожжённого за час, - то машину порвёт в клочья. Ну, не дай бог, конечно.

Я: Ладно, уж такие вещи даже такому троечнику, как я, можно не объяснять. Значит, предполагается, что лазер «перепрограммирует» какое-то количество вещества цели, пусть микроскопически малое, на смену зарядности частиц — и это приводит к «аннигиляционной детонации»?

Док: Да, мы это предполагаем. Мгновенное взрывное воздействие, мгновенное распространение тепла по металлу взрывателя — которое и приводит либо к испарению инициирующего ВВ, либо к срабатыванию. Иного объяснения у нас нет.

Я: А почему не происходит аннигиляция атомов воздуха — ну, в смысле, газов, составляющих воздушную смесь — на пути лазера?

Док: Мы предполагаем, что вот эта «программа», этот паттерн, ведущий к перемене зарядности — срабатывает только при воздействии на молекулы, связанные физически. Только тогда они вступают в реакцию друг с другом. Поэтому требуется либо твёрдая поверхность, либо хотя бы жидкость. И поэтому через туман или дождь наши лазеры и не работают. Любая самая махонькая капелька воды на пути лазера — и этот «аннигиляционый» импульс уходит в неё. С эффектным пшиком, конечно.

Я: А как насчёт светоотражающих поверхностей?

Док: Ну вот это одна из причин, по которой мы считаем, что наши лазеры производят именно смену зарядности частиц твёрдого вещества цели, а не просто оказывают узколокальное тепловое воздействие. Его-то можно было бы существенно или почти полностью исключить, применив светоотражающие покрытие. Но нет: эффект на телах и с таким покрытием — точно такой же, как на тёмных.

Я: Пожалуй, это была бы нобелевка, открытие, что определённым образом смодулированный лазерный луч способен порождать антивещество на теле, которое поражает.

Док: Я в этом даже не сомневаюсь. Но — это-то получить никогда не поздно. Когда этот факт будет уже «секретом полишинеля». А пока — я не знаю, куда девать зарплату, и ведь на опыты не потратишь, поскольку вы мне только что экспедицию на Марс не финансируете.

Я: Интересно всё же, как можно так модулировать параметры лазерного луча с частотой в наносекунды.

Док (посмеивается): Это многим интересно. Но вот если я спрошу вас, Лорд Артём, есть ли у вас, как главы Дипломатического Департамента, агентура в МВД, Министерстве Обороны, ФСБ — вы, конечно, ответите утвердительно, поскольку подразумевается, что это ваша работа, иметь там агентуру. Но если я попрошу познакомить с каким-нибудь конкретным лицом...

Я (тоже посмеиваюсь): Да понятно всё. Каждый занимается своим делом и не лезет в чужую кухню. Поэтому очень признателен, что вы вообще согласились найти для меня время и удовлетворить моё любопытство в общих чертах.

Надеюсь, и я удовлетворил любопытство своих читателей. А верить или не верить в то, что лазеры могут иметь несколько большее военно-практическое значение, нежели просто этакие «длинные бензопилы» - это уж дело личное.

Но сообразуясь со здравым смыслом, всё-таки прикиньте: вот действительно десятилетиями очень серьёзные дядечки вкладывают очень серьёзные денюжки в эту тему. Когда, казалось бы, возражения против практического использования боевых лазеров действительно лежат на поверхности.

И какой-нибудь диктатор, соблазнённый неким бзиком — действительно может себе позволить цепляться за него до последнего, финансируя некое вундерваффе не от жизни сей. Но в как бы демократических странах — это может быть вполне реальной предвыборной темой для оппозиции, уличение правящей партии в том, что она тратит мегатонны бабла на какую-ту сферическую фигню в вакууме. Если под такое мнение можно подписать более-менее авторитетных членов научного сообщества.

Вот, скажем, возражение против «религии Глобального Потепления» (что сделалось именно религией, давно перестало быть просто научной теорией) — было существенным местом в республиканской риторике в США. Хотя у ГП было то оправдание, что «пусть страхи перед ним несколько преувеличены, но всё равно полезно обращать внимание общественности на экологические проблемы и учить детишек любить природу, мать вашу».

И если б военное применение лазеров рассматривалось как совсем бесперспективная штука — ну обязательно были бы возражения против соответствующих программ, и это использовали бы оппозиционные политические силы.

Но, во-первых, развитие лазерного дела позволило осуществить прорывы в некоторых вполне себе гражданских областях. Дальномеры, устройства для считывания информации (CD, которые, впрочем, уже и устарели), лазерные указки.

А во-вторых, сейчас уже можно говорить о том, что при определённых условиях (которые не так уж редки в некоторых местностях) лазеры имеют практические преимущества по сравнению с баллистическими средствами для борьбы со входящим ракетным и артиллерийским огнём. Это — уже не фантастика, сбитие снарядов и ракет лазеров, которые при этом уже имеют довольно «вменяемые» массо-габаритные и энергопотребительские параметры.

При этом, конечно же, даже в самых цивилизованных странах в оборонке — ещё как процветает распил бабла. Поскольку речь идёт о бабле налогоплательщиков, большинство из которых — лохи.

Но как это осуществляется? Вот делают наблюдательный беспилотник, при полном понимании того, что в принципе-то подобные средства жизненно необходимы для современной армии. Но поскольку наша армия (американская, скажем) должна быть самая-самая, оснащена по высшему классу, то, значит, в этом беспилотнике должна использоваться самая-самая электроника. Специально созданная для военных целей, с учётом специфики. Тут — понимать надо.

Поэтому, скажем, процессор там должен стоять не абы какой, а чисто военный. Эксклюзивный. Способный бесперебойно работать пять часов в соляной кислоте, производитель гарантирует.

И мало кто способен задать вопрос: «Эээ, секундочку! При каких самых суровых боевых условиях процессор вашего дрона может оказаться в соляной кислоте? И вообще, речь идёт о машине, работающей в воздухе у переднего края, в непосредственной близости от противника, поэтому если её засекут — то могут запросто сбить тупо огнём пехоты с земли. И когда в процессор влетит пуля — пофиг будет, какой он там продуманный и эксклюзивный».

То же касается и камеры, скажем. Поэтому реальное, разумное требование к таким машинам — максимальная дешевизна. Поскольку они по определению должны рассматриваться как одноразовые. И для них вполне сойдёт массовый проц, какой ставится на мобилки с Андроидом, и камера — в общем-то сопоставимая по цене и качеству с тем, что ставится на мобилки. Ну, хэндикам за сто баксов — это максимум того, что требуется для видеонаблюдения за несколько километров. Там — достаточный зум, чтобы разглядеть все значимые объекты. И никаких реальных требований к суровым нагрузкам — не предъявляется. Потому что суровая нагрузка может быть — это когда снаряд зушки влетел в эту птичку. Но после этого она по-любому вряд ли продолжит работу, и потому пофиг, сохранит ли функциональность её камера.

Таким образом, нормальный, по уму собранный наблюдательный беспилотник — стоит несколько сотен баксов. Максимум — пару тысяч (вместе с навешиваемым тепловизионным модулем). Вот на всё про всё, включая экранирование электроники от помех и защиту канала связи.

Когда же такие штуки впариваются за десятки тысяч баксов — ну, разумеется, это распил. Как и, скажем, специальные военно-командные компьютеры за немеряные бабки, потому что они такие вот, сцуко, устойчивые к тяготам и лишениям. На самом деле — допотопное железо со смешной по нынешним временам функциональностью, просто забранное в металлический кожух (от помех).

Ну и такие вещи — да, используются для распила, для отдачи заказов неким «специализированным военным» фирмам. Потому что обывателю легко впарить, что военным нужна какая-то супернадёжность, за которую необходимо переплачивать не втридорога, а вдесятеро. Притом, что сами-то по себе эти вещи действительно нужные. Просто их гораздо дешевле можно было бы купить.

Но вот чтобы десятилетиями бабло пилили на разработке некоего перспективного оружия, которое на самом деле нифига не перспективное и якобы любой физик может это убедительно доказать? Да сколько таких проектов, поначалу вызывавших энтузиазм, бывало заброшено именно потому, что оппонирующий лагерь доказывал их беспонтовость?

С лазерами, однако, ситуация иная. Их-то перспективы вполне просматриваются. И то, что я здесь понаписал, про «аннигиляционный импульс» лазерного луча — можно, конечно, считать первоапрельской шуткой (поскольку первого апреля у меня было смурное настроение, а сейчас хорошее). Но вот в целом — сейчас развитые государства (и корпорации) вплотную приблизились к тому, чтобы лазеры могли рассматриваться как сопоставимые с баллистическими средства защиты от артиллерийского и ракетного поражения. В чём-то — лучшие, в чём-то худшие (невозможность использования при «загрязнённом» воздухе), но уже вполне практичные.

Tags: военщина, оружие
Subscribe

  • Стишок про крокодильчика из "Алисы". Перевод.

    Разучили с Киркой для садика стишок про крокодила из «Алисы» (нет, всю «Алису» целиком она пока не читает, дождёмся уж пяти…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Полфунта романтики к Празднику

    Наступает любимый день товарища Сухова под лозунгом «Женщина — она тоже человек!» И с этим трудно не согласиться: в умелых руках…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Стишок про крокодильчика из "Алисы". Перевод.

    Разучили с Киркой для садика стишок про крокодила из «Алисы» (нет, всю «Алису» целиком она пока не читает, дождёмся уж пяти…

  • Error no object

    Просматривал как-то свою заметку о «неделикатных» вопросах в инглише — и обратил внимание на What do you do for living ? Обратил…

  • Полфунта романтики к Празднику

    Наступает любимый день товарища Сухова под лозунгом «Женщина — она тоже человек!» И с этим трудно не согласиться: в умелых руках…